53334354544

В Магнитогорске возбуждено дело против кальянной «ЯБ’ВДУЛ»

Вместе с тем, вопрос остается предметом дискуссий…

Челябинское УФАС возмутило название. Дело возбуждено в связи с размещением в Магнитогорске рекламы кальянной под названием «ЯБ’ВДУЛ». Рекламный баннер, доступный для всеобщего обозрения, по мнению антимонопольного органа, нарушает Закон о рекламе, запрещающий использование непристойных выражений.
Как говорится в сообщении пресс-службы ведомства, обращение поступило от администрации Магнитогорска. Рекламный текст «ЯБ’ВДУЛ. Smoky Place. Кальянная #ЯБ’ВДУЛ Место для души!» привлек внимание горожан и администрации.Сотрудники УФАС считают, что в рекламе есть нарушение законодательства. «Согласно ч.6 ст. 5 Закона о рекламе, в рекламе не допускается использование бранных слов, непристойных, оскорбительных образов, сравнений и выражений». Рассмотрение дела назначено на 30 марта.Вместе с тем, дело это не так уж просто. Вопрос, который возникает на практике, — принадлежность конкретного слова или выражения к нецензурной лексике. Сразу оговоримся, что понятия «нецензурная брань» и «ненормативная лексика» синонимами не являются. Второе шире по содержанию – в него включается не только собственно нецензурная брань (то, что обычно называют матом), но и неприличные и грубо-просторечные слова и содержащие их выражения. Этой точки зрения придерживается как Роскомнадзор, так и суды. К примеру, ВС РФ в одном из своих определений к ненормативной лексике отнес как бранные, так и нецензурные коннотации.Кстати, Роскомнадзор подчеркивает, что использование ненормативной лексики в СМИ также недопустимо в соответствии с требованиями Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации». Действительно, пп. 9 ч. 1 ст. 3 указанного закона запрещает использование лексики, не соответствующей нормам русского языка. Единственное исключение предусмотрено для случаев, когда непарламентские выражения являются неотъемлемой частью художественного замысла.

Кроме собственно используемого слова или выражения следует иметь в виду ситуацию, в которой оно было употреблено. На это обращает внимание ВС РФ, подчеркивая: «Грань между ненормативной лексикой и общеупотребительными словами лежит не в самом языке, а в различных ситуативных социальных контекстах. То, что допустимо в предельно узких коммуникативных средах, в экстремальных ситуациях, воспринимается как недопустимое в устоявшихся условиях публичной сферы». Правда, этот довод дает также свободу толкованию – если понимать его буквально, то можно утверждать о допустимости использования крепких выражений в некоторых «экстремальных» ситуациях, что должно восприниматься обществом как норма.

Роскомназдор в определении критериев нецензурной брани оказался более конкретен. В Рекомендациях по применению Федерального закона № 34-ФЗ, размещенных на официальном сайте ведомства, отмечается: «В настоящий момент отсутствует единый перечень нецензурных бранных слов. Однако среди специалистов существует мнение, согласно которому к нецензурным словам и выражениям относятся четыре общеизвестных слова (х.., п.., е…, б…), а также образованные от них слова и выражения».

Контролирующий орган сразу оговорил свою позицию и по некоторым спорным вопросам. Так, Роскомнадзор не считает нарушением закона использование нецензурной лексики в прямом эфире теле-радиопрограмм, когда невозможно предусмотреть заранее, что именно может сказать приглашенный в студию гость либо замаскировать неприличные слова. Одновременно подчеркивается, что на редакции лежит ответственность за работу с приглашаемыми в прямой эфир гостями.

В отношении интернет-СМИ действует аналогичное правило. Сам факт размещения пользователем нецензурного комментария на портале или в блоге нарушением, по мнению ведомства, не является. Однако в этом случае интернет-издание обязано по представлению Роскомнадзора удалить такой комментарий или отредактировать его. В противном случае выносится предупреждение в адрес редакции и учредителя СМИ.

Федеральная служба, таким образом, обратила внимание на положения п. 5 ст. 57 Закона о СМИ, в соответствии с которыми редакция, главный редактор либо журналист не несут ответственности за распространение сведений, являющихся злоупотреблением свободой информации, если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию.

Поскольку практика применения новой редакции ст. 4 Закона О СМИ только начинает складываться, можно посмотреть, как суды относятся к использованию нецензурной лексики в аналогичных случаях — при создании рекламы. Выделяются несколько возможных случаев употребления нецензурной лексики в материалах СМИ, а также рекламных продуктах.

Нецензурное слово используется открыто, без маскировки. При этом не имеет значения, умышленно ли в материал попала табуированная лексика либо это произошло, к примеру, из-за невнимательности редактора. Так, в 2008 году в тульской газете «Слобода» был размещен рекламный макет «Похудение без диет и без запретов». Однако при верстке буква «д» из слова «Похудение» потерялась, и поэтому оно стало восприниматься как нецензурное. ФАС России как орган, уполномоченный за соблюдением законодательства о рекламе, привлекла издание к административной ответственности по ст. 14.3 КоАП РФ («Нарушение законодательства о рекламе»), наложив на него штраф в размере 60 тыс. руб. Суд, вместе с тем, не согласился с выводами антимонопольного органа и удовлетворил требования СМИ об обжаловании постановления о привлечении к ответственности. В обоснование этого решения он указал, что имела место опечатка, которую нельзя рассматривать в качестве обсценизма, то есть бранного слова.

Нецензурная брань чаще употребляется завуалированно. Обычно при этом используются схожие по звучанию или написанию слова, а также вызывающие определенные ассоциации визуальные образы. Судебная практика знает множество примеров такой замаскированной нецензурной или ненормативной лексики. Правда, преимущественно это касается не столько СМИ, сколько рекламных агентств и отделов рекламы и дизайна организаций — подобного рода двусмысленности особенно часто встречаются на рекламных баннерах.

При оспаривании привлечения организации к ответственности, ее представители заявили, что законодательство допускает употребление в рекламе слов и выражений, ставших частью молодежного языка (сленга), а слово «песец» отождествляется с бранным только субъективно. Суд первой инстанции принял эти доводы и вынес решение в пользу заявителя4, однако во всех последующих инстанциях это решение не устояло (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 15 января 2010 г. № 04АП-4926/09, постановление ФАС ВСО № А58-7901/09 от 21 апреля 2010 г., Определение ВАС РФ от 4 августа 2010 г. № ВАС-10980/10, определение Высшего Арбитражного Суда России от 18 августа 2010 г. № ВАС-10980/10).

Вышестоящие суды подчеркнули, что оцениваемая реклама не содержит сведений о песце как главном герое рекламной компании, а также указаний на песца в смысле животного, что подчеркивает иносказательный смысл этого термина. По заключению судебных органов, такая двусмысленность направлена на придание тексту непристойного образа, а в основе слогана «Полный песец» лежит матерная фраза. Отчаявшись, юристы организации выдвинули последний вариант трактовки слогана, утверждая, что полный песец – это песец с мехом лучшего качества, однако и он не повлиял на решения судов.
Наконец, в материале СМИ или рекламе иногда используются слова, которые не является нецензурными, однако носит крайне разговорный характер. В качестве примера можно привести дело о рекламе жилого комплекса в Екатеринбурге, в слогане которой использовались слова: «Офигеть! От 61000 рублей за м2». В этом случае судье при разрешении спора пришлось сложнее, чем при явном использовании нецензурной брани.В представленном ФАС России заключении филолога отмечалось, что реклама злоупотребляет ненормативной лексикой, разговорно-сниженным словом и популяризирует заниженные культурные стандарты, что позволяет квалифицировать ее как социально безответственную и социально вредную. Рекламное агентство, в свою очередь, обратилось к другому профессору, который оценил глагол «офигеть» как речевую реакцию на какую-то ситуацию, не содержащую в своем значении или в оценочной окраске смыслов, связанных с намерением кого-либо оскорбить или тяжело обидеть.

Неоднозначными оказались и результаты опроса пользователей официального сайта УФАС по Свердловской области. Его итоги показали, что 52,3% (459) опрошенных считают допустимым использование слова «Офигеть» в рекламе, 44,5% (391) респондентов придерживаются противоположного мнения, а 3,2% (28) пользователей дали свои варианты ответов. При этом оскорбительной рекламу посчитали только менее трети участников опроса (30,7%). Тем не менее, суд решил, что антимонопольным органом представлены достаточные доказательства обоснованности привлечения к административной ответственности.

Еще более курьезная ситуация произошла при составлении протокола допроса по уголовному делу одним из следователей Следственного комитета России по Республике Башкортостан. Руководствуясь ч. 2 ст. 190 УПК РФ, которая предписывает фиксировать показания допрашиваемого лица от первого лица и по возможности дословно, следователь добросовестно занес в протокол допроса в том числе и нецензурные выражения. После передачи дела на рассмотрение суда в отношении следователя было вынесено частное постановление, в котором суд внимание на недопустимость использования таких оборотов в официальных документах. Это частное постановление было обжаловано, но безрезультатно…

Аня ХардикайненЛюди, факты, мненияЧелябинская областьЭкономика и финансыМагнитогорск,СМИ,суд,Челябинская область,экономикаВ Магнитогорске возбуждено дело против кальянной «ЯБ'ВДУЛ» Вместе с тем, вопрос остается предметом дискуссий...Челябинское УФАС возмутило название. Дело возбуждено в связи с размещением в Магнитогорске рекламы кальянной под названием «ЯБ'ВДУЛ». Рекламный баннер, доступный для всеобщего обозрения, по мнению антимонопольного органа, нарушает Закон о рекламе, запрещающий использование непристойных выражений.Как говорится в...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл