musa-bigeev3 Татарский реформатор ислама Муса Бигеев Ислам Татарстан

Татарский реформатор ислама Муса Бигеев

Муса Бигеев (Биги) родился 25 декабря 1873 г. в селе Кикино Чембарского уезда Пензенской губернии, ныне Каменский район Пензенской области (сам Бигеев должного внимания дате и месту рождения не уделял, что привело к разночтениям). Его отца назначили ахуном в Ростов-на-Дону, и семья переехала.

Бигиев имел как светское, так и богословское образование – окончив реальное училище в Ростове-на-Дону, учился в медресе Бахчисарая, Казани, Бухары, в старейшем мусульманском университете «Аль-Азхар» в Каире. В мае 1905 г., вернувшись на родину, женился на дочери чистопольского купца и ишана М.-З. Камалова, основателя медресе «Камалия». Перебравшись в Петербург, Бигиев посещал лекции на юридическом факультете Петербургского университета, публиковался в газете «Ульфят» (Согласие), работал над созданием партии «Иттифак аль-Муслимин» (Союз мусульман).

Участвовал в работе организационного съезда мусульман, проведенного 15 августа 1905 г. во время Нижегородской ярмарки. В 1906 г. был активным участником второго и третьего съездов мусульман, опубликовал брошюру «Устав Всероссийского мусульманского союза». В 1914 г. стал секретарем четвёртого съезда мусульманской интеллигенции в Петербурге. Позже опубликовал материалы съездов в книге «Основы реформ». Труды по богословию Бигеев издает с 1906 г. Некоторые из них приобрели известность в исламском мире. В 1909 г. некоторое время преподавал в медресе «Хусаиния» в Оренбурге – читал лекции по мусульманскому праву, арабскому языку и литературе. С этого времени свои статьи Бигеев стал подписывать на тюрки: Муса Джарулла.

Работал над переводом Корана на татарский язык, но когда в 1912 г. закончил труд, публикации помешала полемика среди части мусульманского духовенства и резко отрицательная оценка Оренбургского муфтия. Его оппоненты считали, что Коран не нужно переводить, достаточно пользоваться многочисленными толкованиями.

Взгляды реформаторов-джадидистов Муса Бигисв изложил в четырех книгах. В одной из них «Пост в длинные дни» рассматривается проблема мусульманского поста (уразы) и не только его.

В чем суть вопроса? Сро­ки поста устанавливаются по лунному календарю. Двенадцать лун­ных месяцев короче обычного, солнечного года. Коран отверг тринад­цатый компенсирующий месяц, поэтому лунный год короче того, ко­торым люди пользуются примерно на месяц. Если это не учитывать, мусульманский пост ежегодно будет сдвигаться с конкретной ка­лендарной даты.

Другими словами, пост у мусульман в разные годы приходится на различные месяцы солнечного года, поэтому он мо­жет приходиться как на сезон с короткими днями, так и на лето с длинными днями. Но в Заполярье, где летом солнце вооб­ще не заходит, мусульманину пришлось бы поститься в тече­ние всего поста, получается несуразица, ведь пост держат не ради поста а ради здоровья. В книге М. Бигиев спрашивает, как должен поступать мусульманин, чтобы и Коран не нарушить, и пост соблюсти?

Бигиев имел ввиду не только проблему поста – такого рода проблем в исламе накопилось много – вопрос заключался в том, как следует относиться к догматам и предписаниям ислама, которые содержатся в огромном количестве комментариев Корана в течение многих столетий. Большинство комментариев улемов явля­ются или ложными, или невежественными – утверждал Бигиев, – необходимо толковать Коран, исходя из логики жизни, из целесообразности, из собствен­ных взглядов.

musa-bigeev12 Татарский реформатор ислама Муса Бигеев Ислам Татарстан

Исходя из этих принципов, содержание Корана можно (и нужно) привести в соответствие с реальной жизнью, с ре­альными экономическими условиями и результатами научных ис­следователей. Например, если наукой установлено, когда именно надо соблюдать пост, чтобы оздоровить организм, пост надо назначать именно на этот период. То же самое можно сказать и по отношению к женщине. Коран предписывает то отношение к женщине, которое было в Аравии в VII веке. Надо ли это отношение законсервировать на всю историю? Это не только глупо, но и невозможно, утверждал Бигиев, – остановить жизнь нельзя. С течением времени люди понимают больше, чем рань­ше, и меняют свои принципы в лучшую сторону, поэтому надо ли следовать букве Корана, или следует следовать его смыслу, а таким смыслом должен быть человек.

musa-bigeev Татарский реформатор ислама Муса Бигеев Ислам Татарстан

Муса Бигиев с женой

М. Бигиев писал, что «перестройка ислама обеспе­чит этой религии новое великое будущее».

Книги М. Бигиева духовной исламской верхушкой в лице константино­польского шейх-уль-ислама и других были признаны еретическими – пра­воверным мусульманам запрещалось их печатать, их продажа и распространение запрещались. Духовенство Рос­сии не только поддержало такое решение исламата, но, как полагают исламоведы, они во многом инициировали такое решение.

В ответ на это М. Бигиев активизи­ровал публицистическую деятельность – выступил в печати с полемическими выступлениями, в которых критиковал ту­рецких теологов.

Он, в частности, писал:

«Бросим критический взгляд на историю Турецкой империи. В каж­дом предательстве и в каждой интриге, которые привели к упадку как государство, так и нацию, зачинщиками были шейх-уль-исламы, казаскеры (высшие духовные чиновники в шейх-уль-исламате) и остальные духовные лица.

Двух своих братьев и своего отца султан Баязид приказал убить с разрешения тогдашних богословов и муф­тиев. После Баязида при каждом вступлении на престол диким об­разом избивалось от 5 до 20 невинных принцев по фетве шейх-уль-исламов… 

Для шейх-уль-исламов являлось самым за­манчивым делом участие в ограблении народа, в притеснении его вместе с предателями в казнокрадстве…

Вырезать в одну ночь со­рок – пятьдесят тысяч невинных шиитов, сделать из истории Тур­ции историю анатолийских восстаний и персидских войн, послать против несчастного народа, жалующегося на непосильный гнет, беше­ное войско – все это делалось с одобрения муфтиев, подыскивавших для оного оправдание в шариате».

Что касается морали турецких муфтиев, М. Би­гиев об этом писал так:

«Мы знаем и таких шейх-уль-исламов и казаскеров, которые каждую ночь, разгорячившись от неумеренного пьянства, совершали такие непотребства, от которых покраснели бы кюльхан-бсн (константинопольские босяки)».

М. Бигиев уточнял:

«Несколько лет тому назад, когда черкесы, переселившиеся в Османскую империю, умирали с голоду от мудрых мероприятий представителей правительства, старательные прислужники, посланные такими великими визирями, как Али-паша, скупали несчастных девочек, оставшихся без родителей, за бесценок и наводняли ими стамбульские гаремы в качестве наложниц, с раз­решения тогдашнего шейх-уль-ислама… Шейх-уль-исламы и казас­керы также пользовались «на правах собственности» пленными де­вушками и мальчиками, которых приводили в Константинополь участвовавшие в набегах грабители».

М. Бигиева осуждали не только константинопольские исламские вожди, но и российские оппоненты. Одним из самых ярых стал старший мулла Малмыжского уезда Вятской губернии Ишхаммед Дин-Мухаммедов. Он настаивал: «Подражать неверным в одежде, речи, делах и обычаях – значит идти навстречу врагам Бога… А кто идет навстречу врагам Бога, т отворачивается от Бога, и господином его становится сатана». Мухаммедов писал – тот, кто надевает картуз, совершает тяжкое преступление. Мулла выступал против новых порядков – сидения за партами, обучения не на арабком, а на татарском, использования учебников, которые получены в земской управе, применения звукового метода при обучении грамоте.

musa-bigeev-2 Татарский реформатор ислама Муса Бигеев Ислам Татарстан

Муса Бигиев (в центре) с членами своей семьи

В Петербурге М. Бигиев являлся совладельцем издательства «Аманат» купца Мухаммед-Алима Максутова, для типографии которого разработал шрифты. В дни Февральской революции участвовал в работе Всероссийского мусульманского съезда 1917 г. в Москве. В конце 1917 г. возглавил стал имамом соборной мечети Петрограда. Издавал газету «Аль-минбар». Позже пытался сотрудничать с советской властью – вместе с активистами составил устав мусульманской общины, добился открытия школы с преподаванием татарского языка, истории и литературы тюрко-татар.

В 1920 г. на съезде мусульманского духовенства в Уфе Бигеев ознакомил делегатов со своими предложениями по переустройству мусульманского общества «Воззвание к мусульманским нациям» (основные положения изложены в книге «Азбука ислама», 1923 г., Берлине). После публикации книги был арестован в Москве. Этот арест стал резонансным. Ведущие газеты Стамбула и Анкары опубликовали телеграммы с просьбой освободить богослова. Бигеев был освобожден с условием проживания в Москве в течение двух лет под надзором властей. В 1924—1926 годах Бигиев преподавал основы ислама в Исторической мечети Москвы.

Муса Бигеев поддерживал связи с азербайджанскими мусаватистами, которые вели борьбу в подполье против Советской власти. В 1922 году он, вместе с членами подпольной организации Мусавата Дадашем Гасановым и Рагим беком Векиловым, принимал участие в организации побега лидера мусаватской партии Азербайджана, бывшего председателя Национального Совета Азербайджана Мамед Эмина Расулзаде через границу Финляндии.

Бигеева включили в состав делегации советских мусульман для участия в работе конгресса в Мекке в мае 1926 г., Бигеев совершил хадж. Одновременно община ленинградских татар избрала его делегатом на очередной съезд духовенства в октябре-ноябре 1926 г. в Уфе. На съезде Бигеев был избран членом Ученого совета.

876565 Татарский реформатор ислама Муса Бигеев Ислам Татарстан

Участники мусульманского съезда 1926 г.

В 1927 г., вернувшись в Ленинград, Бигеев лишился работы. Неоднократно пытался получить место преподавателя в Ленинградском университете, готов был преподавать арабский, персидский или турецкий языки, но как представителю духовенства ему было отказано. С теми же предложениями обращался к правительству Афганистана. В то же время есть данные об участии Бигиева в движении по восстановлению халифата «Ашарихуль-Исламия»

В конце 1930 года Бигеев нелегально покинул СССР и отправился в путешествие по восточным странам. В связи с побегом Бигеева советскими властями в ночь с 15 на 16 февраля 1931 года была арестована группа верующих и духовенства Соборной мечети Ленинграда. В числе арестованных были жена и трое детей Бигеева. Арестованных обвиняли в контрреволюционной агитации и в связях с татарской общиной Финляндии. Постановлением коллегии ОГПУ от 23 июля 1931 года 23 человека из арестованных были приговорены к различным срокам заключения.

Бигеев стал последним из мусульман-прогрессистов нелегально эмигрировавшим из Москвы в Китайский Туркестан. В то время он уже был известен в мусульманском мире как автор богословских трудов, в том числе перевода Корана на татарский язык. Бигеев выехал из Ленинграда, где проживал с семьей, в Москву, и далее по железной дороге направился в Среднюю Азию, перейдя границу, он оказался вКашгаре. Из Китайского Туркестана перебрался в Афганистан, откуда выехал в Индию. Затем отправился в Египет, где переиздал свою работу «Обращение к Великому Национальному Собранию Турции», адресованную Ататюрку.

musa_bigiev Татарский реформатор ислама Муса Бигеев Ислам Татарстан

М. Бигиев (слева) в эмиграции

В 1933 г. жил в Берлине. В типографии А. Мухаммедова вышли в свет его книги: «Доказательства всеохватности Божественной милости», «Йаджудж в свете чудесных сообщений священных аятов Корана» и «Женщина в свете священных аятов Благородного Корана». Непродолжительное время жил и работал в Финляндии, читал лекции татарской молодежи.

В 1934 г. Бигиев путешествовал по Ирану и Ираку, исследовал религиозную практику шиитов. В Индии изучал санскрит, Махабхарату и Веды. В 1938 г. с миссионерской целью путешествовал по Японии, Китаю, Яве и Суматре. В 1939 г. вновь отправился в Индию, где был арестован властями, провел полтора года в тюрьме Пешевара. До 1945 года он оставался в Пешеваре под гласным надзором англичан. С 1946 г. жил в Египте, неоднократно совершал хадж. В 1947 г. предпринимал попытку вернуться на родину. 28 октября 1949 г. Бигеев скончался в Каире.

Аниса ТимиргазинаИсламТатарстанислам,исследование,наука,татарыТатарский реформатор ислама Муса Бигеев Муса Бигеев (Биги) родился 25 декабря 1873 г. в селе Кикино Чембарского уезда Пензенской губернии, ныне Каменский район Пензенской области (сам Бигеев должного внимания дате и месту рождения не уделял, что привело к разночтениям). Его отца назначили ахуном в Ростов-на-Дону, и семья переехала. Бигиев имел как светское, так...cropped-skrin-1-jpg Татарский реформатор ислама Муса Бигеев Ислам Татарстан