knigi-islam В Самаре анализируют исламскую литературу на экстремизм Антитеррор Самарская область

В Самаре анализируют исламскую литературу на экстремизм

Председатель Духовного управления мусульман Москвы Ильдар Аляутдинов: Сознание человека порой можно сравнить с сосудом, который заполняется всем подряд…

В России ведётся работа по выявлению исламской экстремисткой литературы. К делу подключены религиозные деятели и эксперты-религиоведы, исламоведы, чтобы определить деструктивные посылы этих текстов.

21 января районный суд Самары рассмотрит дело о включении нескольких текстов исламских авторов в список экстремистской литературы. Книги изъяты в молельном доме в поселке Красный пахарь Самарской области в рамках обыска по делу “подпольной салафитской ячейки”, о котором сообщало местное управление ФСБ.

Судом рассматриваются следующие тексты:

Толкования Корана ибн-Касира (Абуль-Фидаа Исмаил ибн Умар ибн Касир ад-Димашки. Тафсир аль Куран аль-Азым.

Комментарий к Великому Корану Мухтасар (Махачкала: Китаб, 2013-2014. Т. 2, 3) и ас-Саади (Абд ар-Рахман бин Насир. Толкование Священного Корана. Облегчение от Великодушного и Милостивого. В 3 т. Перевод с арабского Э.Кулиева (М. Эксмо-Умма, 2014. Т. 1, 3).

Кроме того, в иске фигурируют книги из серии “Значение и смысл Корана (SKD Bavaria Verlag & Handel GmbH, 1999).

knigi-ob-islame-jekstremizm-3 В Самаре анализируют исламскую литературу на экстремизм Антитеррор Самарская область

Исковое заявление опирается на выводы лингвистической экспертизы, выполненной в марте 2018 года УФСБ России по Самарской области. По заявлению прокуратуры, в представленных для изучению текстах обнаружены “высказывания экстремистского характера, направленные на возбуждение ненависти, вражды либо розни по признаку отношения к религии (в отношении групп “иудеи”, “христиане”, “неверующие”)”. В июне 2018 года суд заказал по делу новую экспертизу.

Интересы выпустивших книги издательств “Китаб”, “Издатель Эжаев А.К.”, “Татмедиа” ПИК “Идел-Пресс”, и “Эксмо” представляют адвокаты Равиль Тугушев, Саид-Магомед Чапанов, Руслан Нагиев и Марат Ашимов.

islam-igil В Самаре анализируют исламскую литературу на экстремизм Антитеррор Самарская область

Директор центра исламоведческих исследований Академии наук РТ Ринат Патеев отмечает, что история с книгами, которые собираются запретить самарским судом – это последствия хаоса, творящегося сегодня на рынке мусульманской книжной литературы.

– Если в начале 90-ых годов можно было объяснить происхождение полулегальных изданий, то сегодня встречаются весьма искусно сделанные книги. Например, есть такая книга как «Футух аш-Шам», по русский «Завоевание Сирии» автора имама аль-Вакыди начала 9 века. По факту – это хроника арабских завоеваний Ближнего Востока. Безобидная книга для любителей истории. Но сегодня это произведение используется какими-то анонимными силами, переиздаётся, – рассказывает Патеев. – Историческое произведение издано на хорошей, дорогой мелованной бумаге. Оно снабжается введением, которое явно указывает на современные события в Сирии, на борьбу игиловцев. На книге присутствует формула таухида на арабском языке, каким сегодня пользуются идеологи ИГИЛа (организация запрещена на территории России). Делается это с явным оттенком призыва участвовать в «Священной войне» в Сирии. При этом непонятно, кто и где издал эту книгу, с каким тиражом она вышла и так далее.

Таким образом, резюмирует собеседник, безобидное, сугубо историческое произведение о событиях средневековья превращается в настоящий идеологический инструмент рекрутирования на войну в Сирию.

Одна из книг по которому Самарский суд будет выносить решение – «Смысловой перевод Корана на русский язык с комментариями Абд ар-Рахмана ас-Саади» в трёх томах.

– Если говорить конкретно об тафсире (толковании, комментариях) Абд ар-Рахмана ас-Саади, то к нему со стороны экспертного исламоведческого сообщества есть очень много вопросов. Мы не говорим о самой священной для мусульман книги Коране, как это может показаться, – продолжает директор Центра исламоведческих исследований Академии наук РТ.

Эксперт отмечает, что у некоторых российских мусульманских лидеров есть мнение, что тафсир ас-Саади – это интерпретация Корана в классическом духе. Но, рассуждает эксперт, на самом деле комментатор ас-Саади далек от классики, он родился в 1889 году в Саудовской Аравии, а умер в 1957 году.

757fefec8bc0ecc48e07c30fc4af9999-640x640 В Самаре анализируют исламскую литературу на экстремизм Антитеррор Самарская область

– То есть, мы говорим о деятеле 20 века. Ас-Саади именно тот мусульманский идеолог, благодаря которому, в том числе и его толкованиям, и комментариям, в 20 веке были популяризированы столпы ваххабитской идеологии и кумиры исламских радикалов и салафитов, а именно Абд аль-Ваххаба и Ибн Таймийя, – утверждает Ринат Патеев.

– Многие задаются вопросом, не является ли запрет некоторых религиозных книг ограничением свободы человека. Сознание человека порой можно сравнить с сосудом, который заполняется всем подряд. Зачастую человек и сам не может разобраться, что есть хорошо, а что плохо, что соответствует действительности, а что нет, – рассуждает председатель Духовного управления мусульман Москвы Ильдар Аляутдинов.

Иногда приходится встречаться с такими людьми, для которых получение знаний сводится лишь к чтению нескольких книг или вовсе только интернет-ресурсов, при этом человек совершенно не задумывается о достоверности получаемой информации.

Именно на основе первой полученной информации зачастую в последующем формируется религиозное мировоззрение. А когда в основу ложатся неправильные, радикальные взгляды, это всегда приводит к очень плачевным последствиям, как для самого человека, так и для всего общества, – резюмирует Аляутдинов.

По словам Рината Патеева, новости о запрете какой-либо книги исламского автора на различных мусульманских сайтах, порталах и сообществах в соцсетях сопровождаются с явным посылом «В России хотят запретить священные книги мусульман…». Эти тезисы в основном используют политические силы и, как правило, запрещённые в России организации, в частности, «Хизб ут-Тахрир». Хотя мы видим, что на самом деле говорится о сомнительных переводах текстов на русский язык или комментарии к ним.

Подобным образом приправленная информация вызывает среди верующих негативные эмоции, людей программируют на негативное отношение к России, её государственным институтам и правоохранительным органам. И делается это самым циничным образом, когда культурное наследие мусульманских народов, их священные тексты намеренно искажаются, фальсифицируются и приписываются ложные комментарии и выводы.

Нужно заметить, что ситуацией уже воспользовался Совет муфтиев РФ под председательством Равиля Гайнутдина, выступивший со следующим заявлением.

ravil-gajnutdin В Самаре анализируют исламскую литературу на экстремизм Антитеррор Самарская область

ЗАЯВЛЕНИЕ

Поддерживая духовно-нравственные традиции мусульманских народов России, Совет муфтиев России последовательно и целенаправленно прилагает усилия для укрепления межрелигиозного согласия в нашей стране и внимательно отслеживает процессы внутри и вокруг мусульманской уммы России.

Ситуация с запретами традиционной мусульманской литературы, особенно сочинений общепризнанных мусульманских классиков, сложившаяся в последние годы в нашей стране, не может не вызывать вопросов и обеспокоенности. Прежде всего, потому, что она находит отголоски в мусульманской среде и даёт повод определённым группам спекулировать якобы предвзятым отношением Российского государства к представителям мусульманской религии. В этой связи Совет муфтиев России считает необходимым выразить свое отношение к необъективным и в известной мере непрофессиональным оценкам некоторых экспертов в отношении перевода «Толкования Священного Корана», составленного Абдуррахманом ибн Насиром Ас-Саади (пер. Э. Р. Кулиев, изд-во «Умма»).

Перевод этого толкования был первым полным комментарием к тексту Священной Книги мусульман на русском языке. Учитывая глубину и многогранность традиций герменевтики в мусульманском богословии, можно утверждать, что выбор именно этого толкования был достаточно удачным, поскольку, с одной стороны, оно составлено в духе классического тафсира, а с другой стороны, характеризуется простотой изложения и упором на морально-нравственное воспитание верующих.

В этом труде нет детального рассмотрения разногласий между мазхабами и тарикатами, что могло бы подтолкнуть читателей к неуместным дискуссиям на религиозные темы. Автор избегает разбора богословских споров между суннитами и шиитами, между разными школами калама или суфийскими тарикатами, некоторые из которых являются традиционными для мусульманских регионов России. Едва ли можно найти другое классическое толкование Корана, в котором такие достаточно сложные и проблемные вопросы излагаются в столь деликатной и умеренной манере.

Комментарии автора к аятам, которые говорят об отношении к последователям других религий, подчеркивают: кораническое отношение к язычеству и другим формам «приобщения сотоварищей к Богу» близко к Ветхозаветному. Священный Коран содержит как нравоучения, формирующие нравственное отношение верующих к тем или иным поступкам, так и заповеди, регулирующие самые разные сферы жизнедеятельности, будь то семейно-брачные отношения или торгово-финансовые.

Однако важно отметить: как и в Пятикнижии, в Священном Коране есть предписания, которые относятся не только к мирному, но и к военному времени, что совершенно очевидно для людей сколько-нибудь знакомых с сакральными текстами. В этом ключе заповеди, регулирующие отношение к участникам военных действий или военнопленным, а также защищающие права мирного гражданского населения, нужно понимать не как призыв к действию, а как нравственное обоснование положений существующих конвенций и международных соглашений.

Поэтому инсинуации некоторых «экспертов», намекающих на якобы призывы к разжиганию межрелигиозной вражды в Коране и комментариях к нему, не соответствуют действительности и требуют более профессионального и взвешенного подхода к проблеме.

С другой стороны, важно отметить, что в книге «Толкование Священного Корана» решительно и последовательно изобличаются радикальные взгляды хариджитов и им подобных групп, пытающихся обосновывать свои крайние убеждения сакральными текстами. Более того, в текст книги открыто призывает мусульман, живущих в светских государствах, уважать права человека, соблюдать законы этих стран и поддерживать такое «республиканское устройство» (как видно из комментариев автора к 95-му аяту суры «Худ»).

Специалистам в области тафсира хорошо известно, что такого рода пояснения практически нельзя встретить в других классических тафсирах, и неоспоримо, что они имеют большое позитивное значение для формирования гражданской культуры у мусульманского населения страны.

Необходимо отметить, что книга «Толкование Священного Корана» на протяжении более чем десяти лет использовалась в качестве вспомогательной литературы в мусульманских учебных заведениях, а также является настольной книгой у многих имамов и преподавателей, и зарекомендовала себя с положительной стороны.

Совет муфтиев России считает своей задачей подготовку актуальных комментариев к Священной Книге мусульман, в которых сделан особый акцент на вопросах, представляющих особую важность для мусульман Российской Федерации. Мы выражаем уверенность, что с появлением таких трудов потребность в переводной литературе уменьшится; она будет востребована только теологами и арабистами, специализирующимися на коранических исследованиях.

Тем не менее, в процессе подготовки новых актуальных трудов отечественные специалисты вынуждены обращаться к классическим трудам по герменевтике, в первую очередь, уже переведенными на русский язык.

Принимая во внимание все сказанное выше, Совет муфтиев России ходатайствует о НЕ включении книги «Толкование Священного Корана», составленного Абдуррахманом ибн Насиром Ас-Саади (пер. Э. Р. Кулиев, изд-во «Умма»), в Федеральный список экстремистских материалов.

Совет муфтиев России и Духовное управление мусульман Российской Федерации, на различных площадках неоднократно высказывали свою позицию относительно запрета религиозной литературы.

Считаем правильным вновь заявить: при проведении экспертизы целесообразно осуществлять не только психолого-лингвистическую экспертизу, необходимо проводить также и религиоведческую экспертизу с привлечением богословов, религиоведов и экспертов в данной области.

Привлечение же некомпетентных специалистов и экспертов, в том числе и по мусульманской тематике, может привести к обратному эффекту, в обществе могут назреть конфликты на межрелигиозной и межнациональной почве.

С добрыми молитвами и наилучшими пожеланиями,

Муфтий шейх Равиль Гайнутдин,

Председатель Духовного управления мусульман Российской Федерации, Председатель Совет муфтиев России, Член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации

Kreg74АнтитеррорСамарская областьислам в России,Равиль Гайнутдин,Самара,Совет муфтиев,Хизб ут-ТахрирВ Самаре анализируют исламскую литературу на экстремизм Председатель Духовного управления мусульман Москвы Ильдар Аляутдинов: Сознание человека порой можно сравнить с сосудом, который заполняется всем подряд... В России ведётся работа по выявлению исламской экстремисткой литературы. К делу подключены религиозные деятели и эксперты-религиоведы, исламоведы, чтобы определить деструктивные посылы этих текстов.21 января районный суд Самары...cropped-logo_ru-700 В Самаре анализируют исламскую литературу на экстремизм Антитеррор Самарская область