333777 Движения по восстановлению халифата Анализ - прогноз Антитеррор Блог Сергея Синенко Ислам в России

Движение по восстановлению халифата «Ашарихуль-Исламия»по данным спецслужб

История повторяется. Халифатисты-джахидисты, оживившиеся вновь, реанимируют средневековые понятия и символы. Сегодняшней публикацией вводится в оборот документ о деятельности сторонников халифата в советской России. Это «Докладная записка о деятельности общества «Ашарихуль-Исламия» (в источнике встречается написание «Джамият-Ашарихуль-Исламия»).

Достоверность источника

Документ хранится в фонде Центрального архива Федеральной службы безопасности РФ (ЦА ФСБ РФ), датирован 1928 годом, представляет собой четыре машинописных листа. Судя по тому, что на последнем листе наличествуют подписи чернилами, это оригинал или второй экземпляр документа. Нет оснований сомневаться в его подлинности.

Публикуемый документ подготовлен специалистами Восточного отдела ОГПУ. Подписан помощником начальника Восточного отдела ОГПУ Х.С. Петросьяном и помощником начальника 2-го отделения этого же ведомства П. Салимовым. Они – авторы аналитических материалов, одни из ключевых фигур в разработке мусульманского вопроса в СССР.

Если анализировать внутреннее содержание источника, следует отметить его информативность, а также наличие фактов, которые не известны современным исследователям ислама. В документе анализируется деятельность «Ашарихуль-Исламия» — одной из многочисленных мусульманских организаций, действовавших в Берлине в конце 1920-х гг. Политическая полиция зафиксировала момент перехода управления этой организации из рук афганских мусульман, минуя временного главу — одного из лидеров татарской эмиграции — Алимджана Идриси, в руки секты ахмадийцев.

Чем продиктован интерес советских спецслужб к данному сюжету?

Во-первых, очевидна озабоченность разведки событиями, разворачивавшимися в среде тюрко-татарской эмиграции, которая на всем протяжении 1920-х гг. проявляла большую заинтересованность в событиях, происходивших на родине. Нередко эта деятельность получала негативную оценку советских властей IV. То, что А. Идриси в течение нескольких месяцев возглавлял «Ашарихуль-Исламия», подтверждает отмеченную И. Гилязовым и С. Исхаковым сложность и неоднозначность его деятельности, равно как позволяет фиксировать мотивацию отдельных его поступков, а также мнение по поводу атмосферы, сложившейся в эмигрантских кругах Берлина. Источник не дает однозначного ответа на вопрос, был ли связан этот деятель национально-религиозного движения с советской разведкой, о чем есть упоминания в указанных исследованиях и воспоминаниях эмигрантов. Приведенные цитаты его слов могут быть почерпнуты из перлюстрированной переписки или данных информаторов.

Во-вторых, эта докладная записка является отражением внешнеполитического курса СССР. Она также весьма красноречиво иллюстрирует опасения по мусульманским вопросам, которые разделяли специалисты ОГПУ и советские дипломаты. Пересечение геополитических интересов Великобритании и СССР в Афганистане, Индии, на территории будущей Саудовской Аравии, а также попытки обеих сторон взять под контроль движение по восстановлению халифата — все это также нашло свое отражение на страницах данного документа.

Деятельность исламской секты «Ахмадия Анджуман Исха`ати Ислами»

Научный интерес современных исламоведов, равно как и специалистов Восточного отдела ОГПУ, был прикован к еще одному явлению — деятельности исламской секты, именуемой «Ахмадия Анджуман Исха`ати Ислами» или ахмадийцы. О том, что ахмадийцы предпринимали определенные усилия, чтобы в 1920-х гг. закрепиться в немецкой мусульманской общине, свидетельствует тот факт, что в 1923 г. они начали строительство мечети в Берлине (прекращено из-за отсутствия средств). Доклад показывает, что в этот период средства у секты ахмадийцев появились, и она начала проявлять активность в различных направлениях.

Антисоветская деятельность ахмадийцев, по мнению разведки, заключалась в поддержании усилий британских властей по объединению мусульман под флагом халифатского движения (с целью установления политического доминирования в различных регионах Востока). Именно это обозначалось аналитиками отдела как «панисламизм». Поэтому можно вполне понять точку зрения сотрудников Восточного отдела, оценивавших трансформацию общества «Ашарихуль-Исламия» как его перерождение из нейтрального (с учетом существовавших на тот период афгано-советских отношений) в пробританское и «панисламистское».

В чем состояла угроза «внутреннему исламу», по мнению Восточного отдела ОГПУ? Опять же, как в случае с эмигрантами, это было связано с попытками ахмадийцев воздействовать на умонастроения тюрок Волго-Уральского региона и Центральной России через авторитетных религиозно-национальных лидеров: Мусу Бигиева, муфтия Центрального духовного управления мусульман Ризаэтдина Фахретдина. В задачи Восточного отдела ОГПУ входило не допустить усиления влияния эмигрантов как канала не совместимых с государственными интересами идей и укрепления геополитических позиций Великобритании посредством деятельности подобных организаций.

Читайте также:  На что жалуются отбывающие наказание в Марий Эл

Докладная записка о деятельности общества «Ашарихуль-Исламия»

Совершенно секретно.
1928 г.

Общество «Ашарихуль-Исламия» в Берлине возникло в 1924 г. при поддержке афганского правительства, стремившегося использовать это общество в своих политических целях. Об этом свидетельствует вся последующая деятельность общества, председателем которого был избран афганский посол в Берлине. Общество регулярно субсидировалось афганцами и служило организационной пропаганде в пользу афганцев.

Официально было заявлено, что общество преследует чисто религиозные цели (панисламизм), но за все время своей деятельности оно совершенно не занималось религиозными делами, будучи используемо в дальнейшем периодически то афганцами, то турками, то персами в политических и шпионских целях. На этой почве в Берлине возник скандал: студенты-персы Саиф-Азад и др[угие], руководимые якобы персидскими дипломатическими кругами, отказывались поддерживать «Аша[ри]х[уль]-Исламия», заявив, что общество перестало служить первоначальным своим целям, превратившись в бюро для афганского и турецкого шпионажа.

Вследствие этого афганский посол был вынужден уйти от председательства в этой организации. В связи с этим характерны слова вновь избранного председателя «Аша[ри]х[уль]-Исламия» Алимджана Идриси (известного татарского нац[ионального] деятеля, находящегося ныне в эмиграции), сказанные им по поводу этого скандала: «Не является секретом, что все три мусульманские посольства имеют в организациях своих агентов. Возможно, что афганцы и турки в этом отношении лучше организованы, чем персы, чем и объясняется недовольство последних» (см. св. № 28347 от 7/IX-27 г.).

Дело в том, что афганцы после того, как стало известно, что Ибн-СаудX под давлением англичан отказывается разрешить созыв II мусульманского конгресса в Мекке — решили использовать этот момент и вовлекли «Аша[ри]х[уль]-Исламия» в поднятую ими антисаудовскую и антиваххабитскую кампанию.

«Ашарихуль-Исламия» приняла активное участие в этой кампании, разослав ряд писем на имя членов Индусского халифатского конгрессаXI, участников I-го Мекканского конгрессаXII (Куайли-Курайши) и др[угих] видных мусульманских деятелей в разных странах, с предложением организовать протест против предательства Ибн-Сауда и агитировать за перенесение конгресса в Афганистан (св. № 27815 от 19/VII-27 г.).

В свою очередь персы претендовали на перенесение конгресса в Тегеран, для чего и хотели использовать «Ашарихуль-Исламия». На этой почве и произошел упомянутый скандал, повлекший за собой заметное падение авторитета «Ашарихуль-Исламия».

В связи с этим материальные ресурсы об[щест]ва значительно сокращаются и пред[седатель] об[щест]ва Алимджан Идриси, ввиду неполучения им жалования в течение 2-х месяцев заявляет о своем желании отказаться от председательства (св. № 28654 от 2/XI-27 г.). Таким затруднительным положением организации воспользовались ахмадийцы. В этот период наблюдается постепенное внедрение Берлинских ахмадийцев в «Ашарихуль-Исламия», и уже 13 октября 1927 г. на собрании, созванном «Ашарихуль-Исламия» в Берлинской мечети, принимают участие лишь ахмадийцы и несколько человек афганцев.

Фактическое руководство делами «Ашарихуль-Исламия» ввиду бездействия Алимджана Идриси переходит в руки ахмадийского проповедника Фазал-Касим-Хана Дуррани. Вместе с этим «Ашарихуль-Исламия» превращается в аналогичную ахмадийской организацию, с той же политической сущностью, что и последняя.

При этом весьма характерно, что пока руководство организацией принадлежало лицам, придерживавшимся преимущественно афганской ориентации, оно не развивало так резко антисоветскую деятельность, как это стало наблюдаться после преобладания в ней влияния ахмадийцев. После перехода руководства в руки ахмадийцев последние прикладывают все свои усилия к возрождению «Ашарихуль-Исламия», как еще одной в борьбе против Сов[етской] власти и резко меняют ее деятельность в желательном для англичан направлении:

а) Уделяется особое внимание филиалам «Ашарихуль-Исламия»,

расположенным в соседних странах (Польше и Прибалтике вообще). Означенные филиалы усиливаются посылкой туда отдельных членов «Ашарихуль-Исламия» из Берлина. (По имеющимся у нас сведениям «Ашарихуль-Исламия» имеет свои филиалы в Польше, Финляндии, Латвии и др[угих] Прибалтийских странах, в Афганистане, Аравии, Индии и на островах Явы и […]XIII). Центром «Ашарихуль-Исламия» является Берлин.

Читайте также:  Различное восприятие лета

б) В Польше вокруг организации «Ашарихуль-Исламия» ими объединяются главным образом татары-политэмигранты, бежавшие из СССР.

Представителем «Аша[ри]х[уль]-Исламия» в Польше назначается убежденный ахмадиец д[окто]р ЯкубXIV, по сведениям специально присланный из Берлина ахмадийским проповедником Мавляви Садретдином в целях изыскания наиболее удобных путей для связи с мусульманскими кругами в СССР.

По прибытии в Польшу д[окто]р Якуб входит в доверие Польского правительства и будучи назначен официальным имамом татар, проживающих в Польше, развивает там широкую деятельность и добивается сформирования большой мусульманской организации. Намеревается даже издавать специальный «религиозный» журнал.

В последнее время он состоит в интимной переписке с фактическим руководителем «Ашарихуль-Исламия» в Берлине — ахмадийцем Дуррани (см. № 28079 от 12 […]XV/VIII-27 г.).

в) Во время последней поездки заграницу Мусы Бигиева

представители «Ашарихуль-Исламии» через известного англошпиона — ахмадийца Абу Саида пытаются втянуть его в свою организацию в целях использования затем для создания филиала «Ашарихуль-Исламия» в СССР. Идриси убежден, что Сов[етское] правительство скоро даст разрешение на открытие бюро «Ашарихуль-Исламия» в Москве и якобы некоторые шаги давления в этом направлении уже сделаны (№ 28358).

г) В Финляндию специально послан известный Абу Саид, который по сведениям намерен осесть там надолго, заняться антисоветской пропагандой

и оттуда руководить антисоветской работой в СССР. Перед своим отъездом из Берлина Абу Саид читал серию докладов, посвященных положению ислама в СССР, с уклоном в дискредитацию Сов[етской] власти.

Выводы:

1. «Джамият-Ашарихуль-Исламия» — организация политическая, действующая под маской религиозного панисламистского об[щест]ва.

2. С переходом фактического руководства организации в руки ахмадийцев (Дуррани и пр[очих]) — известных английских шпионов — «Ашарихуль-Исламия» превратилась в аналогичную ахмадийской организацию с той же политической сущностью.

3. «Ашарихуль-Исламия», объединяя враждебные нам элементы заграницей и усиливая свою деятельность в соседних с нами странах (Польше и Финляндии) направляет деятельность враждебных нам элементов в организованное русло. Нужно полагать, что и в практической своей деятельности использование их пойдет в известной степени по линии шпионажа.

4. В те[х] же целях об[щест]во предпринимает меры к установлению связи с антисоветскими элементами в СССР.

Наши задачи:

1. Не допустить влияния этой организации в СССР.
2. Выявить их возможные связи с антисоветскими элементами в СССР.
3. Выяснить через аппарат ИНО XVI наличие возможностей к внедрению элементов разложения в деятельность организации и ее самоликвидации.

Пом[ощник] нач[альника] В[осточного] о[тдела] ОГПУ Петросьян (подпись).

П[омощник] нач[альника] 2-го отд[ела] Салимов (подпись).

ЦА ФСБ РФ, ф. 2, оп. 6, д. 493, л. 38-41.

Публикацию подготовила Юлия Гусева (Самара)

 

I В переводе с арабского языка «Исламская организация».

II Восточный отдел ОГПУ был сформирован 2 июня 1922 г. с задачей «объединения всей работы органов ГПУ на Кавказе, в Туркестане, Хиве, Бухаре, Киргизии, Татарии, Башкирии и Крыму в части, касающейся специфической восточной контрреволюции и восточного шпионажа».

III Второе отделение занималось работой в Средней Азии и на Среднем Востоке, т. е. по факту выполняло функции разведки и контрразведки.

IV Подробнее о некоторых аспектах взаимоотношений между тюрко-татарской эмиграцией и советским государством см.: Гайнетдинов Р. Б. Тюрко-татарская политическая эмиграция: начало XX века — 30-е годы. – Набережные Челны, 1997. – 159 с.

V Напряженность в польско-советских отношениях была продиктована рядом обстоятельств:

1) негативным наследием советско-польской войны, когда в результате Рижского договора 1921 г. Польша присоединила Западную Украину и Западную Белоруссию, Россия обязалась выплатить существенную контрибуцию;

2) в 1926 г. Польша отклонила предложение СССР заключить договор о ненападении;

3) приход к власти противника Советов Ю. Пилсудского. Обострению отношений между странами способствовали и провокации против дипломатических и консульских представительств СССР в Польше: убийство полпреда П. Л. Войкова в 1927 г., покушение на торгпреда А. С. Лизарёва в 1928 г.

VI По оценкам Р. Б. Гайнетдинова в 1920-1930-е гг. польская мусульманская община (по преимуществу это были татары, выехавшие из Волго-Уральского региона и Крыма) насчитывала около пяти тысяч человек.

VII Советская Россия была первым в мире государством, признавшим 27 марта 1919 г. независимость Афганистана. При этом до упразднения турецкого халифата афганский король Аманулла-хан имел амбиции лидера исламского мира, исповедуя идеи единения всех мусульман, поддерживал халифатистское движение в Индии. По мнению специалистов, на протяжении всего последующего десятилетия афганская политическая элита достаточно умело играла на противоречиях между СССР и Соединенным Королевством, заигрывая то с одной, то с другой стороной. В мае 1928 г. Аманулла-хан был с визитом в Москве, где получил заверение в дружеском расположении от Г. Чичерина.

VIII Бигиев (Биги) Муса Джаруллах (1875-1949) — известный представитель татарской национальной интеллигенции первой трети XX в. Учился в Ростовском реальном училище, получил религиозное образование в Апанаевском медресе в Казани, Бухаре, каирском университете Аль-Азхар, а также в Хиджазе, Бейруте, Сирии и Индии. Обучался на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета. Активный участник всех российских мусульманских съездов. Занимался журналистской и преподавательской деятельностью. После октября 1917 г. постоянно проживал в Петрограде. В 1926 (1930 г.?) выехал из Советской России. В 1930-1949 гг. жил в Афганистане, Индии, Египте, Иране, Финляндии, Германии, Японии.

IX На имя муфтия ЦДУМ Р. Фахретдина было письмо от одного из лидеров ахмадийцев с разъяснением сущности учения (см.: ЦА ФСБ РФ, ф. 2, оп. 6, д. 493, л. 41-44).

X Ибн-Сауд (Абд аль-Азиз ибн Абд ар-Рахман аль-Сауд) (1880-1953) — основатель Третьего Саудовского государства, которое существует по сей день.

XI Индусский халифатский конгресс (Всеиндийская халифатистская конференция). Халифатистское движение — одно из политических течений в среде мусульман Британской Индии, активизировавшееся после окончания Первой мировой войны. Индийские халифатисты начиная с марта 1920 г. активно включились в проводившиеся М. К. Ганди кампании ненасильственного сопротивления властям метрополии.

XII Первый Мекканский конгресс мусульман был созван в июне 1926 г. по инициативе короля Хиджаза Ибн Сауда формально для обсуждения вопросов о привлечении мусульман всех стран к участию в деле поддержания и развития благоустройства священных мест и урегулирования паломничества. Но фактически на конгрессе решались политические вопросы: Ибн-Сауд, возглавивший арабское антибританское «сопротивление» (а по сути осуществлявшего экспансию другого государства) на мероприятии получил поддержку со стороны 15 исламских стран и территорий.

XIII Неразборчиво.

XIV Речь идет о поляке по происхождению муфтии Якубе Шимкевиче. О нем, упоминает в своем исследовании Р. Гайнетдинов в связи с сюжетом о попытках Гаяза Исхаки распространить свое влияние на общину польских татар.

XV Неразборчиво.

XVI Иностранный отдел Восточного отдела ОГПУ.

Публикуется на posredi.ru в сокращении.

Читайте также:  ИСКИНО И БОЛЬШОЙ УЛУТКУЛЬ
Сергей СиненкоАнализ - прогнозАнтитеррорБлог Сергея СиненкоИслам в Россиианализ,архивы,востоковедение,ислам,спецслужбы,ФСБ,халифатДвижение по восстановлению халифата «Ашарихуль-Исламия»по данным спецслужб История повторяется. Халифатисты-джахидисты, оживившиеся вновь, реанимируют средневековые понятия и символы. Сегодняшней публикацией вводится в оборот документ о деятельности сторонников халифата в советской России. Это «Докладная записка о деятельности общества «Ашарихуль-Исламия» (в источнике встречается написание «Джамият-Ашарихуль-Исламия»). Достоверность источника Документ хранится в фонде Центрального архива Федеральной...
cropped-logo_ru-700 Движения по восстановлению халифата Анализ - прогноз Антитеррор Блог Сергея Синенко Ислам в России