6785685

Кто станет следующим муфтием Татарстана?

Выборы муфтия Татарстана могут стать главным религиозно-политическим событием 2017 года в республике. Против нынешнего главы Духовного управления мусульман (ДУМ) Камиля Самигуллина внутри муфтията сложилась устойчивая оппозиция.

Недовольные иерархи ставят своему шефу в вину административные реформы, результатом которых стала ликвидация казанского мухтасибата, а также невнятную позицию по борьбе России с запрещенной в РФ террористической группировкой «Исламское государство» (запрещено в РФ) в Сирии.

Главным выразителем недовольства можно назвать бывшего мухтасиба (религиозного главу района) Казани, а ныне мухтасиба Вахитовского и Советского районов города Мансура Джалялетдина. Он возглавляет старейшую в столице Татарстана мечеть Марджани и демонстративно не признает свое понижение.

На официальной страничке мечети Джалялетдин продолжает называть себя религиозным главой Казани и на выборах муфтия (их планируют провести весной, возможно, в апреле) может стать основным конкурентом Камиля Самигуллина. Как стало известно, к тому же муфтий планирует взять под контроль действующий при мечети Казанский исламский колледж, находящийся под управлением Джалялетдина, что может спровоцировать особое недовольство имама Марджани.

samigullin-67453673244

Муфтий Татарстана Камиль Самигуллин

Возможные кандидаты на пост председателя ДУМ РТ

Вокруг фигуры Самигуллина могут объединиться также имамы, недовольные его попыткой составления рейтинга «правильных» мухтасибов республики и затеянной им программой «исламского Ревизорро», суть которой заключается в тайных проверках мечетей Татарстана на предмет порядка проведения в них пятничных проповедей.

Авторитетные казанские имамы весьма ревностно относятся к своим общинам, и публичная критика едва ли может пробудить в исламских деятелях симпатии к действующему главе ДУМ.

Например, заместитель муфтия Татарстана Рустам Батров уже раскритиковал в Интернете порядки, принятые в мечети им. 1000-летия принятия ислама, которой руководит скандальный имам Закабанной мечети Сейджагфар Лутфуллин. А это не прибавит муфтию очков на предстоящих выборах. Не исключено, что и сам Лутфуллин изъявит желание оппонировать Самигуллину на выборах.

Участие имама, которого в Казани иногда называют «татарским Милоновым» за его эмоциональные протесты против концерта британского музыканта Элтона Джона в Казани и требования убрать с улиц рекламу с изображением женщин в бикини, может добавить остроты избирательному процессу.

Третьим возможным кандидатом на пост главы ДУМ может стать нынешний заместитель муфтия Рустам Хайруллин. Это малозаметный исполнительный управленец, которого в окружении Самигуллина называют человеком, умеющим угадать мысли светской власти и подстроиться под мнение чиновников аппарата президента Татарстана, контролирующих работу муфтията.

В этом смысле Хайруллин может быть компромиссной фигурой на посту главы Духовного управления мусульман, более лояльной власти, чем нынешний муфтий. Напомним, Самигуллин сменил предыдущего главу татарстанской исламской общины Ильдуса Файзова как раз из-за нежелания последнего более незаметно улаживать внутрикорпоративные конфликты с частью радикально настроенных имамов, которые были встревожены кампанией деваххабизации в среде исламских иерархов.

Самигуллин утверждал, что способен уладить любые конфликты с имамами за чашкой чая. Впрочем, сейчас «чайная дипломатия» муфтия может сработать против него.

Начатая весной с подачи чиновников аппарата президента Татарстана вторая кампания деваххабизации, в ходе которой своего поста лишился авторитетный имам мечети Джамиг в Набережных Челнах Малик Ибрагимов и не менее уважаемый в регионе богослов Идрис Галяутдинов (последнего отправили на обучение в одну из арабских стран, предположительно Египет или Марокко), усилила недовольство части исламских руководителей в основном в районах татарского Закамья, симпатизирующих радикальным течениям.

Муфтий занял тогда нейтральную позицию, давая понять, что имамов снимают светские власти, а он ни при чем, но с его заявлениями о готовности уладить любой конфликт между Казанским кремлем и духовными деятелями за чашкой чая это сочетается мало.

На предстоящих выборах едва ли может усилить шансы Камиля Самигуллина и его невнятная позиция по поводу военного присутствия России в Сирии – он не стал, например, демонстративно покидать Всемирный совет мусульманских ученых после того, как организация осудила «агрессивные воздушные удары по гражданскому населению, повстанцам, либералам и моджахедам».

Впрочем, некоторые эксперты более оптимистично смотрят на ситуацию, полагая, что Казанский кремль все же сохранит за Самигуллиным его нынешний пост, если до выборов не найдется другой, более удобной фигуры.

Автор: Глеб Постнов   Источник: Независимая газета

ДОПОЛНЕНИЕ

Камиль хазрат Самигуллин избран Председателем Духовного управления мусульман Республики Татарстан 17 апреля 2013 года

Камиль Самигуллин родился 22 марта 1985 года в поселке Красногорский республики Марий-Эл. Проходил обучение в Северо-Кавказском исламском университете Махачкалы, в 2003-2007 годах учился в медресе Стамбула при мечети «Исмаил-ага», которое окончил с получением иджазы (разрешение на преподавание шариатских наук).

2003 год — Северо-Кавказский исламский университет (Махачкала).

2004 — 2007 годы — медресе (Стамбул), становится Коран-хафизом (человеком, полностью знающим Коран наизусть), получает иджазу (свидетельство о возможности преподавания шариатских наук) с иснадом (непрерывной цепи преемственности до самого пророка Мухаммада (сгв), который проходит через Абу Ханифу) по фикху, усуль фикху, акыде, усуль хадису, хадису, хусну хатту, сарфу и нахву.

2008 — 2013 годы — шариатский факультет Российского исламского института. Получает иджазу на преподавание 6 сборников достоверных хадисов и по различным сборникам хадисов.

Кроме этого удостаивается иджазы по азану и иджазы преподавания всех книг Мухаммада Захида Каусари от его ученика Мухаммада Амина Сираджа.

Работа в духовной сфере:

2007 — 2008 годы — имам в поселке городского типа Новоаганске Нижневартовского района Тюменской области.

В 2008 году был избран имамом мечети «Тынычлык» (г.Казань).

В 2011 году возглавил издательский отдел ДУМ РТ. Работал заместителем муфтия по научной работе, являлся членом президиума ДУМ РТ, членом совета улемов ДУМ РТ, советником главного казыя РТ, руководителем экспертного совета ДУМ РТ.

С 6 марта 2013 года — исполняющий обязанности муфтия РТ.

С 17 апреля 2013 года — председатель ДУМ РТ, муфтий Татарстана.

Свободно владеет арабским и турецким языками. Хобби: Книги, изучение татарского богословского наследия.

Автор следующих книг: «Каждый может стать Коран-хафизом», «Вечная любовь», «Ислам в вопросах и ответах», «Что мы знаем о джиннах и их мире», «Мусульманский мир». Перевел следующие книги: «Бад-уль Амали», «Касыда Мухаммадия», «Зубдатуль маджалля», Абу Ханифа «Дурруль макнун».

Учителем Самигуллина был суфийский шейх Махмуд аль-Уфи. Это медресе считается одним из наиболее консервативных в Турции, ее наставники и прихожане отличаются неприятием современного западного образа жизни и реформ Кемаля Ататюрка, превративших Турцию в светское государство. Она названа в честь шейха Исмаила Эфенди, жившего в конце XVII – начале XVIII веков и принадлежавшего (как и Махмуд аль-Уфи) к накшбандийскому тарикату (суфийскому «ордену»), получившего распространение не только в Турции, но и в других странах, в том числе в России – преимущественно на Северном Кавказе.

В частности, накшбандийцы традиционно играют значительную роль в чеченской элите – в XIX столетии они активно поддерживали имама Шамиля, но после поражения его движения стали опорой российской власти в регионе. В советское время накшбандийцы также отличались политической лояльностью – характерно, что во время конфликта в Чечне в 1991 году российские власти неудачно пытались противопоставить Джохару Дудаеву видного накшбандийского деятеля Ахмеда Арсанова, назначенного представителем президента в республике.

После назначения Самигуллина и.о. муфтия распространились слухи о том, что он сам вступил в накшбандийский тарикат. Впрочем, это было им же официально опровергнуто:

«Для нас приоритет – это ханафитский мазхаб. Меня даже кто-то назвал фанатом ханафитского мазхаба. И никто никогда от меня не слышал, что я принадлежу к какому-то тарикату. И не найдете ни одного человека, которого я призывал бы в тарикат».

Характерно, что еще одним учителем Самигуллина был марокканский шейх Абдуррахим Саид Ликрим бин Нахиль, от которого он получил разрешение на преподавание сборников хадисов (что подтвердило его квалификацию в исламском праве). Для будущего муфтия было важно стать учеником теолога, который является потомком пророка Мухаммеда и в том числе поэтому пользуется особым уважением в исламском мире.

Правда, так как шейх преподает в марокканском университете, то Самигуллин учился у него посредством Skype. В последние годы шейх дважды посещал Казань по приглашению Российского исламского университета – так что он встречался со своим учеником и непосредственно. Впрочем, марокканский шейх принадлежит к маликитскому мазхабу, распространенному в Северной Африке, но «нетрадиционному» для Поволжья.

Это может вызвать неприятие у противников любого иностранного влияния на российских мусульман. Однако шейх Абдуррахим фактически поддержал стремление российских властей обеспечить обучение мусульманской молодежи на территории страны, без выезда в арабские страны.

За период руководства Духовным управлением мусульман РТ Камиль Самигуллин проявил себя активным мусульманским лидером республики, деятельность которого была направлена на позитивные изменения в мусульманском сообществе.

Будучи очень грамотным в религиозных науках, зная различные восточные языки, он заслужил уважение среди мусульман страны, а его проповеди и книги, издающиеся в Казани, пользуются большой популярностью.

Благодаря его работе на посту муфтия, председателя ДУМ РТ, за короткий период была проделана огромная работа в области укрепление традиционных религиозных ценностей: возрождаются теологические труды российских мусульманских богословов, большими тиражами печатаются книги, запускаются уникальные интернет-проекты и программы для смартфонов. Это делается с целью облегчения получения информации для людей о своей религии и её ценностях.

При Камиле Самигуллине в ДУМ РТ большое внимание начали уделять социальному служению и по этому направлению проводится обширная работа – открываются реабилитационные центры для различных слоев общества и людей с ограниченными возможностями, не смотря на их конфессиональную принадлежность.

В своей деятельности, Камиль Самигуллин опирается на традиционный ислам, который веками служил предкам ориентиром в обществе и формировался в силу исторических обстоятельств, при этом, сохраняя основные ценности и базирующиеся на межконфессиональном согласии, толерантности и сохранении мира. Камиль Самигуллин считает, что только благодаря возрождению традиционных ценностей и своего богатого богословского наследия можно будет достичь гармонии в обществе, единства взглядов среди мусульман России и преодолеть разногласия в обществе.

Консерватизм Самигуллина, однако, может создать для татарстанских мусульман проблему. «Традиционный» ислам в республике тесно связан с понятием джадидизма (обновления), связанного с деятельностью просветителей XIX – начала ХХ века. Джадиды были сторонниками реформирования ислама, использования достижений европейского прогресса для просвещения татарского народа.

Среди джадидов были и приверженцы накшбандийского тариката — например, шейх Шигабутдин Марджани, которому в этом году исполняется 195 лет (в связи с чем Духовное управление мусульман Татарстана объявило 2013-й годом Марджани).

Возглавляя издательский отдел, Самигуллин интересовался сохранением его наследия – так, в одном из интервью он рассказал, что один из сотрудников исламского университета нашел в египетской библиотеке неизвестную ранее книгу Марджани, которую планируется перенабрать на арабском языке.

В то же время собственные взгляды Самигуллина представляются куда более консервативные. Он скорее идеологически ближе к конкурировавшему с джадидами течению – кадимизму, который отличался не только последовательным консерватизмом и неприятием любого обновления ислама, но и полной лояльностью властям императорской России, близостью к крайне правым политическим силам империи. Кадимисты занимали (по назначению властей) ведущие позиции в муфтияте до февральской революции 1917 года, когда их в результате выборов сменили джадиды.

Проблема кадимизма носит не только исторический характер. В начале ХХ века кадимисты поддержали существующий государственный строй не только потому, что «были приверженцами стабильности, поступательного развития общества в противовес революционному», но и так как «монархическое сознание для них было естественным, они не видели иного пути развития для России».

По его мнению, Российскому исламскому университету в Казани и всем российским медресе необходимо всю систему обучения строить именно на наследии кадимистов.

Аниса ТимиргазинаИсламТатарстанДуховное управление,Казань,муфтий,ТатарстанКто станет следующим муфтием Татарстана? Выборы муфтия Татарстана могут стать главным религиозно-политическим событием 2017 года в республике. Против нынешнего главы Духовного управления мусульман (ДУМ) Камиля Самигуллина внутри муфтията сложилась устойчивая оппозиция. Недовольные иерархи ставят своему шефу в вину административные реформы, результатом которых стала ликвидация казанского мухтасибата, а также невнятную позицию...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл