643673747487488

Жители России глазами мировых СМИ

Апология статистики

Поговорим о Сталине. Тех, кто упал в обморок, хочу приободрить. Речь пойдёт не собственно об Иосифе Виссарионовиче, а о теге «Сталин» в зарубежных СМИ. Разбор сделаем под углом зрения политической медиаметрии и, шире, медийной феноменографии.

Зачем это нужно? А вот зачем. В развернувшейся информационной войне главным направлением удара стала «смена режима» в Российской Федерации. Это озвучили, кажется, все «и наши, и ихние» серьезные ньюсмейкеры.

Американский журналист Джон Пилджер, на наш взгляд, точно подметил некоторую важную, если не главную, особенность такой информационной операции:

«И в этот раз «дьявольская империя собирается добраться до нас», а её возглавляет «новый Сталин» или искажённо «новый Гитлер». Придумайте своего демона и пускайтесь во все тяжкие».

Политическая демонология стала сегодня чем-то вроде науки о расчете траекторий полета тяжелых межконтинентальных пропагандистских ракет. А ключи на старт таких ракет поворачивают специалисты по созданию негативных мифов. Введем для их обозначения термин негамифоманы.

Но, к Сталину! Мао Дзэдун, оппонируя негамифоману Н.Хрущеву, в оценке деятельности «отца народов» мифу противопоставил статистику: 70 процентов побед и 30 процентов ошибок. Со временем эта пропорция стала применяться и к «великому кормчему».

В КНР статистика победила миф. Это устойчиво легитимизирует власть КПК, что дало возможность Китаю высоко взлететь за счёт сочетания буржуазной экономики с коммунистической идеологией. В СССР с этим делом как-то не заладилось.

Для проверки гипотезы о том, что обвинения российской власти в тоталитарных замашках используются в рамках серьёзных кампаний, проанализируем такой своеобразный индекс, как характер использования тега «Сталин» в СМИ различных стран мира.

Индекс агрессивности таких материалов оказался на удивление мал, где-то 0,75. Можно сделать вывод, что в большинстве стран мира личность этого политического деятеля не несёт какой-либо серьёзной отрицательной нагрузки.

И.В.Сталин давно превратился в исторический персонаж и для нагнетания негатива не используется. Основной массе читателей и зрителей в США или Италии, например, Сталин неизвестен и неинтересен.

Франция из-за малого числа публикаций подобной направленности вообще не попала в нашу выборку, хотя исполняет главные номера в антироссийском концерте.

Вообще-то дело с оценкой личности этого советского лидера обстоит не так просто, как мы привыкли думать. Например, к авторитету Сталина пытаются апеллировать в тех случаях, когда государство начинает урезать расходы на социальные нужды.

Вот типичная рефлексия по этому поводу британского бюджетника — преподавателя пения в средней школе:

«На пике сокращения государственных расходов правительство консерваторов отказалось гарантировать сохранение бесплатных уроков музыки в качестве обязательного предмета в английских школах. Итак, Великобритания, как ранее и бывший Советский Союз, явила-таки миру свой «Государственный план музыкального образования».

Сталин, может, и был диктатором, но он был эффективным менеджером.

Таланты в этой огромной стране тщательно искали, причём перспективные дети находили государственную поддержку уже в возрасте трёх лет. Субсидии лились рекой. Как результат, советские композиторы и исполнители доминировали в мировой классической музыке». Это мы взяли из The Times за 28.11.11.

Да, В. Путина как-то пытаются связать со Сталиным, но таких статей в СМИ единицы. «Связку» во всю используют только политики, которых потом цитируют журналисты. Например, «Путин также опасен, как и Сталин, и несёт большую угрозу Западу, чем ИГИЛ, предупреждает бывший министр обороны (Боб Эйнсворт)» (Mail Online, 16.09.14).

Сделаем неожиданный вывод. Западные журналисты особой сталинской негамифоманией не страдают. Своим это не продашь. А политики — у них свои виды: подпускать демонов в Россию. Здесь это якобы работает. «48% россиян допускают повторение сталинских репрессий». Это из The Daily Telegraph, 29.10.14.

Но есть три страны: Украина, Польша и Латвия, для которых имя Сталина по-своему сакрально. Сакрально именно потому, что исторически остывшее для мира понятие «Сталин» неразрывно связано с понятием «русофобия».

Индекс агрессивности для них в этом случае необычайно высок, около 3,5. Если с Украиной и Латвией все понятно — эти страны, как слепые, нащупывают «Сталиным» кочки в болоте самоидентификации, хотя бы и отталкиваясь от «советскофобии» — «голодомор» там или «оккупация», то Польша, как представляется, играет в подобные не очень чистоплотные элитные игры лишь по одной причине — продемонстрировать свою европейскую исключительность и ценность для Евросоюза в качестве «восточного часового».

Впрочем, к русофобской пылкости польской аристократии «старые европейцы» всегда относились иронически.

Информационная активность: хождение Путина за три моря

Число публикаций за рассматриваемую неделю упало почти на 20%. Но зато Германия перестала быть в отрыве от других стран по этому показателю. Её почти догнали Индия и США. Бриллиантовый визит президента РФ, в результате которого, очевидно, будет построен экспортный трубопровод по прокачке наших алмазов до города Сурата с возможностью реверса бриллиантов в Россию, вызвал небывалый для Индии медийный резонанс.

Количество совместных проектов просто зашкаливает, что говорит о желании России предоставить Индии право и возможность стать мировым и дружественным экономическим гигантом на прочном фундаменте традиционного политического сотрудничества.

Что касается США, то на этой неделе национальные СМИ играли сразу в три антироссийские игры: политический покер (на руках такие карты, как «С Путиным можно покончить» (The Hill, 15.12); «Угроза возвращения Украиной статуса ядерной державы» Los Angeles Times, 11.12); «Обама: у Путина нет хороших карт в украинском конфликте» (The Washington Times, 12.12), «Монополию» («Падение курса рубля начинает наносить ущерб западным корпорациям» (The Wall Street Journal, 12.12); «Путин Великий и крах российской экономики» (Los Angeles Times, 13.12); «Смогут ли США обойтись без российских ракетных двигателей?» (Fortune, 10.12) и «Барыня прислала туалет — да и нет не говорите» («От «да» до «нет»: как американская дипломатия способствовала превращению России из потенциального союзника в стратегического противника» (The National Interest, 09.12).

В общем, есть чем время занять…

Индекс агрессивности: задорный голос шведской лайки

Обычно спокойных шведов понесло. Сегодня это самая возбуждённая страна в Европе. Такое впечатление, что они собрались отвоевывать Полтаву.

Вот список стран с максимальными индексами агрессивности. Индекс шведской прессы равен 18,0. Далее следуют Эстония (6,5), Германия (4,7), США (3,8), Латвия (3,5).

Но в Швеции, у которой сумасшедший индекс, все крутится вокруг скорого начала войны. Заголовки в данном случае говорят сами за себя.

«Шведский политик: расширяйте санкции против России» (Svenska Dagbladet, 13.12), «Польский министр обороны: от российской военной активности больше всего страдает Швеция» (Dagens Nyheter, 13.12), «Швеция призывает резервистов» The Local, 12.12), «Шведский библиотекарь: «Я был агентом КГБ» (Aftonbladet, 11.12), «Примерный семьянин из Швеции сражается на стороне Украины» (Expressen, 10.12), «Консервативный депутат: «Вооружайте Готланд!» (helagotland.se, 09.12).

Наш выбор: «Мы можем сделать это»

Что-то всё-таки в Европе начало происходить. Какая-то дырка в плотине образовалась, и нет мальчика из ЕС или НАТО, чтобы заткнуть течь пальцем. 13 декабря на улицы Берлина вышли четыре тысячи представителей самых разных политических течений, которых объединяло одно: протест против милитаристской политики президента Йоахима Гаука, который, по их мнению, стремится развязать войну с Россией.

Демонстранты называли российское государство жертвой агрессивной кампании НАТО и ЕС и встречали овациями выступление немецкого теолога Евгения Древермана, сравнившего Североатлантический альянс с «осьминогом, присосавшимся к западной границе РФ». Положительным героем демонстрации выступал президент Владимир Путин: его изображение можно было увидеть, в частности, на плакате в стиле предвыборной рекламы Барака Обамы с надписью «Yes, we can».

Важно не только это. Важно и то, что об этом вполне адекватно проинформировала читателей наш непримиримый оппонент польская газета Gazeta Wyborcza.

Автор: Игорь Александрович Николайчук, Центр евроатлантических и оборонных исследований

Сергей СиненкоАнализ - прогнозБлог писателя Сергея Синенкоанализ,народ,Россия,СМИЖители России глазами мировых СМИ Апология статистики Поговорим о Сталине. Тех, кто упал в обморок, хочу приободрить. Речь пойдёт не собственно об Иосифе Виссарионовиче, а о теге «Сталин» в зарубежных СМИ. Разбор сделаем под углом зрения политической медиаметрии и, шире, медийной феноменографии.Зачем это нужно? А вот зачем. В развернувшейся информационной войне главным...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл