98584353

Николай Никольский. ВОТЯКИ

Размещаю малоизвестную статью Н.В. Никольского «Вотяки» из работы «Сборник исторических материалов о народностях Поволжья». — Казань, 1919.

Вотяками раньше называли удмуртов. Этот финно-угорский народ проживает сегодня в Удмуртской Республике и в соседних регионах. Говорят вотяки-удмурты на русском и удмуртском языках (последний относится к финно-угорской группе уральской семьи). Внутри своей языковой группы удмуртский язык вместе с коми-пермяцким и коми-зырянским составляет так называемую пермскую подгруппу. По переписи 2010 года в России проживало 552 тысяч удмуртов, в том числе в самой Удмуртии 410 тысяч. Основная религия удмуртов — православие, но в сельской местности включающее остатки дохристианских верований. Статья Н.В. Никольского публикуется в сокращении.

Nikolyskiy_Nikolay_2563636737357

[…] 1174 г. В конце ХII-го столетия и которые жители области Новгородской, выехав из отечества, Волгою и Камою дошли до устья Осы и до Чепцы; там, покорив вотяков, завели свои селения, завоевали (в 1181 г.) на берегу Вятки укрепленное селение Болванское и дали ему имя Никулицина. В то же время другие товарищи выходцев новгородских по­корили на р. Вятке черемисский городок Кокшаров, ныне Котельнич. Утвердясь в стране вятской, россияне основали Хлынов и, приняв к себе многих двинских жителей, состави­ли особенную народную державу, которая управлялась по обычаям новгородским. В первое время этим выходцам новгородским, которые прозвались вятчанами, приходи­лось отражать нападения вотяков и черемис, и память этих битв долго хранилась там в торжественных церковных обрядах: два раза в год из села Волкова с образом Св. Геор­гия носили в Вятку железные стрелы, кои были оружием чуди, или вотяков, и напоминали победу россиян. Вятчане, покоренные в 1459 г. Василием Темным, пользовались еще некоторою независимостью до времени великого князя Иоанна III, который, чтобы обуз­дать своеволие их, принужден был послать войско, и в 1489 г. воеводы Иоанновы, осадив Хлынов, заставили жителей покориться, платить дань и служить службу великому князю.

XIII столетие]. Хан Саин, сын Батыев (Сартак), основав г. Казань, населил его болга­рами, черемисами, вотяками, мордвою, ушедшими из областей ростовских во время кре­щения земли русской.

1469 г. Царь казанский Ибрагим, защищая столицу свою от русских, собрал все полки свои, в том числе и вотяцкие.

1489 г. Вятская страна окончательно покорена власти московского великого князя и сделалась его вотчиной; жившие здесь вотяки присягнули московскому государю. Та­тарские князья, которые правили вотяками, были выведеныII в Москву. Потом они были отпущены обратно; им возвращены поместья.

1504 г. В духовной грамоте Иоанна III на Вятке снова упоминаются арские князья, но уже как вассалы московского государя.

1540 г. Грамотой московского князя вотякам было дано право избирать из своей среды целовальников и лучших людей для расправы с ворами и разбойниками (до смерт­ной казни включительно).

1548 г. 20 июля. Жалованною грамотою царя Иоанна IV князьям арским на поместье в Вятском уезде после брата их Мусы отданы им во владение в Карине и на Чепце беляки, вотяки и чуваши. Согласно этой грамоте татарские мурзы брали с перечислен­ных наций пошлину, ведали и судили их.

1551 г. 24 января. Из грамоты ц[аря] Иоанна IV видно, что вятский татарин Махмет Чукавин вверх р. Чепца пожалован был бобровыми реками и озерами, и дозволено ему ловить бобров вместе с карийскими вотяками, которые платили оброку по 10 бобров карих.

70967564

1552-1557 гг. Когда Казань пала, вотяки казанского края признали власть Москвы, обяза­лись платить казне тот же ясак, какой они платили прежним казанским царям. Но едва Иоанн IV выбыл из Казани, как они изменили. В 1553 г. вотяки вместе с черемисами пос­тавили себе город на р. Меше, в 70 в[ерстах] от Казани и положили отстаиваться в нем от русских войск. Для усмирения мятежников было послано московское войско; оно разру­шило выстроенный инородцами город и захватило в плен разных людей до 6 т[ысяч] муж­чин и 15 тыс[яч] женщин и детей, и только после этого вотяки дали клятву быть неотс­тупными от Казани и платить дань московскому государю. Это было в 1554 году, а через 2 года они опять изменили. Снова против них выставлено русское войско; арская и побереж­ная стороны были опустошены вконец; спасшиеся от меча и плена пришли в Казань и били челом.

1557 г. 25 февраля. Царская жалованная грамота вотякам Сырьянской волости, пожелавшим креститься. — Писано 1557 г. февраля 25.

Се яз, царь и великий князь Иван Васильевич всея Русии, пожаловал есми вятские земли, Слободского уезда, Сырьянские волости отяков: Ожмека Чернаго, да Зубаря Дуи-на, да брата его Чужека, да Замека Думая Ортемова, да Изнека Чюрина, да Охмечку и Восицата Петрова Удоченовых, да Имасыя Горчанова, да Урниза Морзуна Кичанова да Радука Сенькина, да Васюка Шихалева, да Дерюша Шихалеева, да Тюню Сырчина, да Ворону Чужигова, да Юмшана Кичанова, да Радука Сенькина, да Сеита Исламова, и всех их семнатцеть семей. Бил мне челом Ожмек Черной и в товарищов своих место семнатцети семей, а сказал, что они с женами и с детьми, всех их семнатцеть семей, хотят креститися и прийти во православную христианскую веру, а церковь они поставят собою, и нам бы их пожаловати — велети им учинити слободу вверх Вятки реки, на речке на Василкове, а тойже в Сырьянской волости, и церковь бы им в той слободе поставить собою, да и льготы бы нам велети им дати от своих царских и великого князя служеб и от всяких податей, и приказать бы их беречи от всяких обид вятчаном Слободского городка Ивашку Бакулеву да Федку Филлипову. — И яз, царь и великий князь Иван Васильевич всея Русии, отяков Ожмека Чернаго да Зубаря Дуина с товарищи, семнатцеть семей, или кого к себе призовут во христианскую веру от луговых людей и во крещение приведут, пожаловал, велел есми их беречи от всяких обид Ивашку Бакулеву да Федку Филиппову, и в слободу их сбирать вверх Вятки реки на Василовке, и церковь в той слободе им поставить; и как отяки крестятся во православную христианскую веру, и тогда им велел есми дати льготы на три года, от Семена дни проводца лета 7066 до Семена дни проводца лета 7069. И те три годы ненадобе им моя царева и великого князя дань, ни ямские, ни пищальные деньги, ни посошная служба, ни городовое дело, и ни иные никоторые пода­ти не дают никому ничего; ни с городскими людьми Слободского городка, ни с волостны­ми Сырьянские волости людьми, в те три годы, не тянути ни в которые проторы, ни в розметы, ни в волостели, ни ямского двора не ставят, ни подвод не дают никому, опричь ратных вестей; и наместницы наши вятские, и слободские волостели, и их тиуны, не судят их ни в чем, опричь душегубства и татбы и разбоя с поличным, и не всылают к ним ни по что, а праведчики и доводчики поборов своих на них не берут и не въезжают к ним ни по что; а кому будет до них каково дело, ино их судят слободчики Ивашко Бакулев да Федко Филипов беспошлинно, а приставов наших дают их же таварищов отяков новокре­щеных. А как те новокрещенные отяки отсидят свои урочные лета, и им потянуть в Сырьянскую волость по старине, или чем их наши вятские писцы опишут. Дана грамота на Моск­ве лета 7065 февраля в 24 день. Приказал казначей Федор Иванович Сукин.

Напечатана в «Вят[ских] губ[ернских] ведомостях]» 1845 г. (№ 37) священником] Н. Г. Кибардиным.

1542 г. В духовном завещании приблизительно этого времени ц[аря] Иоанна VI вотяки вместе со всем царством казанским передаются наследнику престола, наравне с другими подданными.

[Карамзин Н. М.] Ист[ория] государства] Российского]. — Т. X. приб.V — С. 159.

1580 г. 10 авг[уста]. В грамоте ц[аря] Иоанна VI в Пермь великую о неприкосновенности угодьев Чердынского Богословского монастыря говорится о вотском погосте, смежном с монастырскими дачами.

Акты исторические, [собранные и изданные Археографической комиссией. — СПб., 1841]. — T.I.— № 207. — С. 397.

1581 г. В войске пелымского князя, который разорял селения близ Чердыни, Усолья и
новых крепостей строгановских, находились между прочими и вотяки.

[Карамзин Н. М.] Ист[ория] государства] Российского]. — Т. IX. —Примеч. 671.

1588 г. Податная и судебная реформа среди вотяков, произведённая царем Федо­ром Иоанновичем. Она состояла в следующем. Одна часть вотяков была отведена от каринских мурз судом и всяким доходом, т. е. освобождена от крепостного права татар; другая часть отделена от хлыновских черных сох в суде и всяких платежах. По всем судебным делам постановлено давать вотякам суд в Москве, куда они должны являться однажды в год — 2 февраля (день Сретения Господня); только дела о разбое и татьбе с поличным были оставлены в ведении местной администрации.

Вместо прежних довольно многочисленных повинностей вотяки были обложены лег­ким валовым оброком, который они притом сами могли привозить на Москву.

Подтверждение и частичные дополнения этой реформы делались еще в следующие годы: 1607, 1614, 1619, 1641, 1647, 1650, 1666, 1678, 1686 гг. Данные этих годов имеются в грамоте, написанной 25 сентября 1686 года воеводе Собакину. Приводим ее пол­ностью. См. 1686 г.

1593 г. 18 июля. Царская грамота в Казань, о построении слободы с церковью, о переводе туда из уезда новокрещенов, поколебавшихся от соседства с иноверцами в православной вере, о разрушении татарских мечетей, с запрещением впредь строить оныя, и о недозволении русским людям жить в услужении у татар и немцев.

От царя и великого князя Федора Ивановича всея Русии, в нашу отчизну, в Казань, воеводам нашим князю Ивану Михайловичу Воротынскому да князю Феонасью Иванови­чу Вяземскому, да дьяком нашим Ивану Осорьину да Первому Карпову. Писал к нам богомолец наш Ермоген, митрополит Казанский и Астраханский, что в нашей вотчине в Казани, и в Казанском и в Свияжском уездах, живут новокрещены с татары и с чувашею, и черемисою, и с вотяки вместе, и едят и пьют с ними с одного, и к церквам Божиим не приходят, и крестов на себе не носят, и в домах своих Божиих образов и крестов не держат, и попов в домы свои не призывают и отцов духовных не имеют, и к роженицам попов не зовут, только не сам поп, сведав роженицу, приехав даст молитву; и детей своих не крестят, только поп не обличит их; и умерших к церкви хоронить не носят, кладут по старым своим татарским кладбищам; а женихи к невестам по татарскому своему обычаю приходят, а венчався у церкви и снова венчаются в своих домех попы татарскими; а во все посты, и в середы и в пятницы, скором едят; и поклон у себя держат немецкой, мужиков и женок и девок некрещеных, и с женихами и с девками с некрещеными живут мимо своих жен, и родив женка или девка робенка живет с ними в одной избе и пьет и ест из одного судна, а молитвы роженицы и робенку нельзя дать, для того, что добывают не у крещеных, те новокрещенские добытки у полонянок некрещены умирают; да многие де скверные татарские обычаи новокрещены держат бесстыдно, а крестьянской веры не держатся и не навыкают; и он, богомолец наш, Ермоген митрополит, в прошлом 99 году февраля в 12 день (1591), со всего Казанского уезду призывал новокрещенов в соборную церковь Пречистыя Богородицы и поучал их от божественного Писания и наказывал, и не по один день, как подобает крестьянам жити: и новокрещены учения не принимают и от татарских обычаев не отставают, а живут в великом бесстрашье и конечно от кресть­янской веры отстали, и о том добре скорбят, что от самой веры отстали, а в православной вере не утвердились, для того, что живут с неверными съодного, и Божиих церквей неблизко, и со крестьяны не вместе, и видя в новокрещенех неверье татаровя иные нетокмо не крестятся в православную веру; и поругаются крестьянской вере; да прежде всего, от Казанского взятья в сорок лет, не бывали в татарской слободе мечети, а ныне де учали мечети ставити близко посаду, всего как из лука стрелить; и нам бы о том указ учинити. — И как к вам ся наша грамота придет, и вы б тотчас в Казани на посаде и по слободам велели переписати новокрещенов по имяном, с женами и с детьми и с людьми, служилых и черных людей, и в Казанской во весь уезд и в пригороды послали детей боярских и подьячих, а велели новокрещенов по тому ж переписати по имяном, с женами и с детьми и с людьми, а переписав велели б есте им всем быть в Казань, а как съедутся, и вы б собрав их молвили им: крещены они во имя Отца и Сына и святого Духа, по их воле и челобитью, и обещанье их всех было, что было им жити в православной крестьянской вере крепко, а к своей прежней мусульманской вере не обращатися; и ныне нас слух дошел и богомолец наш Ермоген, митрополит Казанской и Астраханской, к нам писал, что они живут с татары и с чувашею и с черемисою, и пьют и едят съодного, и к церквам Божиим не приходят, и крестов на себе не носят, и в домех своих Божиих образов и крестов не держат, и попов в домы свои не призывают, и отцов духовных не имеют, и к роженицам попов не зовут, и детей своих не крестят, и умерших к церкве хоронити не носят, кладутся по старым своим татарским кладбищам, а женихи к невестам по татарско­му своему обычаю приходят, а во все посты и в среды и в пятки скором едят и полон у себя держат немецкой, мужиков и женок и девок некрещеных, и с женками и с девками с некрещеными живут мимо своих жен, и молбы делают по-татарски; — и богомолец наш, Ермоген митрополит, их призывал в соборную церковь Пречистыя Богородицы и поучал их от божественного Писания и наказывал, как подобает крестьяном жити, и они ученья не приимают и от татарских обычаев не отстанут; — и мы о душах их милостивно пос­корбели и свое им милосердие показали, велели их собрати в Казань в одно место, и слободу им устроити, и церковь поставити, и попа и дьякона и пономаря и проскурницу прибрати и ругою устроити велели, и они б ныне пашни свои пахали, где кто живет, и хлеб прятали, а попрятався с поля ставили себе дворы в слободе; — и отвели б есте им слободу, где пригоже, в остроге или за острогом, меж русских людей, а татар бы близко не было, и велели им в слободе дворы ставити самим, по их изможенью, кто сможет те бы ставили себе всякой по двору, а иных и два-три двор, а которые дворов ставити не учнут, и вы б их велели давать на поруки а иных и в тюрму сажали, и дворы им в слободе однолично всем ставити велели, собрав их изо всего Казанского уезду и из пригородов служилых и неслужилых и торговых и всяких людей; и церковь бы есте в той слободе поставити велели, которую во имя пригоже, и церковным строеньем устроили, и попа и дьякона и дьячка и пономаря и проскурницу прибрали и ругою устроили, и сына боярско­го выбрав добра, которой от службы поотбыл, приказали ему ту слободу ведать и над новокрещены беречи того накрепко, чтоб они крестьянскую веру держали крепко, к церк­ве ходили и в домех у себя образы держали и на себе кресты носили, и попов в домы свои призывали и отцов духовных себе имели, и умерших клали у церкви, и сами б новокреще­ны женились и детей своих женили у русских людей и меж собою на крещеных, и дочери свои давали за русских же людей и за новокрещенов; а в татарскую б веру от крестьянския веры не обращались, и с татары и с немцы не сходились, и съодного с ними не ели и не пили, и некрещеных татар, и черемисы, и чуваши, и немецких полоняников и полонянок, однолично у себя не держали; а которые новокрещены прижили с некрещеными татарски­ми или с немецкими полонянками дети, и они б тех своих детей крестили же, и татар, и черемису, и чувашу, и полон немецкой и литовской, которые у них служат, крестили ж бы, а которые татаровя и чуваша и черемиса не крестятся, и они б их поотпускали или рас­продали татаром и черемисе и чуваше; а для поученья б велели есте новокрещеном всем приходити к богомольцу нашему, к Ермогену митрополиту, часто и поученья его слушати и держатися; а которые новокрещены хрестьянские веры крепко держати и поучения мит­рополита и отцов духовных слушати не учнут, и вы б тех велели смиряти, в тюрьму сажа-ти, и бити и железа и в чепи сажати, а на иных и заповеди имати, а иных отсылали б есте к Ермогену митрополиту, и митрополит им опитемьи чинит по правилом святых апостол, чтоб однолично новокрещенов всех во крестьянскую веру привесть крепко и утвердить, а от татарския б веры отучити остращати. А у которых новокрещенов пашни в Казанском уез­де, от Казани далеко, и вы б теми пашнями промыслили, как пригоже, смотря по тамошне­му делу, чтоб те пашни поотдавать татаром, а им бы подавать ближие пашни у Казани, взяв у татар; а будет так нельзя изместить, и их бы пашни взяти в наши в дворцовые села, а им бы дати пашня съодного, близко Казани, из наших дворцовых сел, или как пригоже, так бы есте их пашнею и устроили, смотря по тамошнему делу, только б однолично но­вокрещенов в слободе и пашнею устроити съодного. А что митрополит Ермоген писал к нам о мечетях о татарских, что татаровя многия мечети в слободе учали ставити, а от Казанского взятья и посяместа мечетей татарских в Казани не ставливали и указы отца нашего, блаженныя памяти царя и великаго князя Ивана Васильевича всеа Русии, и наши о том в Казани есть, что мечетем татарским в Казани быть никак не велено, и то сделалось вашим небережением и оплошкою, так есте сбредили да и к нам о том не писывали; а при прежних наших боярех и воеводах и диакех мечети татарские ото взятья и по вас не быва­ли: и вы б мечети татарские все велели посметати и вперед татаром мечети однолично ставити не велели, конечно б есте мечети татарские извели. Да митрополит же Ермоген писал к нам: многие де русские полоняники и неполоняники живут у татар, и у черемисы, и у чуваши, и пьют с ними и едят съодного и женятся у них, да многие ж де русские люди, сверстные и недоросли, живут у немец по слободам и по деревням, добровольно и в день­гах, и те де все люди также христьянские веры отпали и превратились у татар в татарскую веру, а у немец в римскую и в люторскую веру: и вы б вперед русским людем у татар и у немец жити и служити добровольно и в деньгах не велели, а переписав русских людей и взяв от татар и от немец, велели русским людям торговым жити в посадских людех, а пашенных посажали на нашу пашню в дворцовых наших селех и в деревнях; а которые будет русские пашенные люди у татар и немец служили в невеликих деньгах, и вы б за тех татаром и немцом деньги заплатили из нашие казны, а их посажали за нами на пашнях, а иных русских людей, которые у татар и у немец в деньгах, поотдавали б есте новокреще­ном, а у новокрещенов в то место поймали литву и латышей да татаром и немцом поот­давали; и молвили б есте татаром и немцом, чтоб они русских людей всех поотпускали и вперед русских людей к себе не приимали, и денег им взаймы не давали, а принимали бы к себе, и купили литву, и латышей, и татар, и мордву. Да в котором месте новокрещеном слободу устроите, и которую церковь во имя велите в той слободе ставити, и как русских людей у немец поемлете и как их устроите, и вы б о том к нам отписали, чтоб нам то было ведомо. А наперед бы есте всего, как к вам ся наша грамота придет, шли к богомольцу нашему, к Ермогену митрополиту, и сее ему нашу грамоту прочли и с ним, по сей нашей грамоте, о новокрещенех о всем советовали; а к богомольцу нашему к Ермогену митро­политу, от нас о том писано. Писан на Москве, лета 7101 июля в 18 день.

Акты археографической] экспедиции]. — Т. I. (1294 — 1598). — № 358. — С. 436-439.

1611 г. При освобождении Москвы от поляков в числе русских воинов были и вотяки.

[Карамзин Н. М.] Ист[ория] государства] Российского]. — Т. XII. — Примеч. 710. — С. 207.

1611 г. 18 сентября]. Отписка пермичей казанцам о готовности жить в мире и союзе и избрать государя по совету всей земли показывает, что в числе жителей Казанской об­ласти считались между прочими: татары, чуваши, черемисы и вотяки.

Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией]. — Т. II. — № 333. — С. 399.

1623 г. 31 июля. В жалованной несудимой грамоте Симонову монастырю упоминается стан воцкой в Муромском уезде Стародубской волости.

Там же. — Т. III. — № 120. — С. 182.

1649 г. Соборное Уложение, глава XVI, п. 43. А в городех у князей, и у мурз, и у татар, и у мордвы, и у чуваш, и у черемис, и у вотяков, и у башкиров, бояром, окольничим и думным людем, и стольником, и стряпчим, и дворяном московским, и из городов дворя-ном и детем боярским, и всяких чинов русским людям, поместным, и всяких земель не покупать и не менять и в заклад, и сдачею и в наем на многие годы не имать. А будет которые московские и из городов дворяне и дети боярские, и всяких чинов люди учнут в городех у князей, и у мурз, и у татар, и у мордвы, и у всяких ясашных людей земли имать, сдачею, или покупать, или в заклад, или в наем на многие лета имать, или менять: и у тех всяких чинов людей те татарские поместные ясашные земли имать в государя; да им же за то от государя быти в опале.

44. А которые князи и мурзы, и татаровя, и мордва, и чуваша, и черемиса, и вотяки крестилися в православную христианскую веру: и у тех, у новокрещеных поместных зе­мель не отымать, и татарам не отдавать.

П[олное] с[обрание] зафнов Российской империи. — СПб.]. — Т. I. (1649 —1675). — С. 79-80. —П. 43 и 44.

1663 г. 22 ноября. Наказом казанских воевод князя Григория Куракина и Михаила Во­лынского сотенному голове Дмитрию Аристову предписывалось наблюдать за действия­ми взбунтовавшихся уфимских башкирцев и их сообщников и ехать из Казани на Каму реку, на заставу, а у него в сотне были в числе конных людей чуваши, черемисы, вотяки и мордва.

Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией]. — Т. IV.— №175. — С. 336.

1685 г. 9 марта. Статьи, данные писцам о размежевании земель мордовских, чере­мисских и чувашских.

Великий государь указал писцам писать в городех, которые ведомы в приказе ка­занского дворца мордовския, черемисския и чувашския деревни, и в тех деревнях морд­ву, и черемису, и чувашу, и вотяков, против помещиковых и вотчинниковых крестьян по именом, как писано ниже сего, также земли их писать и мерять и межевать по наказу и сколько в которой деревне четвертныя пашни и сена и лесу и всяких угодий порознь; а как писцом те их земли писать и мерять, и тому писаны статьи ниже сего.

Писать и мерять мордовския, и черемисския, и чувашския, и вотяцкия деревни и починки и пустоши и селища и займища, что в которых деревнях и починках и на пусто­шах и на селищах и на займищах мордовских и черемисских и чувашских и вотяцких, також и бортничьих и нежилых дворов, и сколько в которых деревнях и починках и на пустошах, и на селищах, и на займищах пустых дворов, и отчего запустели и сколь давно, или с тех дворов жильцы сошли в иные уезды, а кто имяны и сколь давно и отчего сошли и которых уездех и деревнях ныне жили? Как те беглецы жили в котором уезде, и сколько под кем пашни было и бортных угодьев и всяких угодий, и поскольку с них сходило в год в казну Великого государя денег и хлеба и меду и всяких доходов, и теми их покидными землями и всякими угодьи ныне кто владеет и почему владеет, и с тех земель и со всяких угодий в казну Великого государя оброк по вся годы платят ли, или та их земля и всякие угодия лежат впусте? И про то писцом про все розыскивать всякими сыски накрепко тутошними жители и старожилами и сторонними всякими людьми.

Да им же писцом сказывать мордве, и чуваше, и черемисе, и вотякам, и бортником, которые поселились после письцов и дозорщиков, а в писцовых и в дозорных книгах тех сел и деревни, и пустошей, и селищ, и займищ, и на лугах полян, и бортных ухожьев не написано и они б, мордва, и чуваша, и черемиса, и вотяки, и бортники про то сказывали им писцов в правду, а за собою тех вышеписанных статей ничего не таили.

А сказки имать про те вышеписанные статьи: будет кто из тех людей восприняли святую христианскую веру, и у них имать сказки за руками отцов их духовных, или кому они в свое место верять руки прикладывать по святой непорочной евангельской запове­ди Господни, еже ей в правду; а которые мордва или черемиса и чуваши и вотяки ныне некрещены, и у тех сказки имать за их руками и за знамены; а которые новокрещеные и мордва и черемиса и чуваша и вотяки учнут за собою земли и всякия угодья таить, а после того про то сыщется допряма, и за тое их утайку те утаенныя земли и всякие угодья отписаны будут на Великого государя, и по указу Великаго государя отданы будут в разда­чу сторонним людям в тягло и на оброк безповоротно; да им же за тое утайку от Великаго государя быть в опале и в казни, да на них же тое утайку по указу Великого государя доправлено будет за прошлые годы за всякие доходы деньгами с прибавкою.

А писать им писцом те бортныя ухожья за мордвою и за бортники по их знаменам и по потесом порознь сколько у котораго бортники и которых местах и в урочищах бортных ухожьев, и сколько бортных деревей со пчелами и без пчел, а какое у котораго бортника на бортных деревьях знамя накладывано, и сколько в тех бортных ухожьях рек и озер и рыбных ловель и бобровых гонов и иных всяких угодий и о том писцом все писать именно порознь. Да прежние оброки медвяные и куничные и за бобры и за рыбные ловли и за всякие угодья платить им новокрещеном и мордве и черемисы и чуваше и вотяком и бортником по прежнему все сполна по платежным книгам, и в том оброке по них собрать поручныя записи бортников сторонних, добрых людей, чтоб те свои оброки они платили по вся годы за поруками сполна без недобору, а из оброку тех оброков не выкладывать, а в тех оброках же их поручныя записи имать им писцом и писать в книгах своих именно; а в которых угодьях обротчики и бортники учнут перекупать, и им в том давать торг, а с торгу отдавать те угодья на оброк тем людям; кто наддачи поддаст больше и будет какие угодья отданы будут кому с торгу по наддаче на оброк, и в том по них обротчиках по тому же имать поручныя записи потому же писцом писать в книгах своих именно же, кто имены поручики и каких чинов люди, чтоб мочно было верить, а детям боярским и всяким служи­лым людем мордовских, и бортничьих земель, и рыбных ловель, и бортных лесов, и бобровых гонов, и всяких угодей, кроме мордвы и бортников на оброк никому не отдавать никоторыми делы, чтоб от того мордовския земли и всякия угодья не запустели. А где у новокрещенов, и у мордвы, и у черемисы, и у чуваши, и у вотяков в землях с помещики и вотчинники учинится спор: и им мордве, и черемисе, и чуваше, и вотяком в тех землях с помещики и с вотчинники, и с крестьяны судов не давать, а разводить те их земли по наказу старожилы и сторонними людьми, розыскав подлинно, а будет розвесть нечем, и от тех их земель помещиков дачи отмеривать против дач. А в которых местах бортныя де­ревья сожжены и посечены, и писцом бортей самим досматривать, и сыскивать всякими сыски накрепко; и буде по розыску бортныя деревья объявятся пожжены и посечены, и на кого именем про те бортныя деревья скажут, и на тех людях доправить на Великого госуда­ря пени: за бортныя деревья со пчелами три рубли, а безо пчел полтора рубли; и в котором дереве борть была сделана, а пчел, не бывало, и за то двадцать пять алтын, за кряж невыделанной по 12 алтын по 3 деньги.

А писать им писцом мордовския, и чувашския, и черемисския, и вотяцкия земли и всякие угодья в особыя книги, а с поместными и с вотчинными и с татарскими и всяких чинов служилых людей землями мордовских бортничьих земель и всяких угодей не списы­вать.

А мерять им писцом мордовския и бортничья земли, пашни и перелог и дикое поле и что селом поросло и сенные покосы и всякия угодья прямо в правду, и велеть владеть всякому своей роспашью по прежнему, а в чужия земли и в угодья не вступаться, и те им мордовския земли размерять тою же вервью, как велено помещиковы вотчинниковы зем­ли мерять. А которые мордовские, и черемисские, и чувашские, и вотяцкие, и бортничьи угодья и всякие угодья по сыску исстари запустели: и те пустые угодья отдать на оброк охочим людем мордве и бортником изо-льготы, а льготы давать им на год и на два с порукою, а после льготных лет велеть с тех угодий в казну Великаго государя платить оброк, что на них по писцову разсмотрению будет положен оброк, чем они писцы обло­жат по вся годы без доимки; а будут тех пустых оборочных угодий мордва и чуваша и черемиса и вотяка на оброк и в посок взять себе не похотят и те их пустые оброчные ухожья и всякие угодья потому писцом писать особ статьею в книгах своих имянно; а будет на которых ясашных и мордовских и бортничьях ухожьях русских и иных чинов людей построены села и деревни и починки, и тех сел и деревень у помещиков и вот­чинников и у приказчиков и у старост и у крестьян имать сказки за руками, по какому Великого государя указу те села и деревни поставлены на бортничьих ухожьях и сколь давно; а будет положат перед них писцов на те бортные ухожья Великаго государя гра­моты или какие крепости, и им писцом с тех государевых грамот и с крепостей списывать списки, да о том писать Великого государя об указе в Казанский приказ, и розысков кре-постьми в тех селех и деревнях и вотчинах, пашенную землю во всех 3 полях и всякие угодья описать именно, что наперед сего с тех угодий почему в год всяких доходов сходи­ло в государеву казну: и то писать все в книгах особо же статьею; тако и мордовские и чувашские и черемисские и вотяцкие и бортные и оброчные земли четвертную пашню писать в книги особ статьею, а бортные ухожья и всякие угодья с оброком писать в книги особ ж.

А будет на те бортные ухожья, на которых те деревни поселены русские люди, го­сударевых жалованных грамот и никаких крепостей не положат, и поставили те села и деревни и починки собою, без указу Великого государя: и в тех селах и в деревнях пашен­ную землю во всех 3 полях измерять, а крестьян и бобылей переписать со отцы и с прозвищи и написать в книги особь же статьею.

А которым русским людям даны мордовские, и чувашские, и черемисские, и всякие земли, и те русские люди, сверх своих дач, завладели многими землями: и те дачи рус­ским людям отмерить и отмежевать дачи их сполна, а лишние земли у тех русских людей отмеривать и отмежевать ясашными землями в ясак, по прежнему; такоже которые мордовские, и чувашские, и черемисские земли сошлись с поместными и с вотчинными землями и с пашнями и с сенными покосы и со всеми угодьи, хотя будет в котором и спору нет и те мордовские и черемисские и чувашские земли с поместными и вотчинниковыми землями размежевать потому ж, и межи и грани учинить и на межах велеть ямы копать и грани тесать, и в книги темежи велеть писать подлинно, чтобы у ясачных людей с русски­ми людьми в тех землях впредь спору не было.

Будет где спор в межевых землях не будет, и помещики и отчинники учнут бить челом полюбовно, и челобитную принесут за руками: и те земли межевать по их полюбовному челобитью, и признаки чинить против вышеписанному размежеванию.

П[олное] фбрание] з[аконов Российской империи]. — Т. II. (1676 — 1688). — № 4. — С. 654-657.

1686 г. Царская грамота воеводе Собакину о ненарушении жалованных грамот, дан­ных прежними государями каринским и верхочепецким татарам и вотякам. — 1686 г. сентября 25.

От великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексееви­ча и великия государыни благоверныя царевны и великия княжны Софии Алексеевны, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, на Вятку, столнику нашему и воеводе Алек­сею Афонасьевичу Собакину. В прошлом во 158 году декабря в 5 день били челом отцу нашему государеву, блаженныя памяти Великому государю царю и великому князю Алек­сею Михайловичу, всеа Великая и Малыя и Белыя Росии самодержцу, с Вятки, Хлыновс­кого уезду, Каринской волости бесермянской и отяцкой целовальник Терешко Котегов, во всех каринских и верхочепецких татар и бесермян и отяков место: была де у них прежних Великих государей и деда нашего государева, блаженныя памяти Великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Росии самодержца, жалованная грамота, а по той жалованной грамоте их вятских каринских и верхочепецких отяков от каринских князей и мурз судом и всяким доходом, от вятских хлыновских черных сох во всяких податех и судом велено отвесть, и в сибирские росходы с Вятскими сохами ничего, ни подвод, ни в ратные люди, ни в хлебные ни в какие розметы, давать не велено; а в прошлом во 155 году бил челом отцу нашему государеву, блаженныя памяти Великому государю, с Вятки Иваш-ко Бердечев с товарищи, чтоб тое вышеимяннованную нашу государьскую жалованную грамоту подписать на имя отца нашего государева, блаженныя памяти Великого государя, и о иных делех, и тех челобитчиков их на дороге под Володимером разбойники побили до смерти и тое нашу государскую жалованную грамоту взяли и животы их пограбили; и чтоб их пожаловать, дать им нашу государьскую жалованную грамоту с прежних отпусков. — Да в прошлом во 149 году ноября в 3 день, перед дьяки перед думным перед Федором Лихачевым с товарищи, положили к выписке челобитчики же их Байтеречко Деветьяров с товарищи прадеда нашего государева, блаженныя памяти Великого государя царя и ве­ликого князя Федора Иоановича, всеа Росии самодержца жалованную грамоту 96 году, а в грамоте написано: «Великий государь царь и великий князь Федор Иванович, всеа Русии самодержец, пожаловал каринских и верхочепецких отяков, от каринских мурз судом и всяким доходом, и от вятских от хлыновских черных сох во всяких податех и в земских розметах и судом велел отвесть, и в сибирские расходы с Вятскими сохами ничего, ни подвод, ни в ратные люди, ни в хлеб, ни в какие разметы давать не велел, потому что на них положен валовой оброк, давати им в нашу государьскую казну, в четверть, по 50 Руб­лев в год; и по свозным по прежнему грамотам во всяких делех, опричь разбоя и татбы с поличным, никому ни в чем судить не велено, а кому будет до них какое дело, и их к ответу ставить на Москве однова в год, на срок на Стретеньев день». И во 115 году та государьс-кая жалованная грамота блаженныя памяти Великого государя царя и великого князя Ва-силья Ивановича всеа Русии на имя, а во 122 году на имя деда нашего государева, блажен­ныя памяти Великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всеа Русии самодержца, подписана: велено во всем быть потому ж, как в той нашей государьской жалованной грамоте написано; а оброку им отяком велено платить, за всякия подати, по 550 рублев, да верхочепецким отяком с рек и с озер и за рыбную ловлю и с бортных ухо-жей по 10 рублев по 22 алтына по 2 денги на год, опричь каринских князей и татар, что они платят с своих деревень по 10 рублев на год. А в жалованной грамоте деда нашего госу­дарева, блаженныя памяти Великого государя, 127 году написано: велено вятским, карий­ским и верхочепецким татаром и отяком денежной оброк платить по прежнему, как они платили в нашу государьскую казну наперед того, и к Москве привозить им на своих подво­дах самим, а воеводам о том оброке велено посылать с ними отписки и росписки; а в вят­ские росходы велено им давать: в поделки воеводских дворов, и в городовыя, и в мосто-выя и в тюремныя поделки, без которых быть не мочно, потому что то дело всей земли; а у тех росходов велено быть тем татаром самим или выборному человеку, кого они сами меж себя выберут; а оприч того каринских татар и отяков вятским посадским людем и волостным крестьяном ни в какие земские росходы и в подводы притягивать не велено, потому что на них оброк положен за всякие росходы уроком; а за очи на них росходов писать и налогов никаких чинить им не велено, чтоб им насилстоа и обид ни от кого ни в чем не было. — Да в прошлом же во 149 году ноября в 11 день дана им деда нашего го­сударева, блаженныя памяти Великого государя, грамота: велено о каринских татарах и о верхочепецких отяках чинить все по прежним нашим государьским жалованным грамотам, каковы писаны в сей нашей государьской грамоте выше сего. — Да во 158 да во 174 годех, по их челобитью, даны им отца нашего государева, блаженныя памяти Великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича, две грамоты: велено во всем чинить по преж­ним Великих государей грамотам, как писаны в сей нашей государьской грамоте выше се­го, и их каринских татар и отяков руским людем ни в какие росходы притягивать не велено, и мимо жалованных грамот ничего не делать и во всем их от руских людей оберегать, чтоб им никаких обид и налогов не было; а наши государьские доходы платить им по окладу, по вятским приходным книгам и по сметным спискам и по нашим государьским грамотам, каковы присланы будут на Вятку. — Да в прошлом же во 186 году сентября в 15 день дана им брата нашего, блаженныя памяти Великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича, грамота: «велено во всем чинить по прежним нашим государьским жалован­ным грамотам» каковы описаны в сей нашей Великих государей грамоте выше сего. — Ив прошлом во 194 году марта в 9 день, по челобитью Вятчан земскаго старосты Алешки Швецова с товарищами, послана наша Великих государей грамота: велено Успенскаго монастыря монастырских крестьян и каринских татар и верхочепецких отяков и бесермян в податях и в отпуски в подводы поровнять с посадом и с уездом, по переписным книгам, по дворовому числу, и против иных таких же податей. — И ныне били нам челом Великим государем с Вятки, Хлынова города, Каринской волости татара, выборной вотин Стенка Люкин да бесермянской целовалник Ештеречко Чубышев, и во всех каринских и верхо­чепецких татар и бесермян и отяков место, что, по прежним отца нашего государева, блаженныя памяти Великого государя, и брата нашего, блаженныя памяти Великого государя, обесчателным жалованным грамотам, на Вятке всяких доходов с мирскими людми пла­тить не велено и воеводам от руских людей оберегать; и вятские де земские старосты и целовальники наших государских грамот не слушают, чинятся силны и обидят их напрас­но, сверх прежних наших государьских жалованных грамот, розводят на них многия лишния статьи, и в том им от земских старост и от целовальников чинятся лишние убытки и волокиты напрасно; и нам Великим государем пожаловать бы их татар и отяков и бесермян, велеть им о том наш Великих государей указ учинить, и дать им нашу Великих госуда­рей грамоту с прежних отпусков, с прочетом, по чему им впредь наши государьские дохо­ды платить, и воеводам, будучи на Вятке, им никаких налог чинить не велеть, и от руских людей во всем оберегать, чтоб им от воевод и от земских старост и от целовалников, от лишних розметов, в конец не погинуть и врознь не розбрестись и во всем не разориться и наших государьских податей не отбыть. — И как к тебе ся наша Великих государей грамо­та придет, и ты б каринским татаром и отяком и бесермяном велел во всем чинить по прежним нашим государьским жалованным грамотам, блаженныя памяти Великого госуда­ря царя и великого князя Федора Ивановича, и деда нашего, блаженныя памяти Великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, и прадеда нашего государева, бла­женныя памяти Великого государя святейшаго Филарета Никитича, патриарха Московскаго и всеа Русии, которыя грамоты описаны в сей нашей государьской грамоте выше сего; а чего по жалованным грамотам делать не указано, и их каринских татар и отяков руским людем ни в какие росходы, ни в подводы, ни в ратные люди, ни в хлеб, притягивать не велел, и мимо жалованных грамот ничего не делать и во всем их от руских людей обере­гать, чтоб им никаких обид и налог не было; а наши Великих государей доходы велел им платить по окладу, по вятским приходным книгам и по сметным спискам и по нашим Вели­ких государей грамотам, каковы учнут на Вятку приходить; а нашу государьскую грамоту прошлаго 194 году марта 6 числа, какова прислана на Вятку по челобитью земских ста­рост, что велено им тягло и подати платить с мирскими людми вряд, указали мы Великие государи отставить, потому что та грамота отпущена без выписки и мимо прежних наших государьских жалованных грамот. А прочет сю нашу Великих государей жалованную гра­моту, велел с нее списать список слово в слово и оставил у себя в приказной избе; а подлинную сю нашу Великих государей грамоту отдал бы каринским татаром и отяком и бесермяном, впредь для иных наших воевод и приказных людей. Писан на Москве лета 7195 сентября в 25 день.

Из архива Вятскаго Магистрата. — Напечатана в «Акт[ах] археографической] экспедиции»]. — [Г]. IV. — [С]. 434-436.

1697 г. 31 марта. Наказ окольничему князю Львову, определенному воеводою в Ка­зань. — Об управлении казенными и земскими делами.

I. Велено выяснить наличность хлеба, казны, военных припасов, а также и то, «поче­му с ясачных людей, с чуваши и с черемисы и вотяков ясаков и всякие доходы сбирают», п. 7. «Смотреть и беречь накрепко, чтоб татар и чувашу и черемису и вотяков русские люди и толмачи и приставы, также из них их братья татаровя и черемиса ябедники молодчих людей татар же и чувашу, и черемису, и вотяков не обидели напрасно и продажи и убытков не чинили, да и самим им окольничему и воеводам князю Петру Лукичу с то­варищи, им напрасных никаких налог и жестокостей не чинити, держать к ним ласка и привет и государскою милостью обнадеживать; а от которых между ими бывает всякое дурно и в людех смута, и тех унимать чтоб одноконечно никому ни от кого обид и нападок и убытков и разоренья не было».

8. Смотреть и беречь накрепко, чтобы в Казанской уезд в чувашу и в черемисские волости и в деревни торговые всяких чинов люди, пансырей, пищалей и никакого железа, что годно к войне, не продавали, также и всяких заповедных товаров, сверх проезжих грамот и таможенных памятей не возили: потому ж кузнечного б и серебряного дела чуваша и черемиса не делали, и кузнечные и серебряные снасти ни у кого б в чуваше, и в черемисе, и в вотяках не было: а у кого серебряную или кузнечную снасть проведают, и им тое чувашу и черемису и вотяков с тою серебряною и кузнечною снастью велеть приводить в Казань, и распрашивать их, у кого они те снасти взяли, и те снасти имать в приказ; а им сказать: буде вперед будут так делать, и им будет такое же наказанье и смертная казнь.

9. А покупали бы чуваша, и черемиса, и вотяки топоры и косы и серпы и ножи в Казани у всяких людей в торгу; а продавать им и всяким торговым людям такие товары немногие, с объявкою в Казани или где случится; и в пригородах по тому ж и всяких заповедных продаж смотреть и беречь накрепко, чтоб чуваша, и черемиса, и вотяки лишняго не по­купали и торговые люди никто им не продавали, и заказать о том торговым людям накреп­ко.

II. А в уезд в татарские, и чувашские, и в вотяцкие волости и в деревни для выемки табаку никого не посылать, и никого их иноземцев с табаком из уезду в город не имать, и убытков и разоренья им в том никому не чинить.

20. В Казани же в городах и в слободах в летнюю пору велеть учинить приказ крепкой, чтоб всякие люди летом изб и бань не топили, и на хоромах в летнюю пору николи без воды не было; а для хлебнаго печения велеть печи поделать на полых местах, где б было не близко хором. 22. В Казани же велеть учинить заказ крепкой и бирючем кликать по многие дни, чтоб казанские всяких чинов русские люди и мурзы и татарове и чуваша и черемиса Великаго государя всяких чинов русскихъ людей и вотяков, и чуваш, и черемис и их жен и детей и поместных и оброчных и ясачных земель и бортных угодьев и никаких угодьев ни в каких долгех в заклад к себе не имали и ни в какие крепости ни писали ни которыми делы, и о том в Казани и в казанских пригородех велеть учинить заказ крепкой, чтоб тот Великаго государя указ русским людем, и мурзам, и татаром, и вотяком, и чуваше, и черемисе был ведом. Виновникам «быть в смертной казни». А которые всяких чинов люди крещеные и которые не крещеные, а наперед сего жили и поныне живут в закладех у всяких чинов людей: и тем людем, которые крещены и некрещены, велеть жить в тяглах и на ясакех по прежнему, а денег по кабалам и по закладным, по всяким крепостям заимщиком платить им не велеть; а истцом в тех деньгах велеть отказывать и крепость всякие у всяких людей на закладных людей имать в приказную палату. 30. В присылке было из Казани к Москве чистыя меди со 161-1653 по 173-1656 год 4 641 пут 5 гривенок. 35. Во 171-1663 г. в Казанском уезде делана была селитра и порох многое число.

40. А с ясачных людей Казанскаго уезда для сбора ясачных и всяких оброчных денег в прошлых годех до 179-1671 г. из Казани по отпуску бояр и воевод ездили дворяне и дети боярские и подъячие, и те сборщики ясачным людем чинили многие налоги и обиды и сверх ясачных денег сбирали с них многие деньги, и от того ясачным деньгам и хлебу учинилось многая доимка, а в прошлом во 180-1672 г. будучи в Казани боярин и воевода князь Алексей Андреевич Голицын с товарищи по челобитью всего Казанскаго уезду ясачных людей ясачные всякие доходы велели сбирать с них им уездным людем самим, выбрав из себя лучших и пожиточных людей, со всех дорог человек по 5 и по 6, за выбо­ром всех ясачных людей, и выбрав, приводить в Казань, а дворян и детей боярских и подъячих, для многих их велели; а после их боярина и воевод князя Алексея Андреевича с товарищи по прежнему учали для тех сборов ездить в уезд. Казанцы дворяне и подъя­чие, и чинят уездным людем разоренье пуще прежнего, и от того разоренья уездные многие люди разбежались и деревни запустели, а ясачные деньги и хлеб в доимке учини­лось много не посылать более из Казани. Сбор должны производить, как при Голицине, выборные сборщики. «А будет им понадобится для записки подъячий, и тех подъячих давать, кого они похотят». 41. С ясачных русских людей и с чуваши и с черемисы и с вотяков и с мордвы по переписным книгам 186-1678 г. с 15 464 ясаков деньги собраны, всего 15 034 рубля 24 алтына 5 денег за хлебные ясаки и за веревки, что сбираются Казанского] у[езда] с ясачных людей 291 р[убль] 5 алтын. С ясачных людей Казанского] у[езда] по сметному списку 189-1681 г. с 15 950 ясаков по 7 алтын по 2 деньги с ясака, итого 3 509 рубл[ей]. Со Свияж[ского] у[езда] 1 172 р[убля] 18 алтын 2 деньги. С Чебок­сарского] у[езда] с ясашных с 2 390 дв[оров] 478 р[ублей], с Козмодемьян[ских] ясач[ных] с 2 122 дв[оров] 424 р[убля] 14 алт[ын] 2 деньги. С Цивил[ьских] ясашников — 1 743 дв[оров] 348 р[ублей] 20 алт[ын], с Ядрин[ских] ясаш[ников] — 1 258 дв[оров] 251 р[убль] 20 алтын. С Кокшайских ясаш[ников] — 218 дв[оров] 43 р[убля] 20 алт[ын], Яран[ских] ясаш[ников] — 731 дв[ора] 146 р[ублей] 13 алт[ын] 2 деньги, Царевок[окшайских] ясаш [ников] — 1 045 дв[оров] 209 р[ублей], Царевосанч.VI яс[ашников] — 691 дв[ора] 138 руб­лей] 20 алтын, Уржум[ских] яс[ашников] — 1 070 дв[оров] 214 р[ублей]. Ямских денег с ясачных людей с 15 950 ясаков, по 10 денег с ясака, итого 428 р[ублей] 16 алтын 4 деньги.

П[олное] с[обрание] з[аконов Российской империи]. — Т. III. (1689VII-1699). — № 1579. — С. 234-301.

Никольский Н. В. Сборник исторических материалов о народностях Поволжья. — Казань, 1919. — С. 86-104.

 

Публикацию подготовила Гузель Гаффарова, ведущий специалист ГАУ при КМ РТ

Николай Никольский: ВОТЯКИ

Сергей СиненкоНародознание и этнографияУдмуртияобычаи,Удмуртия,удмурты,этнографияНиколай Никольский. ВОТЯКИ Размещаю малоизвестную статью Н.В. Никольского 'Вотяки' из работы 'Сборник исторических материалов о народностях Поволжья'. - Казань, 1919.Вотяками раньше называли удмуртов. Этот финно-угорский народ проживает сегодня в Удмуртской Республике и в соседних регионах. Говорят вотяки-удмурты на русском и удмуртском языках (последний относится к финно-угорской группе уральской семьи)....Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл