МАРИЙСКИЙ ЯЗЫК, язык марийцев, проживающих в республиках Марий-Эл, Башкортостане, Татарстане, Удмуртии, Свердловской, Пермской и других областях России. Составляет особую ветвь (марийскую) финно-угорской семьи языков. Число говорящих на марийском языке – около 500 тыс. чел. В марийском языке различают три основных наречия: горное, луговое и восточное. Луговое и восточное наречия сравнительно близки друг другу. Первые памятники письменности относятся к XVIII в. До революции на разных диалектах марийского языка выходила литература главным образом религиозного содержания. Марийские литературные языки сформировались в послереволюционный период. В основе графики лежит русский алфавит. В формировании современных литературных языков играли значительную роль марийские писатели С. Чавайн, О. Шабдар, М. Шкетан и языковеды Г.Г. Кармазин-Эвайн, В.М. Васильев. Лит.: Современный марийский язык – Йошкар-Ола, 1987.

 

В качестве дополнения см. статью Марийский язык // Литературная энциклопедия. Т. 11. — 1939.

МАРИЙСКИЙ ЯЗЫК — один из финно-угорских яз. Принадлежит к финской группе этих яз. (наряду с прибалтийско-финскими, лопарским, мордовским, удмуртским и коми яз.). Распространен в Марийской авт. обл., а также по соседству, особенно в бассейне р. Вятки и восточнее, до Урала. В М. яз. два наречия: горное, распространенное преимущественно на горном берегу Волги (около Козьмодемьянска) и отчасти на луговом ее берегу, и луговое, распространенное исключительно на луговом берегу (кругом Йошкар-Ола — б. Краснококшайска); к луговому наречию примыкают так наз. восточные говоры, в некоторых своих чертах своеобразные. По своему фонетическому строю М. яз. весьма своеобразен, и в этом отношении он резко отличается от других финно-угорских яз. И гласные и согласные подчиняются сингармонизму. Особенно полно он развит в горном наречии. Если в каком-либо слоге имеются а, о, у или ы̆, то в последующих слогах выступают кроме э и и только а, о, у или ы̆; если же в каком-либо слоге имеются ä, ö, ÿ или ӹ, то в последующих слогах выступают кроме э и и только ä, ö, ÿ или ӹ. В слогах с ä, ö, ÿ, ӹ, а также э и и согласные (кроме ль и нь, к-рые всегда мягки) звучат полумягко. В луговом наречии сингармонизм действует несколько более ограниченно. Что касается грамматического строя М. языка, то тут нет ничего, что выходило бы за пределы преобладающего в финно-угорских яз. типа. Как и в большинстве других финно-угорских языках, в М. яз. налицо весьма развитое склонение (значительное число падежей, два числа, семь родов — один беспритяжательный и шесть притяжательных, именно «мой», «твой», «его», «наш», «ваш», «их») и сравнительно слабо развитое спряжение (шесть лиц-чисел, небольшое число времен и наклонений). Словообразование построено на словосложении и суффиксации. В области синтаксиса характерны отсутствие согласования, кроме согласования глагола с существительным в лице и числе, и употребление отрицательного глагола, при котором знаменательный глагол заменяется особыми отглагольными восполнительными формами. — В словаре М. яз. обычно устанавливают много наслоений. (О возможности другой точки зрения на финские и нефинские элементы в М. яз. см. Чхаидзе М., Вторая марийская яфетидологическая экспедиция, М., 1931). На время до начала христ. эры падают заимствования из речи арийцев юго-восточной Европы. К числу этих заимствований относят и слово мары (горное) или марий (луговое). На время с VII века падают заимствования из речи волжских булгар. Число этих
заимствований колоссально. Причина проникновения в М. яз. такого числа волжско-булгарских заимствований заключается несомненно в том, что марийцы в течение многих веков жили в сфере напряженного экономического, политического и культурного воздействия волжских булгар. На более позднее время падают заимствования из татарского и русского яз. В послеоктябрьскую эпоху в связи с социалистич. реконструкцией экономики, общественно-политических отношений, быта в М. яз. проникло много интернациональных (через русское посредство) слов из области политической и производственной терминологии. — История М. яз. сравнит. мало известна. Достоверно, что он сформировался как М. яз. в Поволжьи, но на территориях гораздо более западных, чем современные территории его распространения. Некоторую опору в деле установления хронологических дат дают заимствования. Так, можно утверждать, что переход старого с в ш произошел в М. яз. позднее начала татарского влияния, т. е. не раньше XIII в. Первые наукообразные сведения о М. языке появляются в начале XVIII в. Первая грамматика горного наречия — «Черемисская грамматика», Казань, 1837 (без имени автора). Первая грамматика лугового наречия — «Сочинения, принадлежащие к грамматике черемисского языка», СПБ, 1775 (Вениамина Пуцена-Григоровича). В дальнейшем изучение М. яз. ведется русскими, финскими и венгерскими учеными. В послеоктябрьскую эпоху руководящая роль в изучении М. яз. перешла к марийским ученым. М. яз. еще не может считаться достаточно изученным. В царское время М. яз. не имел никакого лит-ого оформления. По отношению к марийцам, как и к другим народностям царской России, проводилась политика усиленной руссификации и насильственного насаждения православия. Если М. яз. и получал письменное закрепление, то не иначе как в миссионерских целях (миссионерская школа Ильминского), т. е. не в целях поднятия национальной марийской культуры, а в целях идеологического порабощения эксплоатируемого национального меньшинства и более успешного проведения руссификации. Лит-ого оформления М. яз. в этой обстановке и не могло получиться. Совершенно иначе дело сложилось после Октября, создавшего необходимые условия для мощного расцвета культур национальных меньшинств СССР, «национальных по форме и социалистических по содержанию». В настоящее время существует два в достаточной мере оформленных литературных марийских яз.: луговомарийский и горно-марийский. Некоторые вопросы строительства этих лит-ых яз. до сих пор однако не являются вполне вырешенными. Не вполне благополучно обстоит например дело со словарем реконструктивного периода. Иногда мы встречаемся с потоком ненужных руссизмов, иногда же — с весьма ярко выраженной пуристической тенденцией (напр. в словаре В. М. Васильева «Марий Мутэр», М., 1929). Правильная линия может быть
установлена только на диалектической основе в борьбе на два фронта: против великодержавнического руссификаторства и против национал-шовинистического пуризма.
ГРАФИКА М. ЯЗЫКА. — В настоящее время лит-ые М. яз. пользуются письмом, построенным на основе так наз. русской «гражданской» азбуки. Построение письма в общем рационально. Принцип его — фонетический. Состав буквенных знаков следующий: 1. Гласные: а, о, у, ä, ö, ÿ, э, и, также ы̆ и (горн.) ӹ; ä, ö, ÿ — это передние гласные, соответствующие задним а, о, у; ы̆ — это редуцированный (ослабленный) задний гласный; ӹ — это редуцированный (ослабленный) передний гласный; й — это гласный в функции согласного (неслоговой). «Г» и «д» в большинстве положений произносятся с ослабленным взрывом, так что многие исследователи принимают их в большинстве положений за длительные согласные (что неверно); иногда с ослабленным взрывом произносятся и другие взрывные согласные, «в» произносится как губно-губной длительный звонкий согласный; «л» относится к числу так наз. среднеевропейских (сходно с немецк. «l»). В настоящее время поднят вопрос о латинизации марийского письма.

Библиография: Троицкий В. П., Черемисско-русский словарь, Казань, 1894 (горн. и лугов.); Васильев В. М., Записки по грамматике народа мари, Казань, 1918 (горн. и лугов.); Шорин В. С., Маро-русский словарь горного наречия, Казань, 1920; Кармазин Г. Г., Материалы к изучению марийского языка, Краснококшайск, 1925 (лугов.); Его же, Учебник марийского языка лугово-восточного наречия, Йошкар-Ола, 1929; Васильев В. М., Марий Мутэр (словарь горн. и лугов.), Центриздат, М., 1929; Castrén M. A., Elementa grammaticae tscheremissicae, Kuopio, 1845 (горн.); Wiedemann F., Versuch einer Grammatik der tscheremissischen Sprache, SPB, 1847 (горн.); Budenz J., Erdéi és hegyi cseremisz szótár, Pest, 1866 (мар., венг., лат. словарь, горн. и лугов.); Szilasi M., Cseremisz szótár, Budapest, 1901 (мар., венг., нем. словарь горн. и лугов.); Ramstedt C., Bergtscheremissische Sprachstudien, Helsingfors, 1902 (кроме текстов мар., нем. словарь, горн.); Beke О., Cseremisz nyelvtan, Budapest, 1911 (грам. горн. и лугов.); Räsänen M., Die tschuwassischen Lehnwörter im Tscheremissischen, Helsinki, 1920; Lewy E., Tscheremissische Grammatik, Lpz., 1922 (лугов.); Wichmann Y., Tscheremissische Texte mit Wörterverzeichnis und grammatikalischem Abriss, Helsingfors, 1923 (кроме текстов словарь и грам. очерк, горн. и лугов.); Räsänen, Die tatarischen Lehnwörter im Tscheremissischen, Helsinki, 1923.
Д. Бубрих .

КУЛЬТУРА НАРОДОВ БАШКОРТОСТАНА Словарь-справочникКультура народов БашкортостанаНародознание и этнографияМАРИЙСКИЙ ЯЗЫК, язык марийцев, проживающих в республиках Марий-Эл, Башкортостане, Татарстане, Удмуртии, Свердловской, Пермской и других областях России. Составляет особую ветвь (марийскую) финно-угорской семьи языков. Число говорящих на марийском языке – около 500 тыс. чел. В марийском языке различают три основных наречия: горное, луговое и восточное. Луговое и восточное наречия...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл