555-3 Село Сосновка Белорецкого района Анализ - прогноз Башкирия Посреди России

Село Сосновка Белорецкого района

Размещаю статью Андрея Судьина, научного сотрудника Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья ИВ РАН. Написана она на материале экспедиций в Белорецкий район Башкирии в середине 1990-х гг. Т.е. дело прошлое. Тем не менее… Село Сосновка под Белорецком стало основным объектом наблюдений социолога. Большинство жителей села — русские, башкиры и татары. Автор рассматривает взаимоотношения между тремя основными этническими группами местного населения. Материал большой, публикуется в сокращении.

Этносоциологический портрет многонационального села в Восточной Башкирии

В 1990-е годы мы, трое сотрудников Института востоковедения РАН, совместно со своими коллегами из Екатеринбурга, участвовали в нескольких научных экспедициях в восточную, горную часть Башкирии. В качестве объекта полевых исследований были выбран ряд сел Белорецкого района республики, расположенного на границе с Челябинской областью, в верховьях реки Белой.

По территории это самый большой район Республики Башкортостан. В районе находится большая часть имеющихся в Башкирии лесов. Леспромхозы играют заметную роль в хозяйственной жизни края.

В поселке Тукан расположен рудник Белорецкого металлургического комбината — одного из старейших сталеплавильных заводов Урала. Основной профиль сельского хозяйства района — молочное животноводство и выращивание кормовых культур и овощей. В небольших масштабах высаживаются злаковые культуры. Садоводство не развито из-за неблагоприятных климатических условий.

В Белорецком районе имеются хорошие возможности для развития туризма. Здесь создано несколько туристских и спортивно-оздоровительных баз. Наиболее известной из них является турбаза «Арский камень», в которой и жили участники экспедиции. В прошлом она была знаменита на весь СССР благодаря конным маршрутам по горной Башкирии. Но в период нашего обследования база переживала не лучшие времена, и на нее приезжали лишь местные туристы, главным образом из Белорецка и Уфы.

Село Сосновка — основной объект полевых исследований — расположено на противоположной от «Арского камня» стороне реки Белой (по-башкирски — Агидель). Название села происходит от окружающих его сосновых лесов.

До 1966 г. село было безымянным, а в официальных документах о нем говорилось как о «колхозе «Заря», так как здесь находилось правление этого колхоза. Сосновка является одним из самых молодых сел района. В прошлом веке и в начале нынешнего столетия в его окрестностях были хутора, относящиеся к русскому селу Ломовка, а вокруг них — земли башкир, которые постепенно переходили от кочевого к оседлому образу жизни.

Село Сосновка создавалось в несколько этапов. После коллективизации, в начале 1930-х годов, недалеко от устья впадающей в Белую реки Ятвы, где сейчас находится центральная часть Сосновки, был образован «Домзак», т.е. поселок полутюремного типа для заключенных. Он просуществовал сравнительно недолго, и вскоре на его место были переведены спецколхоз и артель для раскулаченных — в основном русских и татар.

В послевоенный период новое село стало быстро разрастаться и постепенно становилось центром всей округи. В 1952 году к существовавшему здесь колхозу были присоединены село Рысыкаево и поселок Новобельск.

На их базе был создан объединенный колхоз имени Молотова, в дальнейшем переименованный в «Зарю».

В последующие годы в его состав вошли несколько сел, населенные преимущественно башкирами, — с. Шигаево, с. Ускалево и с. Хусаиново, а затем с. Махмутово и с. Николаевка (последние два села в начале 90-х годов отделились и создали новое хозяйство -«Агидель»).

Таким образом, будучи сначала пристанищем для сезонных рабочих, местом ссылки заключенных и раскулаченных, Сосновка превратилась в управляющий центр большого колхоза, объединяющего несколько сел и деревень.

Колхоз-миллионер «Заря» долгое время считался одним из лучших не только в районе, но и во всей Башкирии. Его рассвет пришелся на середину 1980-х годов.

К тому времени Сосновка стала крупным селом, где располагались сельский совет, правление колхоза, лесничество, многочисленные производственные объекты. В селе были построены замечательный дворец культуры, хорошая школа, и началось строительство лучшей в районе сельской больницы. Центральные улицы села были асфальтированы, а во многих домах появились телефоны.

Однако период рыночных преобразование болезненно сказался на положении села. Во время проведения нашей экспедиции Союз крестьянских хозяйств «Заря», который местные жители продолжали называть колхозом, переживал глубокий кризис. Резко упало производство мяса, молока, овощей и кормовых культур. Сократилась рентабельность сельскохозяйственного производства.

Целый ряд направлений деятельности колхоза начал вообще приносить одни лишь убытки. Сократилась заработная плата колхозников.

И тем не менее по сравнению с соседними деревнями и селам Сосновка отличалась достаточно высокой активностью общественной жизни. Об этом свидетельствовали и интенсивные коммерческие связи села с «внешним миром» (в том числе с отдаленными районами Урала и Центральной Азии), и наличие здесь самых разнообразных мест занятости населения (сельскохозяйственное производство, торговля, ремонтно-техническое обслуживание, сеть образовательных и медицинских учреждений, административно-управленческие институты).

Изменение социального и экономического статуса Сосновки в послевоенный период среди окружающих ее населенных пунктов повлекли за собой и трансформацию внутренней структуры населения села. Существенно увеличилась доля башкир, главным образом за счет их миграции из более отдаленных мелких деревень.

Сыграла роль и традиционно высокая рождаемость в башкирских семьях. Одновременно шел отток русского населения в города, т.к. именно русские психологически, экономически и мотивационно были более подготовлены к подобной миграции.

Старожилы села — раскулаченные, ссыльные и их потомки — со временем превратились из большинства в меньшинство. Однако благодаря своему трудолюбию и упорству они долгое время составляли значительную часть местного руководства: звеньевых, бригадиров и т.д.

После снятия с раскулаченных ограничений на прием в партию некоторые из них вступили в колхозную партийную организацию.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что потомки бывших «кулаков» в целом весьма лояльно относились к советской власти; сами они не видели всех ужасов раскулачивания, сталинских репрессий, но в то же время помнили, как их семьи смогли преодолеть прошлые невзгоды и со временем сравнительно неплохо устроились на новом месте…

Благодаря своему территориальному положению (близость к индустриальному центру и линии шоссе), наличию достаточно развитой экономической и социальной инфраструктуры Сосновка продолжала оставаться пунктом притяжения сельского населения, причем не только из окрестных деревень и поселков, но и из ближнего зарубежья (Средней Азии и Казахстана).

Часть мигрантов приезжала, чтобы остаться жить и работать здесь, рассматривая это село как место весьма благоприятное для жизни. Для другой части мигрантов Сосновка была неким «перевалочным пунктом», ступенькой для дальнейшего переезда в город.

В середине 1990-х годов Сосновка была многонациональным селом. Большинство его жителей составляли русские, башкиры и татары. Наряду с ними проживали чуваши, украинцы и представители других народов, но их численность была сравнительно небольшой. Поэтому в предлагаемой статье мы рассмотрим взаимоотношения между тремя основными этническими группами местного населения.

Пропорция между ними в этом селе несколько иная, чем в целом по республике, где русские стоят по численности на первом месте, татары на втором, а башкиры на третьем.

В Сосновке, по официальным данным сельского совета, в середине 1990-х годов башкиры составляли более половины всех жителей, в то время как русские — около четверти, а татары — около 1/5.

Еще несколько десятилетий назад башкиры в селе были в меньшинстве, заметно уступая по численности как татарам, так и особенно русским. Как было уже отмечено, возникнув как спецпоселение для раскулаченных, главным образом русских и татар, Сосновка со временем превратилась в крупное благоустроенное село, в которое стало переселяться все больше и больше башкир из окрестных сел и деревень.

Как и в целом по республике, число детей в башкирских семьях в Сосновке, как правило, было больше, чем в русских и татарских. При этом следует отметить, что большинство переезжавших в данное село башкир составляла молодежь, создававшая новые семьи.

В то же время часть местной русской и татарской молодежи уезжала в города, что весьма негативно сказалось на демографической ситуации в этих двух этнических группах, где процент пенсионеров был значительно выше, чем среди башкир.

Относительное старение татарской и особенно русской части населения Сосновки в 1980-е и 1990-е годы приобрело характер устойчивой тенденции, которая, по нашим данным. продолжилась и в 2000-е годы.

В какой степени изменение этнического состава населения повлияло на межнациональные отношения внутри села? Для ответа на этот вопрос следует сначала определить, насколько обособлены друг от друга отдельные этнические группы (и можно ли вообще говорить о каком-либо их обособлении).

Опрос местных жителей показал, что большинство из них вполне комфортно чувствует себя в многонациональном окружении. Изначальная застройка села проводилась без особого учета этнического фактора, и подобная практика расселения в значительной степени сохранилась до наших дней.

Первые постоянные жители села (в основном русские, украинцы, татары) строили свои дома в его центральной части. Башкиры же, многие из которых переехали в Сосновку сравнительно недавно, обычно селились на ее окраинах, на территориях, специально выделенных под новое строительство и размещение новоселов (иногда по соседству с другими башкирами-переселенцами).

Однако, как показало большинство респондентов, национальность будущих соседей не играла сколько-нибудь заметной роли при выборе места жительства. Некоторые башкиры-новоселы разместились в центре села, по соседству с местными старожилами.

В то же время на новую окраину наряду с башкирами переехала и часть русского, татарского и прочего небашкирского населения — в основном молодые семьи, отселяющиеся от своих родителей.

Традиции совместного проживания представителей разных этнических групп в Сосновке проявлялись и на уровне отдельных семей. Хотя удельный вес межнациональных браков оставался не таким уж большим, он все-таки был достаточным для того, чтобы рассматривать эти браки как обычное явление.

Особенное распространение получили браки между татарами и башкирами. Около трети опрошенных нами татар и около 1/5 башкир отметили, что их семьи не однородны по национальному составу. В то же время почти все русские респонденты заявили, что они живут в мононациональных семьях. В какой-то степени это явилось просто погрешностью выборки, поскольку часть татар и башкир отмечали, что их жены или мужья — русские. 

Одним из вопросов, задаваемых нами местным респондентам, был вопрос об их отношении к бракам их детей с представителями других национальностей. Небольшая часть респондентов высказалась против таких браков, причем иногда в категоричной форме.

Однако гораздо чаще были ответы: «Мы ничего не имеем против других национальностей, пусть дети выбирают сами».

Практически все, у кого дети уже вступили в браки с представителями других национальностей, их одобряли и довольно хорошо отзывались о своих зятьях или невестках.

В целом против интернациональных браков своих детей высказались 14% башкир и 23% русских. Среди татар таких не оказалось вообще. Однако в это число не вошла часть респондентов, которые косвенно отдали предпочтение зятьям и невесткам своей национальности, ответив «хорошо» по отношению к ним и «все равно» по отношению к прочим, т.е. инонациональным вариантам.

Вообще в семейной сфере национальные предпочтения просматривались яснее, чем, например, в сфере дружеских или служебных отношений. Так, лишь 5% опрошенных башкир и 16% русских сказали, что все их ближайшие друзья — одной с ними национальности.

На вопрос о том, важна ли национальность для поддержания дружеских отношений с соседями, положительно ответили всего 9% башкир и 9% русских, причем эти ответы не носили категорического характера, а выражались словами «в какой-то степени, может быть».

Большинство же опрошенных, в том числе все респонденты-татары, заявили, что национальность не играет никакой роли в их отношениях с друзьями, соседями или партнерами по работе. Многие жители Сосновки вообще высказывали удивление, как можно выбирать друзей по этническому принципу. На вопрос о том, с представителями каких национальностей легче найти взаимопонимание, преобладающая часть местных респондентов ответила: «Со всеми». Некоторые ответили, правда: «Со всеми, кроме кавказцев».

В беседах с нами респонденты нерусских национальностей (т.е. главным образом башкиры и татары — представители тюркских народов) неоднократно подчеркивали свое отличие от кавказцев и жителей Центральной Азии.

Примечательно в этой связи, что почти все респонденты, независимо от национальности, отнесли Башкортостан к «Европе». Лишь небольшая часть татар высказала точку зрения, что они вместе с русскими — несомненно, европейцы, в то время как башкиры, по их мнению, являются азиатами. 

Отвлекаясь от темы межнациональных отношений внутри села, можно отметить, что указанное выше дистанцирование от жителей Кавказа и Центральной Азии проявлялось и во взглядах на перспективы интеграции бывших советских республик. Так, часть респондентов высказалась за воссоздание экономического, а затем и политического союза России, Украины, Белоруссии и, возможно, Казахстана — но без остальных республик бывшего СССР.

Практически никто из опрошенных нами жителей Сосновки не сталкивался со сколько-нибудь серьезными межнациональными конфликтами внутри села. В то же время примерно 20% респондентов считали, что такие конфликты имели место в Уфе и других городах республики.

Похожие ответы были и на более общий вопрос о состоянии межнациональных отношений по месту работы, в селе, в районе и республике в целом. Большинство респондентов заявило, что эти отношения остались довольно хорошими.

Те же, кто ответил, что они за последние годы ухудшились, уточнили, что это касается в основном городов, прежде всего Уфы, где острее конкуренция между представителями разных наций — особенно в высших сферах.

Впрочем, почти все опрошенные нами жители села не склонны были преувеличивать межнациональные трения в республике и вообще полагали, что отношения между разными народами в Башкортостане значительно лучше, чем в других регионах бывшего Союза.

При этом снова подчеркивалась разница между Башкортостаном, с одной стороны, и такими регионами, как Кавказ и Центральная Азия, с другой стороны.

Только двое из почти сотни респондентов заявили, что они лично сталкивались с дискриминацией по национальному признаку. Оба они — башкиры и оба уточнили, что имеют в виду не свое село, а город, в котором они жили прежде.

Никто из русских и татар не припомнил каких-либо конкретных случаев дискриминации по отношению к ним со стороны башкир, однако, некоторые из них считали, что башкирам как «титульной» нации все же отдается негласное предпочтение при назначении на престижные, особенно руководящие, должности — прежде всего на республиканском уровне. Но эти высказывания носили довольно абстрактный характер и не касались башкир, живущих в Сосновке.

Местные русские и татары вообще считали, что их башкирские односельчане не особо подвержены национализму и в целом менее амбициозны, чем башкиры, стремящиеся делать карьеру в городах, прежде всего в Уфе.

Данное мнение, возможно, не совсем объективное в отношении уфимцев, было вполне справедливым по отношению к живущим в Сосновке татарам и башкирам. Что касается первых, то они в Белорецком районе, в отличие от Уфы и западной части Башкортостана, составляют меньшинство населения и привыкли жить, мирно соседствуя с окружающим их инонациональным, прежде всего башкирским, большинством. Сами же башкиры в масштабе Сосновки также до недавнего времени были в меньшинстве.

Переселяясь туда из окрестных сел и деревень, они вполне органично вписывались в местную интернациональную атмосферу. Кроме того, сосновские башкиры, как и русские, в определенной степени аполитичны (что подтверждается их ответами на вопросы о желании и возможности участвовать в общественной жизни).

В силу этих и иных причин идеи башкирского национализма не нашли сколь-нибудь серьезного отклика со стороны живущих в селе башкир.

Впрочем, вышесказанное не означает, что сосновские башкиры оказались в стороне от процесса башкирского национального возрождения, ставшего заметным явлением в постсоветском Башкортостане. Так, например, нельзя не отметить возросший интерес местных башкир к своей национальной культуре и языку. Еще в 1980-е годы башкирская молодежь в Сосновке практически не изучала родной язык, и такое положение вполне устраивало если не всех, то, по крайней мере, многих из живущих в селе башкир. А в середине 1990-х годов, как показал опрос, практически все местные башкиры хотели, чтобы их дети в совершенстве овладели языком своего народа.

Как нам показалось, башкирское население Сосновки в большей степени сохранило свою языковую и культурную самобытность и в целом менее русифицировано, чем большинство местных татар. Так, более 60% респондентов башкирской национальности однозначно ответили, что родным языком их детей является башкирский.

Среди татар не оказалось ни одного, кто сказал бы то же самое относительно татарского языка. Чуть более 10% башкир и более трети татар ответили, что их дети — двуязычные, то есть считают родными языками и свой национальный, и русский. Остальные респонденты указали на русский язык. Таким образом, процент молодежи, считающей свой национальный язык родным, у башкир был заметно выше, чем у татар.

Что же касается взрослого населения Сосновки, то почти все опрошенные нами башкиры считали родным языком башкирский, и лишь двое ответили, что русский язык для них также является родным. В то же время более половины опрошенных татар считали русский язык своим вторым и даже первым родным языком.

Почти половина респондентов татарской национальности указали, что основной язык общения в их семьях — русский (иногда даже в том случае, если все члены семьи — татары). Среди респондентов — башкир таких оказалось лишь 18 %, причем все они были из смешанных по национальному составу семей.

На вопрос о языке общения с друзьями, никто из респондентов не ответил: «Только татарский». И лишь один человек выбрал вариант ответа «Только башкирский». Большинство же опрошенных татар и башкир указало на два или даже на три языка, точнее на смесь нескольких языков.

На этом смешанном языке общалась со своими друзьями и небольшая часть опрошенных нами русских жителей села. Однако большинство местных русских разговаривали со своими друзьями (независимо от их национальности) по-русски, лишь изредка используя башкирскую и татарскую лексику.

Что касается русского языка, то им свободно владели все опрошенные нами жители Сосновки, независимо от национальности. На нем преподавались почти все предметы в местной школе и велась практически вся официальная документация. Такой перекос в сторону русского языка вызывал неодобрение у части опрошенных нами башкир. Им хотелось бы, чтобы и в республике в целом, и на местном уровне башкирскому языку уделялось больше внимания.

Живущие в селе русские и татары, с которыми нам довелось беседовать, также в принципе не возражали против расширения сферы применения башкирского языка — одновременно с русским. Однако большинство татар и особенно русских категорически возражали против того, чтобы башкирский язык стал основным официальным языком в республике, а его изучение стало обязательным для всех ее жителей.

Большинство опрошенных нами жителей высказывались за то, чтобы русский язык и далее оставался средством межнационального общения. Однако нельзя не отметить, что небольшая часть башкир говорила о необходимости хотя бы частичной замены русского языка башкирским в официальной сфере. Часть опрошенных нами башкир также жаловалась на то, что в прошлом в республике не уделялось должного внимания изучению башкирской истории.

Хотя взгляды на местную историю у представителей разных этнических групп не совсем совпадали (в особенности в вопросе о присоединении поволжских и уральских земель к русскому государству), в ответах и башкир, и русских, и татар присутствует знание исторических моментов, когда все эти народы совместно боролись против общего врага или помогали друг другу преодолевать общие трудности — будь то народные восстания в прошлые века, борьба за выживание во время раскулачивания или же участие в Великой Отечественной войне.

Опрос показал, что у местных русских и татар общероссийское и общесоветское самосознание выражено сильнее, чем у башкир.

Так, около двух третей башкир ответили, что для них родина — это, прежде всего, Башкортостан. Менее 5% указали на Российскую Федерацию, около 20% — на весь бывший СССР. Среди опрошенных татар заметно преобладали те, кто считал своей родиной бывший Советский Союз (около 90%). Что касается русских, то из них около половины выбрали Российскую Федерацию, почти столько же — бывший СССР.

Подавляющее большинство респондентов русской и татарской национальности отвергало в категорической форме саму идею независимости Башкортостана. Однако среди опрошенных нами башкир эта идея имела немало сторонников.

Правда, следует отметить, что многие из них понимали «независимость» не как полное отделение и создание самостоятельного государства, а, скорее, как экономический суверенитет. Часть респондентов, положительно ответивших на вопрос о независимости республики, мотивировали это тем, что «управлять Башкирией лучше из Уфы, а не из Москвы, до которой далеко, и из которой плохо видны местные проблемы».

Это чувство патриотизма, а точнее осознание самобытности своего края, у русских и татар носило чисто «территориальный» характер. У башкир же в нем довольно четко просматривались и национальные мотивы.

Так, выступая за большую самостоятельность республиканского руководства от Москвы, часть респондентов — башкир (около 1/4) высказала мнение, что при формировании органов законодательной и исполнительной власти в республике следует отдавать преимущество «титульной» нации; более 40% опрошенных башкир считали, что президентом Башкортостана может быть только представитель башкирского народа, а треть респондентов-башкир хотела бы видеть башкира и на посту главы районной администрации.

В то же время, подавляющее большинство респондентов русской и татарской национальности считали, что этнический фактор не должен играть никакой роли при назначении на руководящие должности.

Подводя итог нашему анализу, надо заметить, что для основной массы наших собеседников общие для их села проблемы, прежде всего экономического характера, были гораздо важнее проблем межнациональных отношений и национальной политики. Большинство опрошенных жителей села не верило в возможность серьезных межэтнических конфликтов в Сосновке и ее окрестностях. Об этом свидетельствуют и ответы на вопрос о том, что больше всего беспокоило каждого из респондентов.

Среди предложенных нами вариантов ответов наиболее часто выбирались такие, как «будущее детей», «социально-экономическая ситуация», «нехватка денег». И лишь три человека ответили, что, среди прочих проблем, их волнует и состояние межнациональных отношений в Башкортостане. Причем в данном случае речь шла именно о республике в целом, а не о своем районе и, тем более, не о своем селе…

printfriendly-pdf-email-button-notext Село Сосновка Белорецкого района Анализ - прогноз Башкирия Посреди России
Сергей СиненкоАнализ - прогнозБашкирияПосреди РоссииБашкирия,национальность,село,Южный УралСело Сосновка Белорецкого района Размещаю статью Андрея Судьина, научного сотрудника Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья ИВ РАН. Написана она на материале экспедиций в Белорецкий район Башкирии в середине 1990-х гг. Т.е. дело прошлое. Тем не менее... Село Сосновка под Белорецком стало основным объектом наблюдений социолога. Большинство жителей села - русские,...cropped-skrin-1-jpg Село Сосновка Белорецкого района Анализ - прогноз Башкирия Посреди России