bashkirskoe-tv Как БСТ превратилось в очаг сепаратизма и русофобии Анализ - прогноз Блог писателя Сергея Синенко

Как БСТ превратилось в очаг сепаратизма и русофобии

БСТ и «Animal planet»

Сообщаю – опять свистопляска на телевидении! Проезжая мимо, собственными глазами видел, как сверкали молнии, причем, от крыши телецентра они стрелочками шли прямо к небесам! Временами меж туч мелькало чье – то лицо. Узнаваемое. То ли растерянное, то ли удивленное.

Тяжко там, на небесах, наверное, от этих молний. В трудной ситуации сегодня те, кто на небесах. Но решения, ниспосланные свыше, приветствуем.

Спасибо, Зевс. Спасибо, что Гузель не сдал. Будет, что посмотреть по местному экрану. Ведь появились новые Люди и новые Мысли. А уж я, было, подумал, что Зевс играет в незевсовы игры, чуть не впал в полный и окончательный атеизм!

Конечно, сложно все это, вся эта катавасия, как, впрочем, любое реформирование, любые перестановки. Понятно – у людей семьи, дети, зарплата, кредиты, ремонт, планы на лето… и вдруг все рушится! Где-то режете, вы, Гузель, по живому, а вечером после этого как-то надо еще и заснуть… В общем, джунгли, уровень трагического здесь большой. Всем действующим лицам нужно посочувствовать, причем, непременно каждой из сторон.

Но то, что произошло, по-своему закономерно. Сегодня распространена оценка сепаратистских тенденций в регионе (с кульминацией в форме Курултая – 2010), как организованных исключительно «кукловодами» в лице республиканского руководства. Такая оценка, однако, не учитывает роли ключевых участников процесса – историков, философов и журналистов – своего рода «символических специалистов». Идеология «национального суверенитета» и его опорные символы созданы не Муртазой Рахимовым, опытным и осторожным хозяйственником, а, прежде всего, гуманитариями. Это они распространяли свои символы и образы почти монопольно, ведущая же роль в обработке населения всегда принадлежала ТВ.

История откровенно фальсифицировалась с целью доказать – во всем виновата Москва, антирусские выпады в последние годы существовали на БСТ как стандарт (я знаю, некоторых башкирских тележурналистов это возмущало, но над ними только смеялись). Наконец, кадровое обеспечение – на мифах сепаратизма и национальной исключительности выросло (выращено) целое поколение сотрудников ТВ, они составляют не абсолютное большинство журналистов, но значительную ее часть, тут я Америку не открываю (а ведь когда-то принципом отбора и подготовки журналистов был именно интернационализм!).

Отличительной чертой телевещания, организованного таким образом, стал низкий профессиональный уровень. Были, конечно, и замечательные ТВ-сюжеты. Например, запомнилось, как блестяще работала Эльвира Аиткулова. Еще несколько примеров можно привести, но, к сожалению, не так уж много. Ведь любая халтура проходила совсем недавно, все помнят. Даже и не готовились к эфиру, так, чесали по бумажке! Было очевидно – уровень журналистов не соответствует аудитории, с которой они пытаются говорить…

Многое может объяснить предыстория событий. Чуть-чуть копнем?

Специализация «журналистика» открылась в БГУ в начале 1970-х гг. Приходил тогда в гости к студентам Анвер Бикчентаев и Мустай Карим. Чисто «журналистских» предметов было немного, но вели их Валерий Сесюнин (впоследствии профессор, декан факультета журналистики Уральского ГУ г. Екатеринбурга), Владимир Тулупов (в на-стоящее время профессор, декан факультета журналистики ГУ г. Воронежа), Валерий Пугачев (в настоящее время профессор, преподаватель кафедры русской литературы БГУ), а также ведущие журналисты – Алла Докучаева, Юрий Коваль и др. Обучались студенты различных национальностей, русские никогда не составляли большинства.

В 1989 г. единый филологический факультет разделился на два – башкирской филологии и собственно филологический (русское и татарское отделения), при этом на башкирском факультете была открыта кафедра журналистики с «русским» и «башкирским» отделениями, каждое на 25 человек. В 1990–1996 гг. я там преподавал.

Принцип многонациональности некоторое время сохранялся, но все изменилось, когда возобладали идеи строительства «суверенной республики». Хочу подчеркнуть – никогда национализм и сепаратизм в БГУ не являлся тотальным, нравственная ущербность деления людей по национальному признаку для любого нормального человека очевидна. С благодарностью вспоминаю тех преподавателей и студентов, которые пытались ситуацию как-то изменить или сгладить.

Как бы то ни было, но возобладала точка зрения профессора Р. Н. Баимова: «Россия нам не мать, а мачеха. Пора покончить с этим проклятым советским интернационализмом». (Какая же это была глупость!).

Проявления сепаратизма стали теперь способом стимулировать карьерный рост. Помню, студент, «круглый троечник» (мне зачет по издательским технологиям так и не сдал, подлец, подпись подделал… да ладно уж!), выступив активным участником антироссийской акции (срыв флага России с телецентра), через полгода был приглашен работать корреспондентом этого самого телецентра. Это только одна иллюстрация общей тенденции. Вот как формировался новый костяк БСТ. (Гузель Ибрагимова рассказывала об этом радио «Эхо Москвы»: «Не секрет, что ранее государственное телевидение снимало по заказу местных властей фильмы, вызывающие национальную ненависть, подрывающие основы государственной безопасности. Если сегодня поддержать националистически настроенных активистов ТВ, то Башкирия может оказаться на краю пропасти сепаратизма»).

…В общем, прием русских студентов на специальность «журналистика» сократился до 2-4 человек на поток, а в некоторых выпусках на 5-ом курсе русские фамилии на «русском отделении» вовсе отсутствовали. Преподаватели В. В. Пугачев, В. В. Ефремов и я, С. Г. Синенко, с кафедры ушли. Никто дверью не хлопал, я, например, дружеские связи со всеми сохранил, просто работать было невмоготу со студентами, зная, что после занятий они поднимают лозунги «Русские, уезжайте в Тулу бухать!» (А я кого-нибудь когда-нибудь по национальному признаку оскорбил? Кто-нибудь может привести хотя бы один пример?!). Хочу подчеркнуть – никто, конечно, не выгонял, наоборот, пытались оставить, а затем вернуть – на факультете башкирской филологии интеллигентных людей большинство, они за ситуацию переживали. Впрочем, все эти обстоятельства журналистскому сообществу Уфы хорошо известны…

Что было делать? Пытались создать альтернативные формы обучения. В. В. Пугачев открыл кафедру журналистики при коммерческом Восточном гуманитарном университете. Мною была организована частная Школа прикладной журналистки и рекламы, с 1994 г. обучение в ней велось по специальностям «журналист, литературный сотрудник СМИ» и «менеджер по рекламе и паблик рилейшнз» при поддержке «Вечерней Уфы», «Версии» и «Башинформ».

Исходил из того, что хорошим журналистами становятся не обязательно после окончания отделения журналистики, рекламным делом тоже занимаются люди разных профессий. В некоторых европейских странах, к примеру, журналистика является дополнительной специальностью к базовой, в результате получаются журналисты, профессиоально пишущие об экономике, журналисты-правоведы, журналисты-знатоки природы и экологии и т.п. Мы тоже строили обучение, ориентируясь, по уровню сложности, на студентов и выпускников вузов различных специальностей, обладающих способностями и культурой.

Ключевым было слово «прикладная», потому что журналистика – не наука, как лингвистика или астрономия, а чисто практическое дело. Среди тех, кто вел семинары со слушателями, были Виталий Мухамедзянов («Муха», автор анимации к фильму «Мастер и Маргарита»), Людмила Дьяченко (блестящий знаток стилистики русского языка), Ирина Егорова (директор «Эго-дизайн»), Сергей Спатар (начальник налогового пресс-центра), Марс Гайсин (заслуженный художник БАССР, человек огромной эрудиции), профессор психологии Вадим Фатхиевич Сафин (это – вообще гениальный человек!)…

С рекламой дело шло неплохо, а вот с журналистикой – потрудней. Среди желающих стать журналистом было почему-то много военных с маленькими рассказиками из армейского быта и евреев, пишущих стихи. И у всех завышенные требования – «а сможем ли мы работать в газетах, на ТВ после окончания этих курсов?» Приходилось отвечать, что некоторые люди получают диплом журналиста, а по своим данным все равно не могут работать ни в газетах, ни на ТВ… И еще – очень сложно было говорить о журналистике при отсутствии ее в республике как таковой. Союз журналистов – большой, но такого общественного явления, как журналистика, попросту не было…

В общем, работали помаленьку, школа ничем себя не скомпрометировала, ее пришлось закрыть из-за экономических последствий дефолта августа 1998 г. С сегодняшних позиций эта попытка не кажется мне слишком серьезной, но хоть что-то тогда сделать пытался…

Между тем, ситуацию с подготовкой журналистов обсуждали уже на самом верху. Не только на коллегиях минпечати, но и Муртаза Губайдуллович этим занимался. Им был издан указ об организации обучения по направлению «электронная (теле и радио) журналистика». Указ так и не был выполнен.

Лично мне казалось – изменить ситуацию можно открытием отдельного факультета журналистики, организацией обучения не на этнической, а на профессиональной основе, так, чтобы с отдельной кафедрой и специалистами по ТВ и радио (были более или менее сносные кандидатуры), я же погружался в издательские технологии. Ходил тогда по министерским коридорам, писал бумажки, но все коридоры непременно заканчивались ту-пиком.

Да не рвался я в начальники, деканом предполагался, если дело пойдет, профессор Фаниль Темирьянович Кузбеков – ему общая ситуация тоже была невмоготу.

Сказать по правде, мне стыдно было отступаться. Не привык, не так учили. Однако же, пришлось. Именно потому, что у меня не получилось, людей, которые пытаются в области журналистики хоть что-то изменить к лучшему, приветствую и считаю необходимым всячески поддержать.

Представляю, какой зуб на Гузель Ибрагимову у тех, кто БСТ покинул. Но кто-то сможет работать на ее уровне? Вряд ли. Да, дело идет трудно, каток по судьбам катится, но в данном случае уже правительство должно думать, как устроить бывших сотрудников БСТ, ведь не на улицу людей выгонять!

Надеюсь, что у Гузель Ибрагимовой все получится. Важно, чтобы Зевс был на ее стороне. Ведь есть результаты, которые только радуют. Когда-то, совсем давно, я работал с Белорецким металлургическим комбинатом по внедрению информационных технологий (абсурд, они тогда, фактически, еще и не возникли!). От гендиректора, им был зубр советской промышленности Вадим Анатольевич Кулеша, услышал управленческую мудрость: «Если первое лицо ежедневно и лично не занимается внедрением новшеств, то они не внедряются!»

Значит, процесс реформирования нужно по-зевсовски лично курировать, лично поддерживать, постоянно, иначе новые идеи сначала «заземлят», а потом «замотают» – утопят в бумагах и болтовне. Думается, исходя из интересов дела, было бы полезно позицию Гузель Ибрагимовой еще больше усилить. Так, лет десять назад, директор издательства «Башкортостан» Анатолий Иванович Безрукавников являлся, одновременно, заместителем министра печати и массовой информации. Это было удачное решение, так как процессы он знал изнутри и мог квалифицированно судить обо всем, что касалось полиграфии. Возможно, было бы полезно для дела назначить заместителем министра связи и массовых коммуникаций Гузель Ибрагимову. Пусть курирует отрасль, реформирует, раз она знает, в каком направлении двигаться. А уж ей надо помогать, а тех, кто вставляет палки в колеса, бить по рукам!

Встречал мнение, что БСТ старую аудиторию потеряла, а новую не нашла. Но вот же он, я, нашелся! Значит, есть и новая аудитория… Значит у меня, кроме любимого «Animal Planet», появился теперь еще один свой канал. Про жизнь. Про то, какая она есть в джунглях.

Сергей Синенко, Уфа, Башкирия – Башкортостан

Первая публикация – “Уфимский журнал”, 18.04.2011

Сергей СиненкоАнализ - прогнозБлог писателя Сергея СиненкоБашкирия,конфликт,национализм,русофобия,СМИ,ТВКак БСТ превратилось в очаг сепаратизма и русофобии БСТ и «Animal planet» Сообщаю - опять свистопляска на телевидении! Проезжая мимо, собственными глазами видел, как сверкали молнии, причем, от крыши телецентра они стрелочками шли прямо к небесам! Временами меж туч мелькало чье - то лицо. Узнаваемое. То ли растерянное, то ли удивленное. Тяжко...cropped-skrin-1-jpg Как БСТ превратилось в очаг сепаратизма и русофобии Анализ - прогноз Блог писателя Сергея Синенко