5252525252525252676 НУЖНО ЛИ ИЗУЧАТЬ РАЗРУШЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ СТАРОЙ РОССИИ? Люди, факты, мнения

В настоящее время практически во всех регионах России разрушенные памятники XVII–XX вв. в большинстве своём остаются как вне сферы исследования учёных, так и вне системы обследования и государственной охраны исторического наследия. Объекты разрушились, но в земле остались остатки их фундаментов, предметы материальной культуры, а в архивах имеются чертежи, фотографии, описания внутреннего устройства. И таких памятников тысячи: бывшие заводы, крепости, поселения, храмы, кладбища, почтовые станции и т. д.

Одной из причин, почему не использовались археологические методы при исследовании объектов промышленного наследия, являются сложившиеся стереотипы в наличии поздних временных границ для археологии и определении её «верхнего предела» 1700 годом. Поэтому памятники XVIII–XX вв. не являются объектом изучения, в учебниках и обобщающих работах по археологии редко упоминают даже XVI в., большое количество разрушенных памятников исторического периода не стали объектами инвентаризации, так как не признаны археологическими. В то же время их остатки не могут быть выявлены и описаны специалистами других областей науки. А письменные сведения не могут вполне самостоятельно и полно осветить исторический период, заменить археологические изыскания.

В изучении промышленных памятников реально использование традиционной процедуры археологического исследования: проведения полевых работ (разведок и раскопок) и камерально-кабинетной обработки и обобщения данных, хотя в методике работ можно отметить существенные отличия. Возможно применение стратиграфического, планиграфического типологического методов, но в исследовании решающую роль начинают играть письменные источники.

Разведки. Поиск следов и остатков промышленных памятников осуществляется по письменным источникам (описаниям, картам). На их основе можно выяснить время деятельности предприятия, название объекта, язык, этническую принадлежность его создателей, что чаще всего невозможно для памятников доисторической эпохи. При этом необходимо установить доказательную связь между обнаруженными остатками на местности и сведениями письменных источников. Кроме того, от периода промышленного освоения края остались значительно более мощные остатки жизнедеятельности в сравнении с предшествующими эпохами, в связи с чем необходимы обширные объёмы работ при их обследовании и фиксации (Каргалинские и другие рудники XVIII–XIX вв.). Целесообразно использование крупномасштабных карт, аэрофотоснимков.
Раскопки. Большая часть промышленных построек до конца XIX в. была деревянная и не сохранилась, а кирпичные и каменные сооружения единичны. Раскопки остатков сооружений пополнят сведения по планировке, этапам перестройки предприятий, предоставят образцы изделий, полуфабрикатов и отходов для изучения их методами естественных наук, составления типологических рядов предметов и музейных коллекций.
Необходимо отметить, что некоторые ключевые методы, применяемые в «классической» археологии, здесь перестают работать, особенно при обработке и интерпретации материала. Основной источник доисторической эпохи – орнаментированная керамика – отсутствует. Не собрано ещё и достаточного количества находок для создания типологических рядов изделий. Если остатки предприятия найдены, а исторических сведений о нём не выявлено, методика работ остаётся традиционной. Итогом историко-археологического исследования промышленного памятника может стать компьютерная анимированная модель.
Многие из местонахождений заводов известны по литературе, а их характерными признаками является наличие плотины, пруда и металлургического шлака. Проводить поиск крепостей гораздо сложнее. Если они обозначены на старинном плане, который не имеет масштаба и чёткой привязки к каким-либо ориентирам, то работа затруднительна. Один из вероятных признаков при натурном поиске укреплений – наличие следов земляных валов и рвов. Такое исследование достаточно новое, в процессе его реализации встаёт вопрос не о корректировке и дополнении известных методов, а о создании, апробации и внедрении в практику совершенно новой методики поиска и комплексного изучения археологических памятников с активным использованием письменных источников.
Работа авторов в рамках проекта «Выявление и инвентаризация археологизированных объектов XVII–XX вв. на территории Республики Башкортостана» в 2004 г. – первый опыт по проведению сплошной инвентаризации и выявлению уникальных памятников данного периода. Для этого использовались сведения из энциклопедии «Металлургические заводы Урала в XVII–XX веков», других работ по истории промышленности . Также производился сбор информации из чертёжных фондов РГАДА и ГАСО , выявлялись чертежи, карты и планы, относящиеся к заводам на территории РБ. Одна из проблем при поиске местонахождения памятника заключалась в соотнесении топонимики планов XVIII–XIX вв. с современной топографией местности. На первом этап предполагалось выявить и обследовать памятники, которые более просты в поиске: крепости и заводы.
Всего на настоящий момент в административных границах РБ по литературе и письменным источникам (в первую очередь, чертежам) выявлено 7 крепостей первой половины XVIII в. (Ивашева, Курмашева, Кандринская, Елдяцкая, Ушатская, Табынская, башкирский городок) и 31 металлургическое предприятие XVIII–XIX вв.: Архангельский (Аксынский), Архангельский (Шаранский) Благовещенский, Верхнетроицкий, Верхоторский, Вознесенский, два Воскресенских, Евбазинский, Кананикольский, Курганский, Нижнетроицкий, Покровский, Преображенский, Усень-Ивановский медеплавильные заводы; Архангельский, Белорецкий, Богоявленский, Верхнеавзянопетровский, Воскресенский, Зигазинский, Иваново-Павловский, Ильдинский, Инзерский, Кагинский, Кухтурский, Лапыштинский, Лемезинский, Нижнеавзянопетровский, Тирлянский, Узянский железоделательные и чугуноплавильные заводы.
В июле-августе 2004 г. проводился поиск в западной, северной и, частично, северо-восточной частях республики. Выявлялись и обследовались местонахождения крепостей и 8 металлургических предприятий: Архангельского (Аксынского), Архангельского (Шаранского), Благовещенского, Верхнетроицкого, Курганского, Нижнетроицкого, Усень-Ивановского медеплавильных заводов; Архангельского чугуноплавильного завода. При натурных работах применялась методика археологических разведок без проведения земляных работ: составлялись описания и схематические планы, фотографировались объекты.
Крепости. Основным источником для поиска крепостей послужил чертёж 1737 г., на котором обозначены 6 из 7 упомянутых крепостей. Следы укреплений четырёх (Ивашева, Курмашева, Кандринская, башкирский городок), неизвестных в отечественной литературе мы попытались найти на местности. В научных работах упоминаются только Табынская и Елдяцкая (Гадайская) крепости . Последняя существовала на правом берегу р. Уфы, в районе современного Павловского водохранилища. Все другие известные крепости, возникшие с первой половины XVIII в., входили в Закамскую и Оренбургскую оборонительные линии, за пределами современных границ республики.
Крепость Ивашева. Её примерное местонахождение определено в 20 км к северу от районного центра Кушнаренково. На современной карте на этом месте указана дер. Елгашево. К настоящему времени деревни нет. О месте её существования напоминают только столбы линий электропередачи и двухметровые заросли конопли. Помимо обследования местонахождения бывшей деревни, осматривались высокие места, берега речек, участки удобные для возведения укреплений в радиусе 2 км. Следов оборонительных сооружений не обнаружено.
Крепость Курмашева. Примерное местонахождение объекта определено в районе или на месте дер. Старокурмашево в 2 км к юго-западу от районного центра Кушнаренково. Нами обследовались доступные деревенские огороды, берега речек, высокие места в окрестностях деревни в радиусе около 2-х км. Признаков укреплений не обнаружено.
Крепость Кандринская. Её примерное местонахождение определено в 5 км к западу от озера Кандры-куль и в 1,5 км к востоку от дер. Староасланбеково. На берегу ручья, впадающего в р. Большой Нугуш, на пашне был обнаружен участок прямоугольной формы (30 х 40 м) непаханой земли с обваловкой, но каких-либо признаков проживания здесь людей не выявлено.
Башкирский городок. На карте 1737 г. башкирская крепость обозначена условным знаком и подписью: «башкирский воровской городок, ныне разорен», но в литературе нет даже намёков на наличие у башкир собственных крепостных сооружений . Примерное местонахождение городка определено в 8 км к северо-западу от озера Асликуль. На юго-западной окраине дер. Канлы-Туркеево имеется возвышенность (300 х 150 м) с обрывистыми склонами. Северная часть возвышенности непосредственно примыкает к деревне и разрушена силосными ямами и карьерами, южная часть засажена сосной. При посадке деревьев поверхность этой части возвышенности разрушили лесопосадочными бороздами. Каких-либо признаков укреплений не обнаружено. Косвенным указанием на существование здесь крепости может служить тот факт, что дер. Канлы-Туркеево башкирская и является анклавом в окружении татарских деревень. Нами обследовались все высокие и удобные точки для строительства городка в радиусе 2–3 км, вплоть до озера Асли-куль. Признаков укреплений не обнаружено. Первый опыт поиска следов укреплений по карте XVIII в. позволяет говорить только о примерном районе их местонахождения. Дальнейшее изучение ранних крепостных сооружений на территории РБ и обнаружение каких-либо артефактов того времени предполагает поиск в архивохранилищах документов с более точными данными о местоположении крепостей.
Заводы. Для натурного исследования памятников промышленности необходимы: время и место существования предприятия, планировка и перестройка архитектурного комплекса, техническое оборудование и переоснащение производства. Далее приводится только описание современного обследования местности заводов без историй предприятий, которые подробно освещены в многочисленной литературе.
Архангельский (Аксынский) медеплавильный завод. Местоположение завода обнаружено в 70 км к юго-востоку от Уфы на восточной окраине райцентра Архангельское. До настоящего времени здесь сохранился обширный заводской пруд, образованный протекающей через поселок р. Аксын (Аскин). В районе плотинного слива и было определено местоположение бывшей заводской площадки. Общая длина образовавшей пруд плотины достигает 150–200 м и по ширине 20–25 м. Кроме плотины от завода сохранилось кирпичное здание церкви во имя Михаила Архангела, обозначенное на плане 1838 г. Заводских производственных построек XVIII–XIX вв. нет, а о деятельности здесь медеплавильного производства напоминают только россыпи шлака. Не удалось установить время постройки, находившегося у плотины, старого кирпичного здания мельницы и его связь с деятельностью завода. Между зданием мельницы и руслом р. Аксын находится небольшое кирпичное здание бывшей мини гидростанции, где ранее, по словам старожилов, вырабатывалось электричество. Сейчас здание заброшено. В 2 км ниже по течению реки обнаружена ещё одна плотина, построенная в период деятельности завода.
Архангельский чугуноплавильный завод. Местонахождение завода определено на правом берегу р. Аксын в верховьях пруда в 2 км к северо-востоку от плотины Архангельского медеплавильного завода и окраины одноимённого посёлка. Завод не имел плотины и располагался на некотором удалении от воды. Очевидно, источником электроэнергии служила гидротурбина, здание которой упоминалось ранее. К настоящему времени о существовании Архангельского чугуноплавильного завода напоминают только россыпи шлака. Заводских построек начала XX в. не сохранилось, на этом месте сейчас располагаются производственные и жилые здания паркетной фабрики. Территория фабрики закрыта для посещения. Чертежей и фотографий производства пока не обнаружено.
Архангельский (Шаранский) медеплавильный завод. Местоположение завода обнаружено на северо-западной окраине районного центра Шаран, в месте пересечения дороги и р. Шаран. Сам райцентр находится в 30 км к северо-западу от г. Туймазы. К настоящему времени остатки плотины использовали при строительстве дороги и моста. Пруд спущен, но контуры его просматриваются по очертаниям берега. Река Шаран неглубокая и достигает ширины 10–15 м. Ниже по течению реки по скоплениям шлака определено местоположение бывшего завода. Позже это предположение подтвердил чертёж завода XVIII в. К настоящему времени заводских производственных построек не сохранилось. На месте цехов располагается здание шиномонтажной мастерской. По рассказам её работников при земляных работах на прилегающей территории встречались остатки деревянных и каменных сооружений.
Благовещенский медеплавильный завод. В настоящее время на месте завода организовано изготовление арматуры. В окружении современного заводского производства сохранились постройки конца XIX в., но они были недоступны и не обследовались. К изучению индустриального наследия Благовещенского завода необходимо привлечь историков промышленной архитектуры и техники.
Курганский медеплавильный завод действовал на небольшой р. Курган, которая протекает к югу от Буздяка и к западу от озера Аслы-куль. К сожалению, чертеж XVIII в., указывающий на местоположения завода на р. Курган, был обнаружен в архиве только после проведения полевого сезона. Мы проехали вдоль русла реки трижды, обследовали все имеющиеся на ней пруды и видимые остатки плотин. Одна плотина находится в устье реки, одна у дер. Новосемёнкино, две на ручье у дер. Имян-Купер. Нигде не было обнаружено признаков медеплавильного производства, в первую очередь шлака. Наиболее вероятное местонахождение завода, по нашему мнению, вблизи дер. Каранай. Примерно на этот же район поиска указывает и чертёж XVIII в. Видимых признаков вододействующего завода (плотина, пруд) нами не обнаружено, возможно, из-за кратковременности и давности деятельности завода. Однако остался необследованный участок поймы реки длиной в 1 км и шириной до 150 м, поросший двухметровой крапивой. Заросли крапивы отодвинули поиск в этом месте на весенне-осенний период времени. Тем не менее, кратковременная деятельность завода и его заброшенное состояние оставляют надежду на хорошую сохранность в земле остатков производства середины XVIII в.
Троицкий верхний медеплавильный завод. Местоположение завода определено на северной окраине пос. Верхнетроицкого, на месте пересечения дороги из пос. Серафимовский и р. Кидаш, в 25 км к югу от г. Туймазы. В настоящее время остатки насыпи плотины использованы при строительстве дороги. Пруд спущен, но контуры его заметны по очертаниям коренного берега. Река Кидаш неглубокая и в июле достигала ширины 10–15 м. Берега каменистые, поросшие кустарником. На берегу бывшего пруда имеется действующая церковь. В районе моста ниже по течению реки на левом её берегу и было определено местоположение бывшей заводской площадки. К настоящему время заводских производственных построек XVIII–XIX вв. не сохранилось. Судя по чертежу XVIII в. часть производства находилась в пойме, часть на коренном берегу, в месте занятом сейчас постройками школы. Обрывистый берег в районе школы усыпан грудами шлака, но местные жители ничего не знают о заводской истории посёлка.
Троицкий нижний медеплавильный завод. Местонахождение Нижнетроицкого завода определено в посёлке с одноимённым названием в 5 км от Верхнетроицкого. В этом месте сохранился обширный пруд. Представление о первоначальной планировке завода даёт чертёж XVIII в. В настоящее время здесь действует суконная фабрика, закрытая для постороннего посещения. Через забор видно, что на современном производстве сохранилась застройка конца XIX в. и здесь, как и на Благовещенском заводе, необходимо привлечь к обследованию специалистов в области промышленной архитектуры и истории техники.
Усень-Ивановский медеплавильный завод. Местоположение завода обнаружено на восточной окраине пос. Усень-Ивановского, в месте пересечения дороги и р. Усень. Посёлок находится в 15 км к северо-востоку от Белебея. Сохранился заводской пруд. Около 20 лет назад насыпь плотины была обновлена. Старый грунт и конструкции были смещены на 100–200 м ниже по течению реки, где образовались обширные кучи грунта высотой до 5 м. На месте старой плотины вновь возвели дорожную насыпь. На восточной оконечности плотины находится здание лесничества и музей М. Цветаевой. Река Усень неглубокая и достигает ширины 10–15 м. Пойма реки относительно узкая, а первая надпойменная терраса достигает высоты 10 и более метров. Берега глинистые и каменистые, поросшие деревьями, кустарником и травой. Ниже по течению реки на правом её берегу определено местоположение бывшей заводской площадки, что соответствует чертежу XVIII в. К настоящему времени заводских производственных построек XVIII–XIX вв. не осталось, но в районе слива плотины на правом берегу сохранилась часть стены фундамента одного из цехов. Стена длиной около 30 м и высотой до 2,5 м сложена из плитняка, подмывается водой и разрушается. Здесь же, на заросшем огороде, помимо шлака, были встречены бесформенные куски металла. По рассказам жителя ближайшего дома, во время работы на огороде он встречал остатки каменных сооружений.
В ходе работы с чертежами к западу от Бирска на р. Евбаза выявлен не упоминавшийся ранее в литературе Евбазинский медеплавильный завод. Однако поиск его остатков на местности не проводился.
Таким образом, в 2004 г. был выявлен чертёжный материал, прошли полевые работы, определено местоположение четырёх крепостей первой половины XVIII в., состоялось натурное обследование 8 металлургических заводов XVIII–XIX вв. Есть перспектива обнаружения остатков производственных сооружений и проведения раскопок на месте Архангельского (Шаранского), Усень-Ивановского и, особенно, Курганского заводов. Итогом инвентаризации промышленных памятников должны стать «Своды памятников историко-археологического и индустриального наследия Республики Башкортостан», паспортизация, раскопки и создание компьютерных моделей некоторых уникальных объектов. Вся работа по инвентаризации и паспортизации промышленных памятников органично вписывается в деятельность международной организации по изучению и сохранению индустриального наследия (TICCIH) с национальным представительством в Екатеринбурге.

Источник: Е.А. Курлаев, А.Е. Курлаев Обследование разрушенных объектов исторического периода на территории Башкирии (Река времени. 2014. Уфа, 2014)

printfriendly-pdf-email-button-notext НУЖНО ЛИ ИЗУЧАТЬ РАЗРУШЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ СТАРОЙ РОССИИ? Люди, факты, мнения
Яна Ямщикова (Галеева)Люди, факты, мненияархитектура,памятникиВ настоящее время практически во всех регионах России разрушенные памятники XVII–XX вв. в большинстве своём остаются как вне сферы исследования учёных, так и вне системы обследования и государственной охраны исторического наследия. Объекты разрушились, но в земле остались остатки их фундаментов, предметы материальной культуры, а в архивах имеются чертежи, фотографии,...cropped-skrin-1-jpg НУЖНО ЛИ ИЗУЧАТЬ РАЗРУШЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ СТАРОЙ РОССИИ? Люди, факты, мнения