X-03423525265432634

Два года назад у уфимского предпринимателя Игоря Стрижнева появилась идея строительства часовни на бывшем Ново-Ивановском кладбище города Уфы. Идея правильная и благородная. За благословением он обратился к владыке Никону. Естественно, что архипастырь уфимский предложил ему построить её не где-нибудь среди кладбища, а на месте снесённой церкви. Я хорошо помню тот звонок Cвятителя в начале ноября 2010-го: «Павел, как церковь-то на Ново-Ивановском кладбище называлась, Скорбященская?» – «Скорбященская, Владыка святый». – «Покажи, пожалуйста, Игорю Стрижневу и архитектору Дубинскому, где она стояла и помоги с обоснованием построить часовню на её месте. И вообще, займись этим делом». «Благословите, Владыко!» – «Бог благословит».
Я знал, что рано или поздно дойдёт очередь и до Скорбященской кладбищенской церкви. Знал ещё с начала 90-х, поэтому озаботился найти её место ещё 20 лет назад. На фотографиях Уфы она видна лишь издали, самый ближний снимок сделан был фотографом А.А. Зирахом в сторону кладбища вдоль будущей улицы Диагональной со стороны нынешнего д/к «Юбилейного» («Дворца молодёжи»). Ближе снимков не было. За эти 20 лет я успел собрать кое-какие исторические сведения и воспоминания старожилов об этом храме, их изложу попозже. Что касается места и фундамента, оно чётко видно на карте Уфы 1911 года – церковь стояла примерно на продолжении улицы Тобольской через дорогу от Казанской часовни. На месте этом я впервые оказался, бывая на кладбище ещё в далёком детстве, конечно, о том, что здесь стояла одна из уфимских церквей, мне тогда никто не говорил. Но уже тогда возникало смутное внутреннее чувство: как можно так поступать с местом, где люди похоронены? Что касается фундамента, то его стало возможным найти только при помощи настоящих уфимских старожилов, коим доступно некое “тайное знание” о той, царской, губернской Уфе, Уфе достопамятной.
Помня чудовищный разгром и перерывание кладбища в 1979-м, я не особо надеялся на то, что фундамент церкви уцелел. И для меня его местонахождение поначалу составляло некую утраченную тайну. К тому же, на воспоминания некоторых очевидцев наложилась память о второй православной церкви Ново-Ивановского кладбища, перестроенной в 1940-е годы из польской каплицы (ныне на этом месте котельная). В «лихие» 1990-е годы началось новое кощунство – на кладбище стали строить молодёжно-развлекательный центр «Огни Уфы». И опять были оскверненные могилы, вывороченные кости. Тревоги за фундамент Скорбященской не было, ведь это другая часть кладбища. Мы направились туда «обплакивать друг другу жилетки» со старожилом Уфы Виктором Михайловичем Печёнкиным, внуком священномученика алтайского Всеволода Надеждина. Ведь здесь покоятся и его предки, и мои, если всё ещё покоятся, в чём уже большие сомнения. Печёнкин показал мне на выступающую часть церковного фундамента, она проступала там, где я и рассчитывал. Как потом выяснилось, это была стена, на которой стояли иконостас и царские врата. Через много лет после этого я смотрел на едва угадываемые белесые очертания фундамента – трава здесь росла по-другому, была более редкой и жухлой. При помощи фотографии я дорисовал в воображении эту церковь, как именно она стояла, благо, что на карте Уфы 1911 года были чётко прорисованы её довольно необычные очертания. Как ни удивительно, но тогда же я нашёл и квадратное место престола, конечно, с Божией подсказкой. И оно сохранилось! Восторг и счастье трудно укладывались в сознании. Я бродил по этому месту, молился, а в это время сотни, тысячи уфимцев проходили и проезжали мимо меня по улице Диагональной, переименованной в уродское «писятлетоктября».
Всё это я рассказал в ноябре 2010-го Стрижневу и Дубинскому, для подтверждения мы привезли сюда В.М. Печёнкина, ему было уже 84, он с 1926 года. Последние сомнения развеял куст сирени, растущий восточнее алтаря. Подобный случай у меня был в с. Касимове (ныне микрорайон «Шакша»), там тоже до последнего времени сохранялась сирень вокруг церковного места. Помню, краевед Г.Ф. Гудков настойчиво обратил моё внимание: смотри, куст сирени у церкви может расти много-много лет, и даже десятилетий после её сноса. С Божией помощию мы сумели направить инициативу Стрижнева в русло строительства часовни именно на месте снесённого Скорбященско-Богородицкого храма, хотя тогдашние городские власти подсовывали ему другой участок.
В советское время Уфа потеряла своё неповторимое историческое лицо, невосполним урон, нанесенный духовному и материальному наследию и архитектурному облику города. Прежнее руководство не ставило задачу ни возрождения снесенных православных церквей, ни хотя бы установки памятных крестов на их местах. Места и фундаменты старинных храмов продолжали осквернять и уничтожать. Так в 1996-2000 гг. построили новый башгосдрамтеатр на месте Воскресенского Кафедрального собора, в 1998 г. выкорчевали фундамент Александровской часовни на Верхнеторговой площади, выкопав на этом месте подземный гараж, в 2003-04 гг. построили «элитный» дом на месте Казанско-Богородицкой старообрядческой церкви, в 2007-09 гг. – новый больничный корпус на месте земско-больничной часовни, с 2008 г. строится целый квартал новых домов на месте Свято-Духовской психбольничной церкви. Не говоря уже о кощунственном осквернении мест храмов в сельской местности в эти годы – в Зиргане, Артюхове, Кальтовке и т.д., не счесть! Каждый этот случай убивал частицу сердца, по всей России всё строится и возрождается, а у нас…
Скорбященская церковь Ново-Ивановского кладбища Уфы строилась в 1900-1907 годах из красного кирпича с белыми деталями, она являлась выдающимся памятником архитектуры «кирпичного стиля». Церковь была возведена на средства города и благотворительные пожертвования прихожан. Примечательно, что первоначальный взнос на строительство её сделал отец нашего великого художника М.В. Нестерова – известный уфимский купец Василий Иванович Нестеров. И ещё более знаково, что фундамент алтаря мы открыли в год 150-летия со дня рождения живописца. Последним настоятелем церкви был выдающийся уфимский священник-новомученик Николай Бýлычев. Скорбященская церковь была не только кладбищенской, но служила и для прихожан уфимских окраин, и для жителей окрестных деревень – Глумилиной, Непейцевой, Тужиловки, Сипайловой, Дубовки и трёх Новиковок. В 1933-34 гг. церковь была варварски разрушена до основания. В 1970-90-е гг. большая часть кладбища застроена промышленными предприятиями, развлекательным центром «Огни Уфы», д/к «Юбилейным», к которому ныне пристраивается большой бассейн, на сохранившейся части устроен сквер, на могилах наших предков выгуливают собак, пьют спиртное, справляют нужду и т.д.
Чётко исполняя владычное благословение, я отслеживал действия Игоря Стрижнева и постоянно общался с архитектором Л.Ш. Дубинским, как мог подбадривал их. Леонид Шулимович спроектировал прекрасную часовню в стиле владимиро-суздальской Руси. Уже на первоначальном этапе проектирования часовне святительски был придан статус церкви, и она была с подвальным этажом. Как выяснилось через 2 года, этот подвал чуть не погубил всё дело.
Когда разрешение на строительство было получено, место огородили забором, и 2 ноября 2012 г. начали копать. И тут открылось, что фундамент храма почти полностью сохранился. Его не брал экскаватор, и строители под началом прораба Глеба Габова бережно окопали фундамент алтаря со всех сторон. До 9 ноября была открыта полностью полукруглая алтарная часть с сохранившимся престолом, и далее фундамент храмовой части уходит под землю в западном направлении. Но по проекту часовня с подвалом должна была быть сооружена именно на этом месте, то есть с вычерпыванием экскаватором сохранившихся фундаментов алтарной апсиды, престола, царских врат и случайно обнаруженной безымянной могилы. Между вчерашними союзниками шёл жёсткий спор: я настаивал на безусловном сохранении подлинного основания церкви и строительстве часовни с примыканием к нему, а не на месте. Но, несмотря на вновь открывшиеся обстоятельства, архитектор и заказчик настаивали на продолжении работ. А ведь это кощунственно недопустимо. Большевики не разрушили, а в наши дни всё уйдёт под ковш экскаватора? Меня поддержал благочинный Уфы протоиерей Илия Алексанкин: надо сохранить апсиду однозначно, это же наша святыня.
Только благодаря вмешательству управляющего Уфимской митрополией Высокопреосвященнейшего митрополита Никона удалось убедить перенести запроектированную часовню с алтаря на храмовую часть фундамента Скорбященской церкви, то есть на 5-6 метров западнее. Сохранившаяся полукруглая алтарная апсида будет примыкать к часовне, в будущем её решено нарастить раскрошенными здесь же камнями, чтобы она выступала над землёй, так делают в старинных русских городах – Киеве, Новгороде, Пскове… И ещё одна большая победа – по благословению владыки в исправленном проекте престол новой церкви должен сесть точно на престол старой, с его безусловным сохранением. К сожалению, не удалось отстоять фундамент иконостасной стены, тот самый, который семь десятилетий выступал над землёй, стал нам маяком и якорем, отправной точкой возрождения. Если бы не подвальный этаж, удалось бы спасти и это.
Хочу подчеркнуть, что проектирование и строительство Скорбященского храма-часовни здесь, в центре Уфы, стало возможным только со сменой власти в республике (в 2010-м) и в городе (в 2011-м), изменилась сама политика в отношении к наследию Русской Православной Церкви. И одним из полутора десятка уничтоженных Божиих храмов Уфы, который сегодня можно возродить (хотя бы в виде часовни), является именно Скорбященская церковь на бывшем Ново-Ивановском кладбище Уфы.

Историк Уфимской митрополии
Егоров П.В.
16 ноября 2012 г.

Павел ЕгоровПравославиеправославиеДва года назад у уфимского предпринимателя Игоря Стрижнева появилась идея строительства часовни на бывшем Ново-Ивановском кладбище города Уфы. Идея правильная и благородная. За благословением он обратился к владыке Никону. Естественно, что архипастырь уфимский предложил ему построить её не где-нибудь среди кладбища, а на месте снесённой церкви. Я хорошо помню...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл