57478

Как молодые мусульманки попадают в ИГИЛ. Методы убеждения и вербовки

В ходе съемок документального фильма о вербовке российских мусульманок в ряды ДАИШ корреспондент Центрально-Азиатского телевидения Виктория Буткевич взяла интервью у заведующего отделом исламских исследований Института стран СНГ Ильдара Сафаргалеева, часть которого приведена в этой статье.

— Мы сегодня обсуждаем очень болезненную тему – это вербовка в ряды террористической группировки ДАИШ. И хотели бы сконцентрироваться на вербовке женщин. Скажите, насколько эта болезненная тема актуальна сегодня и насколько она обсуждаема?

Вербовка женщин в ДАИШ на сегодняшний день, наверное, одна из обсуждаемых тем в информационном пространстве. Но в то же время, вокруг нее много, на мой взгляд, недосказанного и остающегося за кадром, которое мешает осознать эту проблему, всю ее сложность и масштабность.

— Скажите каким образом на эту проблему сейчас реагируют СМИ?

— Обсуждение ее поднимается и на центральных каналах, и не только на телевидении – в радио, в газетах, в Интернете. Но вместе с тем, на мой взгляд, упускаются глубинные причины «успеха» террористов в вербовке именно молодых женщин в ДАИШ.

Показательная история Вари Карауловой, студентки МГУ – наверное, не единственный пример такого рода.

На мой взгляд, проблема в том, что несколько замалчивается в целом проблема русских мусульман-неофитов и мусульманок в частности. Внимания им конкретно на стадии их важного жизненного выбора, когда они принимают душой, что называется, и сердцем религию Ислам абсолютно недостаточно. Потому что именно в этот период это внимание особенно необходимо. Тем более, что отношение в обществе к русскому, принявшему ислам, в целом в стране, где все-таки преобладает не мусульманское население, оно, мягко выражаясь, негативное. И, соответственно, необходимо внимание религиозных структур. И не только религиозных структур официальных, а неформальное внимание братьев по вере именно к этим девушкам, которые, нуждаясь в нем, уходят в сеть (я бы сказал – в сеть шайтана), из которой они вырваться не могут, в прямом и в переносном смысле, я имею в виду сеть Интернет.

— То есть получается основная проблема в недостаточном просвещении, недостаточном понимании, что такое настоящий ислам, что такое истинный ислам? То есть эти девушки под каким-то влиянием, под какими-то эмоциями идут и принимают ислам, а затем ищут тех людей, которые им, может быть, неправильно объясняют и воздействуют на их эмоциональный фон? В этом проблема?

— Да, именно в этом проблема, потому что фактически они брошены на произвол судьбы, и даже находясь, может быть, в России, они здесь также могут попасть, что называется, не в те руки. Молодые девушки ищут себе спутника в жизни и находят его не в реальной жизни, а в сети, в Интернете, потому что в реальной жизни вот этот недостаток общения, внимания к ним со стороны единоверцев, которые от них по сути дела открещиваются. Есть такой момент, я вам откровенно скажу, что даже среди этнических мусульман – татар и башкир, например – есть определенное предвзятое отношение к славянам, которые принимают их веру ислам. Хотя этого согласно мусульманским канонам не должно быть абсолютно.

А с чего это отношение берется? Почему?

Из-за неправильного понимания исламского вероучения и недостатка знаний либо поверхностных знаний.

На самом деле я, зная не одного русского мусульманина, могу сказать, что большинство из них, наверное, «дадут фору» (если так можно выразиться) этническим мусульманам, потому что они пришли к вере – Исламу – не чисто по рождению, а по своему убеждению. И это очень важно, потому что формальное следование исламу, чисто механистическое, как раз и приводит к тем болезням нашего общества, которые выражаются в искажениях, приводящих к экстремизму, терроризму, к тому же самому ДАИШ, о котором мы с вами говорим.

Каким образом можно позитивно воздействовать на этнических мусульман? То есть нужно создавать, может быть, какие-то центры по переподготовке или углублению знаний об исламе?

— Да, вы правы, это нужно делать. Но, я полагаю, помимо этого должно быть в целом понимание в обществе, в мусульманском социуме, российском и постсоветского пространства, может быть, вообще всех, не только мусульман, того, что ислам все-таки отличается от других вероучений, в том числе от христианства.

Например, в исламе существуют муфтии, которые могут выносить фетвы и алимы – мусульманские религиозные ученые. А есть шейхи. Что такое шейх? В переводе с арабского это буквально старец.

Что я подразумеваю под всем этим? То, что в исламе есть внешняя составляющая, которая предписывает выполнять определенные нормы религии. Что такое следовать исламскому вероучению? Внешне – это выполнение намаза, поста в месяц рамадан, выплата мусульманского налога-закята, паломничество к святым местам, для тех кто это в состоянии сделать и т.д. Помимо этого существует внутреннее содержание всех этих вещей. Вот эта внутренняя духовная составляющая имеет отношение к тасаввуфу, который является непосредственной составляющей шариата – исламского закона. И вот этой составляющей к сожалению уделяется очень мало внимания. Вряд ли кто-либо назовет мне существующих в российском исламском социуме таких вот уважаемых шейхов. Исключением, может быть является наш Северный Кавказ. Но среди татар и башкир, например, за 70 лет атеистического безвременья эти носители бесценной духовной традиции были выкорчеваны, и в настоящий момент идет медленный и очень трудный процесс ее возрождения.

И проблема, мне кажется, именно в этом, потому что вот этим чистым, юным душам нужны духовные наставники. Мы часто ошибаемся относительно ислама, делая кальку с христианства, где есть батюшка-духовник, наставник, который направляет души. Но в исламе просто обучившись в исламском учебном заведении – будь то медресе или даже исламский университет (например, аль-Азхар) – недостаточно для того, чтобы стать духовным наставником таких людей, которые ищут истину в жизни, в том числе и духовного поводыря, наставника.

Приведу вам такой пример. В Индии есть всемирно известный университет, который был создан в середине XIX века – Дар уль-Улюм Деобанд. Там готовят алимов, мусульманских религиозных ученых, довольно длительное время – 5-6 лет они получают знания исламского вероучения. Но в период его создания, в середине XIX века, после того, как мусульманин становился алимом, религиозным ученым, он еще оставался в этом университете на протяжении нескольких лет, и обучался именно этой духовной составляющей, но не у муфтиев, не у других алимов, а именно у шейхов, духовных наставников тасаввуфа. И только после этого возвращался домой, где он работал с прихожанами.

Позднее эта практика несколько модифицировалась, так как не всегда могли позволить себе люди, которые приезжают издалека, долгое время находится вдали от дома, от своих семей. И поэтому с них брали письменное обязательство в том, что они после окончания обучения на алима, получения внешних религиозных знаний, по возвращении домой найдут шейха и продолжат это образование, и закончат его, доведя до логического завершения, до гармонии, обучившись у шейха тасаввуфа.

У нас же об этой практике фактически даже не говорят. Мне кажется, корень болезни именно в этом, что вот этой духовной составляющей в российских мусульманских общинах и учебных заведениях уделяется недостаточно внимания, а порой даже противодейстуется. Потому что тот же самый тасаввуф, вот эта духовная составляющая в настоящее время в России страдает от прикрывающихся его добрым именем представителей, которые не имеют к нему отношения, так как не придерживаются норм шариата. Но в то же время это не снимает с мусульманина задачи поиска именно истинных духовных наставников, которые в ладу с шариатом делают свою нужную работу по воспитанию, духовному совершенствованию, призыву таких вот людей, о которых мы с вами говорим.

Как молодые мусульманки попадают в ИГИЛ. Полная версию интервью — смотреть видео:

Скачать медиафайл

Из интервью заведующего отделом исламских исследований Института стран СНГ Ильдара Сафаргалеева Центрально-Азиатскому телевидению в ходе съемок документального фильма о вербовке российских мусульманок в ряды ДАИШ.

Автор: Ильдар Сафаргалеев, заведующий отделом исламских исследований Института стран СНГ

Как молодые мусульманки попадают в ИГИЛ

Яна Ямщикова (Галеева)ИсламИГИЛ,ислам в России,Исламское государство,экстремизмКак молодые мусульманки попадают в ИГИЛ. Методы убеждения и вербовки В ходе съемок документального фильма о вербовке российских мусульманок в ряды ДАИШ корреспондент Центрально-Азиатского телевидения Виктория Буткевич взяла интервью у заведующего отделом исламских исследований Института стран СНГ Ильдара Сафаргалеева, часть которого приведена в этой статье. - Мы сегодня обсуждаем очень болезненную...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл