8-87770768

Казань: татарские историки увлеклись оправданием военных преступников

Легион «Идель-Урал»: попытки реабилитации коллаборационизма среди татар в годы Великой Отечественной войны в Татарстане в постсоветский период 

Политические процессы в России после распада СССР в 1991 году привели к кардинальному пересмотру политического прошлого страны и историю проживающих ее народов. Исчезновение идеологического контроля со стороны правящей партии и государственного аппарата за гуманитарными науками породили собой не только положительные изменения в исторической науке (плюрализм мнений, оценок, возможность изучать ранее запретные темы, пересмотр и отход от советско-марксистской концепции истории и др.), но и отрицательные (откровенная фальсификация, мифологизация прошлого, искажение картины прошлого и др.). В национальных республиках в 1990-е годы происходила откровенная политизация и националистическое безумие в исторической науке, когда в стремлении дать «подлинную национальную историю» титульного этноса прошлое сознательно интерпретировалась в шовинистическом и русофобском духе.

Националистический реванш в эпоху печально известного «парада суверенитетов» 1990-х годов коснулся не только политики, но и гуманитарных наук. К огромному сожалению, мы стали свидетелями того, когда некоторые историки в Татарстане еще недавно выпускавшие книги, восхвалявшие КПСС, революционеров-большевиков, интернационализм советского строя, принялись активно публиковать работы порой с прямо противоположной интерпретацией фактов, оценок и выводов.

volgai_tatar2

Этот феномен историков-«хамелеонов», поменявших свои взгляды со сменой политической ситуации в стране, еще обязательно предстоит изучить специалистам и дать оценку таким «перевертышам» от науки.

Одним из полей битвы за историю стала интерпретация Великой Отечественной войны (1941-1945). Сегодня опубликовано много литературы на тему разной трактовки причин начала, хода, отдельных эпизодов и  итогов этого периода отечественной истории: постсоветская отечественная историография насчитывает несколько сотен изданных книг по тематики этой войны (достаточно зайти в любой книжный магазин, подойти к полке с литературой по истории, чтобы убедиться, что не меньше половины продаваемых книг посвящено Второй мировой войне). Это говорит о том, что несмотря на то, что события того времени с каждым годом все дальше и дальше уходят в прошлое, интерес к Великой Отечественной войне не утихает.

Среди одной из тем, вызывающих споры и разногласия даже в среде профессиональных историков, является проблема коллаборационизма советских граждан во время Великой Отечественной войны. Масштаб этого явления оценивается приблизительно в 1,2 млн. человек [1], правда, при публикации численности сотрудничавших с нацистской Германией граждан СССР всегда делается уточнение, что оно носило далеко не всегда добровольный характер. Такое уточнение было справедливым: поскольку многие вооруженные части вермахта, формировавшиеся из числа представителей народов СССР, комплектовались из военнопленных солдат Красной Армии, естественно, в силу своего статуса в концлагере шли на коллаборационизм, находясь перед выбором: умереть в лагере или продолжить жить. Наличие в рядах германской армии коллаборационистов из числа татар Поволжья, составлявшие порядка 12,5 тысяч человек, также стоит рассматривать именно в этом контексте. Естественно, что в татарском коллаборационизме, как и в любом другом, были идейно мотивированные люди, которые пошли на это не просто по выбору, а именно из-за желания воевать с большевиками за возможность добиться реализация сепаратистских планов образования независимого или находящегося под протекторатом Германии татарского государства «Идель-Урал». Неважно, что в Берлине никто не рассматривал всерьез такие геополитическое проекты послевоенного развития Восточной Европы в случае победы Германии в войне с СССР, более того, порой немецкое командование выступало категорически против подобных рассуждений. Главным было стремление сформировать готовых к вооруженной борьбе в рядах вермахта боеспособных воинских подразделений из числа коллаборационистов. И основная масса вставших на путь сотрудничества исходила из элементарного желания выжить, оказавших в плену.

Изучение татарского коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны началось еще в советское время и связано с признанием героизма поэта Мусы Джалиля (1906-1944). Хотя его имя после войны вплоть до 1956 года не упоминалось вообще [2], поскольку он в глазах многих вернувшихся с войны татар был предателем (до недавнего времени в Татарстане еще были живы ветераны, которые рассказывали о том, что оказавшись в плену, в концлагерях, видели своими глазами, как к ним приезжал сотрудник комитета «Идель-Урал» Муса Джалиль и агитировал вступать в восточные батальоны вермахта, т.е. в их глазах открыто был пособником нацистов). Лишь затем, когда была обнаружена «Моабитская тетрадь», а сокамерники по тюрьме рассказали о подвиге поэта, начался процесс его реабилитации. Огромную роль в этом сыграл писатель и литературовед Рафаэль Мустафин, опубликовавший в 1971 году биографическую книгу о Джалиле «По следам поэта-героя» [3], в которой рассмотрел все перипетии деятельности писателя в плену. Книга впоследствии неоднократно переиздавалась в разных авторских редакциях, но именно в ней Мустафин коснулся проблемы татарского коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны впервые, указав на то, что и среди тех, кто пошел на сотрудничество с нацистами, были те, кто вел антифашистскую подпольную работу с целью организации восстания, что и было реализовано в 825-м батальоне, перешедшем в Белоруссии на сторону советских партизан.

IMG_3392

Солдатская книжка военнослужащего легиона»Идель-Урал»

Другой исследователь темы татарского коллаборационизма, дотошно изучивший этот факт перехода татарского батальона из легиона «Идель-Урал» на сторону белорусских партизан, в прошлом сотрудник КГБ, кандидат исторических наук Рустем Гайнетдинов в своих публикациях с 1990 года обратился к этой проблеме [4]. Его позиция по проблеме коллаборационизма среди татар была четкая и понятная: да, не стоит однозначно и огульно осуждать всех коллаборационистов как «предателей Родины», среди них были те, кто сделал это вынужденно, используя такую возможность, чтобы бороться, находясь внутри немецкой военной машины на поражение Германии. Муса Джалиль в этом отношении один из таких: оказавшись в плену, он согласился пойти работать в легион «Идель-Урал», чтобы начать вести антифашистскую деятельность с целью срыва планов германского командования по использованию советских военнопленных-татар против Красной Армии. История 825-го батальона тому лучшее доказательство [5].

8706Наибольший вклад в историографию истории татарского коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны внес профессор Казанского федерального университета Искандер Гилязов. Ему принадлежит 2 большие монографии по этой теме [6], в которых он постарался охватить эту проблему максимально широко, комплексно и отойти от того взгляда, что коллаборационизм – это всегда однозначное предательство: «С правовой точки зрения военный коллаборационизм – это измена, нарушение присяги, и поэтому это юристами оценивается как преступление, однако с противником сотрудничали не только военнопленные, но и гражданское население». Непризнание женевской конвенции о военнопленных Советским Союзом создало для оказавшихся в плену красноармейцев невыносимые условия, что толкало многих из них на сотрудничество с нацистами. При этом идейных коллаборационистов было гораздо меньше, чем тех, кто вступал в ряды вермахта из приспособленчества и желания просто выжить. «В конечном счете, одно можно сказать: коллаборационисты – это всегда проигравшие» [7], – констатировал историк на одной из конференций.

Таким образом, историография этой проблемы только в Татарстане имеет под собой широкий пласт серьезных работ, которые позволяют понять весь масштаб темы татарского коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны. Исследователи стремятся аккуратно давать оценки этому явлению, подчеркивая его неоднозначность и многоплановость.

8787807987657Совершенно иной взгляд имеют на коллаборационизм в годы Второй мировой войны татарские национал-сепаратисты. Во многом отход от однозначной оценки коллаборационизма как измены в постсоветское время привел к тому, что некоторые представители татарской общественности сотрудничество с нацистами стали воспринимать как правильное поведение. Татарские сепаратисты пошли по пути не просто оправдания коллаборационистов, а принялись героизировать подобных персонажей якобы боровшихся за независимость татарского государства. Имена Гарифа Султана (1923-2011), Ахмета Тимера (1912-2003) и Шафи Алмаса (1885-1954), идейных вдохновителей создания татарского легиона «Идель-Урал» в составе вермахта, стали интерпретироваться в качестве борцов национально-освободительного движения. Однако первые двое, пережившие распад СССР, тем не менее, так никогда и не приехали на Родину, которой они изменили. Видимо, страх быть встреченными далеко не дружелюбно своими соплеменниками в России так и не позволил им приехать. Оба умерли на чужбине: Султан умер в Германии, Тимер в Турции. Единственный вернувшийся после распада Советского Союза из легионеров «Идель-Урала» на Родину был Минхадж Исмагилов, приехавший в 1990-е годы в родную татарскую деревню Шигырдан (Чувашия), но встреченный весьма прохладно земляками.

19Последние годы в интернет-пространстве идет активная пропаганда по десакрализации Дня Победы, призывы не праздновать эту красную дату календаря. Из всех государственных праздников гражданско-патриотической направленности (День России, День Конституции России, День народного единства, День Победы) только 9 мая воспринимается всем населением именно как праздник. На многих исламистских сайтах стали звучать призывы выбрасывать георгиевскую ленточку как «православную тряпку» [8], не возлагать цветы к памятникам советским воинам и Вечному огню, потому что это «идолопоклонство» [9], а Адольф Гитлер стал интерпретироваться как «покровитель ислама», разрешавший молиться мусульманам-военнопленным.

363674787568

Дошло до того, что появились такие руководители, которые из религиозно-идеологических убеждений запрещают отмечать 9 мая праздник Дня Победы своим сотрудникам [9]. День Победы – сегодня в начале XXI века это та духовная скрепа, которая соединяет постсоветское поколение молодежи с героическими достижениями советского народа, и нанести удар по этому празднику является задачей тех, кто хочет развала России как правопреемницы СССР. Поэтому неслучайно, что сейчас началась  кампания по очернению этого праздника.

В Татарстане активно реабилитацией коллаборационизма стала заниматься печально известная писательница, председатель Милли Меджлиса татарского народа, член исполкома Всемирного конгресса татар Фаузия Байрамова, получившая в народе прозвище «бабушка татарского сепаратизма». 28 марта 2009 года на Татарском всемирном сервере «Татарлар.ру» она опубликовала свою статью «К 65-летию Курултая легиона Идель-Урал» [11]. Сделала она это по случаю 65-летнего юбилея некоего «курултая», прошедшего 4-5 марта 1944 года в немецком городе Грайсфальде и посвященного образованию т. н. государства «Идель-Урал». Вторя геббельсовской пропаганде, Байрамова воскрешает замшелый миф о том, что татары не только отвечали фашистам искренней взаимностью, но и сами рвались в бой на всех фронтах, как против ненавистного «русского большевизма», так и против его треклятых союзников. «В Татарском энциклопедическом словаре, – пишет она, – говорится, что в легионе «Идель-Урал» было 7 военных батальонов, что легионеры были отправлены на борьбу с партизанами в Европу, Белоруссию и Украину, где большинство из них якобы перешло на сторону партизан и начало воевать против Германии. Это неправда. Большинство тюрко-татарских легионеров воевало на стороне Германии до окончания войны. Все они были задействованы в военных операциях на территории Бельгии, Франции, Голландии, Польши, Украины и Белоруссии. Поэтому зная, что некоторые легионеры переметнулись на сторону советов и жестоко карая их за это (казнь джалиловцев), германское руководство в целом было довольно работой легиона Идель-Урал. За поступок джалиловцев легион не был распущен, а его члены не были отправлены в концлагеря».

Думаю, что ни у кого не может быть никаких сомнений, на чьей стороне симпатии члена исполкома Всемирного конгресса татар Фаузии Байрамовой: «Татарские легионеры остаются верными данной клятве и с оружием в руках борются за освобождение своей родины от врага. Настолько велико было стремление татарских мужей к свободе, к восстановлению утраченной независимости, что они ринулись с помощью Гитлера рвать оковы 400-летнего рабства. Все они пали смертью храбрых за независимость Идель-Урала. Все они прекрасно понимали, что им больше никогда не представится такая возможность, поэтому старались воспользоваться этим последним шансом. Разве можно винить их за это?», — вещает она. Как отмечают наблюдатели, остаётся лишь посочувствовать Фаузие Байрамовой, что она не имела возможность задать этот «справедливый» вопрос на Нюрнбергском процессе [12].

Однако в своей статье Фаузия Байрамова не просто воспевает «освободительную миссию» фашистов и глумится над памятью героев. Помимо этого, здесь прослеживается и вполне конкретный современный политический подтекст. «Немецкая идея национал-социализма была объединена с татарской идеей национальной независимости», — делает вывод Фаузия Байрамова. «Впрочем, быть может, власти Татарстана и не считают публикацию Байрамовой противозаконной?» [13], — задаются резонным вопросом наблюдатели.

К чести татарской интеллигенции нашлись те, кто выступили с решительным осуждением подобной формы реабилитации коллаборационизма, героизации откровенных предателей, романтизации образа пособников нацизма и очернению подвига татар, воевавших в Красной Армии и в партизанском движении. В первую очередь, против Байрамовой высказывались исследователи татарского коллаборационизма, более компетентные, чем она в этом вопросе: Рафаэль Мустафин [14], Искандер Гилязов, Рустем Гайнетдинов.

13 мая 2013 года в Казани прошла научная конференция «Плечом к плечу: участие татар в Великой Отечественной войне и попытки реабилитации коллаборационизма в постсоветский период», на которой специально был поднят вопрос о героизации коллаборационистов. Это на сегодняшний день пока единственный случай, когда состоялось обсуждение этой самой проблемы реабилитации татарского коллаборационизма. Тогда участники конференции отметили, что тема коллаборационизма советских мусульман в годы Великой Отечественной войны приобрела в последнее время политическое звучание, и вместо строго научного его изучения профессиональными историками, наметилась тенденция к героизации самого факта сотрудничества с нацистской Германией [15].

9890786

Культ татарского коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны, к сожалению, продолжает находить поддержку и сочувствие у татарской национально озабоченной интеллигенции. Так, в 2007 году вышла книга «Освободительная война татарского народа» историка Нуруллы Гарифа [16], которая рассчитана на детскую аудиторию. Так вот в иллюстрациях к этому изданию, выпущенному солидным тиражом, символика легиона «Идель-Урал» была помещена в книге прямо на обложке. Нетрудно догадаться, что содержание этого труда, на мой взгляд, было русофобским, а через всю книгу проходила красной линией неприязнь к России.

В учебнике «История Татарстана с древнейших времен до наших дней» под авторством татарских историков Дании Сабировой и Якуба Шараповадается весьма странный взгляд на Великую Отечественную войну. Интерпретация исторических фактов построена таким образом, что неизбежно наталкивает учащихся (учебником пользуются студенты в казанских вузах) к следующему выводу: победа в Великой Отечественной войне — это победа одних оккупантов над другими.

Поэтому неудивительно и то, что в учебнике фактически комплиментарно описывается деятельность созданного гитлеровцами комитета «Идель-Урал»: «В Германии… сформировалось и стало действовать эмигрантское татарское движение, предпочитавшее победу Германии в этой войне. Во главе его стал комитет «Идель-Урал» с одноимённой газетой. Комитет и газета считали, что развал в России коммунистического абсолютизма откроет путь для восприятия западной демократии, а следовательно, и становления демократической татарской государственности». «В…войне они видели кроме её беспощадной разрушительной силы ещё и возможность открытия пути для преодоления имперской сущности союза и национального возрождения татарского народа» [17].

К сожалению, серьезного отпора в информационном пространстве подобному явлению героизации коллаборационистов в Татарстане не дается. И точно также, как происходит реабилитация пособников гитлеризма в странах Прибалтики и на Украине, власовцев в русских общественных кругах, точно также сейчас мы наблюдаем этот процесс и в среде татарской общественности. Это очень печальный факт, учитывая, что реабилитаторы и современные адвокаты предателей полувековой давности занимают посты в крупных общественных организациях, играющих важную роль в политической жизни татарского народа: Фаузия Байрамова вот уже много лет остается членом исполкома Всемирного конгресса татар, регулярно выступает на съездах с участием руководства Республики Татарстан, что создает ощущение в том, что тем самым ее действия негласно одобряются со стороны правящей элиты. Пока, к сожалению, исходя из вот это, у меня нет никаких оснований считать, что дальше тенденция к оправданию пособничества нацизму и героизации татарского коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны в Татарстане не продолжится.

Легион «Идель-Урал»: попытки реабилитации коллаборационизма среди татар в годы Великой Отечественной войны в Татарстане в постсоветский период 

Автор: Раис Сулейманов

Казань: татарские историки увлеклись оправданием военных преступников

Аниса ТимиргазинаЗащита ОтечестваТатарстанВеликая Отечественная война,джихад,ислам в России,история,Казань,ТатарстанКазань: татарские историки увлеклись оправданием военных преступников Легион «Идель-Урал»: попытки реабилитации коллаборационизма среди татар в годы Великой Отечественной войны в Татарстане в постсоветский период Политические процессы в России после распада СССР в 1991 году привели к кардинальному пересмотру политического прошлого страны и историю проживающих ее народов. Исчезновение идеологического контроля со стороны...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл