hizb-ut-tahrir-1 Исламский экстремизм в Поволжье Антитеррор Башкирия Марий Эл Мордовия Нижегородская область Оренбургская область Самарская область Татарстан Удмуртия Чувашия

Исламский экстремизм в Поволжье

Конец XX – начало XXI вв. Обзор

В конце XX – начале XXI в., в связи с притоком в Поволжье представителей различных этнических групп из Центральной Азии и Северного Кавказа, в регион начали проникать идеи, не характерные для российского «традиционного» ислама. Вслед за идеями появились экстремистские группы (из числа как приезжих, так и
местных, новообращенных жителей), борьбу с которыми начали вести правоохранительные органы.

Особо активную деятельность на территории Поволжья развернули члены экстремистской религиозной организации «Хизб ут-Тахрир» («Партия исламского освобождения»; XT). Для деятельности партии в России характерно массовое тиражирование пропагандистской литературы на русском языке, создание русскоязычного сайта партии. Особое место в пропаганде идей XT занимают листовки, издаваемые на русском языке и распространяемые в мечетях России. «Партия освобождения ислама» была внесена в список организаций экстремистского толка, чья деятельность была запрещена на территории Российской Федерации решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 г. В течение
2004 г. в различных регионах РФ правоохранительными органами были задержаны члены данного движения. Так, в августе 2005 г. Верховный суд Башкортостана приговорил нескольких членов ячеек XT, задержанных на территории республики, к 4–9 годам лишения свободы. Начались задержания «хизбутовцев» и в других регионах Поволжья (Юнусова А. «Ислам в Башкортостане», М., 1997).

В Нижегородской области, несмотря на то что активная деятельность сторонников радикального ислама особо не отмечается, их небольшие группы все же присутствуют.

В октябре 2004 г. правоохранительными органами был произведен арест 12 членов местной ячейки партии «Хизб ут-Тахрир», которые были обвинены в совершении преступлений террористического характера (Хайретдинов Д.З. «Ислам в Нижегородской области», М., 2007). ДУМ Нижегородской области обратило внимание общественности на то, что среди задержанных не было «ни одного татарина, ни одного коренного нижегородца».

Работа по противодействию национальному и религиозному экстремизму является одним из важных направлений деятельности органов власти на территории Ульяновской области.

Здесь также отмечалась некоторая активизация сторонников радикального ислама. Ситуация осложняется фактическим расколом в местной мусульманской общине («умме») – в области два конкурирующих духовных управления мусульман – Ульяновское региональное духовное управление мусульман и ДУМ Ульяновской области. Данной ситуацией стремятся воспользоваться мусульманские миссионеры из стран Центральной Азии, Северо-Кавказского региона, посещающие Ульяновскую область с целью распространения среди местных мусульман идеологии радикального ислама. В регионе имеются последователи такого вида религиозной пропаганды.

Так, в конце 2003 г. в Ульяновске были арестованы члены экстремистской организации «Джамаат», подозреваемые в подготовке террористических атак, разбоях и грабежах. Общая численность этой группировки достигала 80 человек, преимущественно русских и чувашей (Силантьев. «Ислам в современной России», М., 2008). В сентябре 2005 г. Ульяновским областным судом задержанные были осуждены.

В Оренбургской области также была неоднократно отмечена деятельность сторонников радикального ислама.

Их центром стало медресе «Аль-Фуркан» г. Бугуруслан, выпускники и студенты которого оказались замешаны в целом ряде террористических актов, включая захват школы в Беслане. В сентябре 2004 г. на территории медресе были обнаружены взрывчатые вещества, после чего его работа приостановилась. 25 июля 2005 г. по факту использования
преподавателями медресе в процессе обучения литературы экстремистского толка было возбуждено уголовное дело. Началось следствие по отношению к «Аль-Фуркан», шесть выпускников которого принимали участие в подготовке терактов в России и за рубежом. В 2006 г. начался судебный процесс по факту распространения в медресе «Аль-Фуркан» экстремистской литературы и деятельности местной ячейки организации «Хизб ут-Тахрир».

В итоге десять предполагаемых участников «Хизб ут-Тахрир», проходивших по делу о распространении листовок, были депортированы на родину – в Узбекистан, в отношении шестерых преподавателей медресе, которые обвинялись в использовании на занятиях экстремистской литературы, уголовное преследование было прекращено по истечении срока давности, а двое – помощник ректора медресе Р. Гизитдинов и местный житель Б. Саломов – были осуждены за создание экстремистской организации. Медресе «Аль-Фуркан» было закрыто в марте 2006 г.

Правоохранительные органы Самарской области периодически выявляли на ее территории миссионеров «чистого» ислама.

Так, 24 ноября 2004 г. около самарской Соборной мечети за распространение экстремистской литературы были задержаны двое активистов радикальной исламистской организации «Хизб ут-Тахрир», а впоследствии аресту подверглись и двое их сообщников. 11 ноября 2005 г. в Самаре были осуждены четверо самарских «хизбутовцев» на различные сроки лишения свободы по статьям «Терроризм», «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды» и «Хранение боеприпасов». Всего в их группу входили 15 человек. Они вели отчет о проделанной работе и поддерживали связь с членами организации в других странах, в том числе и через Интернет. Мусульманские лидеры Самары резко осудили опасные действия группы молодых людей, объединившихся, по сути, в сектантскую, почти тайную организацию. Имамам было предписано активно проводить соответствующую разъяснительную работу.

Читайте также:  Военный суд вынес в Саратове приговор джихадисту Маилу Мамееву

История распространения радикального ислама в Астраханской области насчитывает уже два десятилетия.

В первой половине 1990-х годов выходцы из Цумадинского района Республики Дагестан образовали в Астрахани салафитскую («ваххабитскую» – при всей условности этого термина) общину – «джамаат». Джамаат астраханских салафитов (самоназвание – «мумины», «мухмины» – от араб. «иман» – вера, «муамин» – верующий, мусульманин) имел достаточно замкнутый характер. В общину первоначально входило около 300 человек (в основном, выходцев с Северного Кавказа, среди которых преобладали аварцы), однако в конце 1990-х годов  в ней произошел раскол, и значительная часть членов общины выехала в Дагестан и Чечню для участия в джихаде против России.

В итоге джамаат стал насчитывать около 60–70 более-менее умеренных салафитов (т.е. настроенных нейтрально по отношению к событиям в Чечне и не поддерживающих ни «федералов», ни чеченских боевиков). «Мумины» придерживались строгого единобожия (араб. «ат-таухид»), проповедовали так называемый «чистый» ислам, выступали против культа святых, шиизма и суфизма.

Лидером астраханских «муминов» был ученик признанного лидера ваххабитов Северного Кавказа Багаутдина Магомедова аварец Ангута Омаров (известный также как Аййуб / Аюб Астраханский, 1963 г.р.) из дагестанского селения Кванада Цумадинского района Дагестана. В Астрахани, по месту его жительства, находился молельный дом, где распространялась специальная литература, проводились встречи с приезжими, давались разъяснения по богословским вопросам. Члены общины «муминов», в основном, занимались торговой деятельностью. Духовный лидер Аюб был в целом негативно настроен по отношению к контактам с органами власти, и вследствие этого община вела достаточно замкнутый образ жизни, всячески дистанцируясь от представителей властных структур, общественности и средств массовой информации. Мумины вели активную миссионерскую работу, что обеспечило значительный приток новых членов в общину, причем не только «кавказцев», но и казахов, татар и даже русских.

На рубеже 1990–2000-х годов были отмечены периодические стычки между «муминами» и дагестанцами – приверженцами суфизма (так называемыми «тарикатистами»). В основе столкновений, между тем, лежала скорее экономическая конкуренция (из-за мест на рынке), религиозный фактор был, видимо, вторичен, однако также сыграл
свою роль. В начале 2000-х годов Аюб отбыл из Астрахани в неизвестном направлении. Община постепенно распалась (Б. Ахмедханов. «Общая газета», М., 2000, № 42; Бобровников О.В. «Ваххабиты Северного Кавказа», М., 2006).

Говоря об исламском фундаментализме, нельзя не упомянуть о том, что именно в Астрахани 9 июня 1990 г. состоялась
подпольная Всесоюзная учредительная конференция, на которой была создана Исламская партия возрождения (ИПВ) «Нахдат» (от араб. «ан-нахда» – возрождение). На этой конференции присутствовали несколько десятков исламских фундаменталистов из Дагестана, Среднего Поволжья, Москвы и Таджикистана. Председателем (раисом) партии стал Ахмад-кади Ахтаев (1942–1998), аварец родом из с. Кудали, лидер умеренного крыла дагестанских салафитов, его заместителем – азербайджанец Гейдар Джемаль, а координаторами на Северном Кавказе – Багаутдин Магомедов и его сводный брат Аббас Кебедов. В работе конференции приняли участие аварцы Ангута М. Омаров (будущий Аййуб Астраханский), М.-Г.М. и A.M. Абдразаковы, юртовские татары P.M. Хали-
ков (будущий Габдуррашит Габдулхалик), В.А. Абульясов.

В программе партии был сделан акцент на возрождении ислама, в частности было записано положение о необходимости создать для советских мусульман такие условия, чтобы они могли следовать исламскому образу жизни. Члены партии одной из первостепенных задач ставили создание своей фракции в Верховном Совете СССР. Однако идеи данной организации не встретили сколь-либо массовой поддержки астраханских мусульман. Для астраханских мусульман, по крайней мере, в то время, не было характерно использование ислама в политических целях. Идеи исламского фундаментализма были неведомы и непривлекательны для местного мусульманского сообщества.

В 2000-х годах в г. Астрахань и ряде сел Астраханской области (с. Кулаковка Приволжского района, пос. Володарский Володарского района и др.) возникли несколько салафитских группировок (состоящих как из выходцев с Кавказа, так и из местных жителей), некоторые из которых даже готовили террористические акты. Большинство из них были «раскрыты» спецслужбами и ликвидированы как организации. Были произведены аресты М.-Г.М. Абдразакова (2003), Г. Габдулхалика (2004), М.К. Шангареева (2005). В основном им инкриминировалось незаконное хранение оружия и боеприпасов, распространение экстремистской литературы, разжигание межрелигиозной розни и др. (Викторин В.М. «Ислам в Астраханском регионе», М., 2008). В декабре 2006 г. спецслужбы арестовали группу экстремистов («джамаат
муввахидов») в составе шести человек (в основном, местных уроженцев), которые готовили ряд терактов в городе в период новогодних праздников. В ноябре 2009 г. в Астрахани, у торгового центра «Восточный», в ходе совместной спецоперации ФСБ и милиции были задержаны трое участников (двое мужчин и одна женщина) террористического бандподполья на Северном Кавказе.

Читайте также:  Житель Петербурга Олег Герасимов провел "контртеррористическую операцию" лично

Летом – в начале осени 2010 г. в Астрахани произошло несколько нападений на милиционеров, которые, как позже выяснилось, были совершены членами религиозной экстремистской группировки.

Первое из них случилось в ночь на 27 июля, когда трое неизвестных мужчин напали на сотрудников милиции в городском парке «Братский садик», при этом сержант Н.В. Лиджиев был убит, а милиционер А.С. Айшуалова получила огнестрельное ранение. На следующие сутки, 28 июля, под путепроводным мостом по ул. Кубанская Советского района г. Астрахань трое неизвестных совершили нападение на наряд автопатруля роты милиции отдела вневедомственной охраны. Сотрудники милиции получили ранения, один из них позже скончался. Спустя месяц, 29 августа, трое инспекторов ГИБДД, преследуя на служебном транспорте автомашину «ВАЗ-2106» (без государственных регистрационных знаков) с водителем и двумя пассажирами, были обстреляны ими.

Все трое милиционеров получили ранения и лишились оружия. Было установлено, что все нападения совершили участники одной преступной группировки; определены личности основных подозреваемых: Г.А. Жумагазиев. его брат М.А. Жумагазиев, P.P. Ибрагимов. Также по подозрению в причастности к совершению указанных преступлений были задержаны: Н.Р. Кафаров, С.Б. Бадрудинов, Г.Б. Абдушев, Д.С. Джаватханов и др. (в основном, из числа местных казахов и татар). При обысках в их квартирах были обнаружены взрывные устройства, оружие, литература религиозного содержания. Все они являлись участниками религиозно-экстремистской группы, созданной еще в 2009 г. Гайни Жумагазиевым.

19 октября 2010 г. руководитель группировки Г.А. Жумагазиев был застрелен при задержании. М.А. Жумагазиев и P.P. Ибрагимов скрылись; последний, однако, был уничтожен в ходе спецоперации в Дагестане в апреле 2011 г.

В начале мая 2011 г. были арестованы члены еще одной экстремистской религиозной группы, которые планировали совершить ряд терактов в Астрахани на 9 Мая, в частности в культурно-развлекательном комплексе «Даир». Выяснилось также, что задержанные причастны к взрывам у зданий Академии МВД РФ и ОГИБДД в Волгограде 26 апреля 2011 г. Задержания проходили в нескольких местах, одно – непосредственно на улице. В результате операции были задержаны несколько подозреваемых (двоюродные братья Андрей и Алексей Антоновы, М. Ясулов, Р. Яблуков и др.).

Один из них – русский мусульманин Андрей (Умар) Антонов – был убит при попытке оказать сопротивление. Мужчина попытался привести в действие самодельное взрывное устройство. При обыске в квартирах, где проходили задержания, было обнаружено большое количество оружия, боеприпасов и религиозной литературы экстремистского толка. 25 июля 2012 г. Астраханский областной суд вынес обвинительный приговор М. Ясулову, Р. Яблукову, А. Антонову и Ш. Багандову по статьям «Бандитизм» и «Незаконное хранение оружия и боеприпасов». Подсудимые приговорены к
наказанию от 3 до 19 лет лишения свободы.

В мае того же 2011 г. были задержаны шестеро участников (братья Ю. и А. Авдонины, С. Алишев, И. Курмамбаев, Т. Шинтимиров, Р. Захидов) исламской международной проповеднической организации «Джамаат Таблиг», запрещенной с 2009 г. Верховным судом России. Однако вскоре они были отпущены под подписку о невыезде. В апреле 2012 г. над ними начался суд. Спустя месяц Кировский районный суд Астрахани вынес приговор. Юрий Авдонин за организацию
деятельности религиозного объединения, признанного судом экстремистским, осужден к 1,5 годам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении. Его брат Александр находится в международном розыске. Остальные члены организации были признаны виновными в участии в деятельности такого объединения, им назначено наказание в виде штрафа в размере 150 тыс. руб.

Проблемы религиозной и национальной нетерпимости и особенно вопрос об опасности экстремизма под лозунгами исламской религии обсуждались на встрече представителей мусульманского духовенства Астраханской области и Республики Дагестан с областной администрацией и руководством правоохранительных органов, прошедшей 6 декабря 1999 г. Причиной обеспокоенности участников встречи стало усиление влияния радикальных исламистов на общественно-политическую ситуацию в регионе и заметное увеличение их численности.

Читайте также:  БОО «Башкорт» - экстремистская организация?

По оценкам дагестанских гостей, массовый приток так называемых «ваххабитов» в Астраханскую область объяснялся принятием в сентябре этого года Народным собранием Республики Дагестан Закона «О запрете ваххабитской и
иной экстремистской деятельности», предусматривающего уголовное наказание за распространение идей исламского фундаментализма. В ходе работы было выработано общее мнение о необходимости противодействия ваххабитской угрозе и взвешенного подхода к решению этой проблемы в целях искоренения не только ее последствий, но и причин. Была также достигнута договоренность о развитии многопланового сотрудничества в этой сфере.

Руководство Астраханского регионального духовного управления мусульман (АРДУМ), несмотря на целый ряд трудностей, все же проводит в определенном смысле результативную деятельность, развивающуюся в области просвещения, образования и благотворительности. Большое внимание АРДУМ уделяет участию в мероприятиях, посвященных социальным проблемам, а также вопросам мира и взаимопонимания в стране в целом и в нашем регионе в частности. В ноябре 2000 г. в Астрахани состоялся Миротворческий форум муфтиев Юга России, в работе которого
приняли участие духовные лидеры мусульман Северного Кавказа и Нижнего Поволжья, председатель ЦДУМ муфтий Талгат Таджуддин, а также полномочный представитель Президента РФ по Южному федеральному округу В.Г. Казанцев.

По результатам форума было принято заявление, в котором содержался призыв к упрочению мира и согласия, искоренению терроризма, предотвращению межнациональных и гражданских конфликтов на Юге России.

В Республику Мордовия идеи радикального ислама проникли в 1997 г. благодаря деятельности Олега (Абузара) Марушкина, эмиссара Аюба Астраханского.

Поселившись в с. Белозерье, О. Марушкин начал активную агитацию среди местной молодежи, которая с интересом воспринимала идеи «чистого» ислама. Вскоре влияние салафитов в Белозерье стало весьма заметным, что вызвало неудовольствие приверженцев «традиционного» ислама и привело к нескольким стычкам. После неоднократных жалоб со стороны умеренных мусульман Управление ФСБ по Республике Мордовия приняло меры, вынудив О. Марушкина покинуть республику. В декабре 1998 г. он и группа его последователей уехали в Астрахань, где влились в местный джамаат «муминов». После отъезда О. Марушкина ситуация в Белозерье немного успокоилась, однако созданная им салафитская община оказалась вполне самодостаточной. Известно, что некоторые ее члены выезжали воевать в Чечню на стороне боевиков.

В 2005 г. в подвале Соборной мечети г. Саранск была обнаружена разыскиваемая Следственными органами Оренбургской области библиотека бугурусланского медресе «Аль-Фуркан». Среди ее книг оказалось немало экстремистских сочинений. Руководство республиканского муфтията поспешило отказаться от своей причастности к этому факту.

В результате проникновения и распространения в России идей радикального ислама резко увеличилось число мусульман (преимущественно, из числа молодежи), придерживающихся фундаменталистских и экстремистских взглядов. Это обусловлено многими факторами. На встречах президентов республик и губернаторов регионов Поволжья с местными мусульманскими лидерами в последние годы постоянной стала тема противодействия религиозному экстремизму.

Так, 11 марта 2010 г. в Чебоксарах состоялась встреча полпреда Президента РФ в Приволжском федеральном округе Г.А. Рапоты и глав духовных управлений мусульман Поволжья. Главной темой этой очередной встречи стала проблема экстремизма. Среди причин усиления данной проблемы в регионе были названы: активность зарубежных радикально-экстремистских движений и организаций, которые дискредитируют российский ислам, создают угрозу раскола в рядах мусульман; религиозная непросвещенность людей; реальные недостатки, проблемы легальных мусульманских организаций Поволжья; недоработки и недостаточное внимание к исламу региональных и муниципальных органов власти. Для борьбы с экстремизмом необходимо возрождать и пропагандировать ценности «традиционного» для Поволжского региона ислама ханафитского мазхаба. Участники встречи в своих выступлениях отмечали, что во всех регионах Поволжья осуществляется более-менее конструктивное взаимодействие органов власти и исламских организаций в социальной сфере, в сфере культуры и образования, в молодежной политике.

Источник: Андрей Сызранов ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ ПО БОРЬБЕ С ИСЛАМСКИМ ЭКСТРЕМИЗМОМ НА ТЕРРИТОРИИ ПОВОЛЖЬЯ В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI в. – «Каспийский регион: Политика, экономика, культура», Астрахань, 2013 г., № 2, с. 19–24.

https://posredi.ru/wp-content/uploads/2020/01/hizb-ut-tahrir-1.jpghttps://posredi.ru/wp-content/uploads/2020/01/hizb-ut-tahrir-1-150x150.jpgkreg_74АнтитеррорБашкирияМарий ЭлМордовияНижегородская областьОренбургская областьСамарская областьТатарстанУдмуртияЧувашияисламисты,Поволжье,экстремизмИсламский экстремизм в Поволжье Конец XX - начало XXI вв. Обзор В конце XX – начале XXI в., в связи с притоком в Поволжье представителей различных этнических групп из Центральной Азии и Северного Кавказа, в регион начали проникать идеи, не характерные для российского «традиционного» ислама. Вслед за идеями появились экстремистские группы (из числа как...
cropped-logo_ru-700 Исламский экстремизм в Поволжье Антитеррор Башкирия Марий Эл Мордовия Нижегородская область Оренбургская область Самарская область Татарстан Удмуртия Чувашия