41452524642635

Этнические анклавы в городах и сёлах Урало-Поволжья

В погоне за дешевой рабочей силой местная власть забывает о национальной безопасности государства, для которого представляют угрозу миллионы выходцев из социально неблагополучных регионов ближнего и дальнего зарубежья

В ряде городов России, особенно в крупных городах, сформировались своеобразные этнические анклавы компактного проживания мигрантов из Центральной Азии — по типу тех  этнических мусульманских кварталов, которые уже давно существуют в Западной Европе.

Так, в Нижнем Новгороде это — квартал ветхого жилого фонда в районе Московского вокзала. Об этом сообщает паблик соцсети «ВКонтакте» «Типичный Нижний Новгород».

Как сообщают самарские СМИ, в Самаре подобные этнические анклавы имеются в домах дореволюционной застройки в Самарском районе города,в домах частного сектора в Куйбышевском районе города, в пос. Зубчаниновка Кировского района города, в районе застройки частного сектора в Куйбышевском районе Самары. В Уфе подобные анклавы имеются в  зонах частного сектора в Октябрьском и Дёмском районах города. В Оренбурге подобный этнический анклав функционирует в микрорайоне «Бёрды».

Населены эти анклавы легальными и нелегальными мигрантами из Таджикистана, Узбекистана и Киргизии.

Оренбургское издание Orenday пишет о микрорайоне Берды: «Молодые семьи сюда охотно едут. Но в основном, конечно, это переселенцы — узбеки, казахи, таджики. Посуди сам, земля и дома стоят недорого! Желающих купить — тьма!»

— Жить здесь можно! — сообщил корреспонденту Orenday выходец из Таджикистана  Исломжон Исломхонов. — Недавно оформил прописку и документы на частную собственность. Сам работаю на стройке, жена с дочкой торгуют на рынке. Машины пока нет, но будет. Заживем по-человечески!» Правда, жалуется Исломхонов, в купленном им частном доме дачного типа  «туалет, правда, на улице. Зимой бегать холодно».

112432434563643574Выясняется, что этнические анклавы мигрантов формируются и в сельской местности.

«В последнее время, выходя на улицы Нижнего Новгорода, райцентров и посёлков области, включая самые удалённые, ощущаешь, что идёшь по незнакомому городу, наводнённому незнакомыми лицами с азиатскими чертами, словно в ауле или кишлаке», — сообщает газета «Аргументы и факты» (АиФ). «Выходцы из ближнего зарубежья повсюду — на остановках, в парках, в кафе, в торговых центрах… Часто можно наблюдать любопытную картину — довольные молодые люди из Средней Азии фотографируются на фоне ярких вывесок с увесистыми пакетами в руках», — отмечает корреспондент нижегородской редакции всероссийской газеты.

Как сообщает нижегородский корпункт «АиФ»,  представители мигрантских общественных организаций утверждают, что всё меньше сейчас горожан сдают квартиры выходцам из ближнего зарубежья. Так что приходится гостям снимать домики в деревнях и сёлах — там с этим проще.

Сергей Тарасов, начальник управления Министерства внутренней политики Нижегородской области считает, что для мигрантов, прибывающих в область, должны быть созданы условия, которые им позволят «безболезненно социализироваться». Об этом он заявил в комментарии для газеты «Аргументы и факты». Газета приводит его слова: «В этом нам помогают некоммерческие организации, созданные по национальному признаку. В Нижегородской области сейчас зарегистрированы 36 национально-культурных общественных объединений и автономий. Мы также поддерживаем общественные организации, которые реализуют программы по изучению русского языка.»

С чиновником согласен Владимир Блонин, декан факультета социальных наук ННГУ им. Лобачевского: «Миграция — неотъемлемая часть современной жизни. Процесс перемещения людей в пространстве неизбежен и необходим для развития экономики любого государства. Несомненно, трудовая миграция решает проблемы нехватки рабочих рук, которая наблюдается во всех регионах России, в том числе и Нижегородской области».

По его мнению, «одна из проблем нынешней волны миграции — неповоротливая система квотирования, которая не может оперативно реагировать на потребности рынка, отсюда — большой процент нелегалов, угроза всплеска криминала среди мигрантов и угроза межконфессиональных конфликтов».

Сергей Собянин: «Практика формирования национальных кварталов на территории столиц ни к чему хорошему не приведёт».

Самарские СМИ сообщают о колонизации мигрантами сёл области. Портал «Зарплата» сообщает о том, что «сельское хозяйство Самарской области гарантирует высокую занятость, но в основном — мигрантами». Сельскохозяйственным трудом в области занято порядка 15% приезжих, что составляет внушительную цифру – около 40 тысяч человек. Эксперты, работающие в сфере миграции, уже давно фиксируют рост числа иностранцев, прибывающих в сельскую местность региона целыми семьями. И расселяются они в сельской местности, в первую очередь там, где есть более-менее пригодное жилье, где есть возможность завести свой огород и пасти личный скот. Отмечается и новая тенденция – рост числа женщин, прибывающих в Самарскую область из республик Центральной Азии с намерением родить ребенка и получить квалифицированную медицинскую помощь.

В другой статье портал сообщает о том, что похожая ситуация наблюдается в Оренбургской области — в сёлах целые улицы населены выходцами из Средней Азии, работающими в сельском хозяйстве.  Некоторые мигранты здесь селятся в пригородных сёлах, уже имея работу в Оренбурге и других городах. Оренбургская область является транзитной для потока мигрантов из Средней Азии, которые через этот регион едут в Москву и Татарию.  Проследить, кто из этого потока остается в области, просто невозможно.

В каждом регионе свои особенности. Как сообщают «Новости Волгограда», в Городищенский район Волгоградской области ежегодно прибывает 600 – 1000 граждан Таджикистана, которые работают на полях овощных и бахчевых культур. Свой труд они вынуждены продавать через посредников – в лице тех таджиков, кто поселился здесь давно и получил российское гражданство.   Если местные фермеры нуждаются в работниках – то вынуждены обращаться не напрямую к прибывшим из Таджикистана рабочим, а к местным «укоренившимся» таджикам, которых здесь называют «работорговцами».
По информации паблика «Жесть Волгограда», прибывающие на работу в Городищенский район таджикские мигранты размещаются в частных домах и бараках, а также в вагончиках и палатах непосредственно на полях. Живут они там в антисанитарных условиях без элементарных удобств.

Сайт «Антифашист.ру» опубликовал статью социолога Петра Великова «Мигранты из стран юго-восточных регионов в российском селе» (ранее опубликованную в печатном виде в журнале «Историческая и социально-образовательная мысль», выпуск № 2-1 / том 8 / 2016).

Социолог прогнозирует замещение сельского населения России мигрантами. Пётр Великов пишет: «Это хорошо видно на примере двух соседних сел Саратовской области, обитатели одного из них курды, другого — русские: размер семей первых — 4,5 чел., второго (русского)- 2,4 чел.; русские вступают в брак в возрасте 28 лет (мужчины), 25 лет (женщины); курды — в 20 лет мужчины, в 18 лет — женщины. Холостых и разведенных в русском селе — 42%, в курдском — 13%. Сальдо миграции обитателей русского села отрицательное, курдского — положительная. Местная школа, обслуживающая оба села, наполовину состоит их курдских детей.» Как отмечает социолог, «на качество социально-экономических отношений влияет и религиозность мигрантов, большинство которых придерживается ислама, ведущей религии стран их выхода».

Согласно информации саратовского издания «Общественное мнение», курды в Саратовскую область прибыли из республик Средней Азии и Закавказья. В местах компактного проживания у курдов имеются свои культурные общины (в частности, такие центры имеются в Озинском, Краснокутском и Ртищевском районах), действуют ансамбли национальной музыки. По вероисповеданию курды Саратовской области — мусульмане-сунниты и езиды.

Портал «Новости Чебоксар» сообщает о том, что таджики и узбеки в ряде пригородных сёл Чебоксарского и Цивильского районов сформировали «мигрантские» улицы, купив или сняв несколько рядом стоящих домов.Живя на селе, мигранты работают в городах Чувашии, хотя некоторые занимаются разведением овец и картофелеводством.

Сравнительно небольшая численность выходцев из Центральной Азии в республике, по мнению журналиста чувашского издания, связана с тем что более привлекательным для них является соседний Татарстан, который в последние годы испытывал небывалый рост экономики благодаря вливаниям из федерального бюджета.

Паблик «Шыгырдан» (татарское село в Чувашии) сообщает о том, что  мусульманские священнослужители из числа таджиков ведут религиозную деятельность без согласования с мусульманским муфтиятом республики. Мечети таджики организуют в частных домах в тех сёлах, где поселились. Мусульмане из числа татар Чувашии возмущены, что таджикские муллы разрешают своим верующим многоженство. К таджикским священнослужителям в Чувашии обращаются те татарские бизнесмены, которые хотят получить благословение на многоженство, так как местные татарские муллы к этой практике относятся отрицательно и учат жить в браке с одной женой.

Образованием этнических анклавов наиболее обеспокоены в Москве.
Как сообщает «Комсомольская правда», Южное Бутово уже оккупировали выходцы из Средней Азии, а в Измайлове достаточно большая диаспора азербайджанцев, которые селятся возле рынков.

— То есть, анклавы уже наметились, — говорит директор Института демографических исследований Игорь Белобородов в своём комментарии «Комсомольской правде». — И если так пойдет и дальше, то лет через десять такие районы окончательно оформятся и заживут своей жизнью. Эти территории станут неуправляемыми извне, и их население будет расти. Как следствие, они начнут изменять Москву: столичный культурный фон, уклад жизни и традиции. Это обычная практика для городов, где доля мигрантов превышает 10 — 12 процентов, а в Москве уже сегодня мигрантов более 20 процентов. И они наступают.

— Инфраструктура формируется тогда, когда уже сформированы этнические кварталы, — говорит исламовед Роман Силантьев в комментарии для этого же издания. — Возьмем Париж и Лондон. Если в тамошнем мусульманском квартале открывается поликлиника — она автоматически мусульманская. И автоматически ближайшая, что удобно. Кроме того, она для «своих». Это значит, что в арабском квартале больницу открывает араб для арабов. Дело в том, что мусульмане идентифицируют себя, в первую очередь, по национальности, а уж потом по вере. Так, если открыть мусульманский ресторан — туда никто не пойдет, а в дагестанский — пойдут. Тем более, если он будет на соседней улице.Впрочем, некоторые эксперты настроены более оптимистично.— Когда речь заходит об этнических районах, все тут же кивают на негативный опыт Европы и Запада, — рассуждает эксперт
фонда «Институт экономики города» Герман Ветров в комментарии для «Комсомольской правды». — Но там кварталы образуют диаспоры, которые поселяются навеки и получают гражданство. Приехали, допустим, турки, получили гражданство — и давай качать права. У нас же кварталы в большинстве формируют гастарбайтеры: где рынок — там и мигранты.
Издание The Village в 2014 году рассказало об исследовании научных сотрудников Центра исследований миграции и этничности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. . Исследователи из этого учреждения провели комплексное исследование мигрантов из Киргизии в Москве, придя к выводу об образовании своеобразного «Киргизтауна» в столице страны. «Внутри Москвы образуется киргизский город, киргизское общество складывается с помощью системы моноэтничных киргизских институтов: больниц, кафе, дискотек, клубов единоборств. Одних киргизских кафе, по оценкам наших компетентных информантов, в Москве до 80», — делятся результатами своего исследования ученые.

Одна из сотрудниц академии рассказывает такое: «Поскольку я приходила без знакомых киргизов, в некоторых местах были проблемы. Я подхожу к кафе. Там снаружи сидит маленькая девочка, лет пяти. И она говорит: «А это кафе киргизское». Я говорю: «А что, нам туда нельзя?» Она подумала-подумала и говорит: «Ну, можно. У меня папа тут работает». Ну, хорошо хоть «разрешила». А вот другой случай: «Я подхожу, ещё закрыто. Я звоню. Охранник отвечает мне, что ещё никого нет. Я говорю, что я подожду, пока чаю попью. Он, понизив голос, говорит: «Это вообще-то кафе киргизское». — «Ну и что?» — «Не стоит, не надо». Так я туда и не попала, к сожалению. Если бы пришла туда попозже и в компании с киргизами, проблем бы не было» .

Газета «Аргументы и Факты» опубликовала 22/11/2014 мнение столичного градоначальника Сергея Собянина: «Практика формирования национальных кварталов на территории столиц ни к чему хорошему не приведёт. Москва — российский город и должна таким оставаться. Не китайским, не таджикским и не узбекским. Мы всегда рады гостям. Россия — многонациональная страна, все национальности и традиции перемешаны. Но выделять их, противопоставлять другим культурам опасно».

Владислав Петров, политолог, г. Москва

Аня ХардикайненАнализ - прогнозконфликт,мигранты,национализм,Урало-ПоволжьеЭтнические анклавы в городах и сёлах Урало-Поволжья В погоне за дешевой рабочей силой местная власть забывает о национальной безопасности государства, для которого представляют угрозу миллионы выходцев из социально неблагополучных регионов ближнего и дальнего зарубежья В ряде городов России, особенно в крупных городах, сформировались своеобразные этнические анклавы компактного проживания мигрантов из Центральной...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл