Старый Стерлитамак

0_SH105948_2 Старый Стерлитамак БАШКИРИЯ Провинция

Красные крыши (Стерлитамак, Старый город). Фото Сергея Синенко

Сергей Синенко

Старый Стерлитамак

Чего ждут, на что надеются, кому верят жители Стерлитамака

Характер города, как и характер человека, зависит от его судьбы. Судьба Стерлитамака выстроилась в длинную цепочку: почтовая станция на Оренбургском трактесоляная пристань на реке Ашкадаруездный купеческий город — столица Башкирии — рабочий город, где в годы Великой Отечественной войны разместили эвакуированные заводы — центр машиностроения и химической индустрии — один из самых загрязненных городов СССР, находящийся на грани экологической катастрофы, — город, дважды признанный лучшим в России по благоустройству среди городов с населением до миллиона человек — в 2007 и в этом 2013 году.

Что такое Курмыш?

Три лица у этого города. Одно смотрит на восток и обращено в надежное уютное прошлое. Другое глядит на запад — здесь, в новых микрорайонах, дома выше и улицы шире, но опаснее сквозняки. Третье — на северную промзону, район, который десятилетиями определял экономику Стерлитамака. В городе более четырехсот улиц и переулков, и мне их не обойти. На чем же сосредоточиться? Конечно, на историческом центре, который жители Стерлитамака зовут Старым городом. Центр города — это то, что несет в себе главный смысл, ведь если стараешься что-то понять, лучше исследовать сердцевину. Тогда легче ориентироваться и в пространстве города, и в его ценностях.

Прогулку начал с того, что в кафе «Старый город» согрелся чашкой настоящего кофе. Выхожу на улицу Карла Маркса, одну из самых протяженных в городе. Старое свое название — Большая Заводская — она получила от множества расположенных здесь кожевенных мастерских. От холода мерзнут пальцы, и я с удовольствием захожу погреться в здание историко-краеведческого музея, построенное в 1914 году для городского общественного банка.

— Не знаю, по каким критериям дают звание «самый благоустроенный город», но если случается, что в Стерлитамаке выпадет снег и его за три часа не уберут, созывается совещание, и это обсуждают как ЧП, — рассказывает директор музея Константин Рогов. — Я бы сказал так: город достаточно пригоден для жизни. Асфальт кладем не зимой, поэтому и дороги нормальные. Нет такого, как в Уфе, постоянного ощущения, что где-то чего-то долбят, а город в строительном мусоре. По освещению есть нюансы. Глава города Изотов своим волевым решением сделал так, что электросети приняли программу энергосбережения — закупили хитрые лампочки, модули и электронные системы. И вдруг оказалось, что за счет тех же самых средств можно не до часу ночи город освещать, как раньше, а полную ночь! Теперь улицы всегда светлые, а к Новому году будет еще красивее.

Напротив музея — четырехэтажное здание из красного кирпича с богатой лепниной, похожее на театральное. Оказывается, оно принадлежало земской управе, было главным административным зданием старого Стерлитамака. Позже здесь размещался горком партии, сейчас — городское управление труда и социальной защиты населения.

— Занимаемся выплатой социальных пособий, компенсаций и доплат к пенсиям. Много социальных программ: народный университет, социальный туризм, льготное протезирование, социальные карты. Есть курсы компьютерной и финансовой грамотности для пенсионеров. В городе живут 275,8 тысячи человек, мы обслуживаем 80 тысяч, из них 73 тысячи — пенсионеры, — почти механически, в официальной форме, перечисляет Павел Никитин, заместитель начальника управления. Среди цифр и показателей я пару раз слышу непонятное слово «Курмыш».

— Простите, — перебиваю я, — а что такое Курмыш?

— Курмыш? Так вот это место вокруг нас и называется Курмышом. Это народное. Мама моя говорила: «в нашем Курмыше»…

Дальше Павел Васильевич рассказывает очень красочно, и оказывается, что он человек необычайно душевный и тонкий. Прямо как теплой волной обдало…

Но мне пора в коридор. Подсаживаюсь к группе пенсионеров. Ставлю актуальный вопрос: что да как. Обсуждаем проблемы и глобальные, и местные, а руководство — от Горбачева до главы города Изотова.

«Советская власть, как-никак, для народа жила, а нынешняя только для своей потребы». «Горбачев оказался неудачником, развалил страну, а можно ж было добром». «Нет, дело не в Горбачеве, страна развалилась потому, что правящему классу надоело таиться, и решили богатство легализовать. Для этого и изображали борцов».

Есть свежий взгляд на экологические проблемы: «Вонь на улицах время от времени появляется, но радоваться нужно, это значит, что заводы работают и производство идет, а остановятся заводы — город сопьется и вымрет».

Про присвоение Стерлитамаку в очередной раз звания самого благоустроенного города России: «Хорошо, теперь о нас не только в Уфе будут знать, а по всей России!»

Про нынешнего главу города: «Об Изотове сказать пока ничего плохого не можем, а это, по нынешним временам, не так уж и мало».

— Скажите, что такое Курмыш? — спрашиваю.

— А вы откуда знаете? Так же только народ говорит! — вместе смеемся.

Город — это своеобразная коллективная личность, и к мнению пожилых людей, которых немало, необходимо прислушиваться. Не правы те, кто окончательно хоронит социализм. Идея социальной справедливости, «родного государства», которое заботится о тебе от рождения до смерти — воспитывает, защищает, по-отечески карает — глубоко сидит в народном сознании, и равной ей по крепости и цельности просто нет!

0_SH105894_2 Старый Стерлитамак БАШКИРИЯ Провинция

Как внезапное чудо, возник между стенами проулка дом Земского собрания. Фото Сергея Синенко


Город у дороги

Если слово «город» прочитать наоборот, получится «дорог»а. Это я к тому, что именно дороги определяют связь города с окружающим миром и его значение в нем. Улицы Оренбургская, Мира, Худайбердина и проспект Ленина в Старом городе — это все бывший Оренбургский тракт. Именно у дороги, рядом с местом впадения реки Стерли в Ашкадар и Ашкадара в Белую почти два с половиной столетия назад и возник город.

После строительства города-крепости Оренбурга от него до Уфы проложили дорогу и учредили на ней почтовые станции (ямы). Находились они друг от друга на расстоянии дневного пешего перехода, то есть в 20 — 30 верстах. Одной из таких станций и стал Ашкадарский почтовый ям. Первоначально поселение ничем примечательным не отличалось, но когда в середине XVIII века на Южном Урале начали строить металлургические заводы, почтовая станция оказалась в полукольце промышленных производств — здесь скрещивались дороги из Уфы, Оренбурга и заводских поселков. К тому же дорожный узел соединялся с речным путем. Именно это стало причиной выбора места для транзитной соляной пристани.

Отцом-основателем Стерлитамака стал купец Савва Никифорович Тетюшев, которого иногда называют самарским, а иногда симбирским купцом. Он предложил заложить пристань на реке Ашкадар рядом с устьем Стерли для доставки соли в центральные районы страны. Таким образом, Оренбургский тракт стал главной причиной рождения города. Соляную пристань назвали сначала Ашкадарской, а с 1766 года — Стерлитамакской. Именно с этого года город и ведет свою историю. Вскоре здесь построили церковь, приняли первый план застройки и герб с изображением трех плывущих по воде серебряных гусей. Статус города Стерлитамак получил с Белебеем в одночасье — в апреле 1782-го по царскому указу от 23 декабря 1781 года — за деятельное участие в подавлении пугачевского бунта. Славился Стерлитамак своим кафедральным собором, заложенным в 1837 году в честь иконы Казанской Божьей Матери. Город развивался как купеческий, купцов здесь было гораздо больше, чем в Уфе.

Вторая дорога, сыгравшая в истории Стерлитамака не меньшую роль, — железная. В начале 1930-х годов неподалеку от города развернулась добыча нефти, и об этих краях стали говорить как о Втором Баку. Для грузоперевозок была проложена железная дорога Уфа — Стерлитамак — Ишимбаево протяженностью 177 километров. Первый поезд прошел по ней в 1934 году.

Этот мощный фактор развития территории особенно проявил себя в годы Великой Отечественной войны, когда Стерлитамак прирастал эвакуированными заводами. Из западных и центральных районов страны по железной дороге сюда были переброшены Одесский станкостроительный завод имени Ленина, завод боеприпасов из Ворошиловоградской области, цеха Бакинского завода «Красный пролетарий», Конгрессовского сахарного завода, Московского кожевенно-обувного комбината, оборудование Славянского и Донецкого содовых заводов, Ново-Подольского, Брянского и Волховского цементных заводов.

Превращение Стерлитамака в центр машино- и приборостроения, гигант нефтехимии изменило планы развития и всю идеологию города. Градообразующими предприятиями стали «Каустик», «Синтез-Каучук» и Стерлитамакский нефтехимзавод. Это непосредственно отразилось в символике. Чего стоит одно описание герба Стерлитамака 1960-х годов: «В золотом поле реторта.., обрамленная снизу шестерней, лазоревая оконечность обременена корпусами завода». Следующий, более поздний вариант герба тоже не блещет изяществом: «На черной оконечности черная нефтяная емкость на подставке с выходящими вверх трубами, сопровождаемая вверху золотой шестерней».

Сорок лет назад, в 1973 году, неподалеку от Стерлитамака на глубине двух километров прогремел ядерный взрыв. Через год еще один. Их провели в промышленных целях, чтобы создать герметичные подземные емкости для хранения отходов химической промышленности.

Девяностые годы… Про них сейчас говорят «лихие». Страна двинула в новую жизнь. Обернулось же это невиданным экономическим кризисом и нравственным шатанием. На нефтехимических предприятиях — падение производства. На Стерлитамакском машиностроительном, зависимом от оборонного заказа, — полный развал. Раньше была уверенность — рабочий человек является главным в жизни, работой жизнь держится. Но заколебались самые основы бытия под напором новой стихии — обмана и легких денег.

В 2006 году герб Стерлитамака отошел от индустриальной темы, вернулся к исторической — изображению плывущих по водяной глади серебряных гусей. В списке самых экологически загрязненных городов России на 2013 год Стерлитамак на 43-м месте, а 1-е занимает Норильск, 2-е — Москва. Порадуемся же, что Уфа на 13-м месте!

SH105963 Старый Стерлитамак БАШКИРИЯ Провинция

С моста через Ашкадар начинается трасса Р 316 Стерлитамак — Белорецк — Магнитогорск. Фото Сергея Синенко

 

Какие памятники нужны?

По улице Худайбердина — ее в старое время называли Шафрановской дорогой — выхожу на бывшую Базарную площадь. В советское время ее переименовали в Комсомольскую — рядом с рестораном «Урал» находился клуб комсомольцев, а на площади они митинговали. Ныне здесь большой сквер. В центре — кинотеатр «Салават», образец сталинского ампира. Обнаруживаю, что с тыльной стороны кинотеатр выглядит не менее интересно — его украшает полукруглая «апсида», идея явно украдена из церковной архитектуры, где в таких апсидах находится алтарь.

В сквере кипит стройка. Спрашиваю: что ломаем?

— Восстанавливаем торговые ряды по дореволюционному образцу, — поясняют рабочие. — Будем делать стерлитамакский Арбат.

Действительно, в Старом городе планируют создать большую пешеходную зону на два, а если получится — на три квартала. Сейчас идет реконструкция двух исторических зданий, построенных купцами Баязитовыми в 1906 году. В последние годы здесь располагался Театр танца, фотосалон «Фантазия» и арт-бар «45». Дома интересные, но не менее интересны фигуры самих купцов, Калимуллы и Хисамутдина. Они торговали шелком, ситцем, кашемиром и лентами, занимались благотворительностью, открыли в городе книжную лавку, где продавали книги и учебники для татарских школ. В общем, объект для реставрации выбрали не случайно.

Узнаю, что в городе обсуждают, какими монументами украсить будущую пешеходную зону. Говорят о бюсте Высоцкого, о памятнике основателю города Савве Тетюшеву «в виде соляной пристани». А почему не просто Тетюшеву? Портрета нет, ну так что ж?! Сведения о внешнем облике удалось найти стерлитамакскому историку Салавату Таймасову. Он обнаружил документы, сообщающие буквально следующее: «Тетюшев служил при дворе и очень походит на покойного государя Петра Федоровича, и точно сзади как будто он, а как-де с лица посмотришь, так наш, Тетюшев».

Если Тетюшев похож на Петра Третьего, значит у него были узкие плечи и высокий рост. Раз имел титул коллежского советника, значит ясно, во что был одет. Возраст? В «стерлитамакский период» Савве Никифоровичу исполнилось сорок. Правдоподобие можно усилить, изучив, как выглядят носители этой фамилии, уроженцы города Тетюши, ведь многие черты передаются через поколения. Для скульптора исторической тематики большего и не надо!

В дальней части сквера стоит небольшой памятник Ленину. Обмениваюсь новостями политики и впечатлениями о городе с семейной четой. Александр и Роза — коренные стерлитамакцы, вышли на пенсию, но продолжают работать.

— Город уютный, аккуратный, здесь приятно гулять, — с удовольствием рассказывает Александр. — Старины много, что на этой улице, что на соседней. Люди рабочие, спокойные. Проблемы есть. К примеру: как паводок или дожди, из крана идет мутная вода — дождевая вода попадает в водозабор. Но с экологией стало лучше. Тридцать лет назад на улице в обморок падали от загазованности. Сейчас запах иногда появляется, но не в Старом городе, а в новостройке. Иногда задувает со стороны Салавата — там трубы дымят.

У Розы голос тоненький-тоненький, слабенький-слабенький, но слова острые:

— Какой раньше коммунистический был город! В то время я училась в техникуме, и преподаватель географии рассказывал, что в будущем люди расселятся на разных планетах, пересадят туда деревья и установят повсюду коммунизм. Я спросила: «А что же будет со Стерлитамаком?». — «Стерлитамак превратят в заповедник, — ответил он, — здесь будут жить люди, не приспособленные к новой жизни!»

«Да уж, — думаю, — новую жизнь построили. Правда, не коммунизм. И кто же к ней оказался приспособлен? Малая толика. А неприспособленной — вся страна!»


В одной судьбе — целый мир

Пространство вокруг ухожено, отшлифовано. Интересных зданий много. Рядом со сквером — деревянный дом со сложной и затейливой резьбой, занятый бухгалтерской школой. Нависающие над первым этажом эркеры, резные балконы, наличники в виде фронтонов — есть впечатления чего-то органичного.

Но неожиданно путь преграждает что-то вроде бетонной скалы, дальше вижу еще одну такую же. По чугунным фонарям и табличке догадываюсь — это театр. Меж бетонных громад, как игрушка в тисках, зажат двухэтажный купеческий дом, при постройке театра включенный в него как часть. В общем, непростая конструкция. Применение современной архитектурной стилистики в исторической зоне требует от авторов исключительно талантливых решений. Произошло ли это в данном случае? Наспех судить не решусь, первое впечатление сложное.

Выхожу на бывшую Соборную площадь, ныне парк имени Кирова. По размеру он больше похож на сквер, из достопримечательностей — фонтан и «памятник мирному атому». Именно здесь до 1937 года высился кафедральный собор, о восстановлении которого разговоры идут уже двадцать лет.

Высокий мужчина в длинном пальто и меховой фуражке остановился, задумавшись. Знакомимся. Егор Алексеевич живет рядом с парком, основные события, связанные с собором, наблюдал, а в некоторых и поучаствовал. Вспоминает, что инициативную группу возглавил известный в городе человек — Андрей Федорович Киржаков, бывший лагерник из числа раскулаченных, харизматичная личность и блестящий оратор. В 2000 году сделали попытку раскопок фундамента. Храм стоял по оси улицы Коммунистической, бывшей Церковной, это видно на всех старых картах Стерлитамака, но не прямо, а по диагонали к сетке улиц, как положено, алтарем на восток.

— На фундамент вышли сразу же, но немедленно закопали, потому что коммунальщики подняли крик: мол, несанкционированные раскопки, что творите в центре города? Но не оштрафовали, обошлось увещеванием: «Не трогайте, и думать забудьте!». На протяжении всех «нулевых» годов несколько раз архиепископ Никон подавал официальные предложения совместными усилиями города и церкви восстановить собор на его историческом месте и на историческом фундаменте. Сначала отвечали «нет денег». Потом — что нецелесообразно, что, мол, пропала архитектурная среда (в смысле, рядом пятиэтажки стоят, ну и что?). Всякие придумывали отговорки: «народу нужен парк, а вы хотите его застроить». Позже пограмотнее написали: в новых районах города храма нет, а здесь вроде как два. Пока, к сожалению, тишина, но верующие не оставляют надежд, ведь в администрации города новые люди.

Егор Алексеевич советует: «Отсюда до Татианинского храма всего два квартала. Обязательно побывайте». Направляюсь туда, по дороге раздумываю.

Словосочетание «Уфимская и Стерлитамакская епархия» у всех на слуху, и не предполагал, что существуют проблемы. Действительно, ни одного приходского храма в Стерлитамаке нет. На огромный город, где славянского населения больше половины, где есть православные верующие чуваши, мордва и крещеные татары, всего две монастырские церкви — при Татианинском подворье женского монастыря, где народ во время праздников вынужден толпиться перед храмом и слушать пение через открытую дверь, и Свято-Никольский храм при Благовещенском монастыре на дальней окраине. Последний и считается городским собором, несмотря на то, что добраться до него сложно.

Сворачиваю на улицу Халтурина, примыкающую к берегу реки Ашкадар. До революции она так и звалась — Ашкадарская. Вот и монастырское здание. От монахини Устины узнаю, что подворьем руководит благочинная Варнава, но ее нет на месте. Знакомлюсь с отцом Алексеем Панченко, он служит в Татианинском храме пятнадцать лет. Родом с Западной Украины, учился в мединституте, готовился стать врачом.

— В работе священника и врача есть что-то параллельное, много среди нас таких, с 90-х годов, медиков, ставших священниками, — размышляет отец Алексей. — Главное, чем мы занимаемся, — проповедью христианской. Сами учимся и других учим. При храме организовали на общественных началах семейный клуб трезвости. С одной стороны, для людей, попавших в беду. Но не обязательно для них, а и для тех, кто их окружает, у кого психическое здоровье не меньше нарушается, чем у так называемых «зависимых». В начале XX века в Стерлитамаке была волна трезвенического движения. Устраивали балы, в которых участвовали лучшие люди города и меценаты. Сейчас не так просто, уж слишком, если сказать деликатно, большое число людей пытаются решить свои проблемы с помощью психоактивных веществ. За край начинает перехлестывать! Мы по мере сил стараемся помочь. Правило такое, евангельское: если одну душу спасешь, значит, спасешь целую вселенную. То есть в одной человеческой судьбе уже весь мир. Не ставим радикальных целей, просто стремимся помочь людям… — И после небольшой паузы отец Алексей добавляет. — В самом деле, что может быть важнее?!

0_SH105867 Старый Стерлитамак БАШКИРИЯ Провинция

Священник монастырской Татианинской церкви отец Алексей Панченко по первой специальности врач. Фото Сергея Синенко

 

Как прогнать бесов?

Улица Мира до революции звалась Дворянской, после революции — Гражданской, затем — Пролетарской, с 1930-х годов — улицей Сталина, с 1959 года — по-современному. Замечаю солидное здание, оно чем-то очень знакомо. Четыре этажа с высокими окнами, колонны, портик — элементы сталинского ампира. Явно послевоенный проект. Здесь находится школа-лицей № 3. И вдруг — озарение! Это здание точь-в-точь как у 52-й уфимской школы, в которой я учился с первого класса по пятый, когда жил в Черниковке. Только цвет иной.

Старшеклассники заявляют степенно и веско: «Наша школа — самая знаменитая в Стерлитамаке, потому что здесь училась жена Горбачева». Так и есть. Среднюю школу № 3 Раиса Максимовна, общественный деятель и первая леди СССР, окончила в 1949 году с золотой медалью (отсюда, кстати, и слухи шли, что она наша, местная, хотя родилась в Алтайском крае).

Дальше по улице расположены большое транспортное кольцо и продуктовый рынок. На противоположной стороне во всей красе открывается мечеть «Нур-аль-Иман», которую в городе называют обычно Новой мечетью. Она действительно новая, открыта в 2007 году и вторая по величине в республике. Захожу внутрь и, к своему сожалению, узнаю — к имаму очередь, и немалая — кто-то с детьми, кто-то ждет совершения обряда никах, а делегация из нескольких человек приехала из сельской глубинки…

На площади перед мечетью пытаюсь разговорить мужчину преподавательского вида, он отвечает сдержанно-вежливо. Называю себя, а он в ответ: «Меня зовут Али». Нужно пояснить, Али не имя, а скорее самохарактеристика, буквально — человек ислама. Узнаю, что собеседник полгода учился в медресе при Первой соборной мечети, когда ее только-только открыли.

— Это не в те ли времена, когда ректором был Утябай-Карими?

Лицо мужчины светлеет, я же ударяюсь в подробности. Вспоминаю о том, как, работая в институте усовершенствования учителей, вместе с Равилем Алексеевичем Утябаевым (это официальное имя первого ректора уфимского медресе, открытого после перестройки) инспектировал школы в сельской глубинке.

— В поездку Равиль Алексеевич брал стопку книг на фарси, на арабском, на пушту. Ведь знал он восемь-девять восточных языков, не менее!

Разговор переходит к стерлитамакским мусульманам и неизбежно касается событий в подмосковном Орехово-Зуево. Напомню, полгода назад там была нейтрализована группа экстремистов, возглавляемая уроженцем Стерлитамака Юлаем Давлетбаевым. В квартире обнаружили компоненты взрывных устройств, заготовки так называемых поясов смертника. Во время спецоперации двое бандитов, один из которых — житель Башкирии, были убиты. Еще один житель нашей республики, раненный при задержании, заявил, что руководителем организации является Юлай Давлетбаев, бывший студент истфака Башгосуниверситета. Именно он организовал группу и, работая таксистом в Москве, подбирал цели будущих акций. Вскоре он был арестован.

— В прессе звучали заявления о том, что в Стерлитамаке чуть ли не «пачками» готовят ваххабитов, — с горькой иронией говорит собеседник. — Но про Давлетбаева стерлитамакцы услышали только из новостей. Здесь, как минимум, нужно разделить ответственность между Стерлитамаком и университетским истфаком… Да, в исламских вузах за рубежом некоторые учатся, уезжая по туристической визе, но как это запретишь? В мечеть может попасть тоже любой желающий, и за что его выгонишь? — спрашивает он с некоторым вызовом. — Лично я слышал, когда какие-то люди стали вести пропаганду идей «Хизб-ут-Тахрир», наши имамы прямо на проповеди на них пальцем указывали и говорили: «Не верьте этим людям, они поют с чужого голоса». Как с ними быть? Какой придумать рентген при входе в мечеть, чтобы отличал ваххабита от неваххабита?!

Дальше разговор не клеится, и понять собеседника можно. Конечно, степень вины арестованных определит только суд, но события в Подмосковье обеспокоили многих стерлитамакцев. Люди встревожены, отсюда и настороженность…

 

0_SH105910_3 Старый Стерлитамак БАШКИРИЯ Провинция

Стерлитамак признали самым благоустроенным городом России. Фото Сергея Синенко

Общее впечатление — главной архитектурной доминантой этого района стала новая мечеть, именно она господствует над местностью. В нескольких кварталах от «Нур-аль-Иман» можно увидеть еще одну мечеть, старую деревянную начала ХХ века, невысокую, как вообще принято в наших местах. Вокруг нее одноэтажное предместье, а неподалеку русло речки Стерли, которая здесь совсем узкая.

И совсем на окраине Восточного района стоит Свято-Никольский храм. С одной стороны — овраг и болото, неподалеку железная дорога и Стерлибашевский тракт, до ближайшей троллейбусной остановки пешком идти километр. Глухомань. Но место это в последнее время стало известно на всю Россию. Люди сюда приезжают и из других стран. Знаменитым его сделал отец Симеон, коренной житель Стерлитамака, который уже два десятка лет еженедельно проводит так называемую «отчитку бесноватых». Проходить обряд, так как он проводится до крещения, могут и мусульмане, и иудеи, и буддисты. Сам священник людей по вере не делит.

Отец Симеон чудотворцем себя не считает. Бесы, говорит он, это негативные сущности, которым противостоит сила духа, выраженная в молитве. Официально служба называется «чином над страждущими от духов нечистых», состоит из чтения канонов, псалмов, молитв и совершается только с благословения правящего архиерея. Когда пишут, что в России такой практикой занимаются не более двух десятков священников, то ошибаются — их всего шесть. Очень многие, как мне объяснили, просто не прошли суровой проверки. Некоторые церковные иерархи «отчитку» считают противоречащей ряду канонов, но в исключительных случаях ее допускают. Такой случай именно здесь.

…Стерлитамак сегодня стал одним из узлов, где переплелись проблемы исторические, социальные, религиозные и мировоззренческие, касающиеся не только жизни этого города, не только нашей республики, но всей страны. Этот узел развязывать так или иначе придется в ближайшее время. Сегодня в городской администрации Стерлитамака много новых руководителей, и дай им бог мудрости этот узел не затягивать и не рубить с плеча, а больше слушать людей, чаще гулять по Старому городу.

 

Автор: Сергей Синенко

Опубликовано: 14.12.13 газета «Республика Башкортостан»

 

 

Читайте другие публикации о Стерлитамаке на posredi.ru:

>> Стерлитамак в годы войны

>> Взгляд на уездный город Стерлитамак

>> Стерлитамак 1850 года

>> Кустарная промышленность Стерлитамака XIX в.

>> Из Стерлитамака

>> Крестьяне Стерлитамакского уезда

Сергей Синенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 + 8 =

Next Post

Старая дверь (без подтекста)

Вс Дек 15 , 2013
Старая дверь (без подтекста) Старая дверь (без подтекста). Фото Сергея Синенко