6075858 АЛЕКСЕЙ ВЕРСТОВСКИЙ Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Фигуры и лица

АЛЕКСЕЙ ВЕРСТОВСКИЙ: МУЗЫКА ДЛЯ ОПЕРЫ И ШАРМАНКИ

Публикую свой очерк об Алексее Верстовском – русском композиторе, имя которого люди со специальным музыкальным образованием не всегда связывают с Уфой. Между тем именно в нашем городе прошли его детство и юность, здесь десятилетний Верстовский впервые выступал в концерте, а через несколько лет именно в Уфе им были написаны первые музыкальные сочинения – состоялась проба композиторских сил.

Для русской музыкальной сцены Алексей Верстовский – величина колоссальная. В истории русского театра даже есть понятие «эпоха Верстовского»: имеется в виду тридцатипятилетие московского театра в середине XIX века, эпоха его расцвета. Опера Алексея Верстовского «Аскольдова могила» была в дореволюционной России не менее популярна, чем «Иван Сусанин» Михаила Глинки. Близкая дружба связывала Алексея Верстовского и Сергея Аксакова – последний писал для композитора либретто.

Мелодии, сочиненные Верстовским, путешествовали по всему миру. Шарманщики Германии, Италии, Франции и Англии, не зная того, наигрывали темы из опер Верстовского.

Композитором создано множество романсов и баллад. Исполняя многие из них – «Три песни», «Бедный певец», «Черная шаль», – но не зная имени автора, многие их принимают за народные…
1

В начале XIX века закочевали по отдаленным российским губерниям французские виртуозы духовых, итальянские полководцы роялей, немецкие генералы струнных с детскими гробиками скрипок и альтов с бескровными, но очень шумными битвами. Даже в дальних уездах вдруг появились проезжие чернявые итальянцы. Музыканты из числа тех, кто на родине с трудом выпевал себе на башмаки в месяц, здесь разъезжали в каретах местных дворян с гордым и презрительным видом – они сделались вдруг судьями здешним талантам, от их пристрастного мнения зависело ободрение всему русскому.

Из Нижнего Новгорода и Самары, с Макарьевской ярмарки везли в Уфу тяжелые черные зеркала фортепьяно Плейеля, Эрара и Бабкока, легкие игрушечные виолы-«восьмушки» для кукольных рук и виолы-басы толщиной с хорошего борова, повторяющие очертания женских бедер. Тихая уфимская провинция впервые видела артистически всклокоченные головы, вертящиеся в оковах белых воротничков, лаковые штиблеты на голые ноги, слишком длинные хвостатые фраки, как у ласточек, которые рулят хвостами в легком своем полете.

Алексей Николаевич Верстовский родился 18 февраля 1799 года в имении своего отца селе Селиверстово Тамбовской губернии. Вскоре после его рождения семья переехала в Уфимскую губернию.

Дом Верстовских стоял в самом центре Голубиной слободки. Липовая аллейка в двадцать шагов вела с улицы к дому. Это был прочный, большой, удобный дом с фронтоном и колоннами, в котором вполне могла поместиться не одна, а несколько семейств. Среди уфимцев Верстовские были известны своей богатой нотной библиотекой и домашним крепостным оркестром. Дочери и сыновья Верстовских с детства занимались музыкой. Особые надежды подавал Василий, но больше других выделился Алексей, с шести лет обучавшийся игре на фортепьяно и скрипке, а с восьмилетнего возраста уже выступавший в любительских концертах.

Николай Верстовский, Верстовский-отец, любил роговую музыку, духовые, военные оркестры, итальянские оперы – сам распевал арии из них, но в семье считалось, что музыкальный дар к детям перешел прежде всего от матери, игравшей с детства на немецких дудочках, приборчиках со струнами, лютнях из города Дрездена, а уже после замужества научившейся настоящей фортепьянной игре.

Хотя в Уфе начала XIX века отсутствовали развитые театральные традиции, представления о музыкальном театре появились у Алексея Верстовского уже в уфимский период его жизни. Дело в том, что учителем музыки для детей Верстовские пригласили Павла Ивановича Протопопова, человека, обладавшего значительным для своего времени театральным опытом. Музыкант по образованию, он являлся капельмейстером первого в Поволжье общедоступного Казанского вольного театра, существовавшего с 1791 по 1800 год. После закрытия театра Протопопов оказался в Уфе, стал работать с крепостным оркестром Верстовских, а заодно заниматься с его детьми.

В десятилетнем возрасте Алексей уже уверенно выходил в большие залы, исполняя произведения Филда и Дюссека. К этому времени относятся и его первые попытки сочинять музыку.

По словам композитора Б. Доброхотова, «сохранились поднесенные в подарок отцу незатейливые пьесы для фортепиано, написанные Верстовским в Уфе, когда ему было десять лет». Спустя год после этого события Оренбургский генерал-губернатор князь Григорий Семенович Волконский писал родственникам в Петербург: «Вчера был прекрасный концерт. Одиннадцатилетний сын Верстовского обладает удивительными талантами».
img_35 АЛЕКСЕЙ ВЕРСТОВСКИЙ Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Фигуры и лица

Верстовский-старший в последние годы своей жизни все больше склонялся к церковному песнопению, привечал певчих местной Троицкой церкви, был ими чрезвычайно любим. По воспоминаниям близких, почувствовав приближение смерти, Николай Верстовский позвал певчих в дом.

У постели умирающего они исполнили его любимый концерт – «Всякую прискорбна еси, душе моя» Дмитрия Бортнянского. Вскоре после смерти отца семнадцатилетний Алексей Верстовский покинул Уфу, отправившись на учебу в Петербург. Дом его детства на Голубиной слободке еще несколько лет после этого значился в официальных бумагах как владение дворян Верстовских, но точных сведений о том, когда именно семья Верстовских выехала из Уфы, не имеется.

2

Петербургская жизнь Алексея Верстовского вся существовала на расписании и выполнении уроков. Юноша берет уроки сначала у пианистов Штейбельта и Филда – занятия каждый день. Достигнув не просто успехов, а письменных похвал и получив блестящие рекомендации, молодой музыкант учится игре на скрипке у знаменитых музыкантов Бема и Маурера – они говорят, что он многообещающ. Немного позже он занимается теорией музыки под руководством известнейшего маэстро Иоганна Миллера (среди учеников которого, заметим, был и Александр Алябьев).

Одновременно со всем этим Алексей Верстовский учится в учреждении, весьма далеком от искусств, – Институте инженеров путей сообщения.

После окончания института он служит в казенных учреждениях, но подлинная страсть у него одна – театр. Некоторую известность в художественных кругах Петербурга Алексей Верстовский приобретает в начале 1820-х годов. Он становится близким другом Алябьева, сближается с театральными деятелями А. Шаховским, Н. Хмельницким, П. Араповым.

Содействует его творческому росту знакомство с Пушкиным, Грибоедовым и Одоевским. С Пушкиным он встречается на собраниях литературного общества «Зеленая лампа». Известно, что Пушкин музыкальный талант Верстовского оценил очень высоко и даже передал ему нотную запись цыганской песни «Старый муж, грозный муж», которую он услышал в Бессарабии в исполнении хора молдавских цыган, а затем включил в свою поэму «Цыгане».

img_14 АЛЕКСЕЙ ВЕРСТОВСКИЙ Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Фигуры и лица

Увлекаясь театром, молодой Верстовский принимает участие в создании модных в то время водевилей. Уже первое шутливое сочинение «Бабушкины попугаи» принесло начинающему композитору известность. За этим последовали водевили «Карантин», «Дом сумасшедших», «Новая шалость», «Учитель и ученик», «Проситель» и «Хлопотун». В общей сложности Верстовскому принадлежат более тридцати водевилей.

В общении с литературной средой складываются его вкусы, вызревают темы и образы его знаменитых романсов.

Особенно охотно он обращается к поэзии Жуковского и Пушкина. На их тексты Верстовский создает ряд ярких произведений, среди которых «Гишпанская песня» и лирический романс «Певец» на пушкинские тексты, элегия на слова Жуковского «Дубрава шумит», романсы на тексты пушкинской «Полтавы», «Руслана и Людмилы». Широкую известность приобрела песня Верстовского «Вот мчится тройка удалая» на слова Ф. Глинки.

Позже Верстовский пишет балладу «Черная шаль» на слова Пушкина, создает кантату «Муза» на пушкинский текст. Ярким образцом балладного жанра явилась героико-романтическая баллада Верстовского на текст Жуковского «Три песни».

8339046 АЛЕКСЕЙ ВЕРСТОВСКИЙ Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Фигуры и лица

3

Во второй половине 1820-х годов Алексей Верстовский пишет ряд музыкально-драматических сочинений, типичных для театрального репертуара того времени: пролог «Торжество муз» к открытию Большого театра, патриотическую кантату «Певец во стане русских воинов», сценическую интермедию «Гезиод и Омир» и другие. С успехом исполняются на сцене в качестве «дивертисментов» русские народные песни в обработке Верстовского.

Творческое лицо Верстовского проявилось уже в первой его опере «Пан Твардовский», эскиз либретто которой принадлежит другому знаменитому уфимцу – Сергею Аксакову. В следующей романтической опере «Вадим, или Пробуждение двенадцати спящих дев» Верстовский стремится усилить национальный колорит своей музыки, воссоздать средствами оперы образы Древней Руси.

В 1835 году Верстовский поставил на сцене московского Большого театра оперу «Аскольдова могила», которая считается итогом творчества композитора и, как говорят музыковеды, завершением всего исторического пути, пройденного русской оперой. Газеты писали, что на мотивы «Аскольдовой могилы» наигрывали мелодии шарманщики Парижа, Лондона, Берлина и Вены. В создании либретто для опер «Аскольдова могила» и «Вадим» Верстовскому помогал Сергей Аксаков.

В 1830–1840-е годы оперные произведения Верстовского являлись основой репертуара московской сцены и встречали у зрителей самый радушный прием.

Над своими операми Верстовский работал в сотрудничестве с московскими литераторами патриархального направления – М. Загоскиным, С. Шевыревым и совсем молодым С. Аксаковым, еще не написавшим своих лучших произведений.

В операх Верстовского многие его современники видели залог большого будущего русского оперного искусства. Но уже тогда в адрес композитора раздавались упреки в излишней пестроте его оперного стиля. Представления действительно были насыщены роскошью и сюрпризами декоративных трюков – пожарами, наводнениями, шумом грозы и бури. На сцене появлялись благородные рыцари, невинные девы, таинственные злодеи и вещие колдуны.

Однако не одна лишь внешняя сторона определяла особенности опер Верстовского. При всей зависимости от вкусов эпохи музыкант поднялся значительно выше бутафорской романтики. В широких, свободных мелодиях оригинального склада он смог передать ведущие черты русского душевного строя, характера, эмоциональности. Его оперы не случайно имели такой успех у русской публики – слушатели уловили в них знакомые образы и мелодии. В лице легендарных князей и рыцарей на сцене появились хорошо узнаваемые типы русских людей, а в оперных ариях Верстовского ожили, зазвучав по-новому, интонации народных песен и бытовых романсов.

Связи семейства Верстовских с Оренбургской губернией не прервались и через много лет.

В Оренбурге в 1830-е годы находился на службе брат Алексея Верстовского Василий. Тогда же в Оренбурге жил в ссылке друг Алексея Верстовского Александр Алябьев.

Василий Верстовский к тому времени приобрел известность как одаренный музыкант-любитель, скрипач и пианист. Именно в его лице Алябьев нашел в далекой крепости близкого себе по духу человека. В письме к Алексею Верстовскому из Оренбурга Алябьев писал: «Нет слов благодарить за дружбу твоего брата, он истинно со мной обходится как самый ближний родной, мы с ним всякий день видаемся, один разговор об музыке; играем в четыре руки Бетховена… Жаль, что он завален работою, – скрипка молодецкая и хороший музыкант».

Василий Верстовский интересовался местной историей и фольклором, именно он сообщил Алябьеву «чудесную», по словам композитора, башкирскую мелодию, которая произвела на него столь глубокое впечатление, что он трижды обратился к ней – в симфонической, музыкально-театральной и вокальной музыке. Заметим – именно с Алябьева начинается русский музыкальный ориентализм, интерес к восточным музыкальным мотивам, а впервые он использовал в композиторском творчестве оригинальные музыкальные темы, записанные в аулах Южного Урала.

i400 АЛЕКСЕЙ ВЕРСТОВСКИЙ Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Фигуры и лица

В письме к Алексею Верстовскому Алябьев сообщал: «Скоро начну писать Башкирскую увертюру, тема чудесная, и все по милости Васи». Эта увертюра стала первым симфоническим произведением, построенным на башкирской народной мелодии. Неизданная рукопись Алябьева хранится в Музее музыкальной культуры имени М. Глинки. Эта же мелодия встречается в вокальном цикле Алябьева «Азиатские песни» под названием «Через кладку я пройдуся». Наконец, она была использована Алябьевым в арии Салтанат в опере «Аммалат-бек».

Работа Алексея Верстовского как театрального деятеля оставила значительный след в истории русской сцены. На протяжении 1820–1850-х годов он являлся, по существу, главным и бессменным руководителем московской театральной жизни, организатором московской оперной труппы.

Обладая сценическим опытом и знанием драматического искусства, он лично руководил репетициями, «проходил» вместе с артистами оперные партии, вникая во все детали постановки. Своей бескорыстной любовью к театру, энергией и настойчивостью он завоевал высокий авторитет в артистическом мире.

Драматург А. Островский писал о нем: «Известно, каким безграничным уважением между артистами всех отраслей искусства пользуются совершенные мастера и люди, обладающие очень тонким вкусом. Таким знатоком был Верстовский в сценическом искусстве: все артисты жаждали его замечаний, боялись их и с доверием и благодарностью выслушивали их… Артисты, играя при Верстовском (а он бывал в театре каждый день), мало обращали внимания на рукоплескания публики, а ждали, что скажет он, прейдя в антракте на сцену».

Заметим, что его методы руководства сценической жизнью отзывались нравами крепостного театра. Но заслуги Верстовского перед русским театром неоспоримы. Он стремился развивать самобытные традиции русской сцены, укреплять отечественную оперную школу. Именно ему принадлежит честь создания профессиональной оперной труппы в Москве в период, когда лучшие артистические силы были сосредоточены в Петербурге, центре придворной жизни.

Мир Верстовского – это мир русской древности, народных легенд и преданий. Композитор словно погружен в созерцание старины, темы и образы черпает из русской истории, из картин древнеславянского быта, из летописных и былинных сюжетов. Уфимские любители музыки непременно включали в свои концерты отрывки из произведений Верстовского на протяжении всего XIX века. В свой первый бенефис в 1891 году пел на уфимской сцене партию Неизвестного в «Аскольдовой могиле» Федор Шаляпин.

В 1920-е годы романсы и баллады Верстовского стали восприниматься как «мутная мещанская пена» на глади пролетарской поэзии. Время пело новые песни, арии из опер Верстовского существовали лишь как пища для гурманов, но по дворам еще ходили шарманщики и, сами того не зная, наигрывали мелодии, сочиненные уфимцем Алексеем Верстовским.

Автор: Сергей Синенко

printfriendly-pdf-email-button-notext АЛЕКСЕЙ ВЕРСТОВСКИЙ Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Фигуры и лица
Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоИстория и краеведениеФигуры и лицаистория,краеведение,Москва,музыка,театр,УфаАЛЕКСЕЙ ВЕРСТОВСКИЙ: МУЗЫКА ДЛЯ ОПЕРЫ И ШАРМАНКИ Публикую свой очерк об Алексее Верстовском – русском композиторе, имя которого люди со специальным музыкальным образованием не всегда связывают с Уфой. Между тем именно в нашем городе прошли его детство и юность, здесь десятилетний Верстовский впервые выступал в концерте, а через несколько лет...cropped-skrin-1-jpg АЛЕКСЕЙ ВЕРСТОВСКИЙ Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Фигуры и лица