udmurty Исламизация удмуртов Народознание и этнография Татарстан Удмуртия

Исламизация удмуртов

Со времени принятия ислама в качестве официальной религии в 922 г. в Волжской Булгарии, регион превращается в северную периферию мусульманского мира. В период Золотой Орды и Казанского ханства ислам становится религией основной части тюркского населения региона (предки современных татар и башкир). Монотеистическая религия значительное воздействие оказала также на чувашей и финно-угров (бесермян, удмуртов, марийцев, мордву), в результате чего некоторые группы этих народов подверглись исламизации и последующей тюркизации.

Интенсивные процессы исламизации протекали среди удмуртов. Начавшись в булгарское время, данный процесс резко усилился в XV в. с образованием Казанского ханства, который продолжился и в составе Московского государства.

В Российской империи переход удмуртов-язычников в ислам был зафиксирован в конце XIX – начале XX в. Тогда приняли ислам и отатарились удмурты многих населенных пунктов Мамадышского уезда Казанской губернии, Осинского уезда Пермской губернии, Бирского уезда Уфимской губернии. По статистическим данным начала XX в., опубликованным Н.В. Никольским, вотяков, т.е. удмуртов, «отпавших в магометанство», насчитывалось в Вятской губернии – 113 чел. (Глазовский уезд – 99, Уржумский уезд – 14), в Казанской – 962 чел. (Мамадышский уезд – 962); Пермской – 1516 чел. (Осинский уезд – 943, Оханский уезд – 6, Пермский уезд – 567), в Уфимской – 902 чел. (неполные сведения) (Бирский уезд – 899, Уфимский уезд – 3).

Процессы исламизации удмуртов, в отличие от христианизации, в отечественной историографии изучены сравнительно слабо. Более или менее подробно они рассмотрены только касательно закамских удмуртов (Республика Башкортостан, Пермский край). В этой связи возрастает роль архивных документов в исследовании данной проблемы. Одним из основных учреждений, в архивном фонде которого отложились документы по исламизации «инородцев» России, является Оренбургское магометанское духовное собрание, дела которого хранятся в Центральном историческом архиве Республики Башкортостан (ЦИА РБ) (Ф. И-295).

Указанное учреждение возникло в 1788 г. по указу Екатерины II в Уфе как орган управления делами мусульман России. Ему были подведомственны все российские мусульмане, кроме Таврического наместничества, Закавказья и Северного Кавказа. В настоящее время в фонде Духовного собрания насчитывается 71989 единиц хранения за 1789 – 1923 гг.

Фонд располагает ценными документами по исламизации удмуртов Уфимской, Пермской и Казанской губерний. Их условно можно разделить на несколько тематических групп: прошения о перечислении из язычества и православия в ислам, дела о постройке мечетей, разрешения на брак с мусульманами, мусульманские метрические книги, материалы об испытании знаний и назначении духовных лиц.

Значительный интерес представляют документы о переходе удмуртов-язычников и христиан в ислам. Одним из наиболее ранних материалов данного круга является дело по рассмотрению прошения о принятии «магометанской веры» отставного казака 2-го тептярского полка Атипа Казанчина, проживающего в д. Качак Бирского уезда Оренбургской губернии, от 21 февраля 1834 г.

Читайте также:  Художница Юлия Трубина из Перми

В нем он отмечает, что «будучи на службе в упоминаемом полку возимел желание принять магометанский закон отложив веру отца и предков моих и по нахождению полка в столичном городе Москве в 1818-м году бывшим тогда во оном полку ахуном Рахметуллой введен в сию веру; с того времени как на службе так и по отставке из оной отправляю магометанскую веру. В настоящей ея силе и поучение более признаю оною богоугодною нежели вотякскую секту. А потому желая остаться навсегда в вере магометанского закона обще с прижитыми от умершей жены моей детьми, сыновьями Абдуллатифом и Абдулвахитом, тем более, что двоюродные братья мои и другие родственники имеют сей же магометанский закон», и просит, чтобы «по описанным мною обстоятельствам дозволить мне с детьми остаться навсегда в вере магометанского закона».

Оренбургское магометанское духовное собрание, рассмотрев прошение, и «не находя противным правилам своей религии вступление их в магометанское вероисповедание», постановило удостовериться не принимал ли Казанчин христианства, и, если нет, то «обязать их подписками, чтоб они не обращались уже к прежнему суеверю, и приказать муллам ближайшим к жительствам их приходам, для внушения им правил магометанской религии прочесть им иман».

В другом деле, датируемом июлем 1847 г., рассматривается просьба «вотякской девицы Бирского уезда деревни Ташкичу Хабибы Абдулнасыровой» о дозволении ей вступить в брак с мусульманином. В документе отмечается, что хотя «предки ея происходят из роду вотяков но из древности начали они исповедовать веру магометанского исповедания», и, что «изъявила она собственное свое желание как достигшая совершеннаго летия по исполняемому ею
магометанскому закону вступить в супружество магометанского закона однаго с нею уезда 10 башкирского кантона деревни Маяшты с башкирцем Давлетбаем Абдулкадыровым».

1869 – 1873 гг. датируется «дело о пристанодержательстве жителями деревни Горибаш вотяка из деревни Можги Фейзуллу Имянова и совращении последним язычников в магометанскую веру». По допросам проведенным судебным следователем Н. Суховым, выяснилось, что в д. Гаребашево Бирского уезда «совращал» вотяков-язычников в «магометанскую веру» Фейзулла Имянов, 40 лет, удмурт из д. Можга Бирского уезда.

На следствии он отметил, что «Точно происхожу из вотяков Кыргинской волости деревни Можги и проживаю в деревне Горибаш двенадцать лет без всякого письменного вида собственно по желанию некоторых жителей, исповедающих магометанскую веру, которую я знаю хорошо и служу им муллою, хотя утверждения в этой должности от начальства не имею».

Читайте также:  В Татарстане за долги отнимают детей

Допрошенные жители деревни – мусульмане, подтвердили что «Проживающий в нашей деревне из вотяков Файзулла Имянов точно допущен нами, жителями деревни Горибаш исповедывающими магометанскую веру, занимается он обучением детей наших и отправляет богослужение». Также в ходе следствия выяснилось, что часть жителей деревни исповедует ислам «с давних времен» и у них имеется указ Оренбургского губернского правления от 24 октября 1864 г. о разрешении жителям дд. Акбулатовой и Гаребашевой постройки соборной мечети.

В рапорте Кызылъяровского волостного старшины Даутова также отмечалось, что некоторые жители д. Гаребашево (в числе 21 башкира – глав семейств), «прежде же хотя и были язычниками, но ныне магометанского вероисповедания и в
настоящее время родившиеся, умершие и браки записываются по метрическим книгам Акбулатовской мечети».

В 1881 г. специальным указом императора было разрешено принятие ислама нескольким домохозяевам дд. Большого и Малого Гондырей Осинского уезда Пермской губернии: «Департамент Духовных дел иностранных исповеданий отношением от 12 июня за № 80 уведомил, что Государь Император, в 5 день июня, Высочайше повелеть соизволил:
разрешить язычникам из башкир деревень Большого и Малого Гондыря Осинского уезда, исповедующим магометанскую религию в виде особаго изъятия в сем случае, причислиться к избранным им магометанским приходам. К этому Департамент присовокупил, что изъятие, сделанное для нескольких лиц, уже фактически бывших магометанами, не может служить на будущее время предрешением общаго вопроса о переходе в магометанскую веру и ввиду сего, при объявлении означеннаго Высочайшего повеления, должна быть избегаема всякая излишняя огласка».

Документы о «высочайшем» разрешении на принятие ислама хранятся в деле по рассмотрению прошения жителей д. Большой Гондырь, исповедующих ислам, о внесении их в метрические книги приходской мечети.

Сохранилось множество прошений удмуртов о принятии ислама, датируемых 1883–1917 гг. Так, например, удмурт-язычник из д. Четырмановой Бирского уезда Каптий Абдиев в своем прошении от 20 ноября 1883 г. отмечает, что «Из язычников я, вместе с поименованным ниже семейством, желаю перейти и исполнять магометанское вероисповедание, поэтому покорнейше прошу Магометанское Духовное Собрание сделать распоряжение о принятии меня с семейством в число магометан».

Подобные же прошения были поданы удмуртами-язычниками деревень Бикзян (1886), Касиярово (1907, 1917), Шавьяды (1907, 1911), Кизганбаш (1907, 1911, 1913), Арибаш (1911), Итеево (1912), Нижний Балтач (1913), Вотские Курзи (1913) Бирского уезда Уфимской губернии. Имелись также прошения православных удмуртов этого уезда: д. Ново-Надырово (1906) и д. Вотский Менеуз (1913). В 1898 и 1911 гг. разрешение на переход в ислам просили жители д. Большой Гондырь Осинского уезда Пермской губернии.

С прошениями о перечислении в ислам в Оренбургское духовное собрание обращались также удмурты-язычники деревень Верхняя Юмья (1907), Лыя Пойкина (1910) и Важешур (1914) Мамадышского уезда Казанской губернии.

Читайте также:  Бесермяне в Удмуртии

Решением Казанского губернского правления от 11 ноября 1910 г. исключен «из православия в магометанство крестьянин дер. Верхняго Шемордана, Ядыгерской волости, Мамадышского уезда Аглитдин Абдрахманов (Ефим Алексеев) с женою Фахриямал Нафигиной и сыновьями Садритдином, Галяутдином и Шайхутдином».

Большой информативностью обладают дела о постройке мечетей. Сохранились документы о их постройке в д. Большой Гондырь Осинского уезда, дд. Чикашевой, Тупралиной, Урманастыкуль и Ново-Асафовой Бирского уезда. Так, например, ходатайство о постройке мечети в Большом Гондыре было возбуждено в ноябре 1896 г., разрешение было
получено 27 сентября 1897 г., а строительство было завершено к маю 1898 г.

Определенный интерес вызывают также материалы о проверке знаний и назначении духовных лиц. Имеются дела о назначении имамов и муэдзинов в мечети деревень Нижние и Верхние Татышлы, Асавтамак, Гарибашево Бирского у. В апреле 1880 г. прошел испытания «в знании правил магометанской религии», избранный имамом мечети д. Гарибашево
вышеуказанный Фейзулла Имянов. В 1891 г. такое же испытание прошел его сын Муртаза Файзуллин, который был избран азанчеем Гаребашевской соборной мечети.

Некоторый свет на процессы исламизации проливают документы о разрешении язычницам и православным вступать в брак с мусульманами. Так, в отношении Вятского губернского правления от 1 июля 1910 г. сообщается, что «дочь уклонившегося без надлежащего разрешения из православия в магометанство крестьянина, из бесермян, Глазовского уезда, деревни Гординской, Ивана Петрова Биянова – Татьяна 16 лет была увезена в татарскую деревню Кестым, где младший мулла обрачил ее с татарином по магометанскому обряду. Вступление в брак с мусульманином представлял собой один из путей принятия ислама.

В этом же фонде хранятся метрические книги удмуртов, принявших мусульманскую религию, составленные на арабской графике (например, имеются метрические книги по деревням Гарибашево и Вотские Курзи). Они представляют собой ценные источники для краеведческих и генеалогических исследований.

Автор: Садиков Р.Р., ИЭИ УНЦ РАН, г. Уфа. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ ИСЛАМИЗАЦИИ УДМУРТОВ (ОБЗОР АРХИВНОГО ФОНДА ОРЕНБУРГСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО СОБРАНИЯ). Публикуется в сокращении.

https://posredi.ru/wp-content/uploads/2020/01/udmurty.jpghttps://posredi.ru/wp-content/uploads/2020/01/udmurty-150x150.jpgАня ХардикайненНародознание и этнографияТатарстанУдмуртияисламизация,Пермский край,татары,Удмуртия,удмуртыИсламизация удмуртов Со времени принятия ислама в качестве официальной религии в 922 г. в Волжской Булгарии, регион превращается в северную периферию мусульманского мира. В период Золотой Орды и Казанского ханства ислам становится религией основной части тюркского населения региона (предки современных татар и башкир). Монотеистическая религия значительное воздействие оказала также на чувашей и...
cropped-logo_ru-700 Исламизация удмуртов Народознание и этнография Татарстан Удмуртия