02453252453636

Сегодня размещаем материал исторический — о праздновании нового, 1787, года в Уфе. Историческая заметка И.И. Мен-ова (так обозначил себя сам автор) опубликована в «Уфимских губернских ведомостях» 31 декабря 1866.

Ещё 4 года – и Уфа может праздновать трёхсот-летний юбилей. По сказанию Рычкова Уфа начала строиться в 1574, а окончена в 1586 году, словом – начата при Иоанне Грозном, окончена в Царствование Феодора Иоанновича; в тоже время в 1574 году, вместе с Уфой заложены города Бирск и Мензелинск. И так почти триста раз встречает и празднует древняя Уфа торжество нового года.

До 1700 года новый год считался с 1 Сентября, а с 1700 г. по указу Императора Петра Великого – уже с 1 Января. Торжественно праздновался этот день в Москве и других значительных городах. Из многих описаний торжества Сентябрского нового года в самой Москве видим, что это было только церковное торжество, ограничивавшееся торжественным выходом Государей к молебну и раздачею ими милостыни на нищих и колодников. – С Петра, торжество нового года вместе с церковным принимает характер торжества светского, в том смысле как мы теперь понимаем это слово: торжество 1 Января нового 1700 года уже празднуется пирами, иллюминациями и т. п., чего до того небыло на Руси. С Петра Великого изменилось и самое духовное торжество нового лета и известный Гавриил Бужинский написал тот самый молебен на наступление нового года, который теперь каждогодно отправляется в церквах 1 Января. Само собою, что до Петровской России образцём торжества 1-го Сентября служила Москва, хотя обряд изменялся по местным удобствам или местным обычаям.

Скажем здесь как торжествовался в старину у нас, в Уфе, новый год – 1 Сентября и 1 Января. В первом случае мы имеем рукопись, списанную в г. Кунгуре в архиве Успенской церкви, где описано Уфимское торжество Сентябрского нового года, а в последнем – рукопись, хранящуюся в г. Челябинске и принадлежащую Рождественскому Собору. Вот как происходило торжество Сентябрского года, или как говорили наши предки «Семёнов день», «Семёна летопроводца», так как 1 Сентября православная церковь празднует память св. Симиона Столпника и так, до ныне, служба этому святому, положенная в Минеи, правится вместе с службою «началу новаго Индикта или новаго года», словом – по церковному уставу вечерняя и утренняя служба новому году отправляется 1 Сентября, а молебен, сочинённый Бужинским – 1  Января; служба же 1 Января положена празднику обрезания Господня и св. Василию Великому и самая литургия в этот день совершается по чину св. Василия.

В Уфе, как и в Москве и прочих городах, торжсетво нового Сентябрского года происходило перед началом божественной литургии, на горе перед Смоленским Собором, что теперь церковь св. Троицы. На улице за южными дверями Собора становились налои, на которые полагались иконы, в том числе непременно икона св. Симиона – Летопроводца, и на особом столе чаша с водой. Из Собора поднимали св. иконы и кресты при пении тропарей св. Симиону: «в терпении был еси столп» и «всея твари содетелю времена и лета в своей власти положивый»; затем, выйдя в южные двери, духовенство останавливалось около налоев и старший из священников кадил св. иконы, а потом происходило освящение воды и окропление св. водой как народа, так и знамён стрелецких: во время молебна стояли в строю Уфимские стрельцы, вооружённые фузеями и бердышами. После водоосвящения, провозглашалось многолетие Царскому дому, Патриарху, Митрополиту Казанскому со всем освящённым собором, так как Уфа принадлежала его эпархии, воинству и всем православным христианам. После многолетия предстоятель т. е. старший из духовенства говоил: «а дай-то Господи, чтобы наш Царь Государь и Великий Князь (имярек) всея России Самодержец был здрав на Москве, лету Божию наставшу! А дай то Господи, чтобы Государыня Царица и Великая Княгиня (имярек) лету наставшу была здрава на Москве на многия лета. А дай то Господи, чтобы их благородныя Чада Царевичи были лету наставшу здравы на Москве!» За тем перечислялись имена Царевичей и Царевен. «А дай то Господи чтобы великий господин святейший Патриарх Кир (имярек) лету наставшу был здрав на Москве, на святительском своём престоле лета многие! А дай то Господи, чтобы великий господин Митрополит (имярек) был здрав на многия лета! А дай то Господи многая лета всему освященному собору, всему царскому синклиту, боярам, воеводам, людям воинским и приказным и всем православным христианом! А дай то Господи, чтобы воевода наш, стольник (имярек) был здрав лету наставшу нову! Да здравы будут все люди предстоящие и молящиеся!»

За тем предстоятель осеняет крестом на все четыре стороны и начинали подходить ко кресту – сначала воевода, потом дво122ряне, стрелецкие начальники, дьяки и подъячие, словом – лица служебные, и были окропляемы св. водой. – За тем процессия возвращалась в Собор к литургии при пении: «спаси Господи люди своя и благослови достояние сих, победы благоверному Царю нашему на сопротивныя даруя и своя сохраняя крестом си люди». (Так сказано в рукописи; не решаясь изменить на нынешний текст, заметим, что самая рукопись относится к временам до-Никоновских или до реформы церковных обрядов, утверждённой на Московском соборе 1666 года – примечание И.И. Меньшова). Этим и заканчивалось торжество нового года; все расходились по домам и встречали этот день в своём семействе.

Не знаем в древней Руси был ли обычай ездить по домам и поздравлять с новым годом; покрайней мере в XVI веке,
известный Князь Андрей Курбский, упрекал одного польского пана за поздравление с новым годом. Письмо Курбского напечатано Г. Устряловым в его «Сказании Князя Курбского».

Очень может быть, что все эти наши визиты, поздравления, – всё это плод внешнего сближения с западом, начавшегося с лёгкой руки великого Петра; или, может быть, русский народ к принятым иноземным обычаям прибавил многое и своё.

От празднования древней Уфы нового года переходим к XVIII столетию; в конце XVIII века, Уфа, из бывшего окрайного городка, крепости для отражения киргиз и обуздания часто возстававших башкир, стала центром управления обширного края, названного в 1782 году Уфимским наместничеством.

Во времена наместничества, особенно при последнем из наместников, бароне Игельстроме, в конце 1780 годов в Уфе
так праздновался новый год: В 12 часов ночи, как в Пасху, начинался благовест к утрени, что означало начало нового года, между тем у многих домов разставлены были ёлки и зажжены фонари; фонари вешались на шестах, прикреплённых наиболее к воротам или выставлялись на особо устроенных столбах. – Церковная служба оканчивалась – и на разсвете хор трубачей, бывшего в Уфе драгунского полка, под командой поручика, ездил по
улицам и игранием на трубах возвещал новый год, между тем в 9 часу утра все чины наместнического управления, военные и гражданские чиновники собирались в доме наместника, на месте которого теперь находится архиерейский дом.

Наместнический дом, (тут же помещались уездные присутственные места), был деревянный, одноэтажный и состоял из 3 корпусов, в одном из которых жил наместник.

Все официальные собрания, обеды и балы происходили в «тронной зале», так названной по находящемуся здесь портрету Императрицы Екатерины, над которым устроен был богатый балдахин. Здесь в тронной зале чины наместнического управления ожидали выхода наместника. Наместник наконец выходил, поздравлял и сам принимал поздравление, иногда говорил речь, как это сделал в торжество нового 1786 г. барон Игельстром, по случаю дворянских выборов, открытых в день нового года. Приняв поздравление, наместник приглашал присутствующих в собор, куда в след за наместником все чины управления и проч. отправлялись слушать литургию и молебен. В тот же день у наместника, в тронной зале, бывал обеденный стол, а вечером – банкет, т. е. бал. – Между тем улицы освещались фонарями, плошками, горели смолянные бочки, и ёлки не убирались до следующего дня.

Читая описание торжеств нового года в Уфе, в XVIII столетии, помещённое в рукописном сборнике Челябинского

Рождественского Собора под – заглавием «празднование новаго 1786 года в г. Уфе» и читая в истории Петра Великого о
праздновании 1 Января 1700 года в Москве, находим, что едвали это Московское торжество нового года не служило
долго – и долго образцём для всей России. Заметим – освещение улиц фонарями вечером в день нового года, едвали по-
служило к постоянному потом освещению ими городов? Первые фонари на улицах Москвы, по указанию Петра, появи-
лись только по случаю нового года.

Рукопись из сборника Челябинского о праздновании в Уфе нового 1786 года была напечатана в «Уфимских ведомо-
стях за 1866 год»1, поэтому, не выставляем всего её обширного текста, но, отыскав сведение о праздновании в Уфе нового года в XVII веке, решаемся кстати, в кратком хотя извлечении, сказать о том, что повествует нам «Челябинский сборник», т. е. о торжестве тогоже нового года в XVIII веке. Между тем и другим торжестве – огромная разность. (Уфимские губернские ведомости. 1870. 3 января)

Источник: Уфимские губернские ведомости. 1866. 31 декабря (статья о праздновании
нового, 1787, года в Уфе).

lesovoz_69БашкирияИстория и краеведениеистория,краеведение,УфаСегодня размещаем материал исторический - о праздновании нового, 1787, года в Уфе. Историческая заметка И.И. Мен-ова (так обозначил себя сам автор) опубликована в 'Уфимских губернских ведомостях' 31 декабря 1866.Ещё 4 года – и Уфа может праздновать трёхсот-летний юбилей. По сказанию Рычкова Уфа начала строиться в 1574, а окончена в 1586 году, словом –...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл