В России открылись курсы подготовки имамов для Вооруженных сил

2352526 В России открылись курсы подготовки имамов для Вооруженных сил Ислам

В России открылись курсы подготовки имамов для Вооруженных сил

Об этом сообщил Интерфакс со ссылкой на верховного муфтия России, председателя ЦДУМ Талгата Таджуддина. Причина открытия курсов, по словам верховного муфтия, — большое число мусульман в рядах военнослужащих России. «И они тоже нуждаются в объяснении истин ислама и сохранении межконфессионального, межнационального мира в наших войсках», — отметил Таджуддин.

По его словам, такую подготовку прошли уже 15 имамов. И уже есть договоренность с министром обороны о привлечении новичков на службу. Кроме того, как отметил муфтий, готовится пособие для офицеров по работе с верующими.

Об этом Талгат Таджуддин рассказал в Астрахани после подписания соглашения о социальном партнерстве между правительством региона и ЦДУМ. Верховный муфтий России напомнил, что институт «полковых имамов» введен в российских войсках после обращения к президенту РФ межрелигиозного совета.

34124315478679 В России открылись курсы подготовки имамов для Вооруженных сил Ислам

НАШ КОММЕНТАРИЙ

Напомню, еще в 1846 году в Росии был издан закон, впервые регламентирующий правовое положение мусульманских духовных лиц в войсках. Нормой стало назначение духовных лиц из числа нижних чинов, а в случае несоответствия исполняемым религиозным обязанностям они возвращались в свои войсковые части.

Срок службы военного духовного лица определялся сроком рекрутской службы, по истечении которого он освобождался от своих обязанностей и, как принадлежащий к податному сословию, пользовался общими правами, положенными отставным нижним чинам. При отставке старшему ахуну присваивалось звание почетного гражданина.

Пенсии и единовременные пособия им назначались в соответствии с общими пенсионными правилами с учетом получаемого на службе оклада. Законом определен правовой статус детей военных мулл при гвардейском корпусе. Рожденные в период исполнения отцами обязанности духовного лица имели равные права с детьми приходского духовенства и приписывались в податное состояние.

Должности исламских священнослужителей в армейских частях были ликвидированы по инициативе муфтия М. Султанова в 1896 году.

Упразднение этой малочисленной группы штатных мулл имело цель добится назначения не штатного, а общественного муллы в каждую воинскую часть независимо от численности солдат–мусульман. Но инициатива не была доведена до конца и осознав свой промах, муфтий в 1904 году возбудил ходатайство о возрождении должности штатных имамов, а начало русско–японской войны показало, что делать это следует в срочном порядке.

Весной 1904 года командование разрешило назначить при каждом военном госпитале двух солдат-мусульман для исполнения духовных треб у раненых и участия в похоронах умерших.

В годы русско-японской войны при штабах Второй и Третьей Маньчжурской армии действовали военные муллы, а в 1908 году были утверждены штаты мусульманских духовных лиц в военных округах – Виленском, Варшавском, Киевском, Приамурском и Московском. Довольствие и денежные выплаты военным муллам были установлены такие же, как у христианских священнослужителей.

Сложилась следующая практика проведения мусульманского богослужения в войсках: в некоторых армейских частях из нижних чинов или из гражданских лиц, хорошо знающих обряды ислама и шариат, избирались постоянные общественные муллы, а иногда лица из нижних чинов привлекались для исполнения обязанностей мулл в разовом порядке.

При необходимости для исполнения духовных треб приглашались и гражданские муллы, проживающие поблизости, а порой для исполнения религиозных нужд Духовное собрание в Уфе временно командировало приходских духовных лиц в малочисленные городские общины, включающие в себя и военных местного гарнизона. Наконец, для совершения праздничного богослужения по случаю годовых праздников нижние чины под руководством старших по званию могли направляться в ближайшие мечети.

В 1914 году с началом военных действий усилилась критика Духовного собрания, оказавшегося неготовым действовать в военных условиях.
После мобилизации десятков тысяч солдат из числа мусульман особенно остро стала ощущаться нехватка в войсках военных мулл. В письмах от воинов-мусульман встречались жалобы и на то, что муллы плохо исполняют свои обязанности. Редакция газеты «Турмуш» – «Жизнь» писала, что Духовное собрание обязано немедленно ходатайствовать перед правительством об учреждении должности военного муллы.

В декабре 1914 года в Петрограде состоялось совещание представителей мусульманских общественных организаций, которое предложило избранному Временному центральному мусульманскому комитету добиваться направления на фронт мулл в каждую дивизию, но положение реально изменилось лишь к весне 1916 года: число военных мулл в войсках значительно увеличивалось, а приказом Николая II им были установлены оклады.

5 июля 1916 года, во время праздника Рамазана, появился приказ Николая II о введении в войсках должности дивизионного муллы. Вскоре прибывший в Уфу дивизионный имам А. Ягупов сообщал, что «дух войск великолепный», что «в настоящее время очень много имамов назначены в войска для совершения необходимых религиозных обрядов». В том же месяце, когда мусульмане отмечали праздник разговенья Ураза-байрам после окончания священного поста, муфтий Духовного собрания Мухаммад Сафа Баязитов от имени российских мусульман обратился к императору Николаю II со следующими словами.

«Царская ставка, верховному главнокомандующему, государю императору.
Ваше императорское величество. Сегодня мусульмане города Уфы и других местностей, собравшись на торжественное богослужение по случаю Рамазан­байрама, вместе со мной совершили молебствие о здравии и благоденствии вашего императорского величества и всей августейшей семьи.

…Безгранично счастливые успехами наших доблестных войск под верховным водительством вашего императорского величества, возносим всевышнему Аллаху горячие молитвы о полном сокрушении дерзких врагов, во славу великой нераздельной России и державного ее повелителя, также на счастье многочисленных народностей ее, в том числе верных сынов вашего величества – в том числе верных сынов вашего величества – мусульман.

Вашего императорского величества верноподданный оренбургский муфтий
Мухаммад Сафа Баязитов. 18 июля 1916 г.»

Императором в Уфу был направлен следующий ответ:

«Благодарю вас и всех мусульман, собравшихся на торжественное богослужение по случаю Рамазан­байрама, за молитвы и выражения верноподданнических чувств, высоко ценю доблесть многочисленных мусульман, сражающихся в рядах нашей храброй армии.

Николай».

Сообщение об обмене посланиями муфтия с императором Духовное собрание немедленно отправило в действующую армию вместе с просьбой разрешить воинам-мусульманам совершить моление 24 сентября, во время мусульманского праздника. Это пожелание было выполнено. В конце 1916 года за заслуги по организации деятельности мулл в тылу и на фронте Мухаммад Сафа Баязитов был награжден орденом Станислава Второй степени.

Газеты тех лет рассказывают о том, как российские мусульмане, от рядовых до генералов, выполняли свой воинский долг, какие высокие награды получали. На орденах, которыми награждались офицеры-мусульмане, вместо изображения христианских святых помещался российский герб – двуглавый орел.

В письме военного министра А.А. Поливанова председателю Совета министров Б.В. Штюрмеру от марта 1916 года отмечалось, что война рассеяла сомнения в благонадежности многих мусульман.

Журналист Д. Дагестани в том же году писал, что мусульмане почти всюду лишний раз своим поведением доказали, что к их «традиционному консерватизму во всем, касающемся своего государства, отечества, прибавилось ещё сознание основ государственности, гражданственности». Добросовестно выполняя свой гражданский долг, они дали понять цивилизованному миру, что для них «идея государственности и идея отечественности» дороже племенных и расовых связей.

…После Февральской революции в воинских частях царил разброд. Присягали Временному правительству. Пищала флейта, стучал барабан, но не было твердости в новой присяге.

Чувствуя обман, солдат бунтовал. Однако в Текинском, Крымском и Татарском полках сохранялся порядок и спокойствие.

В марте в «Вестнике Временного правительства» был опубликован новый текст присяги на верность Российскому государству со специальным вариантом для мусульман, который заканчивается такими словами: «Заключаю сию мою клятву целованием преславного Корана и ниже подписуюсь».

В Текинском мусульманском полку, насчитывающем около четырехсот всадников, к присяге приводил полковой мулла. После присяги представители Временного правительства обратились к командиру с вопросами: во-первых, почему полк не носит красных бантов, во-вторых, почему со штандарта полка до сих пор не снят императорский вензель.

Командир полка ответил на это, что полк состоит из мусульман, что же касается штандарта с императорским вензелем, то он принадлежит полку, а полк не хочет снять вензель, который заслужил собственной кровью. В результате императорский вензель, обернут зеленой материей, так и остался эмблемой полка.

По кн.: Мусульманское духовное собрание

Сергей Синенко

Сергей Синенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Next Post

Письма по поводу моды (1936 г.)

Вс Май 15 , 2016
ПИСЬМА В ГАЗЕТУ «ПРАВДА» ПО ПОВОДУ МОДЫ (1936 г.) Газета «Правда» помимо публикации решений партии и правительства и статей на политическую тему уделяла внимание и чисто бытовым вещам — например, […]
Письма по поводу моды (1936 г.)