2141414

Телефонный терроризм накрыл регионы России, но волна эвакуаций не вызывает панику…

Звонки в России: Учения, провокации или политтехнологии. Накрывшая Россию волна лжеминирований напоминает притчу про мальчика и волков

Уже несколько недель города России, в том числе и Поволжья, лихорадят звонки неизвестных о якобы заминированных объектах. За последнее время по официальным данным эвакуированы были десятки тысяч человек, сигналы, как правило, поступали при помощи ip-телефонии (звонившими были так называемые «искусственные голоса», не поддающиеся идентификации). Версий о том, кто мог организовать волну звонков и эвакуаций, а также кто является их выгодоприобретателем, множество.

Как уже сообщала «СП-Поволжье», в четверг, 5 октября, волна эвакуаций накрыла Саратов, где эвакуировали железнодорожный вокзал, аэропорт, бизнес-центр «Ковчег», рынок «Сенной», гостиницу «Волга», бассейн «Юность», ночной клуб «Гранд Мишель».

Днем ранее из-за сообщений об угрозе взрыва в Саратове и соседнем Энгельсе были эвакуированы здания правительства региона, администрации Энгельсского района, нескольких десятков школ, все вузы Саратова, «Крытый рынок», а также торговые центры «Мир», «Сиеста» и «Солнечный».

Как сообщает издание «Новости Саратова» со ссылкой на пресс-службу регионального ГУ МВД все «заминированные» здания были обследованы с использованием служебных собак. Никаких взрывных устройств обнаружено не было.

«В различные учреждения органов власти, образовательные учреждения, а также в торгово-развлекательные комплексы Саратова и Энгельса поступила информация о том, что в зданиях имеются устройства, опасные для жизни граждан.

Силами ГУ МВД России по Саратовской области при содействии других правоохранительных структур региона, с привлечением кинологической службы проведён осмотр всех объектов, опасных устройств не обнаружено. В настоящее время проводится комплекс специальных технических мероприятий, направленных на установление лиц, причастных к данным сообщениям», — отмечается в комментарии.

Издание отмечает, что 5 октября в Саратовской области от телефонных террористов поступило 145 сигналов о минировании зданий.

В пятницу 6 октября информации о минировании зданий в Саратове не поступало. Между тем, появились сообщения о новой волне телефонного терроризма в Москве и Подмосковье. По данным на вечер, 6 октября, в пятницу телефонные террористы более 130 раз сообщали о заложенных взрывных устройствах в зданиях, из которых пришлось эвакуировать около 100 тыс. человек.

Помимо Саратова волна подобных сообщений накрыла и другие города ПФО. Так, в Нижнем Новгороде полиция в четверг проводила проверки по поступившим анонимным сообщениям о «минировании» нескольких зданий в столице Приволжья, передает РИА «Новости».

В соцсетях сообщалось об эвакуации школ.

До этого, 2 октября, из-за анонимных звонков о заложенных взрывных устройствах в Нижнем Новгороде и области были проверены 194 объекта — школы, торговые центры, гостиницы, объекты культуры, точки общественного питания, административные здания, железнодорожные станции и аэропорт. Опасные предметы обнаружены не были.

В Казани, как сообщает «Реальное время», в четверг эвакуировали несколько школ — №№ 98, 3, 125, 8, 155. Примечательно, что некоторые из этих школ, как отмечает издание, уже эвакуировали 3 октября, когда в столице Татарстана «минировали» аппарат президента республики в кремле, Госсовет, Кабмин, несколько министерств, исполком Казани, IT-парк, офисы реготделений КПРФ и «Справедливой России», более десяти школ и другие объекты.

Три источника и три составные версии

13 сентября «СП-Поволжье» сообщала, что из-за сообщений о минировании в городах России за два дня эвакуировали не менее 45 тыс. человек. По прошествии довольно длительного времени волна телефонного терроризма не стихает, что вызывает в обществе дискуссии.

Некоторые уверены, что массовый телефонный терроризм устроили некие силы (не исключено, что связанные с властями), чтобы «отвлечь» население от итогов выборов и массовых фальсификаций, зарегистрированных в ряде регионов, и избежать возможной волны протестов в преддверии президентской кампании. В пользу этой версии говорит то, что волна «телефонного терроризма» началась аккурат после единого дня голосования 10 сентября.

Другие полагают, что это некая «спецоперация», направленная на дальнейшее ужесточение наказания за пользование анонимайзерами и технологией VPN (по некоторым данным, злоумышленники пользуются именно этими средствами при совершении звонков), которые и без того были ранее запрещены Госдумой.

Пока, впрочем, отечественные запретители из нижней палаты вознамерились лишь ужесточить ответственность по статье УК «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма».

Третьи не исключают негласных «антитеррористических учений».

На этой точке зрения стоят не только критики, думающие, что подобным образом силовики могут выторговывать себе прибавку к и без того немалым бюджетным ассингованиям, а то и вовсе полагающие что всё это фарсовая реплика трагедии 1999 года с волной взрывов жилых домов и прочим «рязанским сахаром». (Тут есть даже кое-что общее с теорией пост- или предвыборного «отвлечения», а то и сплочения перед угрозой вокруг «сами знаете кого».)

Версии с учениями, как бы это не выглядело странным, придерживаются и лояльно настроенные к власти аналитики. Так Ирина Алкснис в деловой газете «Взгляд», считающейся рупором администрации президента, пишет:

«Активнейшая в последнее время работа по восстановлению в России системы гражданской обороны и реагирования на чрезвычайные ситуации не является секретом. Восстановление системы бомбоубежищ, регулярные мобилизационные мероприятия для резервистов, учения по гражданской обороне стали привычной частью информационного пейзажа.

Иногда новости из этой сферы вызывают серьезный резонанс, как случилось, например, год назад, когда губернатор Петербурга утвердил суточную норму хлеба для горожан на случай войны.

Это обстоятельство — еще один косвенный аргумент, что за текущей волной телефонного терроризма действительно могут стоять учения силовиков и их проверка объектов инфраструктуры на готовность к действиям в режиме ЧС.

Тут скорее вызывает вопрос в целом очень высокая активность властей в сфере гражданской обороны. Означает ли она, что государство просто восстанавливает разрушенное за предыдущие десятилетия, то есть речь идет просто о плановой работе, или же оно видит реальные вызовы и угрозы, которые уже в обозримом будущем могут потребовать квалифицированной реакции общества в данной области?»

С точкой зрения официальных лиц на происходящее были долгое время проблемы. Первоначально всевозможные «источники» вбрасывали версии про причастность к «минированиям» боевиков из ИГ*.

Потом, 26 сентября, в одном из изданий появилась информация о том, что подозреваемым в ожном минировании зданий во многих регионах страны якобы оказался 28-летний Альберт Абрамов из Ставропольского края. В 2016 году он уехал в Сирию и воевал на стороне ИГ.

Однако с недавнего времени Абрамов сменил тактику и, как отмечает «Ридус», стал звонить в полицию с сообщениями о заложенных бомбах. Но в ФСБ в итоге поспешили заявить, что всё это не соответствует реальности.

Конечно же, в ход пошел «украинский след», о чём также судачили «источники» близких к кремлю изданий. При этом, официальные лица предпочитали отмалчиваться либо говорить дипломатические очевидности в духе «лошади едят овёс». Как, например, это сделал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, заявивший, что «необходимые службы принимают все необходимые меры для установления тех, кто стоит за этой серией звонков».

И вот в четверг поздно вечером слово взял директор ФСБ Александр Бортников, подтвердивший «внешний» источник происходящего. Он в частности, заявил, что звонки совершали из-за рубежа четыре гражданина России.

«Мы установили, правда, не просто было это сделать, — это российские граждане. Однозначно могу сказать — это четверо человек, которые находятся сейчас за границей», — цитирует Бортникова ТАСС.

Он уточнил, что у четырех подозреваемых в звонках о ложном минировании есть пособники на территории страны, поиск которых ФСБ осуществляет с партнерами за рубежом. Бортников также добавил, что телефонные террористы использовали IР-технологию, поэтому определить место их дислокации сложно.

По словам главы ФСБ, звонки с ложными угрозами минирования затронули около 50 субъектов России. «Ущерб от нанесенных действий, в том числе экономический, — существенный, мало того что и моральный ущерб существенный. Экономику мы считали на первых днях — более 300 млн рублей понесли убытки те структуры, в отношении которых были ложные звонки», — добавил Бортников.

Невыигрышный свет

В свою очередь, доктор социологических наук из Татарстана, старший научный сотрудник Центра молодёжных исследований Высшей школы экономики Искандер Ясавеевобращает внимание на то, что серия минирований по всей стране не в лучшем свете показывает власти в целом и силовые органы в частности.

«Как бы то ни было, „телефонный терроризм“, охвативший крупные российские города, высвечивает в самом невыигрышном свете российские силовые ведомства. Уже в течение нескольких недель они не могут сообщить, кто является инициатором звонков. Если ФСБ и МВД, на содержание которых тратятся гигантские средства из федерального бюджета, не способны объяснить, что происходит, неизбежно возникает вопрос о том, насколько эффективными и современными службами они являются», — написал Искандер Ясавеев.

Он отмечает, что участники протестных движений в Казани не раз сталкивались с приёмами Центра по противодействию экстремизму МВД: «Сотрудники полиции приезжают к вам домой (или звонят) и сообщают, что ваша сим-карта была вставлена в украденный смартфон. Или — что по вашему мобильному устройству был сделан звонок в месте и во время совершения преступления и т. д».

«Если МВД является такой высокотехнологичной службой, то почему в течение нескольких недель „телефонный экстремизм“ продолжается? Высокие технологии работают только против граждан, критикующих власть, но отказывают в других случаях?» — задается вопросами Ясавеев.

Ответов на них пока нет, но показательно, что волна эвакуаций не вызывает панику, нервозность или страх, к которым российское общество за последние два десятилетия изрядно привыкло.

Пришедшая на смену фобиям всеобщая энтропия на фоне безумия «телефонного терроризма» чем-то похожа на притчу Льва Толстого про мальчика и волков.

* «Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Источник: Свободная пресса Поволжье

Kreg74Антитеррор / терроризмантитеррор,Исламское государство,телефонный терроризмТелефонный терроризм накрыл регионы России, но волна эвакуаций не вызывает панику... Звонки в России: Учения, провокации или политтехнологии. Накрывшая Россию волна лжеминирований напоминает притчу про мальчика и волков Уже несколько недель города России, в том числе и Поволжья, лихорадят звонки неизвестных о якобы заминированных объектах. За последнее время по официальным данным эвакуированы были десятки тысяч человек, сигналы, как правило,...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл