SH104948-2

Конфликтность в исламской среде Башкирии

Характеристика конфликтности и путей её возможной нейтрализации в исламской среде Республики Башкортостан

Социальная структура современного общества имеет весьма сложные характеристики и одной из особенностей последнего десятилетия является рост сектора религиозного, для Республики Башкортостан — в первую очередь исламского, в плане, как социальной группы, так и сегмента общественного сознания. Исламский ренессанс, начавшийся в республике в начале 90-х годов, имеет ряд характерных особенностей.

Во-первых, исламское возрождение в кон. 80-х, 90-е гг. тесно связано с ростом национального самосознания и национальными движениями башкир и татар.

Во-вторых, появляются новые централизованные религиозные организации, имеющие свои местные общины, в первую очередь  ДУМ РБ.

В-третьих, на территорию республики проникают и распространяются нетрадиционные для неё исламские религиозные направления и движения.

Темпы прироста количества верующих, количества мечетей были также неравномерными. Например, в 1994 г. происходит явное замедление темпов поступательного развития, было приостановлено строительство около 200 мечетей по причине нехватки средств [1].

Также неравномерно меняется и структура исламской уммы (здесь и далее — мусульманской общины) РБ. Большинство мусульман РБ традиционно принадлежат к суннитскому направлению ислама, практикуя обрядность ханафитского мазхаба. В сер. 90-х гг. в республику проникают течения связанные с современным  «ближневосточным» исламом. В условиях исламского возрождения и колоссального кадрового голода, многие молодые специалисты, отучившиеся за рубежом, приносят понимание ислама, отличающееся от того, что сформировалось в качестве системы общественных и государственно-конфессиональных отношений на территории России.

Возникает необходимость разграничения в сознании мусульман и духовных управлений этих течений, появляются зачатки идеологического противостояния, по основной линии: «традиционный» — «нетрадиционный» ислам с формированием в общественном сознании его негативного образа и применении упрощённого термина «ваххабизм», который активно эксплуатируется СМИ. Таким образом, первая стадия конфликта носит не догматический, а идеологический, политический характер.

К чему приводит подобная деятельность, можно увидеть на примере антиваххабистского трехлетнего проекта Раиса Сулейманова (Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований) на территории Республики Татарстан, что нанесло удар по имиджу республики и раскачало внутриконфессиональную ситуацию.

Понятно, что основная цель антиваххабистского проекта, если мы говорим об обдуманных тактических действиях ДУМов и органов государственной власти является сохранение управляемости и стабильности в исламской умме.

Процессы переформатирования ислама носят глобальный характер, и наша страна не остаётся в стороне от этих процессов. Нам ещё предстоит осознать последствия от появления «нетрадиционных» или «неофициальных» мусульман на её территории и проанализировать возможные действия как их самих, так и органов государственной власти в осуществлении ими государственно-конфессиональной политики на ближайшее десятилетие.

Прежде чем перейти к определению основных направлений конфликтности и напряжённости в умме, приведём краткую характеристику ситуации в исламской умме РБ, перечислим основные течения и группы, между которыми могут складываться линии напряжённости. На сегодняшний день, можно выделить несколько наиболее существенных сегментов исламской уммы Башкортостана:

1. «Официальный» сегмент мусульман (мусульманские приходы ЦДУМ РФ и ДУМ РБ) объединяющий большинство мусульман суннитов  придерживающихся ханафитского мазхаба. Официальный ислам в Республике представлен на территории республики 2 духовными центрами:

Центральное духовное управление мусульман России, возглавляемое Верховным муфтием Талгатом Таджуддином, объединяет по России около 2000 мусульманских организаций, из которых на территории республики расположено 497 общин (зарегистрировано 336 и 161 без регистрации).

Духовное управление мусульман Республики Башкортостан  возглавляет муфтий Нурмухамет Нигматуллин. ДУМ РБ входит в состав Совета муфтиев России, под руководством муфтия Равиля Гайнутдина. Н.Нигматуллин является также сопредседателем Совета муфтиев России. В ДУМ РБ входят 635 мусульманских общины, расположенных на территории республики (350 зарегистрированы и 285 без регистрации)[2].

Взаимоотношения конфессиональных элит внутри  мусульманской уммы можно характеризовать как достаточно ровные, несмотря на наличие 2 духовных центров. ЦДУМ России на территории республики объединяет так называемые «татарские» приходы, ДУМ РБ – «башкирские», сосредоточенные в основном в районах Зауралья. Сами имам-хатыбы на местах рассматривают данное разделение как достаточно условное, относятся друг к другу доброжелательно, проводя совместные службы и  мероприятия. Вместе с тем, вопрос об объединении мусульманской уммы региона, в силу ряда объективных причин (состояние мусульманской уммы всей страны, наличие национальной составляющей, отношение к данному процессу самих духовных лидеров и т.д.), является видимо преждевременным. Таким образом, в первом сегменте можно выделить одно из направлений напряжённости: ДУМ РБ – ЦДУМ России. Напряжённость, которая носит латентный, скрытый характер. По мнению Совета по государственно-межконфессиональным отношениям при Президенте РБ, существенными внутренними проблемами мусульманской уммы региона сегодня являются вопросы уровня религиозного образования, кадрового обеспечения мечетей, пожилого возраста работающих имамов, финансовой составляющей и рост количества представителей радикальных идеологий, влияющих, прежде всего на молодых мусульман[3].

2. «Неофициальный», который можно условно поделить на следующие главные течения и группы (в скобках указаны центры):

независимые приходы суфийских тарикатов и «просуфийские» организации, в том числе: сулейманиты, «Хизмет» (Турция), хабашиты (Киев, Украина), «Тарикат», «Мирас», мюриды Хаккани (Кипр), кубуриты (страны Средней Азии);

приходы салафитских лидеров (Саудовская Аравия, Египет и др.);

члены «Хизб-ут-Тахрир» (Лондон, Великобритания), «Таблиг» (Пакистан); нурсисты, в том числе организация «Нурджалар»  — деятельность запрещена судебным решением), хариджиты, такфириты.

По итогам наших социологических исследований 2012 г., количество «неофициальных» мусульман в г. Уфа пока составляет 14,3%  от общего количества «практикующих» мусульман, т.е. посещающих пятничный намаз. Основная их часть – салафиты (9,4%), остальные группы немногочисленны. Общее количество «практикующих» мусульман по г. Уфа составляет примерно 2611 человек.

Конфликтность в исламской среде Башкирии

Таблица 1

№ п/пМечеть, адресДата исследованияЭксперт. мнениеСред. значен.
23.11.12 30.11.12 28.12.12
1«Ляля Тюльпан», Комарова, 5390/60

(450)*

480/100

(580)

510/80

(590)

10% — ХТ

4% — С*

540
2«1 Уфимская соборная», Тукаева, 52530/60

(590)

531/91

(622)

512/62

(574)

 3-5% —

«неофиц*»

595,3
3«Гуфран», Алтайская. 19180/60

(240)

205/70

(275)

235/30

(265)

1% —

«неофиц.»

260
4«Ихлас», Сочинская, 43170/55

(225)

162/56

(218)

170/40

(210)

10%-ХТ217,6
5«Мунира», Заозёрная, 214/6

(20)

— (20)— (20)20
6Дёмская районная, Новороссийская, 5770/13

(83)

55/10

(65)

70/15

(85)

77,6
7«Асия», Сосновская, 1/113/-

(13)

— (13)— (13)13
8«Хамзы», Гагарина, 16300/95

(395)

243/89

(332)

270/50

(320)

2% —

«неофиц.»

349
9«Фаляк», 40 лет Октября, 9/170/-

(70)

30/-

(30)

48/-

(48)

2% —

«офиц*»

49,3
10«Рамазан», Бабушкина97/-

(97)

130/-

(130)

107/-

(107)

1-2% —

«офиц.»

111,3
11«Соборная»  (с. Миловка),

Школьный 2-й пер, 1б

55/-

(55)

70/-

(70)

67/-

(67)

1-2% —

«офиц.»

64
12«Хакимия»,

Мустая Карима, 3

210/30

(240)

200/15

(215)

200/20

(220)

15% —

«неофиц.»

225
13ДУМ РБ,

Чернышевского, 103

80/20

(100)

50/15

(65)

80/20

(100)

2% —

«неофиц.»

88,3
Итого:2149/429

(2578)

2183/452

(2635)

2296/323

(2619)

2210/401

(2611)

*Примечания:

*муж./жен.(общее количество)

*ХТ – Хизб-ут-Тахрир, С – салафиты

* «неофиц.» – «неофициальные» мусульмане

*»офиц». – «официальные» мусульмане

Данное социологическое обследование было проведено участниками общественно-экспертной группы при ИГИ РБ, данные обработаны Центром социокультурного моделирования Института гуманитарных исследований РБ в рамках исследования по темам: «Возникновение и нейтрализация конфликтов в религиозной среде, на примере исламской уммы РБ» и «Структура исламской уммы РБ».

Взаимоотношения официального духовенства с неофициальными приходами мусульман складываются по-разному.

Существенных противоречий между муфтиятами и суфийскими группами с их системой мировоззрения в настоящее время не наблюдается. Более того, между ними имеется много общего в ментальности и в исторической памяти. «Официальный ислам» в Башкортостане позиционируется как носитель суфийских традиций. Суфизм изучается светской исторической наукой (И. Насыров, Л.А. Ямаева, А.Б. Юнусова и др.).

Однако настоящие независимые суфийские тарикаты имеют закрытый характер функционирования, поэтому социологической наукой РБ масштаб их распространения, влияния, внутренний состав до сих пор не исследованы.

Второй крупной группой неофициального ислама являются салафиты, называемые в прессе ваххабитами. Духовные управления постоянно используют в своей деятельности антиваххабистскую риторику и критикуют их за радикализм, однако решительных шагов не предпринимают. Салафиты не являются запрещёнными судебными решениями на территории России группами. Между суфизмом и салафизмом в РБ также пока отсутствует резкое противостояние, которое на Сев. Кавказе перешло в вооруженную форму, что является положительной особенностью Башкортостана.

Вообще рядовые  мусульмане в РБ расположены к диалогу и важно этот диалог не сорвать, отсекая при этом незаконные и радикальные группы. По данным наших исследований – 47,4% опрошенных мусульман считают возможным взаимодействие официальных и неофициальных исламских организаций. 73,3% признают наличие внутриконфессиональных конфликтов между верующими из-за мировоззренческих противоречий на среднем уровне напряжённости – 30,1%, однако 64,3% сами никогда не были участниками этих конфликтов[4].

В России салафизм получил распространение в 90-е годы. В 2000-е годы салафизм был уже усвоен современными молодыми мусульманами. Салафитский призыв оказался более приспособленным для информационной сферы, нежели призывы громоздких с виду тарикатов и муфтиятов.

Сегодня салафитская молодежь пытается активно интегрироваться в общественную сферу. Большую роль для них играют общественно-политические мероприятия, в том числе митинги, так как они признают демократические принципы механизма урегулирования конфликта и договора с властью, какой бы она им не представлялась.

Во всем этом противостоянии между лидерами уфимских (и не только уфимских) салафитов с чиновниками, правоохранительными органами, ДУМ РБ и ЦДУМ, в основе своей лежит, по нашему мнению, не попытка свержения конституционного строя и установление халифата, а желание обрести в данном, по их мнению — кафирском государстве общественную легитимность. Хотя беседы об установлении «законов шариата», «избрания халифа» не редкость среди молодых неофитов салафитских приходов, но, ни о каком переходе от слов к делу в современных условиях речи не идёт.

Функционируют салафиты в виде небольших групп – джамаатов – достаточно аморфных организаций открытого типа, в отличие от суфийских джамаатов закрытого типа. Логику распространения салафизма среди исламской молодежи можно объяснить следующими причинами:

Духовные управления не обладают механизмами привлечения прихожан и необходимой для этого риторикой, а у салафизма они есть.

Салафизм прост в понимании, в нем развита молодежная субкультура, основанная на протесте, что в условиях деградации  всей общественной сферы, как России, так и Башкортостана привлекает значительную часть верующей молодёжи.

Остальные группы малочисленны и по большей части неизвестны широкой аудитории, также имеют между собой противоречия, которые, однако, не носят характер открытого конфликта.

Различия между салафитами и суфиями лежат практически на одной плоскости – в понимании Сунны и религии в целом. Из-за этого они конкурентны друг другу, и в мировоззренческом плане эти системы непримиримы[5].

Таким образом, вторая линия напряжённости проходит между салафитскими и суфийскими или просуфийскими группами. Следует отметить, однако, что самими прихожанами мировоззренческие различия между этими течениями не всегда чётко осознаются. По мнению наших коллег: «Большинство мусульман-«суфиев» не имеют представления о своем шейхе, не говоря уже о первых «уроках». «Салафиты» — прихожане салафитского джамаатата, не подозревая того могут годами пользоваться просуфийской литературой, иногда даже не подозревая о своей принадлежности к этому течению»[6]. Есть примеры когда люди переходят из одной группы в другую. Наиболее острые противоречия складываются между салафитами с одной стороны и хабашитами, хакканитами, с другой, в некоторых аспектах они носят непримиримый характер.

Третья линия напряжённости и потенциальной конфликтности проходит между неформалами из салафитского лагеря и ДУМами. Некоторые салафитские организации юридически находятся в структуре ДУМ РБ (например в г.Уфе и Уфимском районе РБ: МРО «Фаляк», МРО «Рамазан», МРО Соборная мечеть в с. Миловка)[7]. Данная ситуация выглядит несколько странной, учитывая, что это не мешает муфтияту искренне и  активно бороться с «ваххабизмом», но объяснение такому феномену мы предложим далее.

Напряжённость и скрытое противостояние между ними в основном происходит по вопросу о распределении ресурсов: прихожане, мечети, влияние и т.д.

Таким образом, по основным линиям напряжённости внутри уммы мы можем охарактеризовать конфликт как внутриконфессиональный, закрытый, со средним или низким уровнем напряжённости, находящимся в латентной, «тлеющей» фазе.

Большое влияние по нашему мнению на течение, ход, интенсивность и формат данного конфликта играют субъективные факторы в лице действий формальных и неформальных руководителей религиозных групп и муфтиятов, а также любые изменения государственно-конфессиональной политики и деятельность международных исламских центров, имеющих своё влияние на определённые сегменты исламской уммы Башкортостана.

По оценкам, высказанным на очередном заседании общественно-экспертной группы ЦСКМ ИГИ РБ с участием представителей как «официального», так и «неофициального» ислама 26.02.2013 г. мы можем составить примерную картину внутриконфессиональной конфликтности в виде таблицы.

Таблица 2

Вопросы участникамПредставители «неофициального» исламаПредставители «официального ислама»
1Существует ли сегодня внутри-конфессиональный конфликт в ислам-ской умме РБ?Да. Конфликты носят локаль-ный, частный характер

 

Да. Конфликт сущест-вует 10-20 лет и с каждым годом обостря-ется.
2В каком виде? Это скорее:

«борьба»,«спор», «напряженность в отношениях».

В вариантах:

2.1.«…между религиозными группами»,

2.2.«…между религиозн. группами и муфтиятами»

2.3.«…между рели-гиозными группами, противостоящими муфтиятам, с одной стороны и муфтия-тами и поддержива-емыми им религиоз-ными группами с другой стороны»

2.4.«…между рели-гиозными группами (группой) и муфтия-тами, которые под-держиваются государственными органами».

Во всех видах,

в варианте «…между религиозными группами»,

причём муфтият тоже признаётся нами религиозной группой не с юридической, а вероисповедательной точки зрения, т.к. он «просуфийский»

«Напряжённость в отношениях».

В варианте п.2.3. «…между религиозными группами, противостоя-щими муфтиятам, с одной стороны и муфтиятами и поддер-живаемыми им религи-озными группами с другой стороны»

 

3Кто является пря-мыми участниками конфликта?Между ДУМ ↔ ЦДУМ: по вопросу мечетей;

между Нурси ↔ Хизбут тахрир: люди, влияние;

между салафитами ↔ все др.группы и вообще все группы находятся в конфликтности друг, с другом противопос-тавляя себя другим.

Между ДУМ РБ и ЦДУМ и салафитами. Муфтияты имеют и просуфийский характер. Они сами по себе не поддерживают другие группы, но могут «симпатизировать» или декларировать «антипатию»; критиковать – или «не замечать», всё это в основном с использо-ванием разнообразной риторики. Люди могут переходить из группы в ДУМ и обратно. Взаимодействовать по различным вопросам (хадж и др.). Замы муфтия могут быть «просуфийскими», а ря-довые имамы и верую-щие «просалафитские».

Между ДУМ ↔ ЦДУМ, взаимная критика, т.к. есть недостатки в работе. Муфтияты пере-манивают мечети «по-тихому». Но открытого конфликта нет.

Межгрупповых конфлик-тов тоже нет в активной форме. Конфликты носят локальный, частный ха-рактер. Всё остальное – позиционирование «сим-патии↔антипатии».

4Кто является кос-венными участни-ками конфликта?

-государственные органы, в т.ч. право-охранительные;

— СМИ;

— общественные группы;

— национальные группы;

— местные жители;

-социальные группы (молодёжь, священ-ли и т.д.)

Все перечисленные.

Плюс апеллирование к зарубежным спонсорам.

Вообще вмешательство в конфликт самых сильных акторов – государства и зарубежной стороны, может перевести конфликт в активную фазу.

Все
5Что является причи-нами конфликта?— Личные амбиции лидеров рел.течений;

— идеолог. нестыковки;

— незрелое религиозное мировозрение, но активная социальная позиция.

Разные, на различных уровнях:

на уровне лидеров – амбиции (в т.ч. национальные);

на уровне рядовых верующих – те идеоло-гические причины, кото-рые транслируются свер-ху по вопросам празд-ников, бытовых проблем и т.д.

6Что является пред-метом конфликта?Дележ средств, в том числе – основных фондов, людей, мечетей, денежных средств.

Источник поступлений может быть и зарубежный, у каждого он свой и деньги выделяются адресно, под конкретных людей  В РФ делят средства фондов, предпринимателей, гос. Сред-ства – гранты и по этому поводу уже возможна конкуренция.

В основном материаль-ные ресурсы, финансо-вые средства. За них идёт борьба и внутри рел.групп, в т.ч. ДУМов и между группами.

Верующих не делят. Борьба за мечети имеет личностный характер, бывают рейдерские захваты.

7Как вы оцениваете сегодняшние условия для урегу-лирования конф-ликта:

7.1. ухудшаются, время уходит, про-тиворечия нарас-тают

7.2. мы находимся в кризисной ситуации (или есть её признаки)

7.3. мы находимся в патовой ситуации

7.4. улучшаются, благодаря…

-внешние условия не влияют на ха-рактер и интенсив-ность конфликта

Ситуация улучшается, благодаря:

— избрания большинством верующих и их лидеров мирного пути;

— увеличения % грамотных имамов;

— мусульмане устали от вражды.

 

Но, всё вышеперечисленное пока не является решающими факторами, определяющими ситуацию, которая может резко обостриться при вмешатель-стве внешних акторов – за-рубежных и рос.государствен-ных, которые могут оказывать давление на ДУМы и группы.

Поддерживает точку зрения «неформалов» по этому вопросу. Большое влияние могут иметь внешние, зарубеж-ные акторы
8Интересы участни-ков конфликта (т.е. то, чего хочет участник конфликта, как он определил свои потребности).Распространение ислама, создание механизма «дагвата», избегание конфликтов, добиться максимальной финансовой самостоятельности.

Реабилитация термина «салафизм» в общественном сознании.

Верхний слой участников – средства.

Нижний слой – идеология.

9Ценности участни-ков конфликта (т.е. те критерии, на основе которых конкретная сторона определяет свои интересы, исходя из собственных нужд, не подлежат доказа-тельству).Сунитский ислам с исполь-зованием элементов различных сунитских мазхабов («безмас-хабность»)Суниты, ханафиты.

Ваххабизм – безмасхаб-ность или «5 мазхаб».

«Традиционный ислам» — оттенки суфизма – накшбандия.

10Цели участников конфликта?Соединение различных сег-ментов уммы, развитие сетевой структуры в различных формах, возможно ассоциативных.

Налаживание связей с мусульманскими группами. Переформатирование ислама в РБ под салафизм.

Распространение тра-диционного ислама, мирное сосущество-вание с государством и народом, который прожи-вает на данной территории.
11Как психологически и идеологически обеспечивается «боеспособность» участников?Личное участие, авторитет, «власть знаний», вообще «знание» — платформа для соглашений.Личный авторитет лиде-ра; незначительные средства, идущие на зарплату имамов; рито-рика «традиционного ислама»
12Есть ли чётко позиционированные лидеры конфлик-тующих сторон?ДУМ – Нурмухаммат;

ЦДУМ – Таджутдин;

Религиозные группы – нефор-мальные лидеры.

Со стороны ЦДУМ это Таджутдин – формаль-ный и неформальный лидер, духовный настав-ник.

Со стороны ДУМ РБ – Нурмухаммат – формальный лидер, неформальные лидеры не проявляются.

13Возможно ли дос-тижение согласия между прямыми участниками конфликта:

13.1 по некоторым частным вопросам (по каким?)

13.2. по общим вопросам

13.3. между отдель-ными представите-лями конфликтую-щих сторон, выра-ботавших согла-сованную позицию (возможна ли её трансляция на всё поле конфликта в современных условиях?)

Только по п. 13.2

 

Возможно по п.13.1. и 13.3.
14Что необходимо для урегулирования конфликта:

14.1. его обострение (стороны пытаются одержать победу, без компромиссов)

14.2. трансляция путей, моделей уре-гулирования на основных и косвен-ных участников

14.3. давление со стороны (СМИ – формирование общественного мнения; государства (РБ, РФ), между-народных органи-заций)

14.4. замалчивание, игнорирование конфликтной ситуации с целью постепенного зату-хания при отсутст-вии объективных противоречий

Возможно, использовать все методы, т.н. комплексный подход и отдельных приёмов в каждом частном случае. Иногда необходимо и обострить ситуацию (п.14.1)ЦДУМ сегодня не пойдёт на перемирие с нетра-диционными, нефор-мальными группами.

Но, по нашему мнению, можно использовать п.14.2.

15Как стимулировать участников к поиску совместного решения проблем вызвавших конфликт?Возможно, использовать все методы, т.н. комплексный подход.Пока ДУМы не изменят свою позицию, а решает всё государство, то вопрос не решаем.
16Необходимо ли рас-ширение перего-ворного простран-ства?Да.Со стороны ДУМов – нет.

Но, по нашему мнению – да.

дополнительноПри обсуждении выделены вопросы, разделяющие группы в частных и общих вопросах:

культовая практика;

вероисповедальная практика;

отрицание ↔ признание авторитетов;

отрицание могильных мук (ХТ);

вопрос мазхабов: ДУМ ↔ салафиты.

Вопросы, разделяющие верующих:

1. непризнание членами неформальных групп традиций.

Конфликтность в исламской среде Башкирии

 

Таким образом, как мы видим, по некоторым вопросам позиции участников могут согласовываться, но в основном, поле для диалога и компромисса достаточно узкое, зависящее от многих субъективных факторов.

Наш прогноз. Если в ближайшей перспективе, т.е. в течение 3-5 лет не произойдут значительные изменения в позиции основных акторов, направленные на нейтрализацию или разрешение конфликта, то поле «неформального» ислама, имеющего ещё потенциал роста в Республике Башкортостан, будет расширяться, противоречия постепенно обострятся, и через 2-3 года рост количественных показателей конфликтности может привести к новому качественному обострению конфликта, который ещё более значительно сузит пространство выбора мирных способов его разрешения.

Предложения по возможному снижению либо нейтрализации конфликтов.

Со стороны научного сообщества.

Проблема распространения нетрадиционных религиозных учений и появление в Республике Башкортостан общественно-религиозных групп экстремистской направленности занимает сегодня немаловажное место в общественном сознании.

Однако, по нашему мнению, на сегодняшний день до сих пор отсутствует научная, объективная картина данного социально-политического явления, раскрывающая в достаточной мере его региональные особенности, размах и глубину распространения среди социальных, национальных, профессиональных, возрастных слоёв и конфессиональных групп населения.

Таким образом, в рамках стратегического мониторинга развития общественного сознания в Республике Башкортостан необходимо, на наш взгляд, провести очередное социолого-аналитическое исследование по вышеуказанной проблематике. Цель исследования: раскрыть масштаб распространения и степень влияния на общественное сознание нетрадиционных религиозных учений, в частности исламского толка и групп экстремистской либо радикальной направленности. Задачи исследования:

— оценить масштабность явления и степень его влияния на общественное сознание, в том числе – степень поддержки, одобрения либо отторжения, неприятия вплоть до состояния конфликтности со стороны различных групп населения;

— уточнить позиции, в том числе антагонистические, если таковые существуют, по вопросам отношения к сформировавшимся в общественном сознании образам «традиционного» и «нетрадиционного» исламских течений среди целевых групп, в том числе – общественных, религиозных организаций, научного сообщества, органов государственного и муниципального управления, правоохранительных органов;

— выяснить возможность сглаживания и разрешения, указанных в п.2 противоречий мирным путём, переориентированием и возможным сотрудничеством либо созданием договорённостей о неприемлемости радикализма и экстремизма в разрешении злободневных вопросов общественной жизни.

— создать экспертно-исследовательских групп постоянного или переменного состава для быстрого реагирования по разрешению конфликтных ситуаций в рамках определённой компетенции.

особенности и перспективы развития салафитских джамаатов и суфийских тарикатов в республике;

оценить эффективность работы муфтиятов в Республике Башкортостан и органов государственного и муниципального управления в профилактике распространения нетрадиционных течений и разрешения конфликтных ситуаций;

разработать методические указания для работы государственного административно-управленческого аппарата,

Такая работа послужит основой для понимания процесса исламизации общества и выработки методических указаний по профилактике религиозного экстремизма. В составе рабочей исследовательской группы должны присутствовать как светские ученые, так и духовные служители, представители формальных и неформальных религиозных организаций и групп. Среди прогнозируемых результатов этого и подобных исследований можно перечислить:

Налаживание взаимодействия между представителями религиозных, общественных и научных кругов, заинтересованных в общей стабильности.

Отработка обратной связи и реакции на общественные запросы (конфликты) заинтересованными сторонами.

Актуализация и поиск, отработка путей решения текущих и перспективных проблем в сфере религиозного экстремизма, государственно-конфессиональных, внутриконфессиональных, общественно-конфессиональных взаимоотношений.

Выявление степени радикализации исламского фактора и его роли в возможной дестабилизации общественной ситуации в РБ. Разработка научно обоснованных путей и методов её нейтрализации.

Как один из результатов – формирование независимого общественно-экспертного сообщества (группы) для мониторинга процессов происходящих внутри конфессиональных общин и их воздействия на социально-экономическую и политическую ситуацию в регионе.

Данная группа может явиться постоянно действующей площадкой для выработки рекомендаций по принятию государственных решений во внутренней региональной политике по нейтрализации религиозного экстремизма в общественной жизни региона.

Со стороны духовных управлений

В первую очередь необходимо ставить вопрос о решении вопросов, связанных с необходимыми изменениями, в сущности, и структуре современного духовного исламского образования. Эти изменения должны касаться в первую очередь:

Определения и реализации идеологии и миссии исламского образования в России.

Существенного увеличения количества выпускников медресе и университетов.

Выбора зарубежных партнёров и закрепления форм сотрудничества с ними.

Во-вторых в сотрудничестве с государством необходимо решать вопрос повышения социального статуса духовного работника. И эти вопросы видимо, возможно, решать не только в рамках увеличения объёма прямой грантовой или другой формальной и неформальной финансовой государственной поддержки религиозных организаций, а развития разных форм социального партнёрства государства, общества и религиозных объединений и групп в рамках действующего законодательства и возможного законотворчества, без изменения конституционных принципов светскости российского государства.

В-третьих, в сотрудничестве с госорганами и научным сообществом необходимо вести работу над формированием концепции развития ислама в России.

Это первоочередные вопросы, требующие решения.

Среди новых тенденций хочется отметить инициативу представителей Координационного центра Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования которые активно зондируют почву по организации дискуссионных площадок в исламской среде с целью определённого переформатирования, изменения негативных тенденций в развитии  современного российского ислама. Инициатива хотя и несколько запоздалая, но нами полностью поддерживается. Однако хотелось бы обратить внимание инициаторов на то, что подобный опыт, который был частично реализован в Республике Дагестан, необходимо тщательно подготовить и продумать и в плане исполнителей и методологически, т.е. чётко представлять цели, задачи и планируемый результат подобных мероприятий; возможный состав участников, острые темы, формат и границы, гарантии и компромисс интересов, иначе результат дискуссии может значительно отличаться от задуманного.

Со стороны госорганов.

Сегодня необходимо, по нашему мнению, прилагать запрограммированные усилия по разрешению и нейтрализации конфессиональных конфликтов с использованием научных рекомендаций. В том числе, при учёте имеющихся рисков проводить мероприятия по расколу неформальных групп на умеренный и радикальный сегменты с выработкой механизмов работы с умеренными, с использованием технологий так называемой концепции «принуждения к диалогу».

Конфликтность в исламской среде Башкирии

Совет по государственно-межконфессиональным отношениям при Президенте РБ. Справка о религиозной ситуации на территории Республики Башкортостан на 12.08.2013 г.

Совет по государственно-межконфессиональным отношениям при Президенте РБ. Там же.

ПМА, май 2012, анкетирование участников 1 исламского молодёжного форума РБ, 266 респондентов.

Юсупов Ю.М. Традиционные исламские течения в общественной жизни современного Башкортостана. //URL:http://test.lawinrussia.ru/node/229397

Юсупов Ю.М. Там же.

ПМА, 2013. Материалы общественно-экспертной группы ЦСКМ ИГИ РБ

Руслан Карамышев, руководитель ЦСКМ ИГИ РБ

Источник

Николай ШамбаровБашкирияИсламБашкирия,ислам,исследование,Центральное духовное управление мусульманКонфликтность в исламской среде Башкирии Характеристика конфликтности и путей её возможной нейтрализации в исламской среде Республики БашкортостанСоциальная структура современного общества имеет весьма сложные характеристики и одной из особенностей последнего десятилетия является рост сектора религиозного, для Республики Башкортостан - в первую очередь исламского, в плане, как социальной группы, так и сегмента...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл