4523546346

Суд Линча в оренбургской глубинке

Новая Кущёвка: «Глубокая яма» Оренбуржья. Почему 43 процента россиян с опасением относятся к правоохранительным органам? 

Теренсай в Оренбургской области может оказаться новой Кущёвкой. Как сообщало ИА REGNUM, в поселке было совершено жестокое убийство Амангельды Киякбаева, которое, по мнению местных журналистов (статья Анастасии Спожакиной «Расправа на базарной площади» в издании «Южный Урал») более походило на суд Линча.

Как сказано в статье Спожакиной, Киякбаев держал в страхе не один год весь поселок, избивая и обирая людей, прикрываясь тем, что имеет «крышу» в лице ОПГ «Мормоны». В результате пострадавшие от действий Киякбаева избили до смерти его самого. В этом участвовала целая группа, но суд признал лицом, нанесшим роковой смертельный удар, одного — предпринимателя Мурата Касенова. Но он ли повинен? И что вообще происходило все эти годы и происходит в Теренсае? Об этом в итогах журналистского расследования ИА REGNUM.

Поселок Теренсай, недалеко от границы с Казахстаном, встретил сугробами и теменью, вечерние улицы пусты. Населения осталось около трех тысяч человек. Совхоз обанкротился, работы нет — в поисках средств к существованию люди выезжают на заработки в ближний Орск и в другие регионы России. Не исключение и старики, кто чувствует еще силы, тоже едут на работу, где она есть. Жители поселка рассказывают, что нередки случаи, когда работодатели обманывают, и возвращаться приходится обратно ни с чем. Приобретение продуктов в местных магазинах в долг — тоже не редкость. Такова повседневная жизнь.

В советское время это был зажиточный целинный совхоз. Остатки былого благополучия еще видны — школа, клуб, детский сад, добротные дома. Есть и больница, построенная тоже в советское время, только она не работает. Скорая помощь — одна на несколько сел, и если врачи уже везут одного больного в райцентр, то захватить второго, даже с экстренным случаем, они не могут. Присутствия правоохранительных органов также не ощущается. В Теренсае длительное время не было даже участкового. Сейчас участковый имеется, только находится он в другом поселке. Самое точное ощущение после попадания в Теренсай, что, кстати, в переводе означает «Глубокая яма» — это Зазеркалье. Спрашиваю у жителей: «Что будет, если кто-то на улице станет жертвой нападения и будет звать на помощь»? Ответ: «Ничего. Еще и на видео поснимают, чтобы в соцсетях выложить».

Отметим, что Адамовский район, в котором находится Теренсай, по криминальным сводкам занимает одно из первых мест в Оренбургской области. Разговариваем с жителями поселка — к преступности здесь относятся как к обыденному явлению. И без особых эмоций рассказывают, что кого-то жестоко избили, девочка-подросток утопила подружку (мотивы не понятны), кто-то украл мобильные телефоны и т.п. Пьяные драки, вообще, не редкость. Говорим с молодежью, которой не так и много живет в Теренсае: «Как проводите досуг»? Отвечают, что раз в неделю танцы в клубе. А так делать абсолютно нечего, потому — пиво, водка, у кого-то и наркотики, и общение с противоположным полом, которое тоже часто заканчивается неприятными последствиями.

Жители поселка говорят, что власть для них нечто далекое. Не считая главы поселкового совета, который бьется за копеечный бюджет, чтобы, хотя бы, осветить улицы и расчистить снег. Что касается районных властей — это нечто из разряда мифического, и, в общем, бесполезного. Реакции на заявления и жалобы селян со стороны районной прокуратуры при бывшем прокуроре (новый появился совсем недавно) не было. Заявления просто не принимали, а когда в 2012 году был избит Киякбаевым несовершеннолетний сын Мурата Касенова, да так, что у парня оказалась сломана рука, просто «замотали» дело по инстанциям и настояли, чтобы Касенов забрал заявление обратно. Встречи участкового с населением, либо посещение им домов граждан, проживающих в Теренсае, чтобы выслушать их нужды, вообще, из разряда фантастики.

Если перейти на более глобальный уровень, то остается загадкой, почему местные власти не обратили внимания на материал Анастасии Спожакиной о массовой драке в Теренсае, которая закончилась жестоким убийством Киякбаева, вышедший еще в апреле 2015 года. Журналист рассказала, что не было ни попыток представителей власти встретиться с ней, ни поездки областных, или, хотя бы, районных правоохранительных органов на место. Реакция появилась только после того, как эту тему осветило ИА REGNUM. И эта реакция, которую мы в полной мере ощутили, находясь в Оренбуржье, была настолько бурной, что поневоле возник вопрос, а чего такой переполох, если все беспроблемно?

Кстати, на контакт с нами вышла только пресс-служба областного УВД, с представителем которой удалось продуктивно пообщаться. За что им особая благодарность. Новый прокурор Адамовского района вдруг оказался в отпуске, хотя только назначен. А лицо, его замещающее, по словам ответившего на телефонный звонок сотрудника прокуратуры, «весь день занято на судах». Других не нашлось. Руководство УФСИН, зная, что журналист и адвокат намерены встретиться с важным свидетелем теренсайской истории, срочно отправило его в этот день куда-то «на работы». Но нам удалось опросить другого. Адвокату никто запретить встретиться с человеком не может. Даже оренбургское УФСИН.

За время нахождения в Теренсае мы говорили с разными людьми, и вывод таков: народ не ощущает ни присутствия власти, ни своей защищенности; не верит правоохранительным органам, боится их. И давно перестал даже думать о возможности справедливости. Именно в этом основная причина того, что в роковой день убийства на жертву, которой стал Киякбаев, набросился не один и не два человека. Его и команду вымогателей били всем селом. Все те, у кого Киякбаев собирал дань (копеечную, кстати, но для людей тут и тысяча рублей деньги) за магазин, за ларек, за просто так. Конечно, у стороны Киякбаева в селе есть группа поддержки. Но в данном случае, дело даже не в самом убийстве и его мотивах. А в том, что безвластие в российской глубинке возрождает суд Линча. И создает почву для новых Кущевок. В избиении Киякбаева участвовало около 30 человек. Стояло вокруг и смотрело на это событие еще больше народу. Это один процент населения поселка. А если в других местах страны доведенный до отчаянья своей правовой незащищенностью начнет собираться такой «один процент» и сам вершить суд? Что будет тогда?

После публикации в ИА REGNUM областные и районные правоохранительные органы решили собрать 3 марта 2016 года в Теренсае народный сход. Если люди отбросят страх и повторят там то, что говорили журналистам, и если приехавшее начальство начнет принимать меры, то результат, хоть какой-то, будет. Хотя, на мой взгляд, было бы правильно пройти по избам и поговорить с людьми без свидетелей. Но если это просто попытка «погасить пожар» накануне выборов, то надо ждать продолжения теренсайского кошмара. Как рассказали жители села, остатки команды дебоширов, уже оправившиеся от шока, намедни жестоко избили односельчанина. Писать заявления в правоохранительные органы он не стал. Критическая масса для нового взрыва копится.

Теперь, что касается, непосредственно, совершенного преступления — убийства Амангельды Киякбаева. Даже мне, человеку, далекому от юридической практики, многие вещи не понятны. Например, если Касенов хотел убить Киякбаева, зачем надо было делать это на глазах всего села, во время публичной драки на Базарной площади, в которой еще участвовал не один десяток человек. Кругом бескрайние степи. Кроме этого, мы были на месте происшествия, освещения там и сейчас, практически, нет. А несколько месяцев назад не было вообще. В ту темную майскую ночь, вряд ли, в общей куче было хорошо видно, кто и кого чем бил и как. Тем более, что есть лицо, взявшее ответственность за роковой удар на себя — это Роднов. И есть свидетели, которые утверждают, что видели, как Роднов нанес этот удар. Как ранее сообщало ИА REGNUM, свидетель Камышанов (он же, как утверждает защита Касенова, «тайный свидетель» Иванов) в разных ипостасях вообще дает разные показания. Есть нестыковки в двух судебно-медицинских экспертизах. Но дадим слово профессионалам.

Ситуацию с поиском и наказанием виновых в этом преступлении, в ходе журналистского расследования, изучал адвокат, один из руководителей Федерального портала сотрудников МВД «Police Russia» Андрей Мучкин:

«Следствие, почему-то, не стало вменять убийство, совершенное с особой жестокостью либо группой лиц. Хотя, у трупа были выбиты глаза, имелось множество ножевых ранений. И было видно, что руку к убийству приложил не один человек. Однако в случае, если вменяется убийство, совершенное с особой жестокостью либо группой лиц, то это позволяет подсудимому выбрать суд присяжных. Я убежден, что присяжные — обычные жители Оренбургской области, в данном случае вынесли бы оправдательный вердикт Мурату Касенову. На мой взгляд, следователи не усмотрели дополнительных квалифицирующих признаков, указывающих на более тяжелое обвинение, поскольку это могло развалить дело в суде.

Следующий момент, событие произошло в мае. Касенов же был привлечен к ответственности в октябре, поскольку у полиции, как обычно, горел план раскрываемости за год. Когда нерадивые сотрудники подгоняют дела «под ответ». И Касенов мог просто попасть «под раздачу».

Третий момент — институт «тайных свидетелей», а именно такой «свидетель» указал на Касенова как убийцу, был в данной истории излишним. Допрос секретного свидетеля, показания которого «подтверждали» виновность Касенова, был более ограничен, нежели допрос свидетеля обычного. Это нарушает права Касенова на защиту.

И уж совсем вопиющий факт, когда Следственным комитетом не была дана должная юридическая оценка действиям следователя, которая по постановлению суда первой инстанции проводила проверку доводов Касеновых о вымогательстве с них денег, чтобы Касенов Мурат не стал фигурантом убийства Киякбаева. Такая «проверка» выразилась в том, что следователь уговаривала Касенову Мадину подписать заранее приготовленные следователем объяснения, в которых Мадина якобы категорически отрицает факты вымогательства «Мормонами» денег (имеется фонограмма). Несмотря на это следователь в присутствии понятых «удостоверила факт отказа от подписи» Касеновой М., и впоследствии такие «объяснения» Касеновой М. позволили суду первой инстанции в приговоре «опровергнуть» доводы Касеновых о вымогательстве. Вся эта череда подобных нарушений является типичными приемами отдельных представителей правоохранительной системы, желающий облегчать работу себе в ущерб общественным интересам».

А вот комментарий одного из защитников Мурата Касенова, оренбургского адвоката Наиля Хабибуллина: «В суде апелляционной инстанции эксперт областного бюро СМЭ Оренбургской области Бакунович М.И., вызванный по инициативе прокурора, категорично и убедительно подтвердил выводы заключения эксперта №1 от 22 января 2015 года, показав, что при обстоятельствах, указанных потерпевшим Базылбековым и свидетелем «Ивановым», причинение ножевых ранений Киякбаеву невозможно, поскольку они указывают на направление, не соответствующее характеристики раневых каналов. Почему судами соответствующих инстанций было проигнорировано одно из ключевых обстоятельств, оправдывающих Мурата Касенова, я до сих пор не могу понять».

Независимо от итогов народного схода в Теренсае 3 марта очевидно одно: потерянный властью авторитет за одну встречу не восстановишь, напуганных людей сразу гражданским обществом не сделаешь. Но ситуация в Теренсае — очень серьезный звоночек, причем, не только в масштабах одного района Оренбургской области. Что касается судьбы Мурата Касенова, то отстаивание чести мундира здесь не к месту. Нужна дополнительная проверка всех обстоятельств этого дела — надзорными инстанциями, Верховным судом. Иначе мы никогда не вернем доверия населения к нашим правоохранителям…

Отметим, что по данным «Левада Центра», с опасением к правоохранительным органам относится 43% населения России. И это совсем не малый процент.

Добавим, что по состоянию на 19:00 мск стало известно — народный сход в Теренсае собрался, вот только прокурорских работников сельчане не дождались. И областное начальство, вопреки обещаниям, так и не доехало. Прибыл только районный полицейский чин, который, впрочем, принял от сельчан заявление и пообещал передать областному прокурору их просьбы. Оренбургские правоохранители продолжают делать вид, что ничего не происходит.

Автор Татьяна Полоскова

Источник: REGNUM

Мария и Алексей ТолмачевыЛюди, факты, мненияСуд Линча в оренбургской глубинке Новая Кущёвка: «Глубокая яма» Оренбуржья. Почему 43 процента россиян с опасением относятся к правоохранительным органам? Теренсай в Оренбургской области может оказаться новой Кущёвкой. Как сообщало ИА REGNUM, в поселке было совершено жестокое убийство Амангельды Киякбаева, которое, по мнению местных журналистов (статья Анастасии Спожакиной «Расправа на...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл