Старообрядческие села Пермского края в XX-XXI вв.

staroobrjadcy Старообрядческие села Пермского края в XX-XXI вв. Люди, факты, мнения ПЕРМСКИЙ КРАЙ

История, быт и хозяйство старообрядческих поселений Пермского края в верховьях р. Камы

За последнее столетие жизнь деревни подвергалась постоянным соци­ально-экономическим изменениям. Важно проследить эти изменения на конкретных примерах — в данном случае на изменения в жизни сел и деревень, населенных преимущественно старообрядцами и расположенных в Пермском крае, в верховьях реки Камы.

Быт и хозяйство старообрядческих поселений в 1920-1930-е гг.

Благодаря сохранившимся в сельских советах похозяйственным книгам мы можем получить пред­ставление о развитии сельскохозяйственных отношений начиная с 1920-х гг. Замечательным источником по этой теме стала похозяйственная книга за 1924 год, обнаруженная в Кониплотническом сельсовете во время одной из комплексных экспедиций Археогра­фической лаборатории МГУ им. М.В. Ломоносова.

Так, по данным похозяйственной книги в 1924 году в Конятском обществе Кониплотнического сельсовета было более 10 на­селенных пунктов: деревень, починков, хуторов, всего насчиты­валось 34 хозяйства с населением в 151 человек, непосредственно в Конятах располагалось не более 15 дворов. В среднем на семью приходилось 4,44 человека.

Средний возраст жителей составлял около 30 лет. В распоряжении 34 хозяйств сельского общества, находилось 569 десятин земли, что составляло в среднем 16,7 де­сятин на хозяйство, либо 3,77 десятины на человека.

Наделы земли были различными, от 2 до 37 десятин (1 десятина = 2400 кв. сажень = 1,09 гектара), причем менее 10 десятин (а это более 10 га, что примерно равно размеру земельного пая при роспуске колхо­зов в 1990-х гг.) имело только 14,5 % хозяйств, а 56 % хозяйств владели наделами от 10 до 19 десятин включительно. Почти треть хозяйств (29,5 %) имели земли более 20 десятин.

Наиболее зажиточными были сыновья духовного наставника местной старообрядческой общины Гордия Семеновича Безгодова — Нефёд и Кузьма Гордиевичи. В их владении, кроме земли, была также и мельница. В деревне широко были развиты промыс­лы, изготавливались предметы обихода (в том числе деревянная и керамическая посуда).

В центре деревни находился молельный дом, была и изба-читальня. Некоторые жители занимались тор­говлей, ездили в близлежащие села на базар и ярмарки. В годы НЭПа несколько оживился рынок, произошло имущественное расслоение жителей, совершались акты купли-продажи земли. Так, имеется письменный договор от 1923 г., заверенный сельским советом, о передаче участка земли другому владельцу в обмен на некоторые сельхозпродукты (зерно, мясо, сыр и др.).

Процесс образования коллективных хозяйств проходил до­вольно напряженно, организатором советской власти в деревне выступил Степан Яковлевич Безгодов, во время Первой мировой войны бывший членом солдатского комитета полка, а в Граждан­скую войну командовавший карательным отрядом (участвовал как в подавлении Сепычевского восстания, так и в выселении раскулаченных крестьян).

Как относились к нему одно­сельчане? В воспоминаниях он рассказывает, что сразу по возвращении в деревню к нему в дом в одну из ночей вломилось несколько человек, которые сильно из­били его жену, так как его самого дома не было. В другой раз дом был подожжен…

В 1927 году по инициативе С.Я. Безгодова в Конятах организован колхоз «Свержение», один из первых колхозов в районе. Однако в него вошло только несколько хозяйств. Со стороны жителей последовало резкое противодействие, и колхоз был распущен.

Новая, теперь уже централизованная попытка ор­ганизации колхоза была предпринята в 1929 году. На этот раз в колхоз вошли многие зажиточные семьи.

К середине 1930-х гг.  колхозная сис­тема окончательно сложилась. В каждом сельском обществе возник свой колхоз. Средний на­дел усадебной земли у колхозников теперь не превышал 36 со­ток.

Противники колхозного строя преследовались. Так, только в Конятах с 1932 по 1934 год четыре хозяйства были раскулаче­ны, а хозяева с семьями сосланы, еще шести жителям деревни пришлось уехать в основном в ближайшие города.

Приоритет­ной сферой хозяйствования в колхозах стало полеводство, выращивание зерновых и других культур. Для этого расчища­ют новые поля, выкорчевываю непроходимые вековые леса. Такие традиционные виды деятельности, как от­хожие промыслы и животноводство, отходят на второй план, а то и вовсе исчезают.

Поселения Верхокамья в 1940-1970-е гг.

С началом Великой Отечественной войны население Конятского общества занято в заготовках хлеба, леса, сена, которые свозили на ст. Верещагино и отправляли для нужд фронта. Бригады и колхозы вовлекаются в соцсоревнования, которое становятся регулярными.

Из-за нехватки рабо­чих рук посевные площади в годы войны сократились. За период войны только жителей Конят погибло семь человек (10% от населения). В местной печати много раз отмечали отставание колхозов Кониплотнического сельсовета в подготовке к полевым работам и задержке самих работ. Крити­ковалась плохая работа изб-читален, не проводящих в Кониплотино беседы по политической пропаганде.

При Н.С. Хрущеве стала проводиться активная аграрная по­литика. Отражением времени стал проведенный в 1961 г. в Сиве районный семинар кукурузоводов. В это время широко развива­ется птицеводство, основными хозяйственными направлениями становится производство мяса, молока, куриного яйца и шер­сти.

Происходило укрупнение колхозов и последовавшее за этим укрупнение населенных пунктов. Постройка дорог и проведение электроэнергии вели только к центральным колхозным усадьбам. Закрытие начальных школ и магазинов в деревнях вело к их запустению. Люди с хуторов переезжа­ли в крупные деревни.

Именно в это время активно шло строительство домов, что также можно проследить по похозяйственным книгам. К 1963 году доля новых домов, построенных после 1955 года в Конятах, достигла 50 % (в настоящее время дома, построенные за этот период — всего восемь лет — составляют 37 % от общего числа).

Уменьшение числа жителей происходило за счет сокращения населения среднего возраста — люди уезжали в города. За десятилетие с 1961 по 1971 год населе­ние сократилось на 15 %.

В 1961 году в Конятах насчитывалось 23 двора и проживало 98 человек, из них 53 % составляла моло­дежь до 20 лет, плюс еще 30 % людей до 40 лет. Пенсионеров было всего 7 человек. Средний возраст составил 24 года, что говорит о послевоенном демографическом подъеме. Земли в пользовании было 36 соток на хозяйство, что составляло в среднем 8,5 соток на человека.

Отсталость хозяйственного развития подталкивала мо­лодежь к поискам жизни вне деревни. Разрывалась связь поколений. Старики, умирая, ничего не передавали внукам. Дети, получая образование в унифицированных школах,  все дальше отходили от традиционной жизни своих предков.

В 1970-х годах еще больше усилился отъезд молодежи из деревни, что вело к значительному сокращению и старению населения. Так, если в 1971 году в Конятах проживало 83 человека, средний воз­раст которых составлял около 26 лет, то к концу 1990-х оста­лось менее 40 человек, а средний возраст составил уже 45 лет. Из 52 человек, родившихся в Конятах с 1941-го по 1961 год, в 2000 году в деревне оставалось только четверо.

Изменение хозяйственного уклада в 1980-2000-е гг.

К концу 1980-х годов от Конятского общества сохранилась только деревня Конята. Вместе с сокращением численности жителей деревни сокраща­лось и число людей в личном хозяйстве. Если в 1924 году на хозяйство приходилось 4,44 чел., а в 1961 году 4,26 чел., то в 2000 году уже только два человека на хозяйство.

В 1980-х гг. колхоз им. Куйбышева Кониплотнического сель­совета, в который входила Конятская бригада, согласно сводкам районной газеты, занимал по району в среднем 10-14 место из 16 хозяйств, но, что интересно, в это же время по закупкам продуктов животноводства у населе­ния стабильно держался в первых рядах.

По этим сводкам можно также проследить и приоритетные отрасли ведения домашнего хозяйства. Так, по сдаче молока жители Кониплотнического сель­совета занимали 1—2 место по району, по мясу и яйцу — среднее и ниже среднего, а по сдаче шерсти имели самый низкий показа­тель в районе.

Низкий показатель по сдаче шерсти говорит ско­рее всего о широком распространении местного кустарного про­изводства — от катанных войлочных шляп и валенок до вязаных изделий, а соответственно о внутренней потребности в шерсти, так как известно, что поголовье овец здесь было довольно значи­тельным.

С началом перестройки предпринимались попытки реанимиро­вать местные колхозы, им списывали долги, обеспечивали техни­кой, оказывали шефскую помощь городские организации. Однако после развала Советского Союза и начала экономических реформ и последовавшей за этим либерализации цен изменилась и ситуа­ция в деревне.

Вот что по этому поводу сообщает районная газета: «В текущем году уже никто не собирается субсидировать убыточные колхозы. И как они будут существовать — зависит от них самих. В первую очередь от того, как будет налажено производство и реализация продукции. Надои по 3-4 кг [для Кониплотино 2,9 кг] от коро­вы не позволяют хозяйствам даже при максимальном увеличении цен на молоко покрыть свои потребности в необходимых сред­ствах для выдачи зарплаты и др.».

В марте 1992 года в Кониплотино на общем собрании колхоз­ников было принято решение о самороспуске колхоза им. Куй­бышева, о чем было «указано сверху»». Земля, поголовье скота, техника и другое имущество колхоза было разделено на паи и подлежало распределению между колхозниками (а также колхоз­никами-пенсионерами).

При разделе земельный пай в среднем на колхозника составил девять гектаров. Некоторые пайщики объ­единялись и создавали товарищества.

При реорганизации колхоза им. Куйбышева предполагалось, что колхозники, выйдя с земельным и имущественным паем, вновь объединятся в общественные структуры, такие как ассо­циация крестьянских хозяйств, сельскохозяйственное товарище­ство, малое предприятие. Однако далеко не все захотели вновь объединяться. Наиболее предприимчивая часть бывших колхозников, зарегистрировав в законном порядке свои фермерские хо­зяйства, стала работать на свой страх и риск.

Другие объедини­лись в самостоятельные товарищества, в фермерские ассоциации или стали вести индивидуальные крестьянские хозяйства. Среди новых фермеров оказалось много бывших колхозных руководите­лей разных уровней.

Уйдя из колхоза, боль­шинство фермеров начинали все-таки не с нуля. Была поделена техника, в зависимости от площади пашни, разделены удобрения, семена, которые были запасены ранее. Хотя частично и за день­ги, но достались новым структурам и различные постройки.

Вот что об этом пишут в районной газете «На Родной Земле»: «На последнее заседание земельной комиссии, которое состоялось в конце прошлой недели, было представлено к рассмотрению более двух десятков заявлений граждан об организации крестьянских (фермерских) хозяйств. Притока желающих стать фермерами в связи с проводимой реорганизацией колхозов и совхозов следо­вало ожидать. На этот раз большинство заявлений поступило из Кониплотнического сельского совета, на территории которого расформировался колхоз им. Куйбышева, а земля, все основные средства переданы по паям или продаются колхозникам.

Как выяснилось на заседании комиссии, выходя из колхоза и приобре­тая землю в размерах определенного пая, люди выбирают различ­ные пути ведения хозяйства. Так, А.А. Шипицин и бывший председатель колхоза Б.М. Безгодов, став главами своих крестьян­ских хозяйств и имея рядом поля, не стали объединяться в товарищества. Однако технику из колхоза брали с таким расчетом, что, если, например, А. Шипицин берет культиватор, то Б.М. Без­годов — сеялку, и так далее. Ведя раздельные хозяйства, землю они обрабатывали вместе.

Реорганизация колхоза затянулась. Когда по­дошло время полевых работ, многие из бывших колхозников еще не оформили свое право на землю и даже не решили, как будут работать дальше. Оставалось невостребованным некоторое колхозное имущество, подлежащее приватизации.

Интересные изменения стали наблюдаться в 1990-х гг. в жизни соседних деревень — Конят и Седунов. Седуны — центральная усадьба Конятской бригады, в колхозное время в этой деревне были построены одно- и двухквартирные дома для колхозников, приехавших из других мест и переселившихся из окрестных деревень. В итоге получился типичный продукт колхозного строя — советский человек-колхозник без каких-либо устойчивых куль­турных и традиционных связей, привыкший просто ходить в колхоз на работу.

Как следствие, после раздела колхоза никто из них не стал работать самостоятельно. Не смогли новые жители Се­дунов и организоваться вне рамок колхозного хозяйствования. В итоге седуновцы со своими паями присоединились к ближайше­му, сохранившему свою организацию, колхозу им. Ленина (с. Буб). В настоящее время эта деревня одна из самых неблагополучных в сельском совете и в колхозе.

Совсем другая ситуация сложилась в д. Конята, которая сумела и в конце XX в. сохранить традиционные формы хозяйствования. Некоторые хозяева не стали снова входить в колхоз, а, получив земель­ные наделы, занялись сельским хозяйством самостоятельно. Те, кто не в силах был обрабатывать землю, отдавали свои наделы в аренду колхозу, который расплачивается зерном и мукой.

В Конятах и других деревнях округи стала работать и новая форма организации, когда хозяева выплачивали колхозу определенную сумму (для 2000 г. 1000 руб. за гектар), а колхоз брал на себя обя­зательства вспахать пашню, засеять хлебом и собрать зерно. Полу­ченное зерно распределялось между внесшими средства в размере среднего урожая, что в среднем составляло 15 центнеров с гектара.

Период с 1992-го по 1998 год для ведения своего хозяйства был довольно благоприятным. Стали появляться серьезные фермерские хозяйства. В первой половине марта 1996 г., после окончательной передачи земли, ранее принадлежавшей колхозу им. Куйбышева, оставшейся после раздела паев, на балансе Кониплотнического сельсовета оказалось 1890,93 гектара.

В последующие годы мест­ные органы власти не только получали, но и передавали свою землю другим юридическим лицам — колхозу им. Ленина, Райдоркомбинату и другим. Кроме того, земля передавалась в аренду отдельным крестьянским хозяйствам и частным предприятиям, та­ким как «Безгодов Н.Ф.», «Безматерных П.А.». 

Основным занятием стало в это время выращивание хлеба (в основном на фураж), картофеля, активней стало развиваться животноводство. У людей во дворах стали появляться лошади, трактора, различная техника и даже комбайны. Почти в каждом доме появилась новая бытовая техника.

Выделялись хозяйства Шипицина Андрея, Безгодова Николая Федоровича, хозяйства Безгодовых Владимира Борисовича и Бориса Михайловича (быв­ший председатель колхоза им. Куйбышева, ныне работник рай­онной администрации). Интересна такая деталь: за последние 6-8 лет в конятских окрестностях вновь появились отдельные заимки, возникли хутора. Места их появления не случайны — все они возникли на месте ранее существовавших малых деревень и хуторов. Новые поселения возникли несмотря на продолжающее­ся уменьшение населения.

После экономического кризиса 1998 года некоторые фермеры фактически прекратили хозяйственную деятельность. Поля были запущены и стали зарастать бурьяном и лесным молодняком (в основном отдаленные угодья). Продажа хлеба государству прак­тически прекратилась, закупочные цены приблизились к себестои­мости.

Многие фермеры занялись более выгодной деятельностью: продажей леса, закупками сельхозпродукции (картофель, лук и др.) у населения с последующей продажей в городах. Другие перешли на животноводство, стали выращивать поросят, телят, в новых условиях мясомолочная продукция оказалась более кон­курентоспособной.

Один из фермеров недалеко от Конят на лугах реки Буб даже построил несколько прудов и занялся разведением рыбы, которую также стал продавать в город. Рынок сбыта пере­ориентировался вместо районного центра с. Сивы на города Верещагино и Пермь.

Однако такая серьезная перестройка оказалась под силу немногим. Как правило, рядовые колхозники перешли на индивидуальное хозяйство, которое по своим характеристикам приближается к хозяйству натуральному, фактически не имеюще­му товарной продукции.

Наметился некоторый подъем села. Так, с 1996-го по 1 января 2000 г. общая площадь земель ЛПХ (личное приусадебное хозяйство) в целом по Конишютническому сельсовету возросла на 62 гектара, или на 16%, причем на первом месте находится пашня. И это несмотря на то, что на территории Кониплотнического сельсовета в 1999 г. фермерских хозяйств было 27, а в 2000 г. их количество уменьшилось до 22 (из них 8 разводят нутрий).

На землях бывшего Конятского сельского общества в настоящее время находятся следующие фермерские хозяйства: Брюхановское (арендует 38 гектаров), Новая Боровка, Чертеж и Шипицыно. В Конятских личных хозяйствах поголовье КРС остается неизменным, в то время как поголовье овец сокра­тилось, а количество свиней, наоборот, увеличилось.

Изменения происходят и в целом по району. В конце 1990-х гг. увеличение посевных площадей составило в среднем 2,5 % в год. Урожайность достигла 15 центнеров с гектара и продолжает по­вышаться. В конце 1990-х — 2000 гг. увеличиваются лизинговые поступления новой техники, в 2001 г. такой техники в район по­ступило в 6 раз больше, чем в 2000 г.

Многие из возникших в послед­нее время фермерских и крестьянских хозяйств, убедившись в низкой рентабельности выращивания зерновых, сделали ставку на лес и животноводство, уральский же хлеб, имея низкую клейко­вину и не составляя конкуренции хлебу южному, идет в основном на фуражную подкормку для скотины. Таким образом население Верхокамья в современных условиях постепенно пытается при­способиться к меняющейся социально-экономической ситуации.

По исследованию: А.А.Безгодов Традиционная культура Пермской земли: К 180-летию полевой археографии в Московском университете, 30-летию комплексных исследований Верхокамья (Мир старообрядчества. Вып.5) – Ярославль: Ремдер, 2005.

lesovoz_69

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Next Post

Город Чердынь (Пермский край)

Пн Мар 21 , 2022
Город Чердынь в Пермском крае Город Че́рдынь на севере Пермского края, самый древний город Урала, стоит на правом берегу реки Колвы. Расстояние до ближайшей железнодорожной станции Соликамск — 102 км, до […]
Город Чердынь (Пермский край)