768795 УФИМСКИЕ ДРЕВНОСТИ Культура народов Башкортостана

УФИМСКИЕ ДРЕВНОСТИ

— археологические памятники (более 100) на территории Уфы, характеризующие различные эпохи заселения уфимского полуострова. Самый древний период представлен Горновским местонахождением на р. Белой, мезолит – Ильмурзинской стоянкой, неолит – Нагаевской стоянкой, керамикой в Турбаслинских курганах.

Памятники бронзового века относятся к абашевской, срубной и межовской культурам (Жуковское, Нижегородские, Чесноковские поселения). Памятники железного века представлены особенно богато. Это Уфимское (Чертово) городище, городище Уфа IV (рядом с памятником Салавату Юлаеву), Новоуфимский могильник караабызской культуры (ж/д станция «Правая Белая»), селище «Воронки» и т. д. Многочисленные памятники раннего средневековья представлены склепами и курганами, открытыми на территории старого мусульманского кладбища в районе медицинского института, на территории парка им. М.И. Калинина, на пересечении улиц Пушкина и Воровского (городище Уфа II).

Лит.: Обыденное М.Ф. Тайна Уфимских холмов. – Уфа, 1986.

 

В качестве дополнения размещаю статью авторитетного уфимского историка и археолога В.А. Иванова (От древности к Новому времени (проблемы истории и археологии). Сборник научных работ. Выпуск X. Уфа, РИЦ Баш ГУ, 2007, с.93-102.).

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ «УФИМСКОГО ПОЛУОСТРОВА»

«Уфимский полуостров» — территория современного города Уфы. расположенная на возвышенности, образованной руслами рек Уфы (в ее низовьях) и Белой (в ее среднем течении), при слиянии названных рек и р.Дема. С севера на юг «полуостров» тянется почти на 20 км, с запада на восток, в южной части, в районе устьев рек Уфы и Демы — на 7 км. Территория «Уфимского полуострова» сильно пересечена оврагами, руслами рек- Сутолоки и Шугуровки — и ручьев, образующих хорошо защищенные естественным путем мысы.

По своим природно-географическим условиям «Уфимский полуостров» представлял собой весьма удобное место для обитания древних охотников, рыболовов и пастухов. Расположенный на стыке двух ландшафтных зон -лесотаежной (еще в середине XIX века Бельско-Уфимское междуречье было покрыто широколиственно-хвойными лесами) (1) и лесостепной -«полуостров» со всех сторон был окружен заливными пойменными лугами с богатым разнотравьемI и это создавало благоприятные условия для ведения комплексного пастушеско-охотничье-рыболовческого хозяйства.

С юга в «Уфимский полуостров» упирался так называемый «степной коридор», пролегавший по Бельско-Демскому междуречью и напрямую выводивший в степи Южного Приуралья. И, наконец, три реки — Белая, Уфа и Дема -представляли собой удобные коммуникации, связывавшие «полуостров» с Прикамьем, Зауральем и Степью.

Но эти же реки и «степной коридор» таили в себе и серьезную опасность, поскольку позволяли «вероятному противнику» практически беспрепятственно подойти к «Уфимскому полуострову» с запада, востока и юга. Поэтому уже первые насельники этой территорииII свои укрепленные поселения-городища устраивали на высоких надпойменных мысах, с которых можно было контролировать обширные пространства речных пойм. В середине I тыс. н.э. Бельско-Уфимское междуречье, включая и «Уфимский полуостров», было заселено племенами бахмутинской культуры -носителями и продолжателями этнокультурных традиций прикамского пьяноборско-мазунинского (финно-пермского) населения.

На территории «полуострова» «бахмутинцы» поселяются на тех же местах, где до них жили носители караабызской культуры (IV в. до н.э. — III в. н.э.). Одним из таких мест было Уфимское (Чертово) городище, расположенное на восточной окраине современного города Уфы, на территории санатория «Зеленая роща». Памятник был известен еще в XVIII в. и неоднократно обследовался археологами — Ф.Д.Нефедовым (1878 г.), В.В.Гольмстен (1910, 1912 гг.), Ю.А.Морозовым (1973 г.).

Городище расположено на высоком каменистом мысу правого берега р.Уфы, у уфимских старожилов известном еще и под именем «Лысая гора». Над поймой реки городище возвышается почти на 180 м. и с трех сторон защищено крутыми обрывами. С северо-западной, напольной стороны городище защищала двойная линия валов. У подножия внешнего вала был вырыт ров.

Ф.Д.Нефедов в своем отчете, опубликованном в 1899 г., приводит самые краткие сведения о городище, а результаты более масштабных раскопок В.В.Гольмстен в 1910 и 1912 гг. автором вообще не были опубликованы и известны нам только в изложении А.В.Збруевой (2). В.В.Гольмстен исследовала памятник траншеями, в одной из которых были обнаружены следы землянки и очага, относящиеся к эпохе средневековья. Особый интерес представляет разрез внешнего вала и рва городища, показавший, что вал состоял из двух разновременных насыпей — ранней, относящейся к караабызскому времениIII, и поздней подсыпки, состоящей из грунта, взятого с площадки городища, совершенной уже «бахмутинцами».

Аналогичным образом Ю.А.Морозов в 1973 г.исследовал внутренний вал городища, который, будучи сооруженным еще «караабызцами», имел дополнительную подсыпку из грунта, взятого с площадки городища, сделанную «бахмутинцами». Причем, они же укрепили внешний склон вала камнями.

Городище Уфа II. Своим открытием памятник обязан известному уфимскому краеведу П.Ф.Ищерикову, который 8-9 сентября 1953 г. по собственной инициативе провел наблюдения за земляными работами, проводившимися на ул.Пушкина. Результаты своих наблюдений П.Ф.Ищериков представил в виде отчета. Из содержания отчета следует, что городище было открыто, благодаря водопроводной траншее, пролагаемой по правой стороне ул.Пушкина, от улицы С.Кудаша (ныне — ул.Ново-Мостовая авт) до ул.Воровского (ныне — просп.С.Юлаева — авт.). В стенках траншеи и ее отвалах были собраны «расколотые кости разных домашних и диких животных, толстые прослойки слежавшегося пепла, отдельных углей и костей, и что особенно значительно — толстостенные и, реже, тонкостенные, мелкие и крупные фрагменты глиняной посуды лепной работы, со следами пребывания в огне (варки пищи на костре)».

«…Следует описать эту местность — Улица Пушкина здесь имеет по обе стороны крутые, глубокие и широкие овраги — «Пушкинский» и «Ильинский». Улица кончается высоким и широким мысом, на котором находится туберкулезная больница (дом Тушнова — авт.). Мыс высится над сливающимися за ним оврагами в один, еще более глубокий. В него вливаются ручьи, текущие по дну этих оврагов в один, бурно впадающий в р.Белую. Высота мыса над дном оврагов метров 50-60. Таким образом, он был недоступен с трех сторон. Западная же сторона мыса характерна заметными (хотя и срываемыми со времени заселения улицы, с XV1I1 века) террасовидными возвышениями в западную сторону. Очень заметен подъем в сторону сада Луначарского (парк Аксакова — авт.), к зданию Совета Министров и далее к Академическому театру» (Театр оперы и балета РБ -авт.).

Так в 1953 г. было открыто городище Уфа II. В течение последующих трёх лет на городище продолжался сбор подъёмного материала, а в 1957 г. П.Ф.Ищериков закладывает на памятнике небольшой раскоп площадью в 15 кв.м. и дает его первое описание, как археологического памятника. В частности, было установлено, что городище занимает квартал между улицами Пушкина, Фрунзе и Воровского и представляет собой мыс, возвышающийся примерно на 40 м над уровнем р.Белой. План городища, очевидно, снят не был (во всяком случае, в архивных материалах П.Ф.Ищерикова его нет)IV, но было отмечено, что городище занимает «довольно большую площадь». Более подробно описана стратиграфия раскопа: культурный слой мощностью до 3 м., состоящий из наслоений чёрного гумуса, прослоек золы, сгнивших деревьев, на глубине 60-80 см. от поверхности обнаружено очажное пятно, мощностью 20 см. и диаметром около метра.

Более тщательно была классифицирована керамика с городища Уфа II. По форме и орнаментации П.Ф. Ищериков разделил её на три типа:

— толстостенные сосуды с плоским дном и большим (до 50 см.) диаметром горла. Сосуды этого типа губой обработки и не орнаментированы, встречаются в верхних горизонтах культурного слоя;

— сосуды небольших размеров с округлым или уплощенным дном, орнамент состоит из беспорядочно расположенных круглых ямок; — небольшие тонкостенные сосуды, украшенные по шейке и плечу горизонтальными поясками, чередующимися насечками или зигзагами.
Так же встречаются обломки сосудов с лощёной поверхностью, украшенные верёвочным и зубчатым орнаментом.

На городище найдены предметы из кости, представленные наконечниками стрел, привесками, накладками лука. Встречаются находки глиняных пряслиц, грузила от рыболовной сети, бронзовые браслеты, стеклянные и янтарные бусины. Из общей массы находок выделяются несколько раковин «каури», служивших привесками, и парфянская гемма, сделанная из горного хрусталя с изображением крылатого гения с тремя змеями в руке. В Парфии такие геммы служили печатями. Гемма найдена на глубине 1,60 м. По этой находке П.Ф. Ищериков установил примерное время возникновения городища — 1 в. до н.э. и 1 в. н.э. Верхнюю дату существования памятника исследователь устанавливает по находкам керамики, украшенной беспорядочно разбросанными ямками (бахмутинского типа), время бытования которой тогда уже было установлено Н.А.Мажитовым в пределах 4-7 вв. н.э.

Общую дату городища Уфа-2 П.Ф. Ищериков установил, приблизительно, в пределах 1 в. до н.э. — 7 в. н.э.

В 1958 г. исследования городища Уфа II были продолжены Н.А. Мажитовым. Им также был заложен небольшой раскоп — 10×2 м — в котором были собраны многочисленные фрагменты керамики, разделенные исследователем на семь типов:

1 тип — неорнаментированные плоскодонные сосуды. Сделаны они от руки, из глины с примесью песка и дресвы. Поверхность их неровная и грубо обработанная. Большинство сосудов имеет форму горшков с низким или высоким горлом. Встречаются формы низких чаш. Встречают в верхних горизонтах культурного слоя и связаны с поздним периодом существования городища.

2 тип -сосуды с высокими прямыми шейками, шарообразными туловами и плоским дном. Глина сосудов тщательно отмучена с примесью песка. Наружная поверхность хорошо сглажена водой. На внутренней поверхности имеются следы штампа. Орнамент располагается по шейке и верхней части тулова сосудов и состоит из горизонтальных резных поясков, чередующихся с полосами из мелких косых крестиков, ромбиков, ямок, треугольников, ёлочек, зигзагов.

3 тип — сосуды с невысокими слабо отогнутыми венчиками, низкими шарообразными туловами, округлым дном. Таких сосудов на городище найдено 30 экз, и все они украшены мелкими круглыми ямками, располагающимися хаотично по всей поверхности сосуда.

4 тип — от третьего типа сосуды отличаются лощёной поверхностью и орнаментацией в виде треугольных ямок, которые располагаются в один или несколько горизонтальных рядов по плечику. Сосудов этого типа найдено на городище 22 экз.

5 тип — небольшая группа сосудов, сделанных на гончарном круге. Сосуды неорнаментированные, чёрного цвета с короткими шейками и очень раздутым туловом. Найдены сосуды в верхних слоях культурных остатков.

6 тип — выделен из подъёмного материала. К этому типу относятся более 10 сосудов, имеющих высокие шейки и шарообразное тулово. Орнамент отсутствует.

7 тип — представлен одним фрагментом сосуда, так же найден в подъёмном материале. Вероятно, этот сосуд имел форму большого кувшина с сильно раздутым туловом. Орнамент состоит из круглых ямок, расположенных горизонтально в один ряд по шейке, и ёлочного узора по верхней части тулова.

Кроме того были найдены многочисленные костяные изделия: наконечники стрел с короткими плоскими черешками, пластинчатые накладки, полированная трубочка, служившая рукояткой меча или ножа, подвески из костей медведя. Из металлических предметов на городище найдены бронзовые пластинчатые бляшки, браслет с утолщенными концами, бляха-подвеска треугольной формы. Предметы из камня представлены обломками зернотёрок, жерновами, одним оселком.

В совместной с П.Ф.Ищериковым публикации материалов городища Уфа II Н.А.Мажитов подтверждает датировку памятника, также опираясь при этом на парфянскую гемму. Бронзовую бляху и сосуды четвёртого типа он тоже относит к раннему периоду существования городища, находя аналогии этим предметам в памятниках пьяноборской культуры (1-2 вв. н.э.).

Верхнюю дату городища исследователи по-прежнему устанавливают по сосудам третьего типа, которые характерны для памятников бахмугинской культуры (3-7 вв.н.э.).

Позже, когда была проведена культурно-хронологическая идентификация археологического материала, керамика памятника была отнесена к бахмутинской, турбаслинской, романовской и караякуповской культурам, а само городище было определено, как памятник I тысячелетия н.э.(7). В 1968 году какие-то небольшие раскопки на городище проводила М.Х.Садыкова, однако отчетные материалы об этих раскопках не сохранились.

К сожалению, исследователи городища в своих публикациях не указывают координат своих раскопов (участок, усадьба), поэтому установить исследованные части территории городища не представляется возможным. Если же опираться на стратиграфию траншеи, описанную П.Ф.Ищериковым, и стратиграфию раскопа 1958 г., то складывается впечатление, что траншея и раскоп находились на разных участках памятника.

Более или менее точные координаты своих раскопок, проводившихся на городище Уфа II в 1990 году («на пересечении улиц Воровского и Пушкина»), дает В.В.Овсянников. Фактически же раскопки производились на территории усадьбы дома Тушнова («туберкулезная больница» у П.Ф.Ищерикова), и поныне стоящем в створе улицы Пушкина и проспекта Салавата Юлаева, на восточной стрелке городища Уфа II, впоследствии уничтоженной в ходе расширения въезда в г.Уфу со стороны Уфимского аэропорта. Площадь раскопа составила 92 кв.м. Культурный слой на этом участке памятника составлял около 1,5 м.

Основную массу находок, относящихся к раннему средневековью, составляют обломки глиняной посуды. Овсянников В.В. разделил керамику на шесть типов:

— лепные низкогорлые горшки с отогнутым наружу венчиком и плоским дном. Тесто с примесью шамота, поверхность неровная. Относиться к романовскому типу, датируются 5-7 вв.н.э.

— лепные сосуды с низким и широким горлом, венчик отогнут наружу, дно круглое. В тесте примесь песка и мелких камушков. Орнамент состоит из круглых или треугольных насечек по всему сосуду. Относиться к бахмутинской культуре, датируются 5-7 вв.н.э.

— лепные низкогорлые или широкогорлые чаши, с отогнутым наружу или прямым венчиком. Приплюснутое тулово, дно округлое. В тесте примесь просеянного песка, поверхностъ хорошо заглажена Орнамент состоит из одного или двух рядов треугольных вдаалений по шейке сосуда. Это имендяшевская керамика, датируется 3-5 вв.н.э.

— лепные сосуды с низким и широким горлом, венчик отогнут наружу, дно круглое. По плечику идёт уступчик. В тесте примесь мелкого песка. Орнамент полностью отсутствует. Близки сосуды турбаслинской керамике, датируются 5-7 вв.н.э.

— лепные горшки с высоким и узким горлом, венчик отогнут наружу дно круглое. В хорошо отмученном тесте примесь просеянного песка. Стенки сосудов очень тонкие 3-4 мм. Богатый орнамент расположен по всей шейке и состоит из сочетания тонких резных линий с лунницевидными вдавлениями гребенчатого штампа и косыми насечками в различных комбинациях. Горшки относятся к кушнаренковской керамике, датируются 6-7 вв.н.э.
— лепные низкогорлые горшки, с отогнутым наружу венчиком и круглым дном. Орнамент расположен в верхней части сосудов и состоит из резных линий, косых насечек, лунницевидных вдавлений, сделанных гладким штампом, а также насечек по венчику и «жемчужин». Керамика относится к караякуповскому типу, датируется 8-9 вв.н.э.

Судя.по типам керамики, этнокультурный состав населения городища менялся; имсньдяшевские и турбаслинские сосуды свидетельствуют о притоке новых групп населения с правобережья среднего течения р. Белой.

Найдены также обломки сосудов не встречающиеся на территории Башкирского Приуралья. Такая посуда орнаментирована вдавлениями гребенчатого штампа и веревки, подобная керамика происходит с памятников Верхнего Прикамья, что говорит о существовании контактов между населением среднего течения р. Белой и этим регионом. Но что-либо определённое о характере этих контактов В.В. Овсянников сказать в своей работе затрудняется.

Изделия из керамики представлены также пряслицами и тиглями. Изделия из камня — оселками и каменной чашечкой. Наконечники стрел, накладки на руки, ручки для орудий труда — всё это изделия из кости. Также найдены две ластовые бусины, бронзовое колечко, рамка от пряжки и оригинальная находка рогового гребня, аналогичного которому нет на всей территории Башкирии (аналогию гребню В.В.Овсянников находит на Маклашеевском II городище именьковской культуры в низовьях Камы). По совокупности материала основное время функционирования городища Уфа II исследователь относит к 5-7 вв.н.э.

Автор также делает вывод об основных событиях на месте поселения. Опираясь на стратиграфические наблюдения и размещения материала по горизонтам, он разделяет время существования поселения на три этапа:

— период заселения мыса и сооружение хозяйственных объектов (ямы). Здесь преобладает керамика бахмутинской культуры. Этот слой начал формироваться не позднее 5 в.н.э. Об этом говорит присутствие здесь именьдяшевской керамики, исчезающей в 5 в.н.э. Видимо, тогда же происходит второй этап заселения городища — завершающий этап жизни городища. В слое преобладает романовская керамика, продолжает бытовать бахмутинская, зафиксировано появление кушнаренковско- караякуповской керамики. Кушнаренковская керамика, появление которой датируется концом 6 в.н.э., позволяет очертить временные рамки второго этапа — 5-6 вв.н.э. Автор не исключает, что поселение продолжало существовать и в 8 в.н.э., о чём свидетельствует присутствие караякуповской керамики.

Никто из исследователей городища Уфа II не составлял плана памятника, что. впрочем, вполне объяснимо, поскольку его территория, начиная с XVIII века и по сей день, плотно застроена. Однако таковой в природе существует. Правда, как часть топографического плана Уфимской крепости 1745 года, составленного в масштабе 1 см = 40 саженей (или 85 м.)VI. На данном плане в 340 м к северо-западу от мыса, на котором располагалась Уфимская крепость (площадь перед Монументом Дружбы), находился мыс треугольной формы, образованный руслами двух ручьев, сливающихся у основания восточной стрелки мыса (позже эти русла были названы Пушкинским и Ильинским оврагами). С западной, напольной стороны мыс был защищен М-образным валом, шириной 8-ми или чуть более саженей (16-18 м).

Площадка мыса тремя уступами как будто понижалась к востоку. Перед валом прослеживается широкий ров. Длина мыса составляла около 300 м по центральной оси и 170 м. по основанию. Таким образом, его площадь была 25500 кв.м. или 2,5 га. То есть, никак не 15 га, установленные первыми исследователями памятника. Тем более что западнее вала мыс был изрезан широким оврагом и его ответвлениями.

Совместив контуры городища Уфа-2 с планом г.Уфы 1897 г., выполненным в масштабе 1 см = 100 сажен или 213 м, на котором обозначено место слияние ручьев, текущих по Пушкинскому и Ильинскому оврагам (эта точка будет для нас отправной в системе координат), мы убеждаемся в том, что городище располагалось в квартале улиц Спасская (ныне Ново-Мостовая) и Малая Ильинская (ныне Проспект Салавата Юлаева), ближе к последней. Прямо по центру городища проходит ул.Голубиная (ныне Пушкина).

Городище Уфа III — самый не понятный памятник эпохи средневековья на территории «Уфимского полуострова». Единственное опубликованное описание его — «Археологическая карта Башкирии», из которого следует, что городище «находится на правом возвышенном берегу р.Белой, на мысу, ограниченном с северной и южной стороны глубокими оврагами. На территории городища расположены современные улицы Фрунзе, Тукаевская, Пушкина, Октябрьская, Н.Мостовая, Воровского» (10). То есть, если брать крайние ориентиры — улицы н.Мостовую и Воровского и улицы Тукаевскую и Октябрьской революции — то получается грандиозное по своим масштабам поселение площадью 37,5 га, поглотившее и городище Уфа II. Плана «городища Уфа III» никто никогда не составлял, хотя в упомянутой выше публикации указано, что культурный слой памятника, мощностью 2-2,5 м насыщен золой, углями, костями животных, фрагментами керамики бахмутинского и турбаслинского типов (X). Если же наложить описание памятника на план Уфимской крепости 1745 г., то получается, что большая часть предполагаемого «городища Уфа III» — это овраги, между которыми находилось городище Уфа II. Все это дает нам основание утверждать, что под «городищем Уфа III» предшествующие исследователи подразумевали какую-то часть городища Уфа II или неукрепленные поселения, которые могли существовать вокруг него.

Городище Уфа IV расположено на мысу, на южном конце которого сейчас стоит памятник Салавату Юлаеву. Обнаружено, благодаря находкам керамики караабызской культуры во время посадки деревьев возле памятника (X). Караабызская принадлежность городища подтверждается и могильником, расположенным восточнее, за Черкалихинским оврагом, начиная от здания Башкирского государственного университета до площади Башкирского драмтеатра. Однако при выравнивании склонов мыса при начале строительства Дома дружбы народов Башкортостана была собрана и коллекция бахмутинской керамики. Это дает основание относить время существования городища Уфа IV и к эпохе средневековья. Оборонительные сооружения городища до нас не дошли, поэтому ничего определенного ни об их размерах, ни о конструкции мы сказать не можем.

В картотеке Б. Коишевского в окрестностях Уфимского мусульманского кладбища упоминаются следы вала, который, возможно, был связан с городищем Уфа IV. Городище Уфа V — по сообщению уфимского археолога В.В.Овсянникова, расположено на узком и высоком мысу правого берега р.Белой, за Уфимским дворцом спорта. Культурный слой на городище практически отсутствует, но по склонам его собрана керамика караабызского и бахмутинского типов.

Итак, подводя итог сказанному: в эпоху средневековья (середина I тыс. н.э.) на территории «Уфимского полуострова» существовали четыре (доподлинно известных) городища, три из которых — Уфимское (Чортово), Уфа IV и V — были сооружены носителями бахмутинской культуры на месте более ранних городищ караабызской культуры. Рядом с одним из них -Уфимским (Чортовым) — существовали два небольших поселения: Дудкинское II и Юнарское, расположенные на самом краю террасы правого берега р.Уфы.

Однако в V или VI в. н.э. бахмутинское население «Уфимского полуострова» было потеснено или изгнано носителями турбаслинской культуры, для которых эта территория становится своеобразным центром их этнической территории. На это указывает мощность и насыщенность культурного слоя городища Уфа II, где количественно преобладает именно турбаслинская керамика, и наличие на территории современного г.Уфы богатых погребений турбаслинской культуры.

КУЛЬТУРА НАРОДОВ БАШКОРТОСТАНА  Словарь-справочник

УФИМСКИЕ ДРЕВНОСТИ

printfriendly-pdf-email-button-notext УФИМСКИЕ ДРЕВНОСТИ Культура народов Башкортостана
КУЛЬТУРА НАРОДОВ БАШКОРТОСТАНА Словарь-справочникКультура народов Башкортостанаархеология,история,краеведение,УфаУФИМСКИЕ ДРЕВНОСТИ - археологические памятники (более 100) на территории Уфы, характеризующие различные эпохи заселения уфимского полуострова. Самый древний период представлен Горновским местонахождением на р. Белой, мезолит – Ильмурзинской стоянкой, неолит – Нагаевской стоянкой, керамикой в Турбаслинских курганах.Памятники бронзового века относятся к абашевской, срубной и межовской культурам (Жуковское, Нижегородские, Чесноковские поселения)....cropped-skrin-1-jpg УФИМСКИЕ ДРЕВНОСТИ Культура народов Башкортостана