45526534636

Татары в Белоруссии

Массовое поселение татар на территории Великого княжества Литовского относится к началу XIV в. В это же время стали появляться первые мечети. При Витовте (1392-1430) татар здесь значительно прибавилось. Толерантность, царившая в княжестве, позволяла татарам-мусульманам строить мечети на отведенных им землях, открывать мусульманские школы-медресе. В 1591 г. на территории Речи Посполитой, в которую с 1569 г. вошло княжество, проживало около 100 тысяч татар. Число мечетей доходило почти до 4001.

Во время правления короля Сигизмунда III на строительство новых мечетей необходимо было получить высочайшее разрешение. В начале XVII в. эта процедура усложнилась. Затем возникли настроения в лоне католической церкви, и начались массовые притеснения татар. Под угрозой смертной казни мусульманам запрещалось иметь жен христианок, нанимать слуг -христиан, строить новые мечети и ремонтировать разрушившиеся. В результате этих гонений в XVII в. многие татары выехали в Крым, Турцию, и к началу следующего столетия их осталось около 30 тысяч человек.

Ситуация изменилась с восшествием на престол Владислава VI, он возвратил татарам их былые права и преимущества. Наконец, в 1766 г. польская конституция разрешила мусульманам ремонтировать старые мечети, а конституция 1775 г. — возводить новые.

35454543535К моменту третьего раздела Речи Посполитой (1795 г.) на землях Беларуси и Литвы насчитывалось 23 мечети и 65 молитвенных домов. Согласно списку, приведенному в монографии С. Кричинского, больше всего мечетей находилось в Трокском повете, который в прошлом был наиболее плотно заселен татарами2. Мечети были в основном в деревнях. К наиболее древним относились приходы в Некрашунцах под Лидой (1415), в Ловчицах под Новогрудком (1420).

В начале XIX в. количество мечетей, действовавших в былой Речи Посполитой, уменьшилось по сравнению с предыдущим периодом. В Трокском повете мечети оставались только в Рейжах, Сорока Татарах, Винкшупах и Прудянах; в Виленском повете — в Лукишах, Немеже; в Лидском — в Некрашунцах; Ошмянском — в Довбучках; в Новогрудском повете — в Новогрудке и Ловчицах; в Минском — в Минске; Гродненском — в Багониках и Крушинянах; в Брест-Литовском — в Студенцах. Все они, за исключением Прудянской (была разрушена французскими войсками в 1812г.) и Студянской(сгорелав 1915 г.), сохранились до начала второй мировой войны, а некоторые существуют и сегодня.

К началу XX столетия на территории Беларуси действовало более 20 мечетей. Кроме упоминавшихся поселений, мечети имелись в Сломине (с 1804 г., отстроена после пожара в 1882 г.), Мире (построена до 1795 г., обновлена в 1840 г.), Видзах (с 1860-1865 гг.), Мяделе (с 1840 г., отстроена заново в 1930 г.), Осмолове под Новогрудком (с 1834 г., перестроена в 1924-1925 гг.). Молитвенные дома действовали в Глубоком и Докшицах.

Хотя мечети возводились еще со времен князя Витовта, мы располагаем сведениями только о мечетях XVIII — начала XX в. Какой вид имели более ранние мечети, нам неизвестно, так как не сохранились иконографические материалы ранее XIX в., а описания современников носят самый общий характер. Что касается мечетей XVIII в., то их вид не сильно отличался от того, какой они имели в XIX столетии, поскольку ремонтные работы не могли значительно его изменить.

Архитектура большинства белорусских мечетей была очень скромной «Строительство роскошных мечетей, — писал неизвестный автор «Risale-i-Tatar-i-Lecһ» (Трактат о польских мусульманах) в 1558 г., — связано с большими трудностями, потому как без разрешения правительства нельзя строить новые мечети». Все мечети были небольших размеров, деревянными, что объясняется немногочисленностью и экономической слабостью татарских общин. Автор «Risale» характеризует их так: «Есть здесь у нас очень бедные и низкие мечети, построенные из дерева наподобие мечетей, находящихся в селах Румелии без минаретов и приютов, но зато мечети есть в каждом большом городе (местности)…».

Мечети строили в основном местные мастера и потому они были типичным образцом приграничного деревянного зодчества. Некоторые напоминали своим видом костелы (Крушиняны, Мир, Клецк, Некрашунцы, Ляховичи, Рейжи, Мядель) либо православные церкви (Слоним, Студенцы, Сорок Татар, Новогрудок, Ивье, Немеж). Мечети же, возводимые мастерами-евреями, имели много схожих черт с окружающими их синагогами (например, мечеть в Осмолове). Некоторые очевидцы проводили даже аналогию с китайской пагодой (Багоники)3. Никаких оснований — от мечетей мусульманского Востока мечети татар Беларуси, Литвы и Польши сохранили и принципы культовой организации пространства (наличие михраба, который показывал направление к Мекке, минбара, мугиров с текстами Корана или изображениями известных восточных мечетей). Это связано, в первую очередь, с отдаленностью белоруско-польско-литовских татар от мусульманского Востока, постепенным ослаблением связей с ним.

Попытки строительства каменных мечетей татары-мусульмане начали предпринимать еще с середины XIX в. Наряду с виленскими татарами, мусульмане Винкшупского прихода Кальварийского повета Августовской губернии в 1862 г. обратились в правленческую комиссию Царства Польского с просьбой выделить из казны кредит на возведение каменной мечети, но безрезультатно4.

Единственная каменная мечеть Северо-Западного края Российской империи была построена в Минске. В 1890 г. строительное отделение Минского губернского правления дало разрешение на строительство в Минске на месте старой деревянной мечети (XVI) новой каменной, соборной. На протяжении десяти лет собирались денежные средства, был разработан проект новой мечети, одобренный городскими властями. В течение года мечеть была построена и в 1901 г. начала действовать. В хронике тех дней можно найти интересную заметку, в которой упоминается это знаменательное событие. «Минский листок» сообщал: «25 октября в 12 часов дня состоялось освящение нововыстроенной на Татарской улице каменной магометанской мечети, а также был отслужен торжественный молебен за здравие государя императора». В отношении здания говорится: «Мечеть, ныне открытая в г. Минске, выстроена в византийском стиле по плану инженера-архитектора Соловьева; отличаясь изяществом и скромностью архитектуры, по своему внешнему виду является одним из лучших сооружений в г. Минске»5.Татары в Белоруссии

Действительно, Минская мечеть была одной из самых красивых татарских мечетей в Беларуси. По сравнению с остальными она была совершенно иной: это уже не скромное неболыыое строение в традициях народного зодчества, а представительное и эффектное каменное здание. Мечеть представляла собой помещение с куполом и минаретом с северной стороны. В нижнем ярусе минарета находился вход в мечеть. Эта схема восходит еще к первым арабским мечетям, в тоже время она совпала с обычной для церковной архитектуры ХVIII-ХIХ вв. композицией, где колокольня располагалась перед входом в храм. Выразительность композиции создавалась через сопоставление вертикали минарета и статистического купольного объема.

В Минской мечети присутствуют и формы, характерные для архитектуры мусульманского Востока: подковообразное завершение окон и входа, высокий стройный минарет с двумя балконами. Әти восточные элементы не противоречили принципам существовавшей эклектичной архитектуры с ее обращением к историческим стилям, в том числе и к архитектурным формам Востока, особенно при построении мечетей.

После открытия мечеть стала одним из самых известных памятников архитектуры Минска и была запечатлена на многочисленных открытках и фотографиях. Интересные сведения можно также найти в периодических изданиях того времени. Минская мечеть упоминается в «Памятной книжке Минской губернии» за 1910 г.: «На Захарьевской улице находится лютеранская церковь, построенная в 1846 году, на Татарской улице — новая каменная мечеть, построенная в 1901 году на месте старой деревянной…». Некоторые открытки и фотоснимки мечети сейчас хранятся в фондах Национального музея Республики Беларусь, а также в фондах Белорусского государственного музея истории религии в г. Гродно. Сохранилось и описание интерьеров мечети в 20-х гг. XX столетия.

Минская мечеть действовала до 1949 г. В 1936-1941 гг. в ее здании размещалась продовольственная база Белорусской конторы «Гастроном». С. Кричинский в своей монографии 1937 г. приводя данные о сохранившихся мечетях на территориях Польши, Литвы и Беларуси, пишет: «Четыре прихода: Минск, Смиловичи, Копыль и Узда — ныне находятся на территории СССР, и нам ничего не известно о жизни татар в тех местах (говорят, будто каменную мечеть в Минске превратили в какой-то склад)6. С 1942 по 1944 г. в мечети еще проводились богослужения. А в 1949 г. в соответствии с решением горисполкома от 28 июля «О роспуске мусульманской религиозной общины в г. Минске…» мечеть была окончательно закрыта и передана Добровольному обществу содействия флоту (ДОСФЛОТ)7. В результате деятельности общества мечеть была перестроена: минарет переоборудован в башню, окна стали прямоугольными, а купол ликвидирован. В 1960-е гг. при строительстве гостиницы «Юбилейная» здание бывшей мечети было окончательно разрушено, на его месте построили ресторан «Юбилейный».

В 1993 г. городские власти выделили участок под строительство нового здания мечети. В 1995 г. был одобрен рабочий проект строительства мечети и план реконструкции территории мусульманского кладбища. Архитектурные исполнения фасадов полностью соответствуют проекту 1901 г.

Сейчас все усилия мусульманского религиозного объединения в Республике Беларусь и мусульманской общины г. Минска направлены на восстановление бывшей мечети в ее прежнем виде. В 1999 г. исполнилось 400 лет со времени основания первой Минской мечети. Этой годовщине была посвящена V международная научно-практическая конференция «Ислам и глобальные проблемы современности», прошедшая в Минске в июле 1999 г.

На сегодняшний день в Беларуси действуют восемь мечетей: в Ивье, Новогрудке (торжественно открыта в 1997 г. во время празднования 600-летия поселения татар на землях Беларуси), Слониме (начала действовать с 1994 г.), Смиловичах (построена в 1996 г.), Видзах (1999 г.), Клецке (2000 г.), Ловчицах (2001 г.), Молодечно (2002 г.).

Строительство мечетей — важный этап на пути сохранения этноконфессиональной культуры, возрождения духовного наследия татарского народа.

  1. Канапацю I. Б., Смолш А. I. Псторыя и культура беларусшх татар.-Минск,2000.-СЛ59.
  2. Kryczynski S. Tatarzy litewscy.-Warszawa, 1938.-S.210.
  3. Там же.-Ibid-S.214.
  4. Канапацкi I. Б., Смолiк А. I. Указ. соч.-С.176.
  5. Минский листок.-1902.-№ 2. // Жыццё татарскае.-2002.-№ 2.
  6. Kryczynski S. Указ. соч.-С213.
  7. Национальный архив Республики Беларусь, ф.952, оп.1, д. 17, л.122.

Автор Зарина Канапацкая

354254643636753

Татарская слобода в Минске

Татарское предместье, Татарский конец, Татарская слобода — это старое название северо-западной окраины Минска. Ныне район проспекта Победителей (в недавнем прошлом — Машерова).

Татары стали селиться на Беларуси с конца XIV века. Это были сторонники хана Тахтамыша, которые должны были искать здесь убежище, убегая из Золотой Орды после поражения в междоусобной войне. Великий князь Витовт принял их, взявши на военную службу, и выделил земли для ведения хозяйства на Виленщине и Минщине. На окраинах древнего Минска татары появились в первой половине XV века. Про это говорят письменные источники, самый ранний из которых относится к 1428 г. Именно в этом году татары, жившие в окрестностях Минска, встретились с Великим князем Литовским Витовтом и подарили ему коней, верблюдов, других животных и оружие.
В самом Минске татары известны с начала XVI в. Во второй половине XVI века Минск активно разрастался и расширялся, осваивая болотистые места на берегах рек Свислочи и Немиги в западном и северо-западном направлении от Замчища. Потомки пленных татар складывали основное население этой части города, которая с XVI века стала называться Татарским концом. Здесь в конце XV — XVI вв. сформировались улицы Раковская, Большая и Малая Татарская, положившие начало Раковскому предместью и Татарской слободе.

423423525252

В 1946 году белорусский археолог Тарасенко В.Р. проводил раскопки на Татарских огородах. Материалы раскопок, во время которых обнаружены остатки жилища, различные изделия, позволяют прояснить историю заселения юго-западной окраины Минска. Оказывается еще в XII — XIII веках здесь размещалось одно из древних поселений города.

Часть территории татары заняли под огороды. Татарские огороды занимали участок, ограниченный с юга Минским Замчищем, а с востока — правым берегом Свислочи. Как писал П. Шпилевский, главный предмет их деятельности овощи, которые они сеют и выращивают в большом количестве на огородах и полях рядом с Раковским трактом. Кроме того, некоторые из них занимались коневодством и поэтому для заготовки сена имеют большие поля на берегах Свислочи, часть этих лугов когда-то принадлежала Свято-Духовскому монастырю, но затем была выкуплена татарским старейшиной Салиманом. По просьбе Салимана в начале XVI в. на землях Воскресенской церкви была построена татарская мечеть. Мечеть сохранялась до XIX в. — была небольшой, деревянной.

В дореволюционное время Татарская слобода была застроена деревянными домами. Включала улицы: Большую Татарскую (ул. Димитрова), Малую Татарскую (ул. Колхозная), несколько переулков и так называемые Татарские огороды — участок, ограниченный на юге Минским замчищем, на востоке — правым берегом реки Свислочь.

Самой значительной улицей слободы была Большая Татарская. Она проходила с западной стороны Замка вдоль так называемых Татарских огородов или Татарского болота, и упиралась в пойму р. Свислочь в районе современного Дворца Спорта. Дома состоятельных мусульман были накрыты жестяными крышами, остальные имели гонтовые крыши. На главной улице в основном жили торговцы и ремесленники. На ней же находилась мечеть.

В 1844 г. в Минске проживало 325 татар, а в 1885 г. — 424. Согласно переписи населения 1897 года в городе жило 1146 татар-мусульман. Среди них была значительная группа служащих, которые работали в суде, полиции, на почте, телеграфе, на железной дороге, а также были военнослужащими (122 человека). Ежегодно увеличивалось количество грамотных татар, пишущих как по-белорусски, так и по-русски и по-польски. Татары в Минске постепенно утратили свой язык. В самом конце XIX в. большинство их детей училось в светских школах. После войны на месте бывшей Татарской слободы выросли современные многоэтажки, протянулся проспект Победителей (Машерова), построены: Дворец спорта, гостиница «Юбилейная», Дом книги, РНТБ, жилые дома.

Белорусские татары в Ивье

В татарской слободе города Ивье (ее еще называют Муровщизной) прошло мое детство. И хотя татары уже давно не селятся обособленно, но так получается, что большая их часть живет именно в этом районе. Который, впрочем, сейчас ничем не отличается от других уголков города. Сразу не скажешь, где живут татары, а где — белорусы. И если меня, почти здешнюю, высокий минарет местной мечети ничуть не удивляет, то у нашего фотографа такое соседство традиционных белорусских хат и мусульманского храма вызывает искреннее недоумение. Кстати, во времена СССР мечеть в Ивье была единственным работающим мусульманским храмом.

Ивье находится примерно на половине пути из Минска в Гродно. Если свернуть с трассы М6, то еще километров 6 — 8 — и мы на месте.

О том, что Ивье — город необычный, понять можно уже на въезде. Почти в каждом огороде — огромные теплицы, где в сезон местные жители выращивают помидоры. А начиная примерно с февраля — салат, лук, редиску. Еще лет 20 назад такие теплицы можно было увидеть только у татар, сейчас же и белорусы переняли премудрости огородного дела у своих мусульманских соседей.

Татары на белорусских землях появились чуть более 600 лет назад. Нет, они не пришли к нам с войной и потом остались. В 1397 году великий князь Витовт пригласил умелых татарских воинов охранять границы Великого княжества Литовского. И так хорошо они служили, что правители щедро наделяли их шляхетскими титулами и дарили землю. Татары же до сих пор в своих молитвах именуют князя, пригласившего их на свои земли, Витовтом сильным или Витовтом-заступником.

мечеть Ивьевские татары сохраняют свою культуру и поныне. Правда, за годы советской власти мало кто из них говорит по-татарски

Со временем татары настолько сжились со своими соседями, что даже татарские фамилии стали звучать сначала на польский, а потом на белорусский лад: Абрамовичи, Адамовичи, Богдановичи, Вороновичи, Гембицкие, Ждановичи, Казакевичи, Радкевичи, Радлинские, Щуцкие, Якубовские, Ясинские… Да и внешне не всегда можно определить, что перед тобой представитель татарского народа — смешанные браки в Ивье не редкость. Вот стоит перед тобой такой типичный белорус. А он Мустафа!

И живет этот Мустафа в простом сельском доме. Быт, по большому счету, уже с XIX века ничем не отличался от быта белорусского селянина. В этом мы смогли убедиться, придя в гости к татарской семье Шабановичей.

Якуб Мустафович Шабанович — один из старейшин местной общины, в свое время был и председателем местного колхоза, и трактористом, и рабочим, и вместе с отцом кожевничал.

Простой добротный деревянный дом, сени, обычная печка, привычный телевизор. «Красный угол» в комнате, где вместо христианских икон — изображенные на листах бумаги суры из Корана.

— Имена у нас простые — Яков, Мустафа, Аминя, Айша, Алия, Ибрагим, — улыбается Якуб Мустафович и проводит нас по дому. Его жена Аминя Якубовна идет следом.

— А как вы познакомились? — спрашиваю, рассматривая старые фотографии.

— А мы не знакомились. Родители сговорились — и все.

— Почему так? Приданое было большое? — удивляемся мы.

— Ну, какое там приданое: одежду свою принесла — и все. После войны очень болела мама, надо было работать, а мы с братьями не справлялись.

— Так вам выбрали помощницу?

— И помощницу, и спутницу жизни. Так и привыкали друг к другу, обживались вместе уже.

— А свадьбу как играли?

— Дома. Родственники собрались. Простая деревенская свадьба.

Оказывается, татарская свадьба мало чем отличается от привычной белорусской. Однако вместо венчания главным религиозным обрядом становится никах — в переводе с арабского «договор». Этот обряд проводится в мечети: мулла наставляет молодых перед совместной жизнью, благословляет их и подписывает свидетельство о браке, которое сейчас уже не имеет юридической силы, но, как и венчание, очень важно для верующих людей.

Якуб Мустафович и Аминя Якубовна прожили вместе больше 50 лет, вырастив троих детей. Кроме воспитания своих собственных сыновей Якуб Мустафович участвовал в судьбе многих татарских детей в Ивье, ведь старейшины, которые знают молитвы на арабском, обязательно принимают участие в азанивании детей. Выглядит обряд достаточно просто: над младенцем читают определенные молитвы. Все действо происходит дома во время очередного будничного купания новорожденного. Иногда при азанивании ребенку дают второе имя, а община собирается на подарок, потому что в жизни маленького мусульманина наступает очень важный период.

Подрастая, татарские дети в Ивье ходят в обычные детские сады, вместе с другими учатся в обычной средней школе и в гимназии. Хотя еще до войны, как рассказывает Якуб Мустафович, в Ивье была отдельная мусульманская школа, где детей учили основам Корана и арабскому языку.

Может быть, из-за отсутствия специализированных учебных заведений, ивьевские татары практически не знают татарского языка. И только единицы хорошо знают более сложный арабский, на котором в основном издается духовная литература.

ТАТАРЫ СЛАВЯТСЯ СВОИМИ СЛАДОСТЯМИ, А ХИДЖАБ НОСИТЬ НИКТО НЕ ЗАСТАВЛЯЕТ

Один из таких знатоков — имам Ивьевской мечети Адам Радецкий, который стал недавно духовным лидером местной общины. Для имама служение в мечети — своеобразная общественная нагрузка, потому что денег за это он не получает.

— Сейчас у нас идет священный месяц Рамадан, чрезвычайно важный период для каждого мусульманина, когда соблюдается строгий пост. Он отличается от похожего христианского поста тем, что есть и пить можно только после захода солнца. Конечно, летом очень сложно соблюдать все правила, но у нас в общине есть люди, которые полностью держат пост. Наш молитвенный день — это пятница, тогда обычно в мечети собирается порядка 50 — 60 человек, а когда проходят большие праздники, а это происходит раза три в год, то в мечети буквально негде яблоку упасть.

— Скажите, а татарские женщины должны ходить в хиджабах?

— Нет, у нас же не мусульманская страна. Кто как хочет, так и ходит. Есть несколько семей, которые придерживаются более строгих правил, там женщины ходят в платках и длинных юбках.

Праздники татары отмечают всей общиной. По традиции среди местных раздается мясо, а для самых старых, а значит, уважаемых людей, община подготавливает своеобразный сухой паек, в который входит крупа, сладости, в том числе и традиционные для татар.

Национальные татарские блюда готовят тут в большей степени на праздники — курбан-байрам, ураза-байрам, сабантуи. Тогда ивьевские татары готовят и традиционные открытые пироги, и мясные наваристые супы, и так называемый перекочевник — тесто раскатывается тонко-тонко и соединяется с мясной или сладкой начинкой. А в повседневной жизни готовят пельмени. Но не такие, какие мы привыкли видеть, а большие, похожие на манты, с говядиной или бараниной.

Моя татарская подруга с удовольствием рассказывает о том, что главные и самые яркие воспоминания у нее связаны именно с большими «посиделками» общины. Тогда она готова была отдать все, что угодно, за традиционный для татар десерт — гальму. Вкуснейшую гальму из своего детства помню и я. Хотя, на первый взгляд, рецепт прост — мука, мед и масло. Все это варится, остужается, затем нарезается ромбиками и раздается в общине и соседям.

Столетия назад центрами татарской культуры на территории Великого княжества Литовского были Тракай и Ивье. Сейчас на территории бывшего ВКЛ живут около 25 тысяч татар. 10 тысяч раскиданы по Беларуси. Община в Ивье насчитывает около 800 человек.

Публикуется в сокращении

Яна Ямщикова (Галеева)Народознание и этнографияТатарстанистория,краеведение,мечеть,мусульмане,Татарстан,татары,этнографияТатары в Белоруссии Массовое поселение татар на территории Великого княжества Литовского относится к началу XIV в. В это же время стали появляться первые мечети. При Витовте (1392-1430) татар здесь значительно прибавилось. Толерантность, царившая в княжестве, позволяла татарам-мусульманам строить мечети на отведенных им землях, открывать мусульманские школы-медресе. В 1591 г. на...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл