53636

Сколько стоит похоронить в Уфе?

В событиях на Хованском кладбище отразились свойственные для Башкирии и всей России противоречия между унитарными и частными предприятиями, занятыми на рынке ритуальных услуг. Как отмечают опрошенные ИА REGNUM эксперты, частные предприниматели и сотрудники ритуальных агентств требуют «снятия административных барьеров», а представители немногочисленных муниципальных комбинатов специализированного обслуживания жалуются на некомпетентность и алчность «частников».

«Хованское побоище» в местных масштабах

«Побоище, произошедшее на крупнейшем кладбище Москвы и Европы — Хованском, возвращает нас в 90-е годы, когда начали возникать унитарные предприятия, МУПы ГУПы, и отражает методы конкуренции в сфере похоронного дела тех лет, — подчеркнул экономист Константин Кузьминых. — Некоторые негативные моменты, присутствующие на Хованском кладбище, наличествуют и в Уфе, только в меньших масштабах. В Уфе, как и в Москве или в других крупных городах России, каждый участник рынка ритуальных услуг пытается управлять ситуацией на основе своих компетенций или возможностей».

В экспертном сообществе LogoMarkt отметили, что в той или иной форме проблемы в сфере ритуальных услуг присутствуют в большинстве населенных пунктов республики, а противостояние «унитариев» и частников присутствует только в четырех из двадцати городов Башкирии. «Унитарные предприятия есть в Уфе, Стерлитамаке, Салавате и Белебее, — уточнили в сообществе. — Регистрация и внесение информации о них в ЕГРЮЛ были произведены в 1993 и 1994 годах». На кладбищах, подконтрольных этим предприятиям, погребается от трети до половины всех умерших в республике.

Земельный вопрос

«МУПы, комбинаты по специализированному обслуживанию (КСО), занимающиеся погребением, возникли лишь там, где есть проблемы с выделением земли под могилы, так как это наиболее «лакомые» адресные территориальные кусочки для данного бизнеса, в связи с ценностью земли, — пояснил Кузьминых. — Всего же около 200 предприятий частной формы собственности работает в республиканской сфере ритуальных услуг, из них от 50 до 80 — в Уфе».

Такое количество игроков на уфимском рынке ритуальных услуг лишь отчасти вызвано многоконфессиональным составом населения Уфы, в целом же можно говорить о перенасыщенности рынка. С определенной долей уверенности можно утверждать, что там, где выше стоимость земли, выше стоимость похорон, там, где выше стоимость похорон, больше похоронных агентств.

По закон земля для погребения предоставляется бесплатно, но ни для кого не является секретом, что самая дорогая кладбищенская земля — в Уфе, и монополистом в распределении земли является МУП, который, диктуя цену копки могил, фактически перепродает её частным похоронным агентствам. Дополнительный доход для владельцев земли и их покровителей даёт торговля престижными участками для погребения. «Места имеют свою цену, в зависимости от возвышенности или заболоченности, близостью к асфальту или «уровню» авторитета, — делятся опытом уфимцы. — Есть элитные места, где похоронят только по звонку не ниже главы администрации города! Лет семь назад, по рекомендации от знакомого выделение одного места «второго» уровня крутизны» на Южном кладбище стоило 4 тыс. рублей, сегодня речь идёт о десятках тысяч рублей».

«Дешевле перевести покойника из Уфы в деревню, договориться с главой поселкового совета или сельсовета, так как именно они выделяют места на местных погостах, и похоронить там, чем совершать обряд погребения в Уфе, и так поступают от 15% до 20% уфимцев, — утверждает экономист Ринат Гатауллин. — В других городах Башкирии картина та же. Там кроме материальных расчетов руководствуются и семейными традициями, предписывающими хоронить членов семьи в родных деревнях».

В некоторых населенных пунктах вблизи крупных городов республики сельчане уже выразили свои опасения, что из-за «городских» захоронений на деревенских кладбищах скоро не останется земли для «своих» покойников, их погосты растут слишком быстро и требуют новой земли. Например, три сельсовета Калтасинского района Башкирии уже пытались ввести плату за выделение мест на кладбище для горожан, не зарегистрированных на территории их поселений. С родственников каждого «незарегистрированного» покойника в сельсоветах брали от 100 до 500 рублей за место, пока прокуратура не пресекла эту практику.

Преступления без наказания

«Казалось бы, похороны в городе стоят немало, с родственников берутся огромные суммы, какие-то средства выделяются и властями, и на них можно было бы поддерживать порядок на кладбищах, однако наши деньги уходят неизвестно куда, а порядка нет как нет, — жалуются уфимцы. — Кладбища являются одними из самых слабых мест республики, а в Уфе в особенности, здесь явно не хватает уважения к горожанам, усопшим в разное время. Кладбища открываются и тут же закрываются для погребения, территория исторических кладбищ застраивается, братские могилы находятся в неудовлетворительном состоянии».

Проблемам, характерными для большинство кладбищ Башкирии, являются слабая охраняемость территорий погостов и вызванные этим акты вандализма и воровства, запущенность большинства кладбищ. В 2008 году, накануне памяти канонизированного преподобного Моисея Уфимского на Демском кладбище Уфы был совершен акт вандализма на месте прежнего захоронения святого, а также на могилах архимандрита Пантелеймона, архимандрита Илии и игумена Сафрония. В 2011 году на Северном кладбище Уфы за один вечер было разрушено около 30 надгробий, включая детские, в октябре 2015 года в Туймазах на мусульманском кладбище пострадало более десяти памятников, в апреле 2016 года в Давлеканово на православном кладбище был устроен пожар. Жители села Ермолаево жалуются на соседство православного кладбища рядом с мусорной свалкой, скорбный список можно продолжить.

По мнению жителей, неподобающее поведение на кладбищах, приводящее к порче надгробий, не наказывается должным образом, что вселяет в нарушителей чувство безнаказанности. «В 2014 году накануне праздника, 8 мая, пьяный водитель белого внедорожника «Ниссан» проехался прямо по могилам Северного кладбища, повредив пять захоронений, — делятся воспоминают уфимцы в соцсетях. — Вандал был доставлен в суд и отделался наказанием в виде 1 года лишения права управления автомобилем. Возмущенным родственникам тех, чей покой был потревожен, предложили взыскать ущерб в гражданском порядке. Когда этот нарушитель выплатит и выплатит ли, неизвестно, но через год он может снова безнаказанно крушить могилы». В октябре 2014 года на этом же кладбище водитель «Хонды» прокатился уже по восьми могилам.

В 2012 году в мэрии Уфы предложили выставить на городских погостах охрану, чтобы остановить вандалов, хулиганов и мародеров. Градоначальник столицы Башкирии Ирек Ялалов признал, что проблема с охранной кладбищ зашла в тупик и нужно искать поддержки не только у полиции, но и у школ, и дал указание своему заму Сынтимиру Баязитову пропагандировать среди подростков бережное отношение к захоронениям в образовательных учреждениях. По мнению полиции, у кладбищ должна быть своя охрана, а чиновники сослались на недостаточность финансирования и посоветовали родным страховать надгробия.

Тогда же Ялалов поручил управлению коммунального хозяйства разработать план благоустройства кладбищ до 2015 года, а также превратить закрытые кладбища в мемориальные. Предлагалось также «гостей города водить с экскурсиями по красивым почетным аллеям со скульптурами, цветниками, красивыми памятниками», а также «провести работу по поиску на кладбищах личностей с заслугами, и даже перенести их захоронения на одно из мемориальных захоронений».

В 2016 году уфимские краеведы отмечают, что в относительном порядке находятся только Магометанское и Южное кладбища. «В Уфе пять уничтоженных православных кладбищ, границы которых можно достаточно четко определить, это Древнее (первое, на месте Уфимского Кремля в районе улицы Посадской), Успенское (сквер по переулку Дорофеева), Старообрядческое (в районе улицы Трактовой), Иоанно-Предтеченское (севернее от центральной аллеи в парке Якутова), Ново-Ивановское (в районе ул. 50-летия Октября), — перечисляет краевед Павел Егоров. — На просьбы установить мемориальные таблички или памятные знаки на месте уничтоженных кладбищ мэрия остается глуха, Ново-Ивановское кладбище продолжает застраиваться. Неизвестно местонахождение надгробной плиты с могилы Ниночки Вахрушиной, найденной при строительстве на территории кладбища дайвинг-центра».

По мнению уфимцев, в Уфе отсутствует внятная концепция развития похоронного дела. «В 1970-м году закрывается Лопатинское кладбище, в 2015 открывается, но уфимцы просто боятся там хоронить, — иллюстрируют горожане непоследовательность мэрии. — Западное кладбище открывается в июне 2015 года и закрывается в декабре. На Демском кладбище хоронить нельзя, но за взятку сторожу захоронить можно. Что творится в микрорайоне Шакша на Касимовском кладбище, никто точно не знает».

Четыре против 200

Со страниц СМИ республики с 2006 года периодически озвучиваются претензии МУП к частникам и частников — к МУП, тогда же поднимается тема нехватки кладбищенской земли в Уфе. Уже в 2007 году утверждалось, что «Южное (кладбище) закроется через полтора года», но в 2016 году захоронения там продолжаются.

Как пояснил экономист Константин Кузьминых, объяснение взаимным упрекам кроется в 2003—2004 годах, когда было отменено лицензирование в этом виде деятельности и на рынок ритуальных услуг ринулась масса предпринимателей.

Качество похоронных услуг, оказываемых муниципальными предприятиями, регламентировано постановлениями городских администраций «Об утверждении стандартов качества муниципальных услуг в области похоронного дела», частные предприниматели работают на основе рыночной конкуренции.

«Специфика выбора оператора ритуальных услуг населением на сегодняшний день зависит от прессинга со стороны ритуальных предприятий. В основном, кто первый окажется у родственника-организатора похорон и предложит свои услуги, тот и выигрывает битву за потребителя, — считает эксперт. — Ценовая политика у всех примерно одинаковая, соответственно хорошим преимуществом становится наличие мобильных информаторов похоронных предприятий в больницах, станциях «скорой помощи», органах полиции, учреждениях судебной медицинской медицины».

«В декабре 2015 года в дверях нашей квартиры поздним вечером столкнулись сразу два похоронных агента, один, как мы полагаем, от «скорой помощи», другой — от полиции, — отметил уфимец Илья Анваров. — К счастью, обошлось без ругани между ними, но не всем так «везёт», так как известны случаи, когда при разборках конкурирующих фирм страдали родственники покойных. Как морально, так и материально».

Взаимные упрёки

Частные предприниматели утверждают, что «практически каждый из муниципальных спецкомбинатов уличен в сговоре с работниками станции «скорой помощи», при этом заключение договора с конкурирующими фирмами для родственников покойных оборачивалось лишними расходами, поскольку монополист жёстко пресекал любые посягательства на свою сферу влияния, безбожно завышая цены». Представители унитарных предприятий, в свою очередь, в покупке информации и завышении цен обвиняют частников.

Напомним, летом 2009 года в Уфе по инициативе Федеральной антимонопольной службы прошел всероссийский семинар-совещание по вопросам развития конкуренции на рынке похоронных услуг. Именно в Башкирии, по мнению антимонопольщиков, закон о погребении составлен и реализуется наиболее правильно. В адрес всех четырёх муниципальных предприятий, занятых в этой сфере, прозвучало немало упрёков, выдвигалось требование о снятии всех административных барьеров.

Нарушением конкуренции были названы даже дотации, предоставляемые из местных бюджетов муниципальным похоронным организациям на содержание кладбищ и захоронение неопознанных трупов. «Получающие государственную финансовую помощь комбинаты спецобслуживания могут себе позволить демпинговать, снижая цены в пику конкурирующим с ними представителям малого бизнеса, не получающим за те же услуги никаких субсидий!» — жаловались частники, одновременно обвинявшие «унитариев» в повышении цен. В качестве рецепта улучшения ситуации было рекомендовано создание саморегулируемой организации (СРО). При этом руководитель центра поддержки предпринимательства Денис Мусин признал, что восемь частных предприятий замечены в сговоре со «скорой помощью» или дежурными частями милиции.

Представители муниципальных унитарный предприятий, в свою очередь, жалуются на возросшее число «невостребованных покойников», которых им приходится хоронить, уклонение от налогов частников (по данным профсоюза, сейчас до 40% агентов ритуальных компаний не имеют трудовых договоров и не являются юридическими лицами), всё тот же сговор со «скорой помощью», теперь уже со стороны частников, а также несознательность родственников, которые «хотят избавиться от хлопот и идут к частникам».

Потребители услуг, то есть родственники покойных, отмечают грубость, навязчивость и непрофессионализм ритуальных агентов, невозможность пожаловаться куда-либо на их действия. Нередко встаёт тема воровства: «Крадут оградку с одной могилы и перепродают на другую». Известен вопиющий случай в Стерлитамаке, когда при перевозке тела сотрудник ритуального агентства присвоил снятые с тела покойницы золотые украшения.

«При недостатке средств и наличии энергии и свободного времени родственники обращаются в МУП, при ограниченности во времени — к частникам, — считают уфимцы. — У многих из нас нет ни физических, ни моральных сил бегать за бумажками и справками, искать бальзаматора и священника, ездить по мастерским».

Неоднозначное назначение

У уфимки Юлии Ивановой, однако, в январе 2016 года хватило времени и энергии обратиться в МУП КСО Уфы с просьбой похоронить за бюджетный счёт одинокую знакомую. В бесплатном погребении было отказано, Юлия заплатила за похороны 22 тыс. рублей, после чего написала заявление в прокуратуру с вопросом, почему в Уфе не исполняется федеральный закон «О погребении и похоронном деле в РФ», в котором государство гарантирует проведение погребения за бюджетный счёт. Постановлением администрации Уфы с 2015 года пособие на погребение составляет 6 тыс. 068 рублей. По федеральному закону № 8 «О похоронном деле и погребении» вместо пособия можно бесплатно получить минимальный набор похоронных услуг. В него входит: оформление документов, доставка гроба и необходимых для погребения вещей и само погребение.

В распоряжении ряда редакций оказалась копия приказа «Об изменении перечня гарантированных услуг», подписанная директором КСО Русланом Кинзикеевым, где указывается, что «в связи с исключением из муниципального задания МБУ КСО на 2016 год гарантированного перечня услуг по погребению, с 1 января 2016 года агентам приказывается не оказывать услуги, предусмотренные гарантированным перечнем услуг по погребению».

Как сообщало ИА REGNUM, городская администрация не включила данные работы в муниципальное задание КСО и не произвела их финансирование. Это повлекло за собой незаконные отказы похоронной службы в предоставлении бесплатных услуг по погребению. По итогам прокурорской проверки в адрес главы городской администрации было вынесено представление с требованием устранить нарушение. В прокуратуре Башкирии сообщили, что чиновники уже внесли новые пункты в муниципальное задание и выделили деньги.

Много вопросов в 2015 году вызвало назначение на должность руководителя МУП КСО Руслана Кинзикеева — в прошлом руководил Госкомитетом РБ по предпринимательству и туризму, являлся советником главы администрации Уфы по вопросам туризма, предпринимательства и культурно-делового сотрудничества с иностранными городами. По информации газеты «Коммерсантъ», ссылающейся на участников рынка, аффилиированные с господином Кинзикеевым структуры контролируют ряд компаний ритуальных услуг в Уфе с долей на рынке около 15%. В 2009 году Кинзкеев был модератором на упоминаемом выше всероссийском совещании антимонопольщиков.

Свет в конце тоннеля

При всеобщем признании наличия острых проблем на рынке ритуальных услуг в Башкирии рецептов оздоровления ситуации немного.

Некоторые участники рынка предлагают выставить нечестной конкуренции барьер за счёт создания при муниципальных структурах реестра организаций с указанием сведений обо всех агентах и постоянным обновлением этой информации. Сопоставление реестра с базами данных от кладбищ и больниц (там ведут учёт всех агентов, размещавших заказ или получавших свидетельство о смерти) позволит выявить тех агентов, которые официально не трудоустроены или не имеют договоров с компанией.

Звучат предложения о введении обязательного лицензирования. Оба предложения встречают яростное сопротивление со стороны частников и обвинение в «пособничестве монополизации отрасли».

Высказанное ещё в 2009 году предложение о создании СРО вылилось в учреждение нескольких «корпораций» и ассоциаций, пока никак не повлиявших на состояние рынка.

Предлагалось создать попечительский совет для общественного контроля ритуальных фирм и телефон доверия для недовольных клиентов. За первую подтвержденную жалобу — ввести штраф для фирмы 200 тыс. рублей, за повторную — ограничить деятельность на 3 месяца.

Константин Кузьминых выразил надежду, что полученные полномочия от премьер-министра РФ Дмитрия Медведева министерством строительства и ЖКХ РФ по регулированию рынка похоронных услуг на федеральном уровне позволят совершенствовать эту сферу.

Напомним, 2 года назад Минстрой получил полномочия по регулированию рынка по инициативе главы Минстроя Михаила Меня. Ранее эту отрасль курировал Минжилкомхоз РСФСР, а затем Госстрой и Росстрой, при этом возврат надзора на федеральный уровень позволит решить проблемы с бесхозными могилами, доля которых от общего числа захоронений достигла 30%, а также с качеством кладбищенской земли, часть которой подтапливают грунтовые воды.

Только цифры

В Уфе за год умирают 12 тыс. 600 человек, в день около 35. В день «покупается» информация примерно о 20 умерших.

С 2015 года в сумму в 6 тыс. 068 рублей пособия официально входят предоставление и доставка гроба и других предметов, необходимых для погребения (1 тыс. 588 рублей), перевозка тела (останков) умершего на кладбище (1 тыс. 741 рубля), и само погребение (2 тыс. 738 рублей). Причём, все документы должны оформляться бесплатно. Реальная стоимость погребения составляет 17 тыс. рублей. На эти деньги осуществляется копка могилы, покупается дешёвый гроб, два венка, предоставляется катафалк, осуществляется вынос покойника из дома и непосредственно само погребение. 6068 рублей из этой суммы выделяет Пенсионный фонд, оставшиеся деньги должны выплачиваться из муниципального бюджета.

Скончавшемуся уфимцу полагается земельный участок для могилы, размер которой в ширину 1 метр, в глубину — 1,5 метра, а в длину — 2 метра. Уфимские кладбища занимают сегодня 290 гектаров городской земли.

Ежегодно из бюджета города КСО Уфы выделяется на содержание кладбищ более 30 млн рублей.

Идея строительства в Уфе крематория родилась еще в 1976 году. Стоимость такого специфического объекта примерно 2−2,5 млн евро. В среднем за год в ближайшем к Башкирии екатеринбургском крематории сжигается лишь несколько тел из Уфы. Вопрос строительства крематория в Уфе поднимается регулярно, к общему мнению участникам обсуждения до сих пор прийти не удалось.

Источник: ИА REGNUM

Алия ЕмшановаБашкирияЛюди, факты, мнениягород,Уфа,финансы,экономикаСколько стоит похоронить в Уфе?В событиях на Хованском кладбище отразились свойственные для Башкирии и всей России противоречия между унитарными и частными предприятиями, занятыми на рынке ритуальных услуг. Как отмечают опрошенные ИА REGNUM эксперты, частные предприниматели и сотрудники ритуальных агентств требуют «снятия административных барьеров», а представители немногочисленных муниципальных комбинатов специализированного...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл