534245

Спецоперации в условиях гибридной войны: теория и практика

Размещаю материал с большим замахом на теоретическое обоснование спецопераций и специальных действий в условиях геополитического противостояния. Не все бесспорно и вообще… маленько пахнет пылью, но очевиден бесценный практический опыт автора, впечатление — война для него не закончилась.

Полезно сравнить с тем, о чем еще несколько лет назад всего лишь мечталось, и что теперь — а теперь (Крым и рядом) всех переплюнули! «Мечты сбываются», но делает это другая организация, точно не Газпром…

…Необходимость разработки теории специальной операции как составной части теории военного искусства вызвана произошедшими после второй мировой войны существенными изменениями в характере и содержании войн и вооруженных конфликтов. Наблюдается действие новых и трансформация известных законов войны. Возникает потребность в новых принципах военного искусства, появляются новые формы военно-политического противоборства, в том числе и новые формы ведения войны.

За время после второй мировой войны мы проиграли: 45-летнюю глобальную «холодную войну» с Соединенными Штатами Америки; 9-летнюю региональную «необъявленную войну» в Афганистане; военным поражением завершилось 2-летнее «наведение конституционного порядка» в Чечне.

Данное утверждение требует уточнения по двум позициям:

1) действительно ли «проиграли»;

2) какие войны, операции и сражения проиграны.

Первое: действительно ли «проиграли»?

Цель войны — не разгром вооруженных сил противника или овладение его территорией, а послевоенный мир.

Победа — есть достижение целей войны. Поэтому отличительным признаком победы является согласие противника на мир или принуждение его к миру на определенных условиях. Исходя из этого, очевиден ответ на вопрос, кто победил в глобальной «холодной» войне, в Афганистане или в Чечне.

Вооруженные Силы во всех случаях остается инструментом государственной политики. Этот инструмент должен всегда быть исправен, и уметь выполнять порученную ему работу. Поэтому, прежде всего, российской армии, нужен анализ, чтобы понять военные причины поражений.

Второе. Какие войны, операции и сражения проиграны.

С точки зрения существующей теории военного искусства, никакие. Ни одна советская дивизия Западной группы войск бывшим вероятным противником не разгромлена.

Ни один советский батальон, не говоря о полке, не был разбит в Афганистане. В Чечне, вообще, якобы во всем виноваты МВД и ФСБ, а армия свою задачу выполнила.

Однако десятки элитных дивизий Западной группы войск правомерно отнести к безвозвратным потерям. Мы ушли из Афганистана, так и не увидев победы. Военным поражением завершилась чеченская кампания.

«Холодную» войну мы определили через понятие физики, «необъявленную» войну в Афганистане — через понятие дипломатии, «наведение конституционного порядка в Чечне» — через понятие права. Так какие же войны, операции и сражения мы проиграли, исходя из понятий военного искусства?

Нынешнее понимание войны и вооруженной борьбы, а также существующая система операций Вооруженных Сил не дает ответа на эти вопросы. Отсюда следует: поражения эти связаны, помимо прочего, с отсутствием в теории и практике нашего военного искусства соответствующих форм и способов вооруженной борьбы, а также других видов борьбы с применением вооруженными силами небоевых средств.

Российское военное искусство до настоящего времени не признает других основных видов боевых действий, кроме наступления и обороны, даже в условиях, когда борьба с диверсионными (иррегулярными вооруженными) формированиями приобретает оперативный или перативно-стратегический масштаб и является основным содержанием боевых действий объединений, соединений и частей Вооруженных Сил.

Мы до сих пор не вполне понимаем характер и содержание борьбы, которую вели и ведут с нами наши геополитические соперники.

Можно и далее продолжать считать, что мы не проиграли ни одного сражения, ни одной операции в этих войнах. Ведь ни психологических операций, являвшихся одной из форм ведения холодной войны, ни специальных операций (действий), являвшихся по взглядам наших бывших противников, по сути, основной формой боевых действий в Афганистане, в нашем военном искусстве не было, и нет, а, следовательно, и проигрывать было нечего. Противники считали иначе.

Пришло время признать свое упущение в этой области военного дела. Но открыть смысл и значение специальных операций как формы вооруженной и других видов борьбы нельзя без осмысления характера и содержания войн и вооруженных конфликтов.

Военные действия до сих пор определяются у нас как действия вооруженных сил по разгрому противника на суше, в воздухе и на море, а предназначение Вооруженных Сил — оборона Российской Федерации с применением средств вооруженной борьбы.

Соответственно, предназначение сухопутных войск — отражение вторжения агрессора и удержание занимаемых территорий, разгром группировок войск противника и овладение его территорией. А предназначение воздушно-десантных войск — ведение тех же боевых действий, но в тылу противника.

И во всех случаях уничтожение живой силы и техники противника в открытом вооруженном столкновении с противником — в бою, сражении или операции, представляется единственным средством достижения победы.

Такой подход к выбору целей, средств и методов достижения военно-политических целей в современных условиях является анахронизмом. Бой перестал быть единственным средством достижения победы.

Понимание, а значит и решение названных проблем, возможно в рамках теории, которую еще предстоит разработать — теории специальной операции.

Цели специальных операций, их задачи, способы выполнения, виды специальных действий — должны быть известны широкой российской общественности.

Вооруженная борьба всегда и безоговорочно считается основным, решающим содержанием войны, ее основной формой. Примат вооруженной борьбы отрицает возможность достижения решительных военно-политических целей в войне посредством применения других форм противоборства.

Он вызывает неоправданно жесткую необходимость применения средств вооруженного насилия для достижения целей войны.

Стоять насмерть в обороне или, преодолевая огонь противника, овладеть рубежом в наступлении требовали другого умения, другой логической организации противоборства.

Учитывая могущество современного вооружения, подобные методы вооруженной борьбы, а по сути — методы массового кровопролития — для развитых стран сегодня недопустимы. Требуются другие методы и способы достижения военно-политических целей.

В теории военного искусства происходит смена парадигм военно-научного мышления, связанная с серьезными изменениями в системе приоритетов и ценностей человеческого общежития, гуманизацией вооруженной борьбы. Меняются структура, логическая организация, методы и средства военно-политического противоборства, обнаруживается иное понимание понятия войны.

Суть войны не изменилась. Война, по-прежнему, как и во времена К. Клаузевица, есть «акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить вашу волю». Изменения произошли в содержании войны и способах достижения цели.

В настоящее время из всей совокупности существенных признаков войны именно переход к применению средств вооруженного насилия рассматривается у нас как отличительный единичный признак понятия «война».

В результате за пределами отличительных признаков войны остались другие области, или формы насилия — информационное, культурологическое, экономическое, финансовое, идеологическое и другие, используемые для достижения решительных военно-политических и иных целей без применения прямого вооруженного насилия.

Насильственное изменение образа жизни нации более не связано только с внешним или внутренним вооруженным насилием.

Военная угроза в настоящее время должна соотноситься не только с применением вооруженного насилия, но и с применением войны как способа достижения военно-политических и других целей, войны как широкомасштабного организованного насильственного воздействия в различных областях человеческой деятельности. При этом право идентификации насилия принадлежит объекту воздействия.

В современных условиях геополитическое противоборство ведется в следующих формах:

— война с применением средств вооруженной борьбы;

— война с применением небоевых средств;

— вооруженный конфликт;

— конфликт с применением небоевых средств;

— естественное соперничество.

Война — это широкомасштабное массированное организованное насильственное воздействие на государство, народ, социальную или этническую группу с применением средств вооруженной борьбы и или) небоевых средств для достижения решительных политических, военных, экономических, культурологических и других целей. В войне могут применяться различные формы борьбы: информационная, вооруженная, экономическая, финансовая, дипломатическая, культурологическая и другие.

Конфликт — насильственное воздействие с применением средств вооруженной борьбы и (или) небоевых средств с ограниченными целями, не достигающее масштабов войны с резким изменением противоборствующими сторонами проводимой ими ранее политики.

Естественное соперничество — применение субъектами геополитики взаимоприемлемых способов воздействия друг на друга. Это признание прав другого субъекта на права, аналогичные своим, а также сохранение повседневной деятельности в жизни государства, народа, социальной или этнической группы. Естественное соперничество — естественное состояние человечества.

Знание (информация) заменяет силу в качестве критерия естественного отбора. Направленность знания (информации) определяется нравственностью. Уровень знания (информации) — образованием. Способность к реализации знания (информации) — психическим состоянием.

Наиболее общий закон войны, ранее определявший зависимость войны только от ее политических целей, трансформировался в закон зависимости войны от целей войны и методов ее ведения.

Достижение цели в войне идентифицируется как победа; метод ведения войны — путь, способ достижения победы. Поэтому не разгром вооруженных сил противника или овладение его территорией, а принуждение его к миру на определенных условиях, достижение желаемого послевоенного устройства есть отличительный признак победы.

Принципиально, цель действий в любом противоборстве, в том числе и в военном, может быть достигнута двумя способами: преодолением сопротивления противника или лишением его способности к ведению борьбы. Преобладание того или иного способа в содержании противоборства определяет метод достижения цели.

Преодоление сопротивления в войне с применением средств вооруженной борьбы (вооруженном конфликте) осуществляется посредством открытого вооруженного столкновения сторон. Лишение противника способности к сопротивлению и к борьбе в целом — подрывом военного, информационного, экономического, научно-технического и морального потенциалов посредством специальных действий.

В войне (конфликте) с применением небоевых средств, а также при естественном соперничестве цели достигаются лишением способности или ограничением возможности противника (соперника) к дальнейшему ведению борьбы.

Основными видами действий по преодолению сопротивления противника в вооруженной борьбе являются наступление и оборона. Наступление и оборона могут переходить из одного в другое и по своей сути являются однородными: объектом непосредственного воздействия в них выступают группировки вооруженных сил противника.

Отсюда и наступательные, и оборонительные, и другие обычные бои, сражения и операции относятся к первому, или обычному методу ведения войны. Именно этот метод изложен в соответствующих составных частях российской теории военного искусства и практически абсолютизирован.

Виды действий по лишению противника способности к ведению борьбы по своей сути разнородны, поскольку имеют объектами своего непосредственного воздействия не только собственно военный, но и политический, экономический, информационный, научно-технический, моральный, культурологический, демографический и экологический потенциалы противника.

Совокупность действий по сокращению этих потенциалов относится ко второму методу достижения целей, к области специальных способов ведения войны. При этом под культурологической борьбой понимается насильственное воздействие (противодействие) с регрессивными или прогрессивными целями в области науки, образования, воспитания, искусства, национального языка, традиционного вероисповедания и уклада жизни.

Структура специальных действий сложна и многообразна, как сложен и многообразен сам мир. Каждый из потенциалов включает огромное количество различных структур и компонентов, обеспечивающих развитие и устойчивое функционирование общества, государства и его вооруженных сил, как в мирное, так и в военное время, и которые могут быть объектами воздействия.

Применение вооруженных сил есть важная составная часть ведения войны специальными методами. В условиях естественного соперничества возрастает значение других сил и средств, используемых для достижения целей специальным методом.

Подготовка и ведение войны специальным методом, как и войны в целом, а также успешное противодействие ему возможны только на высшем государственном уровне с использованием возможностей всех государственных и общественных структур.

Мировая «холодная» война, которую проиграл Советский Союз, представляла собой, по точному определению резидента Фонда национальной и международной безопасности Л.И. Шершнева, первую мировую информационную войну.

Одной из главных причин, вызвавших наше поражение в этой третьей мировой войне, является упущение действия закона, который еще предстоит познать — закон зависимости хода и исхода войны от соотношения информационных потенциалов противоборствующих сторон.

 

Общие положения теории специальной операции

Теория специальной операции — система знаний, которая описывает, объясняет и предсказывает категории, законы и принципы ведения войны специальными методами. Теория специальной операции — дальнейшее развитие теории глубокой операции, идеи «активно действующего фронта в тылу противника».

Ее сущность состоит в комплексном воздействии на всю глубину тыловой зоны противника

средствами поражения, формированиями специального назначения, воздушными (морскими) десантами, силами и средствами психологической борьбы с целью лишить противника материальной и (или) моральной способности вести борьбу или резко ограничить его возможности по дальнейшему ведению борьбы.

Возможность комплексного воздействия на объекты во всей глубине тыловой зоны противника с решительными целями обусловлена:

— массовым появлением малогабаритных, эффективных средств поражения и резким увеличением наносимого ими ущерба при применении специальными способами;

— массовым применением вертолетов, других специальных средств вывода формирований в тыл противника;

— уязвимостью объектов в тыловой зоне;

— возросшей зависимостью сил и средств поражения на линии непосредственного соприкосновения сторон от состояния управления войсками и оружием и всестороннего обеспечения;

— техническими возможностями осуществления широкомасштабного информационно-психологического воздействия на войска и население противника;

— низкой уязвимостью диверсионных формирований при их поражении с применением обычных методов ведения войны.

 

Классификация специальных действий

Основанием для деления объема понятия «специальные действия» могут быть тип, форма, масштаб специальных действий и другие основания.

Основным показателем функции боевого применения сил и средств являются цели и задачи их боевого применения.

В зависимости от целей и задач специальные действия (СД) делятся на следующие разновидности, или типы: диверсионные, диверсионно-разведывательные, противодиверсионные, вспомогательные, информационно-психологические, правоохранительные, СД по организации и ведению вооруженной борьбы специальным методом, СД по обеспечению безопасности иностранных государств, поисково-спасательные, специфические и другие.

Диверсионные СД —

действия с целью нанесения непосредственного ущерба объектам противника специальными способами и отвлечению сил и средств противника с других направлений.

Диверсионные СД заключаются в уничтожении или выводе из строя объектов ядерного нападения, сухопутных войск, ВВС, ПВО, ВМС, пунктов управления, оперативного оборудования театра военных действий (ТВД), промышленных предприятий и других важных объектов противника. Необходимость усиления защиты объектов в своем тылу вынуждает противника привлекать дополнительные силы для их охраны и обороны.

Диверсионно-разведывательные СД —

действия с целью добывания всех видов информации специальными способами (специальная разведка).

Противодиверсионные (контртеррористические) СД —

действия по поиску, блокированию, захвату или ликвидации диверсионных формирований из состава сил специальных операций иностранных армий, а также иррегулярных (диверсионных, террористических, контрабандистских и других) формирований, ведущих вооруженную борьбу или использующих оружие против Российской Федерации или ее союзников, в том числе баз, лагерей их подготовки. Ввиду актуальности этого типа специальных действий, они будут рассмотрены более подробно.

Борьба с диверсионными формированиями требует значительно больше сил, чем боевые действия против обычных частей и подразделений. Чем это вызвано?

Прежде всего, тем, что действия диверсионных формирований не связаны с удержанием какого-либо объекта или участка местности и свободны в выборе направления действий. Прежде, чем их уничтожить, необходимо вначале создать сплошное кольцо окружения, при этом на каждом из вероятных направлений их прорыва или отхода создавать превосходство в силах и средствах.

Так, имея общее 4-х кратное превосходство над диверсантом в помещении, где имеется дверь, запасной выход и два окна, на направлении его прорыва или отхода соотношение сил будет 1:1. Имея общее 8-кратное превосходство, соотношение сил будет только 1:2.

Противодиверсионная борьба в населенном пункте или в лесистой местности требует 12-кратного общего превосходства в силах и средствах.

Мировой опыт борьбы с диверсионными или партизанскими формированиями говорит, что для успешной борьбы с ними непосредственно в районе действий необходимо создать группировку сил и средств с боевым потенциалом в 7–10 раз превышающим боевой потенциал диверсионного формирования.

Таким образом, средний коэффициент необходимого увеличения обычных сил и средств, привлекаемых для борьбы с диверсионными формированиями, равен 8.

По опыту, для разгрома десанта в составе роты требуется батальон, а для разгрома десанта в составе батальона — полк. Поэтому бросать элитные антитеррористические подразделения ФСБ в уличные бои или в бой на местности, мягко говоря, нецелесообразно. Диверсионной тактике крупных террористических формирований необходимо противопоставить такую же диверсионную тактику специальных формирований Вооруженных Сил, обладающих соответствующим оружием, снаряжением и техникой.

Расчеты показывают, что при равенстве боевых потенциалов сторон достаточно вывести в тыл противника 5–7% сил для действий специальными способами, чтобы лишить противника понятия о границе между фронтом и тылом.

При общем равенстве боевых потенциалов вывод одной из сторон в тыл противника всего 6 процентов своих сил и для действий специальными способами заставит другую сторону привлечь для борьбы с ними половину своих сил и средств.

При определенном количестве десантно-диверсионных формирований, действующих в тылу противника специальными способами, наступает критическое соотношение сил и средств сторон, при котором для противоборствующей стороны ведение боевых действий обычным способом уже невозможно, поскольку тыловая зона становится для него также полем боевых действий.

При этом само «поле боевых действий приобретает вид равнозначного боевого пространства без фронта, флангов и тыла…».

Именно поле боевых действий, а не поле борьбы с преступностью или отдельными бандформированиями в тылу своих войск. Именно здесь и проходит раздел функций в противодиверсионной борьбе между ФСБ и МВД с одной стороны и армией с другой.

Именно такое поле боевых действий мы имели в Афганистане и Чечне, американцы — во Вьетнаме.

Следует не ждать нападений в контролируемой нами зоне и потом отражать их, пытаясь окружить противника там, где его уже нет, а активно искать и уничтожать иррегулярные формирования на их поле деятельности.

Наиболее эффективным средством противодействия тактике диверсионных формирований есть такая же тактика противодиверсионных формирований сил спецназначения.

К такому выводу пришло американское руководство, анализируя войну во Вьетнаме, и под личным патронажем президента Кеннеди создало свои войска специального назначения — «зеленых беретов».

К такому же выводу пришло советское руководство после анализа войны в Афганистане, увеличив численность спецназа в составе 40 Армии со 100 до 5000 человек во время войны. Но после ее окончания — практически расформировало имевшие боевой опыт бригады специального назначения.

Вспомогательные СД —

действия по увеличению эффективности средств поражения авиации, ракетных войск и артиллерии, а также по обеспечению выполнения других задач войсками, силами и службами в тылу противника.

Информационно-психологические СД —

действия с целью изменения в необходимом направлении поведенческих и эмоциональных установок военнослужащих и гражданского населения противника (страны или района предназначения) по определенным военно-политическим и другим вопросам, а также противодействие пропаганде противоборствующей стороны, которая ведется ею среди своих войск и населения.

Правоохранительные СД —

действия по защите конституционного строя и государственного устройства Российской Федерации, собственности и прав России и ее граждан за рубежом, обеспечению выполнения Россией и иностранным государством своих обязанностей по защите и соблюдению прав человека в отношении граждан России, а также действия Вооруженных Сил по исполнению постановлений международных и российских правоохранительных органов.

Правоохранительные СД предусматривают принципиально новое понимание предназначения Вооруженных Сил.

«Вор должен сидеть в тюрьме,» — потребовала американская Фемида, и столица независимого государства Панама была разорвана воздушно-десантными частями, морской пехотой и силами специальных операций, а всенародно-избранный президент Норьега был захвачен и посажен за решетку в Майами.

Заметьте, не крутые полицейские из этого города, а вооруженные силы США провели эту специальную операцию. И никто не кричал, что применялась авиация, артиллерия, другие мощные средства поражения. А у нас — террорист, бандит с большой дороги, он же — вице-премьер какого-то там «правительства», убивает сотни людей на территории России и чувствует себя в безопасности…

В рамках правовых действий должна также осуществляться защита экономических, финансовых и других национальных интересов Российской Федерации в зонах вооруженных конфликтов и других опасных местах.

СД по организации и ведению вооруженной борьбы специальным методом — действия (оказание помощи) по формированию, подготовке, поддержке, обеспечению и боевому применению иррегулярных сил, других сил сопротивления в тылу противника или на территории, контролируемой противником, в интересах решения задач Вооруженными Силами России или Российской Федерации в целом.

 

Поисково-спасательные СД —

действия, целью которых ставится освобождение военнопленных, а также поиск и возвращение в расположение своих войск или в другое безопасное место военнослужащих, других граждан Российской Федерации, захваченных в качестве заложников в зонах вооруженных конфликтов, пропавших без вести или удерживаемых насильно за пределами России по другим причинам.

Специфические действия — миротворческие действия, другие действия Вооруженных Сил в зонах вооруженных конфликтов и в других опасных местах по оказанию гуманитарной помощи иностранным государствам, ликвидации стихийных бедствий, восстановлению гражданской администрации, проведению карантинных мероприятий.

Другие СД — действия, которые указом Президента Российской Федерации или директивой Министра обороны могут быть отнесены к специальным.

Важнейшим критерием классификации специальных действий является их масштаб.

По масштабу специальные действия могут быть стратегическими, оперативными и тактическими. В отличие от обычных боевых действий, основными показателями масштаба которых являются пространственные и временные показатели и состав группировок войск и сил, основным показателем масштаба специальных действий является их цель.

Стратегическая цель специальных действий предусматривает такой результат боевого применения сил и средств, достижение которого приводит к коренным изменениям в военно-политической и стратегической обстановке, способствует созданию благоприятных условий для использования стратегических группировок и видов Вооруженных Сил в первых операциях, дальнейшему успешному ведению войны или проведению стратегической операции.

Оперативная цель специальных действий предусматривает достижение такого результата боевого применения сил и средств, который приведет к резкому изменению обстановки в полосе боевых действий (районе предстоящих боевых действий) фронта, армии или корпуса или способствует успешному выполнению ими боевых задач.

Тактическая цель специальных действий предусматривает достижение такого результата боевого применения сил и средств, который приведет к резкому изменению обстановки в полосе боевых действий полка, дивизии или будет способствовать успешному выполнению ими боевых задач.

Каждая из перечисленных целей специальных действий, как видно из их определения, имеет два уровня. На первом уровне цели специальных действий ограничены содействием объединениям, соединениям и частям в выполнении ими боевых задач. На втором, более высоком уровне, специальные действия играют самостоятельную роль в достижении стратегических, оперативных или тактических целей.

Принципы специальных действий

Принципы специальных действий — это положения, отражающие объективно существующие закономерности ведения вооруженной борьбы специальным методом. К этим принципам относятся:

1) Верный выбор специальных целей, определение специальных задач и способов их выполнения.

Инфраструктура тыла противника включает огромное количество различных объектов, обеспечивающих функционирование государства и вооруженных сил противника.

Поэтому снижение способности противника к сопротивлению может быть достигнуто дезорганизацией одной из его обеспечивающих систем. Это, в свою очередь, предполагает многовариантность целей специальных действий.

Древнекитайский полководец и военный теоретик Сунь-цзы так разъяснял этот принцип:

«Лучшее из лучшего — покорить нужную армию, не сражаясь. Поэтому самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска. Самое худшее — осаждать крепости».

В прошлой чеченской кампании мы выбрали самое худшее — взялись штурмовать крепость Грозный. Были ли другие варианты военно-политических целей и способов их достижения? Безусловно, да. Под них существуют соответствующие военные технологии — специальные операции.

2) Сосредоточение усилий против наиболее слабого или уязвимого места противника.

Это могут быть системы управления, снабжения горючим, боеприпасами, коммуникации противника, недовольство населения войной или другие области в структуре военно-политического противоборства.

Если при ведении обычных боевых действий нападение на противника в его слабом месте является желательным элементом, то при ведении специальных действий воздействие на наиболее уязвимое место является необходимым условием успешных и эффективных специальных действий.

3) Дезориентация противника относительно реальной обстановки и принуждение противника к рассредоточению усилий.

Военное искусство всех стран признает принцип сосредоточения сил и средств в решающем месте и в нужное время. Третий принцип специальных действий — его антипод.

Основные требования третьего принципа — не дать противнику реализовать свое стремление к решительному сосредоточению усилий, запутать его, вырвать инициативу, заставив его бросать силы и средства на охрану объектов в тылу, лишить возможности беспрепятственного передвижения и пользования объектами инфраструктуры, создать в тылу противника второй фронт вооруженной борьбы.

4) Уклонение от открытого вооруженного столкновения с противником, действуя по направлениям наименьшего сопротивления.

Даже самая крупная отдельная специальная акция, но приведшая к потерям в составе формирования специального назначения, по своему значению не может сравниться с множеством мелких, но безнаказанных нападений на объекты противника.

Потеря хотя бы одного человека для группы численностью в несколько человек представляется весьма ощутимой и зачастую означает лишение того или иного специалиста в определенной области. Вместе с тем систематические нападения на объекты противника, постоянное ожидание противником потерь пусть нескольких человек или боевых машин подавляет его моральное состояние и истощает материальные ресурсы.

Измор противника — вот главное требование. Потому этот принцип требует, чтобы действия сил и средств в специальной акции или операции не были связаны с удержанием или овладением участком местности или объектом на длительное время. «Внезапный удар и немедленный отход» — вот главное правило тактики специальных подразделений.

5) Уменьшение эффективности действий для средств поражения противника.

Принцип требует затруднить боевое применение сил и средств авиации, ПВО, ракетных войск и артиллерии, других сил и средств поражения противника. Примером могут служить действия афганских моджахедов по применению ПЗРК, особенно в районах аэродромов. Применение ими средств ПВО специальными методами существенно затруднило боевое применение авиации советскими войсками.

6) Увеличение эффективности действий для средств поражения у своих войск и сил.

Силы специального назначения, действующие в тылу противника, должны быть максимально использованы для увеличения эффективности действий авиации, ракетных войск и артиллерии, инженерных войск, других сил и средств.

7) Деморализация войск и населения противника.

Война выигрывается мертвыми, но проигрывают ее всегда живые. Пока не сломлена национальная воля противника к сопротивлению, победа не может быть достигнута.

Нанесение информационно-психологическое поражения личному составу войск и населению противника — необходимое правило современного противоборства. Умение вести такую работу среди населения и войск противника на его территории необходимое правило при организации и ведении специальных действий в тылу противника или на контролируемой им территории.

8) Дезорганизация управления государством, войсками и оружием.

Этот принцип — антипод принципу твердого и непрерывного управления. Лишить противника устойчивого управления войсками и боевыми средствами в современных условиях зачастую означает лишить его способности к организованному сопротивлению.

Принцип требует организации целенаправленного воздействия на органы и пункты управления войсками и оружием противника. Особое внимание в начальном периоде войны или операции должно быть уделено нарушению работы системы оповещения. Важная роль принадлежит систематическому уничтожению командных кадров и специалистов.

9) Дезорганизация всех видов обеспечения и работы коммуникаций.

Этот принцип — антипод принципу всестороннего и бесперебойного обеспечения боевых действий противника. Снизить боеспособность войск и сил противника посредством систематического нарушения снабжения его вооружением и боеприпасами, горюче-смазочными материалами, продовольствием, другими материальными средствами является одной из основ специальных действий.

Нарушение работы технического обеспечения противника позволяет снизить надежность и безотказность вооружения и военной техники, замедлить ее восстановление, ремонт и возвращение в строй. Специальные действия на коммуникациях противника вынуждают его к выделению значительных сил для их охраны и сопровождения колонн.

10) Неограниченное использование всех элементов обстановки для успешного выполнения поставленных задач.

Специальные действия формирований, как правило, не связаны жестким указанием на время и место проведения специальной акции. Бесчисленное количество возможных вариантов обстановки в тылу противника, случайность многих связей и обстоятельств ее составляющих делают невозможным заблаговременное и подробное планирование каждой специальной акции.

Командир формирования зачастую сам выбирает объект или его элемент, подлежащий воздействию, способ или прием уничтожения или вывода его из строя. При принятии решения он не ограничен практически никакими другими обстоятельствами, кроме содержания поставленной ему задачи.

Этот принцип предъявляет особые требования по волевым качествам, инициативе, решительности и интеллектуальному уровню к командирам формирований специального назначения или других подразделений, выполняющих специальную задачу.

11) Особый порядок подготовки, управления и обеспечения специальных действий.

Принятие решения на боевое применение сил и средств в тылу противника со специальными задачами требует особого режима секретности и конспирации. Вывод формирований в тыл противника и создание необходимой специальной группировки являются отдельным, самостоятельным этапом в организации боевого применения сил и средств.

В отличие от обычных действий вывод формирований и создание группировки специальных сил является промежуточным этапом между подготовкой специальных действий и их ведением. Для вывода каждого формирования в тыл противника требуется отдельное транспортное средство.

Управление специальными действиями имеет другую структуру руководства. Так, если в дивизии управление осуществляется по схеме дивизия — полк — батальон — рота — взвод — отделение, то командир бригады специального назначения осуществляет непосредственное руководство каждым формированием, действующим в тылу противника, независимо от его численности.

Поскольку всестороннее обеспечение специальных действий в тылу противника осуществляется вне зоны действия систем боевого, тылового и технического обеспечения войск и сил на своей территории, их организация и осуществление требуют особого порядка.

Таким образом, формулирование принципов специальных действий позволяет выработать общие правила и рекомендации для практической деятельности по подготовке и ведению специальных действий. Принципы специальных действий не противоречат, а дополняют общие принципы военного искусства применительно к специальному методу ведения войны.

Правовое обеспечение специальных действий

В соответствии с Законом Российской Федерации «О безопасности» государство, являясь основным субъектом обеспечения безопасности, возлагает на себя функцию обеспечить безопасность каждого гражданина на территории Российской Федерации и гарантировать защиту и покровительство гражданам России, находящимся за ее пределами.

Обеспечение безопасности согласно статье 4 этого же закона достигается проведением единой государственной политики, системой мер экономического, политического, организационного и иного характера, при этом военные меры не упомянуты в тексте даже в самом общем виде.

Одной из важнейших функций государства и элементом безопасности является также оборона, которая согласно Закону «Об обороне», организуется и осуществляется в соответствии с международным правом, Конституцией Российской Федерации, действующим законодательством и военной доктриной Российской Федерации.

При этом в Законе «под обороной понимается система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по обеспечению готовности государства к защите от вооруженного нападения, а также собственно защиты населения, территории и суверенитета Российской Федерации».

Таким образом, если в первом законе государство декларирует о своей обязанности защищать каждого гражданина России, в том числе и находящегося за границей системой невоенных мер, то во втором право на защиту с применением военных мер имеет уже только население, а не граждане Российской Федерации как на территории России, так и за ее пределами.

Закон «О внешней разведке» вообще исключает применение какого-либо насилия для решения вопросов внешней разведки, где говорится, что «методы и средства разведывательной деятельности не должны причинять ущерб жизни и здоровью людей и окружающей среде».

К чему на практике ведет такое правовое обеспечение вопросов безопасности, обороны и разведки показывает ситуация с российскими военнопленными, заложниками и другими гражданами Российской Федерации, удерживаемыми насильно по иным причинам, в том числе за рубежом.

К какой категории принадлежат солдаты и офицеры, попавшие в плен в Афганистане и Чечне, кем были российские летчики в Кандагаре, кем являются захваченные заложниками в Чечне другие российские граждане? Они — граждане России или население?

Какой из Законов должен вступить в силу, являясь правовой основой их освобождения? Какое ведомство должно было на практике реализовать соответствующие требования законов по вызволению летчиков, если Министерство иностранных дел свои возможности исчерпало? Есть ли вообще такие требования у законов?

Множество подобных вопросов возникло в связи с внутрироссийским вооруженным конфликтом в Чечне. Сейчас уже очевидно, что специальные операции, проводимые в первой кампании против чеченских боевиков, по своему содержанию являлись общевойсковыми, с привлечением сил и средств различных видов вооруженных сил, родов войск.

Такие операции успешно могли провести только Вооруженные Силы, однако ни самих задач, ни правового обеспечения их выполнения пока нет. Поэтому не только сами законы, но и механизм их реализации, нуждается в существенных дополнениях.

Эти дополнения затрагивают:

— некоторые концептуальные вопросы безопасности и обороны;

— организацию противодействия угрозам военной безопасности государства, общества и личности;

— правового, информационного и психологического обеспечения действий обычных войск, а также сил и средств специального назначения внутри России и за рубежом.

Решение изложенной проблемы должны взять на себя все органы государственного управления, а не армия. Безусловным содержанием военной реформы должна стать работа по формированию правовой базы специальных действий.

Обсуждение и принятие Государственной Думой Закона о специальных операциях Вооруженных Сил и других войск придало бы этому виду действий вооруженных сил статус вида государственной политики и избавит, наконец, руководство и военнослужащих спецподразделений от необходимости в каждом случае самим давать правовую оценку и принимать политические решения.

Сенат США недавно законодательно утвердил перечень специальных операций, в котором саботаж, диверсии и прочие подрывные действия признаны функцией вооруженных сил.

Таким образом, правовая деятельность в этом направлении включает разработку Закона «О специальных методах предотвращения военных конфликтов и способах использования Вооруженных Сил и других войск».

Закон должен предусматривать правомочность применения группировок Вооруженных Сил, в том числе сил специального назначения, с целью устранения источников военной опасности извне и внутри Российской Федерации; противодействия возникшей непосредственной угрозе безопасности или жизненно важным интересам России в мирное время и в угрожаемый период.

В Законе должно быть оговорено право Президента Российской Федерации применять необходимые контингенты Вооруженных Сил и других войск на территории иностранных государств, а также на территории России.

Должен быть указан промежуток времени, в течение которого Президент имеет право применять этот контингент без объявления войны и введения военного или чрезвычайного положения. В нем должны быть перечислены специальные цели применения Вооруженных Сил и других войск и изложен перечень специальных задач, определен порядок принятия решений о проведении секретных специальных операций.

В Законе, в соответствии с Женевскими конвенциями, следует ясно обозначить статус личного состава сил специального назначения Российской Федерации как комбатантов. Там же надо привести в соответствие с Гаагской конвенцией порядок применения формированиями специального назначения мин, мин-ловушек и других устройств…

Корректор ЗуевЗащита Отечестваантитеррор,война,вооруженные силы,спецоперацияСпецоперации в условиях гибридной войны: теория и практика Размещаю материал с большим замахом на теоретическое обоснование спецопераций и специальных действий в условиях геополитического противостояния. Не все бесспорно и вообще... маленько пахнет пылью, но очевиден бесценный практический опыт автора, впечатление - война для него не закончилась. Полезно сравнить с тем, о чем...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл