Начальное и среднее образование в Башкирии (конец 1930-х – 1941 гг.)

С середины 1930-х годов в массовом сознании советских людей господствовали представления о войне мирового масштаба, как неизбежно приближающейся реальности. Можно назвать это ситуацией «ожидания войны». Невиданные по размаху события надвигались постепенно. Первоначально это были локальные военные действия в Манчжурии и Китае, затем – войны в Абиссинии и Испании. На границах СССР своеобразными репетициями большой войны стали столкновения на озере Хасан и под Халхин-голом, на Карельском перешейке.

О том, что воевать предстоит непременно, люди военного поколения узнавали в школе задолго до начала не только Великой Отечественной, но и Второй мировой войны.  «Мы были детьми взвихренных индустриализацией и коллективизацией 30-х и 40-х годов, вдохновенно пели песни о подвигах в грозящей нам войне, – вспоминал бывший секретарь обкома КПСС Т.И. Ахунзянов. – Обязательными предметами в школе были физкультура и военное дело.

Частицей же нашего общественного бытия была полувоенная организа­ция – Осоавиахим. Мы учились метко стрелять, хорошо плавать, выносить с поля боя раненых, бросать гранаты. Словом, учились защищать Отчизну. Со­ревнуясь друг с другом, сдавали нормы на значки «Ворошиловский стрелок», «Готов к труду и обороне», «Готов к противовоздушной и противохимической обороне», «Готов к санитарной обороне» и с гордостью носили их на левой стороне груди, где сердце».

В 1930-е гг. популяризировались среди молодежи разного рода испытания на выносливость, сверхдальние пешие переходы, маршруты повышенной сложности и марш-броски, опирающиеся на военные нормативы с прицелом на многократное превышение таких нормативов. К примеру, тысячекилометровый лыжный бросок уфимцы совершили по маршруту Уфа-Оренбург-Уфа. Группа из семи велосипедистов из Башкирии преодолела 2500 километров по маршруту Уфа-Новосибирск-Уфа.

Пользовались популярностью среди школьников игры и конкурсы военной направленности, выполнение соответствующих нормативов, которые отмечали значками «Готов к труду и обороне», «Готов к санитарной обороне», «Ворошиловский стрелок» и «Готов к противовоздушной и химической обороне». Все школьники являлись членами Осоавиахима (это было нормой), отличались лишь количеством очков, выбитых в тире и числом парашютных прыжков.

Постоянными для школьников являлись выезды на стрельбища Осоавиахима. К примеру, за лето 1939 г. 1311 учащихся 9–10 классов прошли военные сборы в лагерях Башосоавиахима. В летних лагерях призывники проходили 120-часовую программу по военной подготовке, готовились к сдаче на оборонные значки ГТО, ПВХО, ГСО. С 1939 г. эта программа подготовки увеличилась в связи с обострением международной обстановки до 250 часов.

03-18

Наряду с стрелками, снайперами и летчиками, Осоавиахим готовил автомобилистов и мотоциклистов. Подготовку водителей автомобилей Осоавиахим вел, главным образом, на своих автоучебных пунктах (АвтоВУПах). Кроме Башосоавиахима ОАХ данной работой занимался «БашАвтодор» – техническая общественная организация, поставившая перед собой задачу подготовки специалистов в области автомоторного, транспортного тракторного и дорожного дела.

Кроме загородных при школах были созданы военно-спортивные площадки, которые называли по-военному «форпостами». Хотя в Башкирии моря нет, школьники с увлечением сдавали нормы на значок «Моряк» и «Юный моряк». Увеличилось число желающих поступить в военно-морские учебные заведения.

Массовый характер в предвоенное десятилетие в республике получил парашютный и авиаспорт. Башкирия стала лидером авиамодельного движения в масштабе страны. Над дверями уфимского аэроклуба (район нынешнего поселка 8-е Марта) висел лозунг «От модели – к планеру, от планера – на самолет». Он не был формальным призывом, молодые уфимские авиамоделисты, готовившие себя к авиации, становились летчиками, штурманами, авиатехниками, парашютистами-десантниками. Начав с одного фанерного самолета У-2, уфимский аэроклуб к предвоенному 1940 году имел около 50 самолетов ПО-2, совершающих вылеты ежедневно.

В целом, именно военно-физическая подготовленность учащихся стала в предвоенные годы главным показателем работы школы. Стремительное ухудшение внешнеполитической обстановки, угроза новой мировой войны настойчиво диктовали необходимость строительства массовой армии на основе введения всеобщей воинской обязанности. 31 августа 1939 года был принят Закон о всеобщей воинской обязанности, которым вводилась начальная военная подготовка в 5-7 классах средних школ и допризывная подготовка в 8-10 классах с объемом 2 часа в неделю.

Яркая особенность предвоенного времени – учебные планы и школьные программы фактически разрабатывались в этот период не в учреждениях Наркомпроса, а в Комиссариате обороны страны. Так, приказ народного комиссара обороны К.Е. Ворошилова № 51 от 7 марта 1940 г. гласил: «1. Ввести в действие объявленную программу допризывной военной подготовки учащихся 8, 9 и 10 классов средних школ, техникумов, рабфаков, школ ФЗУ и высших учебных заведений. 2. Программой допризывной военной подготовки учащихся руководствоваться всем директорам и военным руководителям средних школ, техникумов, рабфаков, школ ФЗУ и высших учебных заведений, где согласно закону о всеобщей воинской обязанности установлена допризывная военная подготовка учащихся».

В 1940 г. в качестве обязательного школьного учебного предмета в учебный план была включена допризывная военная подготовка. Соответствующая программа («Программа допризывной военной подготовки учащихся средних школ, техникумов, рабфаков и равных им учебных заведений») была разработана Управлением начальной и допризывной военной подготовки при Главном управлении Красной Армии. На военное и физическое воспитание в 8 — 10-х классах отводилось 120 учебных часов в год. Учет успеваемости по допризывной военной подготовке проводился на общих основаниях с другими школьными предметами.

Программа включала следующие разделы: физическое воспитание и строевая подготовка, стрелковая подготовка, военная топография, противовоздушная и противохимическая защита, военно-санитарное дело, тактическая подготовка, сведения об организации Красной Армии Военно-Морского Флота, уставы РККА. С целью подготовки среднего медицинского персонала программой предусматривалось обучение девушек-старшеклассниц санитарному делу. Для проведения занятий по военно-физической, начальной и допризывной военной подготовке физкультурные организации должны были бесплатно предоставлять учебным заведениям стадионы, площадки, гимнастические залы, стрелковые тиры, катки, водные станции и лыжные базы.

В феврале 1941 года в целях совершенствования начальной военной подготовки советской молодежи создаются 4-х месячные военно-авиационные школы первоначального обучения, комплектовавшиеся призывниками, которые затем поступали в 9-ти месячные военные школы пилотов и далее – в 2-х годичные авиационные училища. В это время укрепляются военно-шефские связи воинских частей со школами, пионерскими и комсомольскими организациями, создаются школы и клубы военных следопытов и юных друзей пограничников. В результате к началу войны был создан многомиллионный резерв для всех видов вооруженных сил Красной Армии.

В первые же месяцы войны большинство школьных зданий было занято под госпитали, военно-призывные пункты, в них размещались эвакуированные предприятия и учреждения, воинские части. Так, к концу 1941 г. из 63 уфимских школ 56 были использованы под военные нужды. Это привело к тому, что половина учащихся города перестала учиться, остальные занимались в 4-5 смен по сокращенному учебному графику. Уроки проводились в малоприспособленных помещениях, при нехватке учебного оборудования, учебников и письменных принадлежностей. В 1941-42 учебном году число учащихся в школах резко сократилось. По БАССР не было охвачено обучением 14 процентов учащихся. «Отсев» в ходе учебы составил около 20 процентов.

Одной из серьезных проблем являлось обеспечение школ учителями. Башкирский педагогический, Уфимский, Стерлитамакский и Бирский учительские институты и 12 педагогических училищ за годы войны подготовили более 3 тыс. учителей высшей и средней квалификации. Заочные отделения этих институтов и училищ окончило 2,5 тыс. работающих учителей. В школы республики на работу было принято 2 тыс. эвакуированных учителей.

Из-за нехватки учителей детей в сельской местности отпускали на кани­кулы теперь не на два-три месяца, как раньше, а на пять – с мая по ок­тябрь. Занятия в школе некоторые бросали. Это происходило по разным причинам, чаще из-за голода или отсутствия одежды. «Для занятий не было ни книг, ни тетрадей, ни ручек с карандашами, – вспоминал житель Федоровского района Башкирии Равиль Ялчин. – Многие мои одноклассники в сентябре не смогли прийти в школу – не было одеж­ды и обуви; только холод, голод и нищета были в каждом доме. В четвертом классе к концу учебного года учеников оста­лось трое. Наша степенная, скромная и умная учительница Бади Хамзовна Янбулатова попросила нас пригласить остальных уче­ников сдавать выпускные экзамены: собралось нас всего девять че­ловек. Так мы сдали выпускные экзамены и окончательно завершили учебу».

По распоряжениям правительства БАССР около 1 тыс. учителей, занятых на других работах, возвратили в школы. В Башкирском институте усовершенствования учителей работали краткосрочные курсы по подготовке учителей и повышению квалификации. За годы войны в курсовой сети занималось всего около 15 тыс. человек. Однако, привлечение к работе в школах людей, не имеющих профессиональных навыков, заметно ухудшило уровень обучения. К началу 1942-43 учебного года более 60 % учителей имели среднее педагогическое и общее среднее образование, а 25 % не имели даже среднего образования.

С первых дней войны военная подготовка стала главным содержанием обучения и воспитания в школах. Меры по усилению допризывной военной подготовки носили экстренный характер. 2 июля 1941 года, постановлением СНК СССР введена всеобщая обязательная подготовка к противовоздушной и противохимической обороне. Школьники от 8 до 16 лет проходили такую подготовку по месту обучения. В соответствии с постановлением СНК СССР от 11 августа 1941 года на 2 часа в неделю была увеличена военная и физическая подготовка в старших классах средней школы. Постановлением ГКО от 17 сентября 1941 года вторично был введено всеобщее обязательное обучение военному делу, на основании которого в школах вводится 110-часовая программа военной подготовки. Основной целью обучения объявлено создание резерва для Красной Армии.

В начале войны в отделах народного образования вводятся должности заместителей заведующих отделами по военному обучению. Для проведения допризывной военной подготовки учащихся в школах в обязательном порядке вводится должность военного руководителя («военрука»), которая до этого являлась «желательной» и «факультативной». На эту должность назначались лица среднего и младшего командного состава запаса, получившие ускоренную подготовку для проведения занятий с учащимися, а также учителя, прошедшие специальное военное обучение. Военный руководитель непосредственно подчинялся директору школы.

Что представляли собой школьные программы военно-физической подготовки в начальный период войны?

Для всех школ обязательной стала гимнастика до учебных занятий продолжительностью 10 — 15 мин. В 1 — 4-х классах обучение состояло из несложных гимнастических упражнений общеразвивающего характера, традиционных подвижных детских игр, простой лыжной подготовки. Противохимическая защита включала обучение правилам пользования детским противогазом, включая тренировки в противогазе до 35 мин.

Главной задачей начальной военной подготовки школьников 5 — 7-х классов было освоение программы «Обучение одиночного бойца», включавшей занятия по строевой, огневой, тактической и противохимической защиты (всего 99 час. в учебном году). Физическая подготовка (около 40 % объема) включала военную гимнастику, спортивные игры, кросс, бег, прыжки, метание гранаты, приемы борьбы, бокса, рукопашного боя, лыжную подготовку, преодоление препятствий и плавание.

Задачей допризывной подготовки школьников 8 – 10-х классов средней школы было совершенствование одиночной подготовки и обучение бойца, способного действовать в составе отделения и взвода. Программа включала достаточно материал по строевой, огневой, тактической и противохимической подготовке (например, первоначальное обучение вождению мотоцикла, прыжки с парашютной вышки и др.). На допризывную военную подготовку отводилось 140 учебных часов в год. В неделю планировалось по пять занятий военно-физической подготовкой. Программой был предусмотрен двухнедельный лагерный сбор. Девушки старших классов овладевали специальностями санитарных дружинниц, радисток, телефонисток, связисток, телеграфисток. Они обучались также и практическим навыкам в военно-строевой подготовке и стрельбе из малокалиберной винтовки.

В первые месяцы после начала Великой Отечественной войны в Башкирии были было размещено 17 военно-учебных заведений, многочисленные  курсы срочной подготовки по военным специальностям. Важно отметить – большинство училищ и курсов военного профиля, развернутых в республике в срочном порядке, опирались на военно-спортивные секции, кружки и разного рода объединения, обучение в которых было налажено еще в предвоенные годы. Именно предвоенная подготовка позволила быстро развернуть обучения по таким специальностям военного профиля, как подготовка стрелков, пулеметчиков, связистов, минеров и минометчиков.

Но и проблемы, с которыми пришлось столкнуться организаторам военного всеобуча в Башкирии оказались значительны. В большинстве районов республики, в погоне за количественными показателями, привлекли к военному обучению не только тех, кто подлежит обучению по нарядам Башвоенкомата, а поголовно всех. При этом не учитывали неподготовленность преподавательского состава, отсутствие оружия, макетов и учебных пособий. В результате подготовка бойцов всевобуча превращалась в формальное прохождение программы. К примеру, в некоторых районах готовили пулеметчиков и минометчиков, которые ни разу не видели пулемета и миномета. Обучали отряды истреби­телей танков, не имея ни противотанковых ружей, ни фанерного макета танка, а исключительно по брошюрам и пособиям.

Из справки обкома ВКП(б) о состоянии всеобщего обязательного военного обучения по Башкирской  АССР от 15 сентября 1941 года: «…Всеобщее обязательное военное обучение призывников 1923 года рождения и военнообязанных запаса первой очереди в возрасте до 45 лет из необученных проходит неудовлетворительно. В ряде районов – Чишминский, Кушнаренковский, Зилаирский, Альшеевский и другие – обучение начали на десять-двадцать дней позже установленного прави­тельством срока. Обеспеченность учебных пунктов оружием и другими наглядными учебными пособиями низкая. Напри­мер, учебных винтовок имеется одна винтовка на шестьдесят пять человек обучаемых, станковых пулеметов «Максим» имеется всего по республике четырнадцать штук, ручных пулеметов двенадцать и минометов только пять. В таких районах, как Байкибашевский, Аскинский и Бакалинский имеется только по три-пять учебных винтовок на район. Командный состав учебных пунктов, командиры батальонов, рот, взводов и отделений подобраны из военно­обязанных запаса в количестве шести тысяч двухсот человек, причем более половины из рядового состава, не имеющих навыков в обучении бойцов».

Полностью сменились в военный период принципы организации учебного процесса. Труд на пришкольном участке служил теперь не столько учебно-опытным целям, но являлся дополнительным источником питания, а сам пришкольный участок приобрел значение подсобного хозяйства. Сбор металлолома стал иметь особо значение в связи с нехваткой металла на предприятиях. Сбор лекарственных трав, шиповника и ягод стал вынужденным способом компенсировать нехватку лекарств и лечебных средств.

Спецификой военного времени объясняется участие в строительстве оборонительных укреплений, участие в отрядах противовоздушной и противохимической обороны и шефская работа в госпиталях. Возникшее накануне войны тимуровское движение в военное время получило всеобщий размах, по своему разнообразию и многочисленности превысив все общественные движения школьников в СССР. Учащиеся 7—10 классов обучались сельскохозяйственным работам.

В школах, расположенных вблизи МТС и совхозов, учащиеся 9—10 классов осваивали профессии трактористов и комбайнеров. Так, к весне 1942 года в школах республики к участию в полевых работах было подготовлено 56,3 тыс. старшеклассников, в том числе 3,7 тыс. трактористов, 1,6 тыс. комбайнеров. Производительный труд школьников на промышленных предприятиях, в сельском хозяйстве, школьных мастерских – характерная особенность воспитания в годы войны.

Автор: Светлана Ниловна Синенко, МБОУ «Школа № 40″ г. Уфа

Светлана СиненкоИстория и краеведениевойна,дети,история,краеведение,образование,школаНачальное и среднее образование в Башкирии (конец 1930-х – 1941 гг.) С середины 1930-х годов в массовом сознании советских людей господствовали представления о войне мирового масштаба, как неизбежно приближающейся реальности. Можно назвать это ситуацией «ожидания войны». Невиданные по размаху события надвигались постепенно. Первоначально это были локальные военные действия в Манчжурии...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл