786574567476

РУСОФОБИЯ

Меморандум экспертного центра Всемирного русского народного собора о русофобии

1. Преамбула

Современный мир достиг очевидных успехов в борьбе с различными формами этнической и религиозной ксенофобии. Ненависть к людям с иной национальной идентичностью или иным вероисповеданием осуждена на международном уровне, а уважение к своеобразию существующих религиозных и национальных традиций признано нормой человеческих отношений.

Поворотным историческим моментом в борьбе с ксенофобией стала Великая Победа 1945 года. Именно тогда потерпела поражение доктрина нацизма, утверждавшая превосходство отдельных рас, народов или культур над другими, на основании чего делался вывод о необходимости «естественного отбора», физической или духовной элиминации «низших» сообществ ради распространения «высших».

Осуждение идеологии нацизма, закреплённое международными документами, открыло перспективу развития многополярного мира, в котором гармонично сосуществуют разные этнокультурные традиции, исключаются взаимная ненависть, дискриминация и вражда.

Решающую роль в Победе над нацизмом сыграл русский народ и другие народы Российской цивилизации, заплатившие за это неслыханную в мировой истории цену — 27 миллионов человеческих жизней.

Потому вопиющей несправедливостью выглядит тот факт, что народ и страна, приложившие максимальные усилия для искоренения ксенофобии в глобальном масштабе, сами оказались объектом жестокой и непримиримой фобии.

Глава Всемирного Русского Народного Собора, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая на XVII Всемирном Русском Народном Соборе, подчеркнул: «Очень часто те, кто отрицает наши святыни и ценности, переносят свои чувства и на русский народ, являющийся главным творцом нашей цивилизации, носителем её идеалов».

Эту тенденцию отметил и Президент РФ В.В.Путин, выступая на церемонии поминовения жертв геноцида армян в Ереване. «К сожалению, сейчас во многих регионах мира поднимает голову неофашизм, к власти рвутся радикальные националисты, набирает силу антисемитизм, мы видим и проявления русофобии», — подчеркнул Глава Российского государства.

Однако, несмотря на то, что понятие «русофобия» сегодня звучит в публичных заявлениях Президента РФ, Председателя Государственной Думы, Министра иностранных дел РФ, используется политическими деятелями на площадках общественных дискуссий, оно до сих пор не нашло должного отражения ни в международно-правовых документах, ни в нормативно-правовой документации Российской Федерации.

Научное изучение феномена русофобии в России и в мире также находится в зачаточном состоянии.

Настоящий меморандум призван обратить внимание широких слоев российской и международной общественности на само наличие такого явления, как русофобия, дать общественный импульс к осознанию опасности его распространения в России и в мире, побудить научные круги к изучению русофобии как одной из современных разновидностей ксенофобии.

2. Сущность и формы русофобии

Русофобия — неприязнь, ненависть к России и русским, к проявлениям их этнокультурной, религиозной и национально-государственнной идентичности, — является формой ксенофобии, которая в последнее время активно распространяется в современном мире, не встречая должного отпора. Последняя четверть века отмечена ростом русофобских тенденций, которые в итоге привели к тяжёлым моральным и материальным потерям, а также к многочисленным человеческим жертвам.

Как и всякая ксенофобия, русофобия проявляется в разнообразных формах, таких как диффамация, дискриминация, физическое насилие, культуроцид и геноцид.

В ряду проявлений диффамации особо циничный и оскорбительный характер для народа, понёсшего наибольшие жертвы в борьбе с нацизмом, носят ложные обвинения России в развязывании Второй мировой войны, концепция «равной вины» и «одинаково преступной природы» СССР и Третьего рейха.

Признаком русофобии является высокий индекс агрессивности ряда западных СМИ в отношении России, выражающийся в многократном перевесе негативных публикаций над нейтральными или позитивными. Редакционная политика очень весомой доли западных СМИ основана на презумпции виновности России во всех касающихся её конфликтах или трагедиях.

В конце ХХ века к диффамации добавилась дискриминация русских. Её наиболее вопиющим открытым примером является лишение гражданских прав сотен тысяч русских жителей Латвии и Эстонии. В целом ряде стран и территорий, где проживают крупные русские общины, присутствует также скрытая дискриминация: ограничения в приёме русских на работу, особенно на государственную службу; противодействие их экономической и культурной активности.

Одной из форм дискриминации является ограничение сферы применения русского языка, даже в тех регионах, где русские составляют большинство. Так, целая серия кампаний по вытеснению русского языка из образования, культуры, управления имела место в Прибалтике и на Украине. В определённые периоды эти явления наблюдались на территории национальных республик в составе РФ.

Преследования русских на почве этнической ненависти получили особо широкое распространение в девяностые годы ХХ века. Под воздействием физического насилия, открытой и скрытой дискриминации, диффамации в СМИ и в системе образования многие русские были вынуждены покинуть свои жилища и переселиться в регионы с преобладанием русского населения. Общая численность вынужденных репатриантов в Россию за последние 25 лет оценивается в 8 миллионов человек. Важнейшей причиной такого переселения оказалась русофобия, проявляющаяся как на бытовом, так и на политическом уровне.

В определённых ситуациях русофобия приобретала выраженные признаки геноцида. Это имело место в девяностые годы ХХ века в районах, контролируемых террористическими группировками на Северном Кавказе; это имеет место сегодня на Донбассе. Особо тревожит нас массовое уничтожение мирного русскоязычного населения Донецкой и Луганской областей, приведшее, в частности, к переселению сотен тысяч жителей этих регионов в Россию.

3. Различие между бытовой и идеологической русофобией

Как отмечают эксперты, ксенофобия может носить бытовой и идеологический характер.

Бытовая ксенофобия локальна в пространстве — как правило, она ограничена местом контакта носителей разных этнокультурных стереотипов. Такая ксенофобия характеризуется ситуативностью, её проявления возникают на фоне эмоционально окрашенных межличностных конфликтов. Кроме того, она противоречива и дуалистична. Лица, проявляющие бытовую ксенофобию, нередко готовы сочетать отрицательные оценки одной и той же группы с положительными в зависимости от ситуационного контекста и собственного сиюминутного психологического настроя.

Идеологическая ксенофобия обращена не против отдельных лиц, а против целого народа как социально-исторического феномена. Она носит цельный императивный характер и ведёт к далеко идущим выводам, определяющим роковые политические решения.

Если бытовая неприязнь имеет очень широкое распространение, то в политическую идеологию ксенофобия оформляется в достаточно редких случаях, в итоге длительного исторического процесса. Классическим примером ксенофобии такого рода служит антисемитизм, неоднократно выступавший ядром идеологии крупных политических партий и даже государств, на протяжении веков нанёсший тяжкий ущерб еврейскому народу.

Неприязнь к России и русским в своих организованных проявлениях также является классической идеологической ксенофобией, что убедительно доказано в работе О.Б. Неменского «Русофобия как идеология». Однако такой цельный и целеустремлённый характер она приобретает далеко не во всех случаях.

В Российской Федерации проявления бытовой русофобии встречаются среди представителей различных национальных групп, где распространены отличные от русских поведенческие и этнокультурные стереотипы. Однако проявления русофобии в ходе межличностных и групповых конфликтов даже в сознании участников подобных столкновений могут в принципе сочетаться с лояльностью России и русской культуре и даже с позитивным отношением к русскому народу как этнокультурной общности.

Идеологически оформленные концепции, направленные на разжигание национальной ненависти к русским, не имеют в этих группах систематического распространения, случаи обращения к ним носят эпизодический и маргинальный характер.

Наиболее опасной для русских разновидностью русофобии является русофобия системная, доктринально оформленная, создающая фон для принятия военных, политических и экономических решений. Именно такой тип русофобии распространён среди правящих кругов наиболее могущественной и влиятельной в мировом масштабе Западной цивилизации, к которой принадлежат США, Канада, страны Западной Европы.

Особая опасность такой идеологии обусловлена чудовищными масштабами человеческих потерь, физических и нравственных страданий, причиненных русских людям в ходе агрессивных действий западных соседей, находившихся под влиянием подобного рода русофобских доктрин.

Необходимо напомнить, что именно доктринальная, идеологическая русофобия служила обоснованием неоднократных военных походов западных стран против России, особое место среди которых занимает агрессия нацистской Германии и ее союзников в 1941 году.

Эти же доктрины служат сегодня идеологическим оправданием расширения НАТО на восток вплоть до границ РФ, попыток международной изоляции нашей страны, проявлений военной конфронтации с Россией, способных поставить весь мир на грань третьей мировой войны.

4. Идеологическая русофобия как цивилизационное явление

В XIX веке Западная цивилизация добилась глобального доминирования, подчинив себе почти все народы с иными культурами. Камнем преткновения оказалась Россия, которая не только смогла сохранить государственную независимость, но и, разгромив в Великой Отечественной войне Гитлера, полностью дезавуировала доктрину, на основе которой народы «высших культур» утверждали право управлять народами «низших культур», навязывая им свои принципы мироустройства. Своим упорным сопротивлением русские сорвали триумфальное шествие Запада к мировому господству. Это главная причина западной русофобии. Ненависть к России порождена стремлением устранить главное препятствие на пути глобальной вестернизации всей планеты.

Русофобия вытекает из побеждённой в 1945 году, но не изжитой правящими кругами Запада идейной концепции колониального мышления, иерархического ранжирования народов, рас, обществ, культур на «высшие» и «низшие».

Целостность и непримиримость западной русофобии порождена не столько антропологическими чертами или поведенческими стереотипами русских. Её главной причиной является неприязнь к России как иному типу устройства общества. Это признал классик исторического анализа А. Дж. Тойнби: «Русские навлекли на себя враждебное отношение Запада из-за своей упрямой приверженности чуждой цивилизации».

Русофобия в пространстве Западной цивилизации сводится к давно сложившейся доктрине с чётким набором догм следующего рода:

Россия — агрессивное государство. Её огромные размеры являются результатом её имманентной агрессивности;
Россия — ксенофобское общество, «тюрьма народов». Русские враждебно относятся к своим соседям и жестоко эксплуатируют национальные меньшинства;
Россия — пространство рабства и несвободы. Права и возможности человеческой личности в России фатально ограничены;
Русские не имеют собственного мнения, их убеждения — целиком продукт официальной пропаганды (вплоть до того, что русские воспринимаются не как индивидуумы, а как элементы бездушной государственной машины);
Россия — нищая, отсталая страна. Причинами этого являются русская лень, пьянство и экономическая неэффективность чрезмерно влиятельного государства.

Из этих положений следует один логический вывод: Россия является мировым полюсом зла, который угрожает всему человечеству. Необходимо стремиться к максимальному ослаблению этой «империи зла», освобождению народов от её влияния и в итоге — к полному устранению исходящей угрозы.

Тщательное рассмотрение всех перечисленных выше пунктов негативного стереотипирования России и русских показывает, что в большинстве случаев в их основе лежит примитивное непонимание иного устройства общества, отказ от анализа объективных причин существующих отличий, нежелание увидеть сопряжённые с недостатками преимущества.

Здесь задействованы типологические механизмы развития ксенофобии, но, в отличие от множества маргинальных бытовых ксенофобий, русофобия доведена до состояния зрелой идеологии и превращена в кредо значительного числа западных политиков и пропагандистов.

5. Идеологическая русофобия как внутрироссийское политическое явление

Парадоксальный факт распространения русофобии внутри российского общества, в том числе среди людей, принадлежащих к русской культуре по воспитанию и к русскому народу по этническому происхождению, также объясняется конкуренцией цивилизаций.

Русофобами зачастую становятся люди, которые сделали выбор в пользу Западной цивилизации и ощутили себя частью, авангардом этого более «передового» общества во враждебном окружении «отсталых аборигенов».

Чрезвычайно важную роль в формировании таких взглядов играет уже упомянутое, характерное для западного колониализма иерархичное мышление, ранжирующее людей по шкале «высших» и «низших». Почвой для русофобии становится онтологически близкий нацизму социал-снобизм, ощущение своего превосходства над окружающей «биомассой».

В периоды политической нестабильности и социальных потрясений подобное мировоззрение определяет политическую практику деструктивных сил, усугубляет остроту социальных конфликтов и приводит к массовой гибели людей.

Есть все основания полагать, что в двух геополитических катастрофах, постигших Россию в начале и конце ХХ века, русофобия сыграла важную катализирующую роль, придав дополнительный импульс разрушению государства и армии, эрозии социальной ткани и нравственной атмосферы общества.

В 1990-е годы многочисленные признаки русофобии наблюдались не только в поведении отдельных идеологических групп, но и в действиях влиятельных фигур, ответственных за выработку политического курса страны.

В этом ряду можно перечислить:

— информационное замалчивание фактов насилия и дискриминации в отношении русских, априорное исключение русских из числа жертв ксенофобии, национальной ненависти, национального превосходства;
— равнодушие к притеснениям русских в сопредельных государствах, повлекшее их массовый исход;
— исключение любых указаний на субъектность русского народа и русскую идентичность из официального лексикона и политической практики;
— игнорирование проблемы критического роста смертности и падения рождаемости в результате радикальной ломки общества, отрицание необходимости защитных демографических мер (антинатализм).

В мае 1999 года Государственная Дума РФ большинством голосов (238 из 450) признала факт геноцида российского народа. Хотя такой вердикт до сих пор остаётся предметом аргументированной полемики, неоспоримый факт заключается в том, что до 1991 года численность русских ежегодно росла, а после радикальной ломки российского общества сократилась примерно на 15 миллионов человек.

Оценки косвенных демографических потерь за этот период достигают 28 миллионов человек, что сопоставимо с потерями в годы Великой Отечественной войны. Перед лицом этих фактов в стране находятся идейно-политические силы, рассматривающие российскую демографическую катастрофу как малозначительное событие и даже как нормальный, «правильный» ход вещей.

6. Культурные и религиозные аспекты русофобии

Не менее опасным, чем откровенный геноцид, является культуроцид, к которому ведёт оказываемое на Россию и русских давление, совершаемое с целью побудить или заставить русских отказаться от своих типологических черт, отличающих их от Запада, утратить своё национально-историческое своеобразие, свою русскость.

Итог этих перемен будет тем же самым, что и в случае физического геноцида: исчезновение Российской цивилизации и русского народа как социально-культурных феноменов.

Конечные цели русофобии очень схожи с конечными целями антисемитизма. Если антисемитизм в своих мягких формах не претендует на физическое уничтожение евреев, он в любом случае требует, чтобы евреи отказались от своей национальной сущности, от своих типологических поведенческих черт и социальных практик, от культурных традиций и этнической корпоративности — то есть от всех тех качеств, которые отличают евреев от представителей других народов и рассматриваются антисемитами как «аномальные». Это будет означать неизбежную ассимиляцию евреев среди окружающих народов и исчезновение еврейского народа как исторического феномена.

Точно такие же последствия для русского народа повлечёт отказ от своих культурных традиций и религиозных святынь, от присущих Российской цивилизации социальных практик и государственной корпоративности.

Русофобские доктрины являются оправданием непрекращающейся пропагандистской и организационной работы, направленной на нейтрализацию, расчленение и максимальное ослабление России.

В соответствии с ними исторический и духовный путь России интерпретируется как некая патология, отклонение от нормы, возникшее вследствие неких «ошибок» исторического развития, отдалявших Россию от Западной цивилизации.

Особое место в перечне подобных ошибок, постулируемых русофобами, занимает принятие Православия святым равноапостольным князем Владимиром в 988 году и последующие тесные связи Древней Руси с Восточной Римской империей (Византией) вплоть до ее гибели в 1453 году.

В публичных выступлениях писателей, общественных деятелей, публицистов определенной направленности именно Православие, давшее импульс развитию русской государственности и формированию лучших черт русского национального характера, обвинялось как «отсталая», «архаичная», «пассивная», «подавляющая человека» религия, обращение к которой ведет к экономическому упадку, политической стагнации и деспотизму.

В социальных сетях по отношению к Русскому Православию носителями русофобских тенденций используется термин «мракобесие», впервые взятый на вооружение организаторами антирелигиозных гонений и репрессий 20-х — 30-х годов XX века.

Необходимо ясно указать, что проявления религиозной ненависти по отношению к членам Русской Православной Церкви, доходящей до публичного оскорбления религиозных чувств верующих, осквернения религиозных святынь, организации антирелигиозных гонений, в большинстве случаев связаны не только с межрелигиозными противоречиями или богоборческими настроениями, но и являются также выражением русофобии на религиозном поле.

Примером подобных проявлений стали хулиганские действия, совершённые группой «Pussy Riot» в 2012 году в Храме Христа Спасителя в Москве, который посвящён памяти героев Отечественной войны 1812 года и потому является не только религиозной, но и национальной святыней русского народа.

Действия диффамационного характера в отношении Русской Православной Церкви должны квалифицироваться как одна из форм русофобии и культуроцида русского народа.

Враждебность к России, лояльным российским гражданам и, в частности, к русским как носителям российской национально-государственной и православной религиозной идентичности демонстрируют приверженцы ваххабизма и иных форм религиозного экстремизма, идейные центры которых расположены за пределами нашей страны, на Ближнем Востоке.

Русофобия религиозных экстремистов является одним из основных факторов, подпитывающих террористическую угрозу, направленную на всех граждан России, независимо от национальности и вероисповедания.

7. Заключение

До последнего времени общественные усилия были сосредоточены на борьбе с фобиями, направленными против этнических или религиозных меньшинств. Такая тенденция объяснялась тем, что меньшинства в случае конфликтов оказываются более уязвимыми. Однако сегодня актуальной становится также проблема защиты групп, в определённых обществах составляющих большинство. Правозащитники интенсивно обсуждают проблемы исламофобии и христианофобии.

Защита большинства выглядит не менее, а даже более значимой задачей, чем защита меньшинств, — не только потому, что фобия, направленная против большинства, затрагивает чувства большего количества людей. Исключительное значение имеет тот факт, что большинство является носителем культурных кодов, социальных стереотипов и алгоритмов, на которых зиждется всё общественное устройство. Подрыв этих базовых ценностей — через диффамацию большинства и через слом принятой большинством общественной матрицы — неизбежно ведёт к социальной катастрофе, распаду государства, атомизации общества, хаосу. В этой ситуации страдает не только большинство, на которое нацелен главный удар фобии, но и все меньшинства, входящие в состав разрушаемого общества.

Русофобия имеет не только этническое, но также цивилизационное, геополитическое, культурное измерение. По этой причине к проявлениям русофобии следует относить и информационную войну, развязанную в мировых СМИ против российского государства, и кощунственные, оскорбляющие религиозные чувства людей действия, направленные против святынь русского народа, и попытки фальсификации истории, направленные на реабилитацию нацизма и диффамацию страны-победительницы. При этом жертвами русофобии становятся сегодня не только русские, но и представители многих других национальностей, говорящие на русском языке, ощущающие свою сопричастность с ценностями русской культуры, относящие себя к Русскому миру.

Таким образом, русофобия представляет угрозу как для русского народа, так и для всех народов России и соседних с ней стран, исторически входящих в нашу цивилизацию и разделяющих наши базовые ценности.

В наши дни, в год семидесятилетия Великой Победы, русофобия должна быть осуждена на государственном и международном уровне как одна из самых опасных ксенофобий, спровоцировавших многомиллионные человеческие жертвы, сеющих ненависть к одному из самых многочисленных народов планеты и стремящихся к разрушению одной из крупных мировых цивилизаций.

Государственными и культурными деятелями нашей страны и мирового сообщества должны быть предприняты исчерпывающие меры, позволяющие навсегда исключить русофобию из публичного информационного пространства и практической политики.

28 апреля 2015 г.

Источник

Григорий ВальтерАнализ - прогнозНародознание и этнографиянациональная идея,русофобия,русскиеРУСОФОБИЯ Меморандум экспертного центра Всемирного русского народного собора о русофобии 1. Преамбула Современный мир достиг очевидных успехов в борьбе с различными формами этнической и религиозной ксенофобии. Ненависть к людям с иной национальной идентичностью или иным вероисповеданием осуждена на международном уровне, а уважение к своеобразию существующих религиозных и национальных традиций признано нормой человеческих...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл