636734748748

«Вечерний Саранск»: Мусульманское село Белозерье в Мордовии — оплот ИГИЛ?

Ежедневное аналитическое обозрение «Вечерний Саранск» задает вопрос: почему татарское село Белозерье в Ромодановском районе Мордовии стало главным поставщиком боевиков в Сирию?

Село расположено близ озера Белого, в 28 км от Саранска. Основано в середине XVII века темниковскими служилыми татарами, прибывшими на Атемарскую засечную черту юго—восточной границы Российского государства. В «Списке населенных мест Пензенской губернии» (1869) Белозерье (Озерки) — село казенное из 78 дворов Саранского уезда. В 1913 г. в селе было 3 мечети и 6 торговых лавок. В 1929 г. был создан колхоз «Янга Турмыш» («Новая жизнь»). В 1950 г. к нему был присоединён колхоз «Янга Фикер» («Новые знания»), организованный в 1930 г. в с. Инят. С 1996 г. — СХПК «Ялкын» («Пламя»).

Итак, далее — материал обозрения «Вечерний Саранск», выполненный на основе телесюжета.

** FILE ** A Masked militant of the Al Quds Brigades, the Islamic Jihad military wing, participates in a training session in Gaza City, in this April 1, 2007 file photo. Israeli troops and settlers withdrew from Gaza more than two years ago, and Israel has begun a fledging peace process with the moderate Palestinian forces now in control of the West Bank. So why is Islamic Jihad still raining down missiles on Israeli towns, provoking fierce retaliation and a new Israeli threat to cut off Gaza's electricity? (AP Photo/Hatem Moussa, file)

«Если со мной что-то случится, деньги не держи, отправь на джихад»

За основу сюжета телеканал взял вынесенный приговор 55-летнему жителю села Белозерье Равилю Абдуллову — бывшему имаму мечети. «ВС» подробно рассказывал о нем минувшей весной. Мужчина послал своему 33-летнему племяннику Абдулкариму Янгличеву, воюющему в Сирии на стороне боевиков, 1335 долларов на покупку автомата. Племянник вступил в связанную с Аль-Каидой террористическую группировку «Джебхат ан-Нусра» (Фронт победы). Туда он попал из Египта, где получил идеологическую обработку во время обучения в медресе.

Расскажем немного о самом Янгличеве. В 2008 году он был судим за хранение наркотиков, освобожден в конце 2009 года и поставлен на учет в наркодиспансер. Страдает неизлечимым, характерным для наркоманов заболеванием. Официально не женат, однако по мусульманским канонам у него есть супруга, родившая ему троих детей. Сейчас он объявлен в международный розыск по линии Интерпола.

Уже находясь в Сирии, Янгличев часто звонил своему дяде и просил оказать ему финансовую помощь. Абдуллов же одобрял участие племянника в военных действиях на стороне исламских радикалов и всячески его поддерживал. Во время одного из разговоров Янгличев заявил дяде, что ему нужны деньги для приобретения автомата. Абдуллов за месяц с небольшим собрал деньги и через посредника, который вылетел в Стамбул, передал их Янгличеву. Суд приговорил Равиля Абдуллова к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 200 тысяч рублей.

Московские журналисты представили часть любопытных телефонных разговоров между Абдулловым и его племянником Янгличевым:

— У меня первый год был серьезный. Черт на ухо шептал: «Беги, брось». Я еще думаю, сейчас где-нибудь шахидом стану. 12 лет просил всевышнего определить путь. Говорил, не дай мне умереть просто так, дай мне стать шахидом, — заявляет Янгличев.

Затем племянник из Сирии просит дядю выслать ему деньги сначала на оружие, а затем на билет для очередной будущей жены, с которой познакомился по интернету.

— Ей на дорогу надо 8 тысяч, у нее денег нет. Семья русская, они против. Они невежды, понимаешь.

— Абдулкарим, без проблем, если на то воля Аллаха.

— Дядя Равиль, если со мной что-то случится, ты эти деньги не держи, все равно отправь на джихад.

Кто убеждает белозерских татар уезжать воевать в Сирию?

«Есть информация, что Янгличев употреблял наркотики, вел не очень хорошую, непорядочную жизнь, — рассказывает в сюжете бывший муфтий Мордовии Рашид Халиков. — Мечети почти не посещал или посещал только по праздникам. А потом приходит информация, что этот человек уехал в другую страну и приглашает односельчан ему помочь, с ним воссоединиться».

То, что ваххабизм появился в Белозерье, Халиков ставит в вину русскому неофиту из Астрахани Олегу Марушкину, он же Абузар. Он принял ислам во время войны в Афганистане, а в 1998 году появился в мордовском селе. Дескать, с тех пор он оставил следы, которые не исчезают и по сей день. Более того, бывший муфтий делает еще более оригинальный вывод — мол, Марушкин появился в Белозерье не без ведома спецслужб.

Удобную версию развивает и помощник нынешнего муфтия ДУМ Мордовии Марат Салимов. По его мнению, только под давлением местных религиозных деятелей Марушкин уехал из Белозерья, а вслед за ним и его последователи. Возникает парадокс: Марушкин с последователями покинул Мордовию 17 лет назад. А тогда кто же сейчас убеждает белозерских татар ехать на джихад в Сирию? Этот вопрос остается в сюжете телеканала явно замятым или опущенным за ненадобностью или неудобностью.

«ВС» решил восполнить этот пробел и предлагает свою версию — почему жители Белозерья становятся боевиками в Сирии?

До середины 90-х годов прошлого века ромодановское село Белозерье славилось своими предпринимателями. Отношение к религии было таким же, как и в других селах Мордовии. Со временем сельские коммерсанты, имея финансовые возможности, стали отправлять сыновей на учебу в Саудовскую Аравию. И за рубежом молодежь впитала в себя идеологию так называемого чистого ислама.

В нашей стране для подавляющего большинства мусульман такие идеи были чужды, утверждают авторитетные религиозные деятели Татарстана. К слову, именно в Казани ислам приняли тысячу лет назад, и при этом мусульмане Татарии никогда не призывали к расправам над неверными и не пропагандировали радикальных взглядов.

Вернувшиеся же после обучения из Саудовской Аравии белозерцы стали утверждать, что наш российский ислам неправильный, и принялись сеять полученные за рубежом знания. Они стали убеждать мордовских татар, что жить нужно по шариату, а не по светским законам. В обиход вошло едва ли не поголовное ношение мусульманской одежды.

Во главу угла стали ставить уклад жизни Саудовской Аравии, государственной религией которой является ваххабитское течение ислама.

Местным татарам стали объяснять: если ты мусульманин, живи по законам ислама. Дошло до того, что в Белозерье религиозные деятели стали подменять собой государственные институты. Муж поколотил жену — с заявлением обращаться следует не в полицию, а к местному имаму, чтобы решить конфликт по законам шариата.

Вообще, к правоохранительным органам в селе относятся отнюдь не дружелюбно, визиты людей в погонах неизменно вызывают у местных недовольство. У мордовских силовиков Белозерье находится на особом контроле.

796956864

Погибшие белозерцы проводили шахидские операции

Сейчас Белозерье с населением в 3 тысячи человек насчитывает 8 мечетей и всего лишь одну школу. В старейшей мечети села придерживаются традиционного ислама, еще две мечети разделены — на одном этаже проповедуют традиционный ислам, а на другом — «чистый». В остальных проповедуют имамы, прошедшие обучение за рубежом. Судя по всему, именно эта чуждая идеология и подтолкнула некоторых белозерцев отправиться на джихад за пределы России.

Мечеть «Центральная» в с. Белозерье построена в 1989 году. Обязанности имама исполняет Абдулкарим Айзатуллин (82 года). Относится к ЦДУМ России.

Мечеть «Раджаб», вторая мечеть Белозерья, построена в 1994 году. Обязанности имама исполнял Кадиев Абдулхак, сейчас здесь председатель организации – Абдрашитов Абдулхай, имам – Абдрашитов Ринат Раисович. Относится к Совету муфтиев России.

Мечеть «Шабан» в Белозерье построена в 1997 году. Обязанности имама исполнял Кадиев Айса, сейчас здесь председатель организации – Абдрашитов Равиль Кямильевич, имам — Азисов Ринат Равильевич. Относится к Совету муфтиев России.

Мечеть «Рамазан» в Белозерье постройки 1999 года. Первый и второй этажи мечети используются двумя разными махаллями: по линии Совета муфтиев России – «Рамазан» (председатель организации – Ахметов Равил, имам – Гульзаваров Касим) и по линии ЦДУМ России – «Салават» (имам Сайфутдинов Рафик)

Практически все отправившиеся в Сирию посещали общины, входившие в состав религиозной организации Духовное Управление мусульман Мордовии, которую сейчас возглавляет Ильдус Исхаков.

В 2000-2009 годах отъезд белозерцев на войну, где они воюют на стороне боевиков, приобрел массовый характер.  Некоторые ехали семьями, наслушавшись проповедей последователей саудовской модели ислама. Многие из тех, кто уехал воевать на стороне террористов, уже погибли. Как рассказывают местные жители, таких около десятка — все они выходцы из села Белозерье.

Вскоре голову стали поднимать радикальные исламисты в Сирии и Ираке, и жители Мордовии устремились туда. Идеи «Исламского государства» (запрещенной в России организации) поддержали последователи «чистого» ислама из многих стран. Среди иностранцев первое место занимают жители стран Ближнего Востока и Африки.

Что же касается россиян, по информации заместителя министра иностранных дел России по противодействию терроризму Олега Сыромолотова, в Сирию выехало более 2,7 тысячи наших граждан, 160 из них уже уничтожены, 73 вернулись и осуждены, еще 36 арестованы.

Если посмотреть на ситуацию шире и взять в расчет россиян, не только воюющих в рядах террористов, но и причастных к финансированию экстремистов, то таковых, по данным Росфинмониторинга, на 19 ноября этого года официально насчитали аж 4,5 тысячи человек. По сравнению с прошлым годом черный список наших сограждан увеличился почти вдвое.

Лидерами среди российских регионов по участию граждан в террористической и экстремистской деятельности стали республики Северного Кавказа (Кабардино-Балкария, Дагестан, Ингушетия), а также Ставропольский край. В списке боевиков ИГ сейчас значатся фамилии более десятка белозерцев. Однако, по мнению директора Центра географии религий Романа Силантьева, таковых в ромодановском селе значительно больше:

«Одни белозерцы выехали в ИГ воевать, другие оказались пособниками, их можно встретить по всему миру. И в Пакистане они отличились. Имели причастность к московским терактам 2009 года. Белозерье является рассадником ваххабизма федерального значения».

Выходцы из Мордовии едут на джихад

Все отправившиеся воевать в Сирию белозерцы руководствовались исключительно идейными соображениями, речи о деньгах в их случае не идет. Однако первым на войну в Сирию из Мордовии поехал русский по национальности парень. Он принял ислам, сменил имя на мусульманское, а после посещений Центральной соборной мечети Мордовии решил отправиться на заработки в Турцию. Оттуда переправился в Сирию, где встал под черные флаги ИГИЛ, но был убит еще в самом начале конфликта. Большинство белозерцев, которые раньше сражались за Аль-Каиду в Афганистане, сейчас уже перебрались в Сирию и воюют за «Исламское государство».

По мнению экспертов-исламоведов, жители Мордовии решаются на такой шаг прежде всего после идеологической обработки, а не потому, что их завербовали агенты ИГИЛ. В нашей республике таких вербовщиков пока замечено не было.

Примечательно, что, по словам белозерцев, сейчас за ИГИЛ воюет родной брат бывшего муфтия Мордовии Адбулкарима Абдрашитова, погибшего в ДТП в 2011 году. 

При этом большинство выехавших в Сирию не могут похвастать хорошей образованностью. Многие едва окончили школу и не смогли найти себя в жизни. Телевизор для них смотреть — грех, и они часто просто не понимают, что на самом деле творится в мире. Зато в интернете они ведутся на пропагандистские ролики, которые сообщают о том, что мусульман обижают, притесняют и нужно встать на их защиту. Ну а более образованные мусульмане, понимая всю пагубность радикализма, в Сирию не стремятся.

Белозерцы отправляются на войну целыми семьями

Основная идея — совершить хиджру. В свое время пророк Мухамед совершил хиджру, т.е. переселился из Мекки в Медину, когда его гнали язычники. Сейчас некоторые мусульмане считают за правило совершить такое же переселение — уехать из земли неверных в страну ислама.

В Мордовии несколько семей уехали в Сирию, руководствуясь именно таким принципом. Глава семейства сказал — совершаем хиджру, жена с детьми без лишних вопросов собралась и отправилась вслед за мужем.

Чаще всего выходцы из Белозерья едут в Сирию проторенным маршрутом — сначала в Турцию, а затем уже переправляются в Сирию. Как только они туда попадают, их начинают убеждать, что нужно вести войну с неверными и распространять ислам.

Воспитание детей в таких семьях — особая тема. Обычно глава семейства вскоре погибает на войне, и эмир отдает его жену другому «солдату удачи». Женщина продолжает рожать от нового мужа, а дети с малых лет попадают на обучение в лагеря террористов. На некоторых роликах в сети можно увидеть, как какой-нибудь 4-летний мальчуган кричит «Аллах Акбар!» с автоматом в руках. К 14 годам детей спокойно отправляют на войну. Там у них нет выбора, кем стать и что делать в будущем.

Алексей НИКОЛАЕВ

 

Что думает по поводу участия жителей села Белозерье в бандформированиях ИГИЛ муфтий Мордовии?

Журналисты «Вечернего Саранска» поинтересовались у муфтия Централизованной религиозной организации Духовное Управление мусульман Мордовии Ильдуса Исхакова, видел ли он сюжет телеканала «Дождь» и почему, на его взгляд, белозерцы едут воевать в Сирию?

— Полностью сюжет на «Дожде» посмотреть не удалось, помощники показали только отрывки в интернете (полностью сюжет находится в платном доступе — прим. ред.), — заявил Ильдус Исхаков. — Почему белозерцы едут воевать в Сирию? На этот вопрос мне сложно ответить, сам я не белозерский. Наверное, лучше будет спросить об этом главу этого села или имама.

— Но ведь все, кто уехал в Сирию, входили в общины, которые находятся именно в вашем Духовном Управлении. Это случайность?

— Мечети Мордовии едины для всех последователей, поэтому, кто в какое Духовное Управление входит, не так важно. Здесь я ничего не могу сказать.

— Ну а что касается поднятой темы Абдуллова и Янгличева, выразите ваше отношение.

— Конечно, мы осуждаем любое участие в террористических организациях, их финансирование.

Источник Вечерний Саранск

 

Еженедельник «Мордовия»: доллары для сирийских боевиков

Житель Белозерья осужден за финансирование терроризма

Редкое для Мордовии уголовное дело рассматривал военный суд, под юрисдикцию которого преступления, связанные с терроризмом, перешли с января 2015.

Чтобы разобраться в нюансах дела, коллегия судей Московского военного окружного суда за один месяц провела около десятка выездных заседаний.

Приговор оглашался 4 марта в здании Верховного суда Мордовии. В зал  пустили только родственников; еще несколько десятков белозерцев в ожидании вердикта толпились в коридоре.

Подсудимый держался бодро, приветливо помахал родственникам из клетки и перебросился с ними парой слов. В последнем слове, предшествующем приговору, заявил, что вообще не знал, чем занимается племянник в арабской стране:

— Я не знал, что деньги, которые отправил ему, предназначены для незаконных целей. Он находится в чужой стране без какой-либо материальной поддержки. Я не знал, что он там воюет. Если моя вина и есть, то только в том, что  я общался с ним по телефону и слушал его рассказы. Не надо было этого делать. Я никому не причинил вреда. Прошу меня оправдать!

По версии следствия, из телефонных бесед с 33-летним племянником Абдулкаримом Янгличевым Абдуллов узнал, что тот воюет в Сирии на стороне боевиков, проповедующих военный джихад. Боевые действия против правительственных войск арабской страны Янгличев вел в ячейке «Аль-Каиды». В телефонных разговорах с родственником Абдуллов также поддерживал идеи радикального ислама и через посредников, не знающих о его истинных намерениях, передал племяннику 1335 долларов США на покупку оружия.

4 июня 2014 года следственный отдел УФСБ по РМ возбудил уголовное дело в отношении Абдуллова по статье «Содействие террористической деятельности через финансирование». Уголовному преследованию подвергся и Янгличев: на него сотрудники органов госбезопасности завели дело об участии в незаконном вооруженном формировании. Сейчас уроженец Белозерья находится в международном розыске и числится в списках Интерпола.

…Коллегия судей решала судьбу Абдуллова больше двух часов. Гособвинение запрашивало для него наказание в виде 7 лет лишения свободы и штрафа в 300 тысяч рублей. Вернувшись из совещательной комнаты, председательствующий коллегии Олег Москвитин огласил приговор, назначив Абдуллову 5 лет колонии общего режима и штраф в размере 200 тысяч рублей.

— Вам понятен приговор? – спросил у подсудимого председательствующий.

— Я не ожидал такого, Ваша честь, — признался тот.

Впрочем, неприятное известие никак не отразилось на внешнем проявлении чувств Абдуллова. Потрясая сжатым кулаком в призывном жесте держаться, он в сопровождении конвоя вышел из клетки, провозгласив напоследок: «Аллах Акбар!»

Источник: Мордовия

 

Мордовский «халифат»

белозерье, мордовия, исламисты, сирия, салафиты, ваххабиты, терроризм, теракты, фсб, мвд, судЛенинский районный суд Саранска 17 марта с.г. вынес решение о заочном аресте неназванного 43-летнего жителя села Белозерье Ромодановского района Мордовии, который, как сказано в тексте сообщения на сайте суда, «в ноябре 2013 года переехал в одну из северо-западных провинций Сирийской Арабской Республики (САР), где вступил в одно из незаконных вооруженных формирований, ставящих своей целью насильственное свержение легитимной власти в указанном государстве и построение теократического государства – всемирного исламского халифата».

Ранее, 5 марта, на выездном заседании в республике Московский окружной военный суд приговорил к пяти годам лишения свободы по части 1 статьи 205.1 УК РФ (содействие террористической деятельности в форме финансирования терроризма) еще одного жителя того же села – 55-летнего Равиля Абдуллова.
«В феврале 2014 года уроженец Белозерья Абдулкарим Янгличев, поддерживающий идеи радикального ислама, по телефону сообщил Абдуллову, также являющемуся приверженцем радикальных форм ислама, что находится на территории САР, где в составе одного из незаконных вооруженных формирований принимает участие в вооруженном конфликте на стороне антиправительственных сил, – сообщил «НГР» источник в правоохранительных органах. – Янгличев попросил Абдуллова об оказании ему финансовой помощи для приобретения автомата, которая была последним собрана в размере 1335 долл. и в апреле 2014 года передана нарочным».
Добавим, что в «Перечне действующих террористов и экстремистов», размещенном на сайте Федеральной службы по финансовому мониторингу, содержатся фамилии 10 жителей (включая уже упомянутых Абдуллова и Янгличева) этого села с населением около 3 тыс. человек.

Как отмечает исследователь салафизма в Мордовии Алексей Постнов, преподаватель Средне-Волжского филиаае Российской правовой академии Минюста, появление первых групп исламистов в Белозерье относится еще к концу 1990-х годов и обязано деятельности Абузара (Олега Марушкина), русского, принявшего ислам во время прохождения воинской службы в Афганистане в конце 1980-х годов и после получения религиозного образования в Сирии возглавившего одну из ячеек астраханской салафитской общины Айюба Омарова. Последний – выходец из села Кванада Цумадинского района Дагестана, где в 1997 году (когда Марушкин прибыл в Белозерье) произошли массовые столкновения последователей традиционного ислама и салафизма (или ваххабизма).

«Абузар произносил проповеди в доме пригласившего его местного жителя, рассчитывая на максимальное вовлечение в создаваемый «джамаат» молодых жителей указанного села, – пишет Постнов в статье, опубликованной в 2011 году в «Известиях Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена». – После проповедей Абузара принадлежность к исламу у его сторонников стала обозначаться рядом обязательных внешних атрибутов: ношением бороды без усов, заправкой брюк в носки, отрицанием ношения нижнего белья». Такие признаки отличали и дагестанских ваххабитов.

В начале 1998 года республиканское ФСБ сумело выдворить Марушкина из Белозерья, вместе с ним в Астрахань перебралось шесть семей его последователей. Однако немало таковых осталось и в селе, активно проявив себя в последние годы. Мордовское село превратилось в поставщика кадров для террористических организаций. Так, одним из непосредственных участников терактов в 1999 году в Москве был белозерец Равиль Ахмяров, позже убитый в рядах бандформирований в Чечне. В самом же селе, как писали журналисты интернет-издания Pravda, в 2000 году «ваххабиты сделали попытки установить шариатский суд, избрать своего муфтия, хотели открыть ваххабитское медресе, более того – стали призывать к джихаду, к войне с неверными».

Также исламисты призывали к бойкоту государственной школы – из 500 юных сельчан учебное заведение тогда посещали лишь около 100.

«По словам сотрудников МВД Мордовии, – сообщал ресурс Pravda, – Белозерье сейчас имеет сходство с населенными пунктами Северного Кавказа, где проживает значительное количество ваххабитов». Вследствие этого, по данным источников «НГР», милиция в те годы старалась даже лишний раз не заезжать в село.

«С 2005 года село покинули 60 жителей, увлекшихся идеями радикального ислама, – в свою очередь, сообщала в 2013 году саранская газета «Столица С» со ссылкой на слова местных жителей. – Все они примкнули к группировкам ваххабитов. Их обучают в Афганистане, а после двухмесячных «курсов» отправляют в страны, где идут боевые действия».«Известно о гибели почти 20 земляков, – писали об их дальнейшей судьбе журналисты. – В 2008-м в горах Северного Кавказа погибли 42-летний мужчина и его 17-летний сын. В 2012 году во время теракта в Пакистане оборвалась жизнь супружеской пары из Белозерья».

В 2011 году житель Белозерья Фаиль Невлютов был задержан в Москве в составе группы, готовившей теракт на пути скоростного поезда «Сапсан». «В селе доминирует ваххабитская молодежь, а приверженцы традиционного ислама стараются им не противоречить, опасаясь расправы», – сообщил «НГР» научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Василий Иванов, в 2013–2014 годах неоднократно общавшийся в Саранске с жителями Белозерья. По его словам, жительницы села, ходившие при выезде в город без хиджабов, по возвращении домой подвергались публичному остракизму со стороны «ревнителей веры».

Эту атмосферу подтверждают и журналисты. «Здесь на 3 тыс. жителей – девять мечетей, – отметил, например, побывавший там в сентябре 2014 года журналист телеканала «Мир». – В магазинах не продают ни спиртное, ни сигареты, а по улицам женщины ходят в мусульманских одеждах». Неудивительно, что именно местные жители воспротивились запрету на ношение их дочерьми хиджабов в школах и в прошлом году подали иск об обжаловании этого решения Министерства образования сначала в местную прокуратуру, а затем в Верховный суд России.
Как сообщается, на прошедшей в Саранске всероссийской научно-практической конференции «Этнорелигиозные угрозы в Поволжском регионе: причины возникновения и возможные последствия» представитель одной из силовых структур заявил, что «Белозерье – это черная дыра», за которой фактически отсутствует контроль, и, «если ситуацию там пустить на самотек, рано или поздно это село превратится в поволжское Карамахи (село в горном Дагестане, взятое в 1997 году под контроль ваххабитами, которое в 1999 году пришлось брать штурмом частям армии и МВД России. – «НГР») и придется проводить настоящую войсковую операцию». В итоге такая операция действительно прошла 4 июня 2014 года.

По данным источника «НГР» в правоохранительных органах, для блокирования Белозерья были стянуты СОБР, ОМОН и спецназ ФСБ не только со всей Мордовии, но также из соседних Нижегородской, Пензенской и Самарской областей, всего более 100 бойцов в бронежилетах и прочих средствах защиты при поддержки бронеавтомобилей «Тигр». Выезды из села и его улицы были перекрыты, по 12 адресам, жители которых подозревались в сборе денег в помощь сирийским «моджахедам», прошли обыски и задержания (именно тогда и был арестован ранее упомянутый Равиль Абдуллов). Не обошлось при этом, по словам источника, и без некоторых эксцессов – женщины в хиджабах подходили к вооруженным бойцам в масках, оскорбляли и даже плевали в них. Однако всем, включая жителей Белозерья, стало очевидно, что бесконтрольному развитию событий здесь с некоторым запозданием, но все же приходит конец.
Публикуется в сокращении

Kreg74Антитеррор / терроризмИсламМордовияПосреди РоссииБелозерье,ИГИЛ,ислам в России,Исламское государство,Мордовия,террористическая угроза'Вечерний Саранск': Мусульманское село Белозерье в Мордовии - оплот ИГИЛ? Ежедневное аналитическое обозрение 'Вечерний Саранск' задает вопрос: почему татарское село Белозерье в Ромодановском районе Мордовии стало главным поставщиком боевиков в Сирию? Село расположено близ озера Белого, в 28 км от Саранска. Основано в середине XVII века темниковскими служилыми татарами, прибывшими на Атемарскую засечную черту юго—восточной...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл