75974854

Русские крестьяне на Южном Урале

Плохая сохранность архивных материалов по периоду конца XVI–XVII вв. истории Южного Урала позволяет лишь в общих чертах воссоздать процесс переселения русского крестьянства в этот край, которое в данную эпоху носило преимущественно стихийный характер.

Небольшие сообщества русских промысловиков и землепашцев в поисках новых богатых добычей и плодородными землями угодий двигались в основном вдоль речных русел, закладывая на припойменных террасах первые починки и сёла. В течение XVII – начала XVIII вв. возникают русские деревни вокруг Уфы, вдоль долины Белой, в Прикамье. На 1724 г. только в четырёх дворцовых волостях Уфимской провинции насчитывалось 30 селений с 3,5 тыс. душ мужского пола.

Анализ исторических документов и сопоставление с хорошо изученным процессом более позднего переселения русских на Южный Урал показывает, что миграции носили прерывистый, волнообразный характер. Поселившиеся в каком-то месте русские крестьяне затем могли уйти из-за различных обстоятельств: внешней угрозы, исчерпания экономических ресурсов, недостаточного понимания особенностей участка, лишь сначала показавшегося пригодным для хозяйствования. Общины или отдельные семейные группы перемещались по обширным просторам.

Одним из основных первых очагов массового поселения русских было Прикамье, где складываются два района Елабужский и Сарапульско-Каракулинский, в пределах последнего к началу XVII в. возникает на берегу Камы село Берёзовка (Никольское). Согласно сведениям дозорной книги Осипа Зюзина и Терентия Матвеева в 1621 г. в Берёзовке насчитывалось 80 крестьянских и один бобыльский двор. А состав фамилий жителей указывает на обилие прозвищ явно «гулящих» людей, «охотников за зипунами» – типа Сухоплюй, Пьянков, Шатун, Сабля, Брашник, Кувалда, что свидетельствует о немалой доле промыслового населения. Это не удивительно, так как на Каме велась активная добыча рыбы (осетровых и камского лосося), созвучно название соседнего города Сарапул («сарапуль» – жёлтая рыба, стерлядь). В то же время перепись 1621 г. зафиксировала 12 крестьянских и 9 бобыльских дворов пустых, «бежали безвестно в 127 году» (1619 г.) .

По данным переписи Тимофея Бутурлина и Алексея Грибоедова 1646 г. «в селе Никольском, что на Берёзовке, а в нём 100 дворов крестьян», всего с бобыльскими было 140 дворов и 380 чел. населения. Рядом возникает целый «куст» небольших русских деревень . Однако, к началу XVIII в. численность населения Николо-Берёзовки резко сокращается – до 45 душ м. п. примерно в 1719 г. и 73 душ в 1735 г. Видимо, сказались два фактора.

В конце XVII – начале XVIII вв. случились три башкирских бунта, в 1682 г. нападению башкир подверглась и Николо-Берёзовка. Значительная часть жителей уходит за Каму в Каракулино (там имелась деревянная крепость) или вглубь лесов, где возникает большое село Касёво . С другой стороны, были в значительной степени истреблены рыбные ресурсы, промыслы угасли, а сама Николо-Берёзовка лежит на узкой террасе между Камой и хвойными чащобами на песчаной почве, возможности для землепашества тут не много.

Первые русские крестьяне на Южном Урале

По переписной книге 1701 г. в Николо-Берёзовке осталось не более 30 хозяйств тяглых и бобыльских крестьян. О причинах опустения староста одного из соседних сёл рассказывал, что «бежали … в Кунгурский уезд тому пятый год [в 1695 г.] от скудости при воеводе при Тимофее Синбугине … тому три года при воеводе при Анике Арсеньеве, пашенная земля и сенные покосы в пусте» . Из Сарапульского уезда «а по скаске старосты и выборных крестьян тех дворов люди покине тягла и дворы сами в пусте, бежали в Уфимской и в Кунгурской уезды, а иные живут за Осинским Преображенским митрополитом и в Казанском уезде на ясаках, а иные померли, а жен и детей после их не осталось» . То есть, жители Прикамья уходили в ближние уезды на восток и на запад, поступали в монастырские крестьяне под защиту православной церкви.

Однако, мои генеалогические изыскания открывают новое направление миграции уроженцев Николо-Берёзовки. В копии с переписных книг стольника Матвея Супонева 186 года (1678 г.) Казанского уезда Арской дороги села Вознесенского (то есть Сарапула) говорится о селе Троицком , «Березовка тож»: «Во дворе Петрушка Григорьев сын Оскин. У него сын Потапко десяти лет» . Фамилия моих прапрадедов во второй половине XVII в. была Оскины (Аскины) (а в 1621 г. среди жителей Берёзовки упоминались Осинцовы, наверняка, выходцы из Осы).

В переписной книге Тобольского уезда за 1695 г. говорится: «Лета 7203-го [1695] июня в 27 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всея Великой и Малой и Белой России самодержцев и по грамоте и по наказу ближнего стольника и воевод Андрея Федоровича Нарышкина с товарыщи тобольские дворянин Иван Семенов сын Полозов да приказной палаты подьячей Яков Лапин переписывали Тобольского уезда Катайский, Колчеданский остроги, Камышевскую, Арамильскую, Багаряцкую, Белоярскую, что на Тече, Новопесчанскую, Верхную Мияскую, Чюмляцкую да Средную Мияскую, Окуневскую слободы» . И по деревне Красногорской сообщалось: «Во дворе Петрушка Григорьев сын Аскин. Сказал: родом он уфинец села Дуванеи, жил во крестьянех за великим государи и покиня тягло в Сибирь в Колчеданский острог пришёл в 202-м году. Во крестьяне поселил его прикащик Алексей Черкасов. Детей у него: Потапко дватцати лет, Кипрюшка четырех лет, Левка году да пасынок Филка дватцати лет. Пашни пашет десятину в поле а вдву потому ж сенных покосов на сто копен; с той пахоты плата великих государи в казну денежного оброку шесть алтын полторы деньги» .

В переписных книгах 1678 и 1695 гг. говорится об одних и тех же людях – Петре Григорьевиче Оскине / Аскине и его семействе. А из тобольской документации виден маршрут переселения. Сначала из Николо-Берёзовки крестьяне переехали (примерно в 1680-е гг.) в Удельные Дуванеи, что немного ниже Уфы на реке Белой, то есть миграция шла вдоль речного пути, возможно плыли на стругах. Здесь русские крестьяне прожили несколько лет, условия, видимо, не понравились и, хотя в крае было в общем спокойно, они «покидают тягло» и отправляются в так называемые Сибирские слободы, на благодатные чернозёмные земли Зауралья, где в 1694 г. приказчик Колчеданского острога А. Черкасов наделяет их землёй и «тяглом».

Первые русские крестьяне на Южном Урале

По всей видимости, переселенцы по старинной гужевой дороге пересекли Уральские горы и вышли в верховья реки Миасс, притоком которого и является Исеть. По ней поднялись до Колчеданского острога, опять путь шёл вдоль рек. Историк-краевед Р.Г. Игнатьев упоминал об участии уфимцев в заселении района Миасс – Чебаркуль. Он отмечал, что в Челябинском уезде жило «в XVII веке русское население под именем Сибирских слобод… в тоже время в селении миясском, ныне Оренбургского казачьего войска, жили старые казаки, по преданию потомки тех, которые были с Ермаком в Сибири и потом предпочли переселиться сюда. Точно такими же потомками тех казаков зовут себя в Троицком уезде казаки селения Чебаркульского… Предания чебаркульских и миясских казаков говорят, что предки их, сподвижники Ермака, потом, после его смерти, участвуя вместе с войсками правительства, посланными на окончательное покорение Сибири, удалились в г. Берёзов, Тобольской губернии, и, оттуда уже пришли сюда на настоящие места их жительства». Игнатьев предполагал, что они «были потомками тех же уфимских стрельцов и детей боярских, которые посланы были в Сибирь на довершение дела Ермака… Там уфимцы в Сибири могли пристать к казакам, оказачиться так сказать и уже после того не возвратились в Уфимскую провинцию но поселились здесь с начала вольными людьми, но в качестве казаков» .

Вот на эти активно заселявшиеся земли будущей Исетской провинции и прибывает «уфинец села Дуванеи» П.Г. Оскин. О дальнейшей судьбе семьи Петра Григорьевича Оскина рассказал средний сын – тот самый «Кипрюшко четырех лет», который младенцем пересёк Уральские горы и был зафиксирован тобольской переписью в 1695 г. В 1721 г. Киприян Петрович Васцын (уже так записали фамилию) говорил: «Отец мой родом сарапулец и съехал отец мой с Сарапулу в Колчеданскую слободу, и он с той слободы съезжал в Окуневскую слободу; и жили в тех слободах жил без тягла. Из Окуневской слободы свез отец нас на Невьянской завод в 704 году, и умре. И научился оному мастерству, работает на заводах по найму» . Отец в 1710 г. жил в своём дворе в Невьянском заводе, а в 1717 г. – уже во дворе сыновей, к которым перешло хозяйство по старости родителя.

Сведения, обнаруженные С.В. Трофимовым, показывают, что русские крестьяне переселялись не по одиночке, а семейными группами. Сам же первопоселенец – Пётр Григорьев Искин в Невьянском заводе и умер около 1720 г., накануне составления записи в 1721 г. Указано, что он примерно 1627–1630 г. р., в 1710 г. ему было 80 лет, в 1717 г. – 90. Происходил из государственных крестьян села Берёзовского Сарапульского уезда, жена – Соломонида Алексеевна (примерно 1650 г. р.), кроме сыновей Киприяна (около 1689 г. р.) и Леонтия (около 1693 г. р.), в семье проживала приёмная дочь – «приемница бобыля» Евлампия Потапова (около 1698 г. р.) . То есть, в 1680-е гг. 50-летний П.Г. Оскин / Искин с семейством, а у него ещё были старший сын Потап и приёмный сын «Филка» – Филипп или Филимон, люди уже не молодые, отправились в далёкие неведомые края с только что появившимся на свет Леонтием. Обратим внимание на наличие двух приёмных детей, что говорит о высоких моральных характеристиках родителей.

Первые русские крестьяне на Южном Урале

Таким образом, оказавшись в 1694 г. в Колчеданской слободе семейство П.Г. Оскина / Аскина / Искина / Васцына затем переселилось в Окунёвскую слободу (одно из поселений на р. Миасс), в общем достаточно далеко к югу. Но и там не задержалось. Началось промышленное освоение Среднего Урала, и в 1704 г. они перебираются на Невьянский завод, расположенный далеко на севере, за Екатеринбургом, в 1701 г. здесь выплавили первый чугун. В 1717 г. 30-летний Киприян сообщал о себе, что проживает в Невьянском заводе, где работает молотовым мастером. Вместе с братом Леонтием (годовалый Лёвка в Колчеданском остроге) возглавляли семейное хозяйство. Около 1704 г. пришли в Невьянск, а «родом они города Уфинска и тому 13 лет без отпуску съехали на Федковские заводы и работают Киприян з братом в молотовых мастерах из найму» .

Первые русские крестьяне на Южном Урале

В Невьянском заводе закончились странствия семьи Оскиных / Аскиных / Искиных / Васцыных. Киприян и Леонтий уже были молотовыми мастерами. А огневая работа на кричных молотах, где из чугуна ковали разные сорта железа, требовала крепкого здоровья, немалой сноровки и физической силы . Бывшие прикамские жители вошли в ряды уральских мастеровых. Сын Киприяна – Семён Киприянович Васцын (1728 г. р.) тоже был молотовым мастером, как и внуки – Никита (1751 г. р., молотовой мастер), Степан (1755 г. р., молотовой подмастерье) и Иван (1757 г. р., молотовой ученик). В 1812 г. один из сыновей Никиты Семёнова Васцына, Пётр (малый) был переведён на новый Петрокаменский завод (располагался к северо-востоку от Невьянска). Род разделился на петрокаменскую и невьянскую ветви. Вассины отработали в Петрокаменском заводе вплоть до его закрытия в 1905 г.
Таким образом, история семьи Оскиных / Аскиных / Васцыных / Вассиных открывает несколько важных моментов в ранней истории переселения русских на Южный и Средний Урал. Во-первых, в XVII – начале XVIII вв. население отличалось высокой мобильностью, по разным причинам за несколько лет могло перемещаться на сотни вёрст, меняя уезды, сёла, остроги и заводы. Во вторых, интерес вызывает маршрут миграции. Вряд ли уроженцы сарапульского края сами наугад выискивали непроторенные пути в южноуральских дебрях. Наверняка, они двигались проверенными и хорошо известными трактами.

Из Николо-Берёзовки в 1680-е гг. Оскины / Вассины направлялись скорее всего вдоль реки Белой, может быть даже плыли до Дуванеев. В Зауралье гужевые маршруты шли вдоль небольших несудоходных речек Миасс и Исеть, возле которых стояли селения и остроги. А вот как они пересекли Уральские горы? За городом Уфой двигаться вдоль рек Уфимки и Белой невозможно, вокруг крутых берегов сплошная урёма. Хотя история гужевых трактов Южного Урала абсолютно неизученная тема, можно примерно восстановить путь русских переселенцев.

Анализ письменных источников и карт XVIII в. (Генерального межевания) свидетельствует, что дорога от Уфы на восток начиналась в пределах современного города на так называемом Дудкином перевозе через р. Уфа . Далее гужевой путь направлялся через поздние Русский Юрмаш и Иглино на уже существовавшие в XVIII в. деревни – Мряево, Кубово, Тауфтименево, от последней тракт сворачивал к югу к дер. Тикеево. За ней была переправа через реку Сим. Потом путь лежал в сторону дер. Нижние Лемезы возле одноимённой речки, но не доходя до неё круто сворачивал к северу и направлялся параллельно р. Сим через горы, практически рядом сейчас проходит современная автомобильная трасса М5. Не доходя речки Ата и на берегу речки Ук во второй половине XVIII в. заводчики выстроили Казармы. Ещё в 1940-е гг. эти небольшие поселения именовались Твердышево и Мясниково. Затем дорога выходила прямо к Симскому заводу, а вот дальше шла на Ерал, Юнусово, Муратовку, с севера огибая неприступные южноуральские хребты. Возле дер. Каратавлы была переправа через речку Катав и после, скорее всего, гужевой путь двигался в направлении совр. Сулеи, Сатки, Златоуста, Миасса, где и выходил на зауральские равнины.

Это был достаточно сложный из-за горного рельефа маршрут, который уже в XIX в. утратил всякое значение, новая гужевая дорога от Уфы и Бирска делала крутой вираж к северу, переправляясь через р. Уфа возле совр. Караидели и равниной Айской лесостепи также выходя в район Сулеи. Но в XVII в., когда массовых грузоперевозок ещё не было, а путники часто двигались верхом, первый маршрут являлся самым кратчайшим выходом из западного Предуралья в Зауралье. По нему, видимо, шли уфимские казаки и дворяне на помощь Ермаку, по нему же проследовали Оскины / Вассины.

И, в третьих, история нашего рода обращает внимание на своеобразную «неуживчивость, непоседливость» семейства. Можно предположить, что перед нами остатки того самого раннего промыслового русского населения Прикамья, которое не столько землю пахало, сколько било белуг, осетров и лосося, заготавливало икру, ходило на пушного зверя. Именно промысловая колонизация шла в начале в освоении Русского Севера ещё новгородскими первопроходцами и вятскими ушкуйниками. К концу XVII в. промыслы угасли, пахотных угодий было мало, да, скорее всего, особого стремления к землепашеству у бывших рыбаков и охотников не наблюдалось. Возможно, не случайно они скитались от села к селу по маршруту Николо-Берёзовка – Дуванеи – (вероятно, Уфа) – Колчеданский острог – Окунёвская слобода – Невьянский завод, пока окончательно не обосновались на уральских заводах.

Первые русские крестьяне на Южном Урале — 

Б.А. Вассин, И.Б. Вассин Из истории заселения Южного Урала (ранние миграции русского крестьянства). Река времени.2014. Уфа, 2014.

Сергей СиненкоБашкирияБлог писателя Сергея СиненкоНародознание и этнографияБашкирия,крестьяне,русские,Урал,этнографияРусские крестьяне на Южном Урале Плохая сохранность архивных материалов по периоду конца XVI–XVII вв. истории Южного Урала позволяет лишь в общих чертах воссоздать процесс переселения русского крестьянства в этот край, которое в данную эпоху носило преимущественно стихийный характер.Небольшие сообщества русских промысловиков и землепашцев в поисках новых богатых добычей и...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл