3

Великий Волжский путь в системе европейской торговли. IX-XI вв.

Великий Волжский путь (ВВП), всегда играл важную роль в международных экономи­ческих отношениях. ВВП является не только магистралью, связующей север и юг Восточной Европы, но и втянут в сложную систему трансъевропейских торговых отношений. Имен­но это мы и хотели показать на исторической карте-схеме.

Историки и географы согласны между собой в том положении, что путь по Волге возник еще в VIII веке до н.э. в период существования ананьинской культуры. Сведения о путях сооб­щения между областью озера Меларен на Скан­динавском полуострове и Средним Поволжьем, согласно данным археологических раскопок, а также письменных источников — скандинавских саг, появились в Средней Швеции в эпоху бронзы1. Важными письменными источниками, сообщающими о Волге и в целом Балтийско-Волжском пути, являются русские летописи, сочинения арабских и персидских  авторов.

«Повесть временных лет» подробно описыва­ет круговорот торговых путей на Валдайской возвышенности начала XII века: «Когда же по­ляне шли отдельно по горам этим, тут был путь из Варяг в Греки и из Грек по Днепру, а в верховьях Днепра — волок по Ловати, а по Ловати можно войти в Ильмень, озеро великое; из того же озера вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево, и устье того озера впадает в море Варяжское.

И по тому морю можно плыть до Рима, а от Рима можно приплыть по тому же морю к Царьграду, а от Царьграда можно приплыть в Понт море, в которое впа­дает Днепр река. 

Днепр же и из Оковского ле­са и течет на юг, а Двина из того же леса течет и направляется на север и впадает в мо­ре Варяжское. Из того же леса течет Волга на восток и впадает семьюдесятью устьями в море Хвалисское. Так из Руси можно приплыть по Волге в Болгары и в Хвалиссы и дальше на восток пройти в удел Сима (Приуралье), а по Двине — в землю Варягов…»2

По сравнению с «путем из варяг в греки», Волжский путь был более древним и в силу этого более важным, особенно на раннем этапе развития балтийской торговли. Арабский географ Ибн Хаукаль рас­сказывает о Булгарии и хазарской торговле, о связи между Скандинавией и Средней Азией: «Волгой и Балтийским морем хорезмийские купцы проникали до страны Йаджудж и Мад-жудж (т.е. до Скандинавии)»3.

Сохранившиеся до наших дней записки и сочинения арабских и персидских ученых и путешественников IX-XI веков Абу Юсуф ал-Кинди, Абу Мухаммед Ахмад ибн Асам ал Куфи, Аль-Масуди, Ахмад ибн-Фадлана, Ибн Хордадбеха, Ибн ал-Факиха и другие представляют ценность благодаря своим «дорожникам», где они подробно описы­вают путешествия, останавливаясь даже на не­значительных мелочах.

Другой категорией источников, позволяю­щих говорить о торговых путях раннего сред­невековья, являются материалы археологии и нумизматики. Самыми ценными среди них ос­таются клады восточного серебра. Идя по сле­дам кладов куфических монет, можно безоши­бочно установить основные балтийские центры, откуда брал свое начало торговый путь на Вос­ток.

Это в значительной степени помогает при решении другого весьма важного вопроса исто­рии средневековой волго-балтийской торговли -выяснению того, какие народы по преимущест­ву занимались этим промыслом, чьи корабли устремлялись вниз по Волге к берегам Кавказа и Ирана4?

Волжский путь через Каспийское море вел в арабские страны Средней и Передней Азии, а по нижнему Дону — в Черное море и Визан­тию. Эти связи были настолько интенсивными, что у некоторых арабских географов сформиро­валось представление, будто Балтийское и Чер­ное моря непосредственно соединены морским проливом.

Весьма красноречиво определил роль Волги знаменитый нумизмат конца XIX века П.С.Савельев: «Народы, населявшие огромный материк между морями Балтийским и Каспий­ским, были необходимым звеном в торговле Каспия и Балтики, посредниками между му­сульманским востоком и европейским западом, корысть соединяла на берегах Волги и смугля­вого аравитянина, и белокурых обитателей се­вера, подданных халифата, с языческими нор­маннами, славянами и чудью»5.

Именно политические причины послужили тому, что в IX-XI веках ВВП стал самым по­пулярным и интенсивным по степени эксплуа­тации торговым путем, В VIII веке уровень производительных сил западноевропейских «варварских государств», как и восточноевро­пейских государственных образований, был не­высок. Не представлявшие ценности для Визан­тии, Индии и Китая ремесленные изделия, а также отсутствие там драгоценных металлов не способствовали оживленному торговому обмену6.

Интерес к мехам, сукнам (возможно, нидер­ландским) и прочим товарам Европы возник у азиатских купцов с развитием с конца VIII ве­ка интенсивной внутрибалтийской и западноев­ропейской торговли. Изобилие местных монет на рынке Арабского халифата, связанное с вы­соким экономическим развитием в эпоху Абба-сидов, и как следствие этого — появление вос­точных торговцев в других регионах мира, в частности в Европе, — совпали с развитием го­сударственности, углублением социальной диф­ференциации у франков, скандинавов, славян, хазар7.

Процессы складывания государственного аппарата, оформления правящей верхушки и военно-дружинной знати в Скандинавии, у сла­вян и хазар хронологически сопутствуют при­току восточных монет8.

В X веке киевские князья путем вооружен­ного давления создают благоприятную обстановку для торговли и на Черном море, и в Царь-граде, и в Хазарии, а при Святославе и в Волжской Булгарии. Преодолевая сопротивление кочевых орд печенегов, киевские князья вели интенсивную торговлю в трех основных направ­лениях: с Западной Европой, с Византией, Прикаспийской областью9. В районе Среднего и Южного течения Волги сходились и перекре­щивались между собой основные торговые пути.

В X веке крупную роль в транзитной тор­говле Запада с Востоком по Волжскому пути начинают играть волжские булгары, у которых к этому времени окончательно сложились осно­вы раннефеодального государства. В результате этого часть городищ-убежищ превратились в ремесленно-торговые города, такие как Булгар, Сувар, Биляр, Казань, Ошель, Керменчук и другие10.

Булгары сумели обеспечить безопас­ность торговых караванов, плывших по Волге, что и определило успех транзита и непосредст­венной торговли на Средней Волге. Кроме рус­ских изделий, в Булгарии находят керамику Хорезма, среднеазиатскую, иранскую, византий­скую посуду, бусы, привозные изделия из ме­талла и многое другое, позволяющее видеть в Булгаре важный район на ВВП. Среди пря­мых торговых партнеров Булгарии были При­камье, Русь, племена Европейского Севера, Скандинавия и Прибалтика, Византия, Крым, Закавказье, Хазария, Хорезм, Иран, Китай. Видимо, этими областями список не исчерпыва­ется11.

На протяжении всего многотысячекило­метрового пути от Балтики до Итиля и берегов Каспийского моря должны были находиться промежуточные пункты, игравшие большее или меньшее значение в общей системе балтийско-каспийской торговли, которые и нашли свое отображение на нашей карте. С IX столетия, согласно летописным сообщениям, подтвержден­ными материалами археологических раскопок, на Руси в целом и на Волжском пути в част­ности появляется целая сеть городов, которые своим возникновением обязаны функционирова­нию главных водных путей сообщения12.

Отме­тим только два крупных торговых, военных и политических центра X века на территории России, которые в настоящее время являются малоизвестными населенными пунктами. Это Гнездово, расположенное на открытом берегу Днепра, — географический центр скрещения двух водных магистралей: Западная Двина-Днепр-Ока-Волга и Волхов-Ловать-Днепр13. И протогородской центр Тимерево, находящийся на ответвлении дорог, идущих в глубины Рос­товской земли, на месте впадения р. Которосль в Волгу14.

Археологически прослеживается связь Гнездова и Тимерева с торговыми посе­лениями Средней Швеции и не только с ними. Время образования и особой популярности этих двух населенных пунктов совпадает со време­нем расцвета ВВП.

Другие российские города, нашедшие свое отображение на нашей карте, являются более известными и сохранили свой статус торговых центров и по сей день. Необходимо отметить, что именно в X веке на Волжском пути скла­дываются крупные городские древнерусские центры с высокоразвитым ремеслом, осуществ­лявшие широкие торговые связи и обслужи­вавшие целые области.

Путь из Невы в Балтийское море через Финский залив является северной оконечно­стью Волжского пути. С Волжским путем на Ладожском озере или позднее на Ильмене пере­секался другой водный путь. Через бассейн Ильменя, прежде всего по Ловати, можно было добраться до Западной Двины, в том числе до ее южного притока — Касплю. Через Касплю, Касплянское озеро и систему волоков можно было достичь Днепра в районе Гнездова, что западнее Смоленска. Такие же волоки между Двиной и Днепром использовали и путешест­венники, продвигавшиеся из Рижского залива по Западной Двине вглубь страны.

По-видимому, существовало даже корабельное со­общение с помощью волоков между речными системами Днепра, Вислы и Одера. Так, в 1041 году киевский князь Ярослав совершил поход на ладьях из Киева по Днепру и Бугу против Маовшан на Нижнюю Вислу. Система волоков связывала между собой и Одер-Варту-Нотец-Вислу15. Таким образом, все четыре основные водные   системы   Древней  Руси:   Волжская, Днепровская, Волховско-Ильменская и Западно-Двинская были тесно связаны между собой по­средством волоков, переходов по второстепен­ным рекам и имели множество вариантов свя­зей16.

Важнейшими торговыми центрами Балтики, которые в IX-XI веках вели восточную торгов­лю, были города Волин и Бирка, а также тор­говые центры на острове Готланд и ряд посе­лений на южном берегу Балтийского моря.

Через Дорестад шла вся рейнская торговля и часть товаров, поступавших из Средиземно­морья через Марсель-Бургундию в Англию. Торговые пути из экономически развитого франкского Рейнланда на Балтийском море ве­ли через Бардовик и в районе Рерика — значи­тельного перевалочного пункта — включались в систему балтийской торговли. На Средней Эльбе роль перевалочного и производительного центра играл Магдебург, где сходились пути в Польшу и Силезию из Рейнланда, из Чехии и Тюрин­гии, далее они шли через Ганновер-Мекленбург-Висмарскую бухту или Хафельсберг-Мюриц-Одерскую лагуну, равно как через Бранденбург-Одерскую лагуну, на Балтику.

На Одере в эту систему сообщений между севером и югом Ев­ропы, помимо прибрежных городов Волина и Щецина, входили Вроцлав и Ополе. У Вроцла­ва одерская трасса выходила на большую кон­тинентальную торговую магистраль из Средней Азии через Киев, Краков, Герлиц, Эрфурт, Майнц, Верден, Кордову в Испании. С Одерского пути через Моравские ворота торговцы попа­дали в Среднее Подунавье. По пути Щецин-Волин или Гданьск-Висла в балтийскую торгов­лю включались ранние города Великополыпи17.

Итак, обширные торговые операции на тер­ритории европейского континента впервые получают небывалый размах с момента оформ­ления государственных образований. Вся Евро­па, Азия, несколько портов Северной Африки пронизываются сетью торговых путей как вод­ных, так и сухопутных, где это возможно.

Исследователи средневековой экономики указывают на дифференциацию в сфере между­народной торговли между разными областями.

Региональная   деятельность   торговцев   разной национальности определяется примерно так: се­верная, центрально- и восточноевропейская тор­говля сосредоточивается в руках скандинавов, славян; средне- и центральноазиатская до Дальнего Востока и частично южнорусская — в руках согдийцев; идущая от Багдада в Ирак и Среднюю Азию — в руках иранцев и евреев; морские пути принадлежали в основном грекам и персам и т.д.18

Русь в IX-X столетии дер­жала монополию на поставку византийских товаров для целого ряда стран Скандинавии, Прибалтики, Германии, так как Средиземное море, бывшее в руках норманнов, плохо связы­вало Запад с Востоком, доступ к Царьграду че­рез Средиземное море был только у Италии, а воинствующие мадьяры отрезали Западную Ев­ропу от Византии19.

Из Византии и стран Арабского халифата вывозились шелковые ткани под общим назва­нием «паволок» (парча, виссон, пурпур, багрец, «дорогие оксалиты» — ткань с рисунком в «шесть нитей»), украшения, фрукты, благово­ния, красящие вещества, драгоценные камни, стекло, благородные и цветные металлы. Неко­торые товары арабы привозили в свою очередь из Индии и Китая. Восточными исходными пунктами Балтийско-Волжского пути, которые не вошли в нашу карту, были известные круп­ные города Бухара, Самарканд, расположенные на р.Джейхун (совр. р.Зеравшан, Узбекистан), иранские города Керман, Шираз.

Волжские булгары вывозили зерно, коней, скот, меха, из­делия из кожи, серебра, керамику. Меха про­давались большими связками по несколько де­сятков штук, а иногда и тысячами. Русь экс­портировала пушнину, воск, мед, ремесленные изделия — мечи, кольчуги, замки, лен. Воск являлся ценным товаром из-за потребности в освещении и вывозился бочками или пудовыми кругами. В арабских странах высоко ценились славянские женщины, которых скупали в гаре­мы или ткацкие мастерские.

В портовых горо­дах рабов брали в гребной флот. Работорговля имела в средневековье особый размах, так как не прекращались военные действия и пленные составляли обязательный трофей. Почти все торговцы любых национальностей возили рабов на продажу и на бартерные сделки.

Скандинав­ские страны вывозили моржовую кость и шку­ры, пушнину, железо, жировик (мягкий из­вестняк, который в свежедобытом виде легко режется, но при высыхании твердеет и приоб­ретает огнеупорные свойства). Южнобалтийские государства экспортировали янтарь, украшения, керамику, зерно, меха.

Роль валюты в торговых операциях играли арабские серебряные дирхемы весом 2,97 г, так как в Европе монеты не чеканились. Чем дальше на запад попадала дирхема, тем боль­шую ценность она приобретала. Например, по шкале ценностей в Ираке одна дирхема равня­лась 6 дневным рационам пшеницы на челове­ка, а уже в Праге за дирхему давали 75 днев­ных рационов20. Согласно арабским и европей­ским источникам, самым дорогим товаром были рабы.

За человека могли дать от 200 до 400 г серебра, причем женщины ценились намного дороже. Лошадь покупалась за 150 г серебра, меч — за 125 г, одна стеклянная бусинка рав­нялась по цене одной шкуре куницы или од­ному дирхему.

Прежде чем попасть в руки не­посредственного покупателя, товар многократно обменивался, выкупался, перевозился на огром­ные расстояния и довольно долгое время нахо­дился в пути, так как торговые караваны шли иногда месяцами.

Справедливость требует отметить, что Бал­тийско-Волжский путь далеко не всегда был артерией мирных торговых сношений. Довольно часто отряды славян появлялись в водах Кас­пийского моря с намерениями, не имевшими ничего общего с торговлей21.

По мере укрепле­ния Киевского государства оно ставило под свой контроль международную торговлю на ос­новных водных магистралях. Важной политиче­ской задачей для него была борьба с Хазарией, которая фактически держала под контролем всю волжскую торговлю. Ослабление халифата и нашествие кочевых народов поставило под угрозу торговые центры Балтийско-Волжского пути, расположенные на берегах Каспийского моря.

К концу X века Хазарское государство было уничтожено, печенеги перерезали Волж­ский путь. С этого времени главной линией коммуникаций, по мнению ряда исследователей, становится Волховско-Днепровский «путь из ва­ряг в греки» и основные материальные резуль­таты торговли со Средиземноморьем концентри­руются в Киеве22.

В то время, когда воины с мечом в руках шли завоевывать новые земли, когда рождались новые государства и появлялись новые грани­цы, разделяющие народы, одновременно про­кладывались новые торговые пути на воде и на суше, которые соединяли народы, доказывая им необходимость мирного сосуществования.

Пожа­луй, самым зримым воплощением экономиче­ского роста, вызванного, в числе прочего, и функционированием Волжского пути, явился бурный рост средневековых торгово-ремесленных городов. Наша карта позволяет предметно пред­ставить масштаб внутриевропеискои торговли по водным артериям и сухопутным магистра­лям, связующим эти города.

Примечания

1 Херрман Й. Викинги и славяне. К ранней истории народов Балтики // Славяне и скандина-ВЫ.-М.Д986.-С.40.

2. Повесть временных лет / Под ред. В.П.Андриановой-Перетц. 4.1-М.,1950.-С.3-12.

3. Вилинбахов В.Б. Балтийско-Волжский путь// Советская археология.-1963.-N3.-С.73.

4. Там же.-С. 128.

5. Загоскин Н.П. Русские водные пути и судовое дело   в допетровской   России.-Казань, 1909.-С.128.

6. Петров A.M. Соотношение межазиатской и азиатско-европейской торговли в I-XIII вв. // Ближний и Средний Восток. Экономика, история.-М., 1976.-С.60.

7. Фомин А.В. Начало распространения куфических монет в районе Балтики.-КСИА, 1982.-Вып.171.-С.17-18.

8. Калинина Т.М. Торговые пути Восточной Европы IX века // История CCCP.-1986.-N4.-C.78.

9. Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути // История культуры древней Руси.-М., 1951.-Т.1.-С.317.

10. Смирнов А.П. Очерки из истории древних булгар // Труды ГИМ, т.Х1, Сб. статей по архео­логии СССР.-М.,1940.-С.78.

11. Дубов И.В. Великий Волжский путь.-Л.,1989.-С158.

12. Там же. С.205.

13. Кирпичников А.Н., Лебедев Г.С., Булкин В.А., Дубов И.В., Назаренко В.А. Русско-скандинавские связи эпохи образования Киевского государства на современном этапе архео­логического изучения // Краткие сообщения института археологии.-М.,1980.-Вып.160.-С.ЗО.

14. Добровольский И.Г., Дубов И.В. Комплекс памятников у деревни Большое Тимерево под Ярославлем // Вестник Ленинградского университета.-Л., 1975.-N2, Вып.1, Серия история, язык и литература. ;С.66.

15. Херрман Й. Указ. соч.-С40.

16. Воронин Н.Н. Средства и пути сообщения // История культуры Древней Руси.-М.,1963.-Т.1.-С.302-304.

17. Херрман Й. Указ. соч.-С61.

18. Фомин А.В. Указ. соч.-С77.

19. КалининаJ.M. Указ. соч.-С329.

20. Херрман Й. Указ. соч.-С.80.

21. Вилинбахов В.Б. Указ. соч.-С.132-133.

22. Кирпичников АН., Дубов И.В., Лебедев Г.С. Русь и варяги // Славяне и скандинавы.-М.,1986.-С289.

 

При  подготовке   материалов публикации использованы карты

Атлас истории средних веков-М.,1958.

Атлас мира.-М.,1984.

Восточная Европа  Х-ХII вв.-М.,1938.

Европа в X-XI вв.-М.,1955.

Исторический атлас древних, средних и новых веков. К.Твелькмейер. Вып.1.-

Спб.,1850.

Исторический атлас для древней, средней и новой истории. Н.Зуев.-Спб.,1850.

 

Приложение

Торгово-экономические центры Европы   IX-XI   веков

Дорестад  (в наст, время не сущ-т, находился на терр. Нидерландов)

Нидарос  (совр. г.Тронхейм, Норвегия)

Бирка  (с 975 г. не сущ-т, находился на оз.Меларен, Швеция)

Антверпен   (устье р.Шельды, Бельгия)

Роскильде  (совр. г.Роскилле, Дания)

Аркона (в наст, время не сущ-т, находился на о.Руяна — совр. о.Рюген, Герма­ния)

Гамбург  (в устье р.Эльбы, Германия)

Ольденбург  (на  р.Хунте, Германия)

Ганновер  (на р.Лайне, Германия)

Магдебург  (на р.Эльбе, Германия)

Кельн   (на р.Рейн, Германия)

Ахен  (Германия)

10-       Бранденбург  (на р.Хафель, Германия)
Буку  ( с 1143 г.- г.Любек, Германия)

Рерик (в наст, время не сущ-т, находился   на терр. Земли Мекленбург, Герма­ния)

Хафельсберг (часть совр. г.Берлина, Германия)

Хедебю  (в наст, время не сущ-т, находился к югу от г.Шлезвига, Германия)

Волин (в наст, время не сущ-т, находился на о.Волин, Польша)

Щецин  (устье р.Одра, Польша)

Колобжег  (порт, Польша)

Ополе  (на р.Одре, Польша)

Оломоуц  (на р.Мораве, Чехия)

Пожонь (на р.Дунай,совр. г.Братислава, Словакия)

Београд (совр. г.Белград, Сербия)

Рагузда (совр. г.Дубровник, Хорватия)

Доростол (с 1388 г. — г.Силистр, Болгария)

Линданис  (с 1212 г. — г.Ревель, совр. г.Таллин, Эстония)

Албрехт (совр. г.Рига, Латвия)

Ладога (совр. г.Старая Ладога, Россия)

Синеус  (Белоозеро, совр. г.Белозерск,  Россия)

Керменчук   (в   наст,   время   не   сущ-т,   находился   близ   д.Рус.   Кирмени   на р.Кирмянка, Татарстан)

Биляр  (в наст, время не сущ-т, находился около совр. с.Билярск, Татарстан)

Ошель   (в наст, время не сущ-т, находился близ д.Богдашкино на р.Кильна, Та­тарстан)

Болгар  (в наст, время не сущ-т, находился около совр. г.Болгар, Татарстан)

Сувар   (близ д.Кузнечиха на  р.Утка, Татарстан)

Саркел, Белая Вежа (в наст, время не сущ-т, находился на р.Дон, Россия)

Итиль, Саджин, Камлидж (совр. г.Астрахань, Россия)

Каффа  (совр. г.Феодосия, Крым)

Керчев  (совр. г.Керчь, Крым)

Корсунь, Херсонес (совр. г.Севастополь, Крым)

Таматарха (с 965 г. — г.Тмутаракань,   находился на Таманском  п-ве, Россия)

Семендер (в наст, время не сущ-т, находился в северной части Дагестана)

Шемаха (столица обл. Ширван, ныне город в Азербайджане)

Шабран (в наст, время не сущ-т, находился близ г.Куба, Азербайджан)

Тифлис (совр. г.Тбилиси, Грузия)

Эребуни  (совр. г.Ереван, Армения)

Ани (в наст, время не сущ-т, находился на пр. берегу р.Ахурян, Армения)

Гилян  (порт, наход. на терр. совр. обл. Гилян, Иран)

Тавриз  (совр. г.Тебриз, восточнее оз.Урмия, Иран)

Рей  (в наст, время не сущ-т, находился близ г.Тегеран, Иран)

Трапезунд (совр. г.Трабзон, Турция)

Константинополь (Царьград, совр. г.Стамбул,   Турция)

Никомедия (совр. г.Измир, Турция)

Антиохия (совр. г.Антакья, Турция)

Эфес (в наст, время не сущ-т, находился на зап. побережье М.Азии, Турция)

Солунь  (совр. г.Салоники, Греция)

Танджа  (Гибралтарский пролив, совр. г.Танжер, Марокко)

Автор: Гульнара Аминова

Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоИстория и краеведениеистория,краеведение,средневековье,торговляВеликий Волжский путь в системе европейской торговли. IX-XI вв. Великий Волжский путь (ВВП), всегда играл важную роль в международных экономи­ческих отношениях. ВВП является не только магистралью, связующей север и юг Восточной Европы, но и втянут в сложную систему трансъевропейских торговых отношений. Имен­но это мы и хотели показать на исторической карте-схеме.Историки...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл