44445465656575775757

Вопрос о генезисе христовщины (хлысты, белоризцы, трясуны, квасники, Люди Божьи, субботники, общество духовных братьев и сестер, и т. д.) до сих пор окончательно не решен в отечественном сектоведении. Так, П. И. Мельников видел истоки христовщины в богомильской ереси, однако не сумел привести убедительных доказательств своей точки зрения . А. П. Щапов считал, что христовщина во многом сложилась в результате этнокультурных контактов славян с финно-угорскими народами.

Видный историк П. Н. Милюков причины возникновения сектантства усматривал в условиях народно психологического развития . Но, думается, что более правомерной является концепция А. А. Панченко, который полагает, что «христовщина зародилась на русской почве и исходит из традиционных религиозных практик русских крестьян и горожан XVII века».

Впервые в источниках о христовщине упоминается в сочинении Святого Дмитрия Ростовского «Розыск о раскольниках брынской веры». Христовщиной называлась секта, потому что «в среде ее постоянно являлись люди, слывшие за одаренных высшими дарами благодати, которых они считали христами» . Основателями хлыстовщины считаются крестьянине Данила Филиппович, Иван Тимофеевич Суслов, бывшие учениками старца-раскольника Капитона Даниловского. Исследователи не подвергают сомнению реалистичность Данилы Филипповича и Ивана Тимофеевича Суслова, но полагают, что не они были первыми учителями христовщины. Дело в том, что по своей социальной организации ранняя хлыстовщина была полицентричной. Важно отметить, что мистическое сектантство тесно связано с принципом харизматического учительства, где исключительную роль играл лидер, считавшийся «христом» или «пророком» и окружавший себя учениками. Таких лидеров в истории христовщины будет много.

Распространяться данное учение начало путем странничества, которое вели учителя христовщины. А. А. Панченко справедливо пишет: «Впоследствии, когда хлыстовское учение получило достаточное распространение, сектантские «христы», «богородицы» и «пророки» становились оседлыми горожанами, крестьянами или иноками. В одних общинах фигуры «первых учителей» играли важную идеологическую роль: они становились персонажами радельных песен, преданий и легендарных циклов. В других наиболее существенным становилось поклонение «действующим» живым учителям. Такой представляется ситуация в XIX веке, такой она могла быть и столетием раньше».

Вторым «христом» после Суслова стал Прокопий Лупкин. Его биография известна исследователям достаточно подробно, так как он был главным фигурантом дела о христовщине, производившегося в Угличе в 1717 году. Прокопий Лупкин был из стрельцов. В 1689 году, после стрелецкого бунта был сослан в Нижний Новгород, где стал заниматься торговлей. Там он стал проповедовать среди своих работников, а также крестьян и посадских людей. Другим активным проповедником учения Лупкина был крестьянин Никита Антонов Сахарников, который привлек в общину Еремея Бурдаева.

Учение и обряды последователей Лупкина близки к традициям хлыстовщины более позднего периода. Здесь впервые фигурирует специфическая хлыстовская аскетика, подразумевающая запреты на употребление алкогольных напитков, матерную брань и сексуальные отношения с женами. Последнее обстоятельство особенно обращает на себя внимание и дает основание говорить о связи хлыстовщины с радикальным учением старообрядцев-беспоповцев. А. А. Панченко указывает на связь между учением Лупкина и выговской общины беспоповцев . Взаимосвязь религиозной практики секты Лупкина со старообрядческой традицией подтверждается также тем, что сектантская обрядность подразумевала двуперстное сложение, а также дониконовский вариант Иисусовой молитвы.

Рост числа последователей секты вызвало опасение у властей, и как следствие хлыстовские общины подверглись гонениям. В XVIII веке состоялись два крупных процесса по делу о хлыстах в 1733 – 1739 и в 1745 – 1756 гг.
В XIX веке христовщина начинает активно распространяться на территории Российской империи. Известный историк С. А. Зеньковский связывает это с политикой императора Александра I. «В начале XIX века, когда при Александре I высшее русское общество начало увлекаться мистицизмом, хлыстовщина, или христовщина, очень окрепла в Петербурге. Там ее главной руководительницей была Е. Ф. Татаринова, урожденная Буксгевден, жена бывшего директора рязанской гимназии, которая начала устраивать собрания в том же Михайловском замке, в котором руками гвардейцев был убит несчастный император Павел I. «Божьи люди», как часто себя называли последователи христовской секты, распространились по всей России».

В Оренбургской Епархии до второй половины XIX века о христовщине знали крайне немного. Оренбургские исследователи полагали, что христовщина появилась в Оренбургской Епархии в конце 40-х годов XIX века. Первой хлыстовской сектой в Оренбургском крае, документально зафиксированной, было общество казака Александровского отряда Оренбургского казачьего войска Михея Ильина Онисимова, действовавшее с 1848 года . Распространению секты способствовала бушевавшая в Оренбургском крае эпидемия холеры, которая создала благоприятную ситуацию для распространения эсхатологических настроений среди населения, чем эффективно сумел воспользоваться Михей Онисимов. В связи с нехваткой священников именно он, как человек, хорошо знавший Священное Писание, отпевал мертвых, а затем начал собирать людей для богомолья в своей избе. Онисимов вел с приходившими к нему людьми богословские беседы: «Участники бесед ощущали чувство такого умиления духовного восторга и неземной радости, какого раньше никогда не испытывали» . Читая Новый Завет, он проповедовал отказ от материальных ценностей, ссылаясь на положение в Евангелии от Матфея о том, что «удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие (Матфей 19:25)». Популярность Онисимова росла; зажиточное казачество щедро его финансировало. Именно он, а не представители православной церкви, молился за усопших родственников казачьей верхушки. «Общество Онисимова» просуществовало 30 лет вплоть до смерти «учителя».

Самой крупной хлыстовской общиной на территории Оренбургской Епархии было «Общество духовных братьев и сестер» казака Василия Балабанова. В его общине состояло порядка 400 человек.

Василий Балабанов был сыном казака Каменно-Озерной станицы. Родители его были очень набожны и в религиозном духе воспитывали своего сына. Религия оказала огромное влияние на мировоззрение Василия Балабанова. Уже с самого раннего детства у него были видения на религиозную тематику. Вот как Балабанов описывает сон, якобы предопределивший его судьбу: «И вот однажды видел я знаменательный для меня сон: находился я будто бы в каком-то прекрасном месте, как бы на обширном поле, где стояли в два длинные ряда священнослужители, облеченные в священнические одежды, в правом ряду со священниками стоял и я. Вдруг подошел ко мне один из священников со святыми христовыми тайнами и приобщил меня; я думал, что все будут приобщаться, но он унес чащу со Святыми Дарами и с тем я проснулся. Думается мне, что приобщение это означало благодать Святого Духа» . Уже в юности Балабанов начинает осознавать свою «избранность». Далее следует его женитьба и участие в Крымской войне, где он проявил себя с самой лучшей стороны и получил за отвагу бронзовую медаль. Но служба его была недолгой, так как Балабанов страдал эпилепсией, из-за чего и вышел в отставку. Выйдя в отставку, он принялся усердно изучать Священное Писание, вести богословские беседы со священниками и бродячими богомольцами.

Но поистине судьбоносной для Балабанова стала встреча с отставным урядником П. Ф. Лосевым. В Оренбурге Лосев был личностью легендарной. Верующие наделяли его сверхъестественными способностями. Например, он исцелял больных и изгонял из человека «нечистую силу». Вот как описывает данную процедуру М. Головкин: «…Лосев сначала употреблял продолжительную молитву, затем торжественно, громко и важно произносил заклинания именем Божьим. Когда не действовало ни то, ни другое, Лосев начинал бить бесноватых железными прутьями. Это средство было самое успешное» . Жил Лосев на кладбище. Зимой и летом ходил босяком. Ходили слухи, что его рукоположил сам патриарх Иерусалимский, однако у него при этом была жена. Слава «чудотворца» Лосева быстро распространилась не только в Оренбургском крае, но и за его пределами. Василий Балабанов следующим образом описывает свое знакомство с Лосевым: «При первом моем свидании с ним он принял меня с особливым вниманием и ласкою называл избранником от мира, начал делать мне наставления, что нужно мне поститься и молиться для спасения души и проводить духовную жизнь» . Балабанов несколько раз посетил религиозные собрания Лосева, а в 1859 году по его совету отправился в паломничество в Киев. По пути он встретился с бродячими богомольцами, которые также наставляли его в «истинной вере».

Вернувшись из Киева Балабанов начал проповедовать и вскоре у него появилось множество учеников. «Он построил себе келью в доме отца, его ученики снабдили его 18 пудами пшеницы» . Секта Балабанова получила название «Общество духовных братьев и сестер». Организация отстаивала идеалы аскетизма, а сам Балабанов, чтобы спасти свою душу, перестал жить с женой. Места сборов сектантов были различны. Священники доносили, что «они собираются в доме урядника Ярославцева: читают сперва акафисты, потом Евангелия, Псалтырь и поют различные стихи» .
«Общество духовных братьев и сестер» было раскрыто в 1861 году. Распространение секты вызвало беспокойство как духовных, так и светских властей. В марте 1861 года создан секретный комитет, в который вошли Преосвященный Антоний, генерал-губернатор Безак и наказной атаман Оренбургского казачьего войска граф Толстой. Следствие было поручено полковнику Глухову и священнику Виноградову. На лидера секты Василия Балабанова было заведено в 1863 году дело по обвинению «в частовременной отлучке с места жительства и распространением вредного для православия и противную правилам христианской нравственности ереси».

Дело продолжалось до 1871 года. По приговору Оренбургской Судебной палаты от 9 января 1871 года «казака Василия Балабанова, виновного в распространении вредной для православия и противной правилам христианской нравственности ереси, относящейся к унижению брачного союза, и за совращением других лиц, приписыванием себе дара прозорливости и чудотворения, – лишить всех прав состояния и выслать в Закавказский край» . В ссылку должен был отправиться только Балабанов (в 1866 году бежал в Пантелеимоновский монастырь), а его последователи были переданы в ведение духовных властей, то есть серьезного наказания не последовало. Это позволило устоять «Обществу духовных братьев и сестер», которое возглавил казак Матвей Косарев и Осип Дурманов. На секту в станице Нижнеозерной вновь обратили внимание в 1876 году гражданские власти. Был сделан запрос в Оренбургскую Духовную Консисторию о причастности к секте Косарева и Дурманова. Из консистории пришел ответ, что «почти все поименованные лица вместе с Балабановым были подвержены преследованию в 60-е годы по сообщению Оренбургского Епархиального начальства о принадлежности их к секте «людей божьих» и распространению этой секты, но осужден был лишь Балабанов и что названные лица, несмотря на убеждения приходских священников, продолжают оставаться при своих заблуждениях» . Дело длилось 6 лет. В итоге доказать наличие секты хлыстов властям не удалось. Священник Нижнеозерной станицы Гумилевский сообщил: «В нашей Нижнеозерной станице твердо установившийся определенной секты указать невозможно, но есть только нечто в виде секты, последователи которой напоминают собою секту странническую».

Несмотря на то, что хлыстовские общины были разделены на несколько «кораблей», которыми руководили «пророки» Балабанов, Онисимов, Косарев, Ярославцев, все-таки они представляли собой единую, монолитную организацию, которой, судя по всему, руководил П. Ф. Лосев.

Автор: А.С. Легостаев Распространение христовщины в Оренбургской епархии в XIX веке.- ЭТНОСЫ И КУЛЬТУРЫ УРАЛО — ПОВОЛЖЬЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. Уфа, 2010.

Kreg74Народознание и этнографияПравославиеобычаи,православие,УралВопрос о генезисе христовщины (хлысты, белоризцы, трясуны, квасники, Люди Божьи, субботники, общество духовных братьев и сестер, и т. д.) до сих пор окончательно не решен в отечественном сектоведении. Так, П. И. Мельников видел истоки христовщины в богомильской ереси, однако не сумел привести убедительных доказательств своей точки зрения . А....Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл