2352653466 Кирпичные заводы Дагестана - стройплощадка для рабов из Центральной России Люди, факты, мнения

Кирпичные заводы Дагестана — стройплощадка для рабов из Центральной России

Россия, согласно докладу,  занимает 32 место в мировом рейтинге рабства и третье место в странах постсоветского пространства. Самая многочисленная категория рабов в России — это трудовые рабы, после, следует сексуальное рабство и третья категория, так называемая «нищая мафия».

В Российском Уголовном кодексе  статьи 127.1 УК РФ «Торговля людьми» и 127.2 УК РФ «Использование рабского труда» были введены еще в 2003 году, однако, практика применения данных статей УК РФ показывает, что данный закон не до конца эффективно сформулировал и нынешняя «палочная система» отчётности правоохранительных органов недостаточно приспособлена для ведения уголовных дел подобной сложности и раскрытие данного преступления требует массу доказательств.

Другая проблема – это отсутствие необходимой системы защиты потерпевших по данному преступлению, так как жертвы даже после освобождения из рабства боятся писать заявления на бывших «хозяев», опасаясь мести.

По данным организации по борьбе с работорговлей в России «Альтернатива» самое большое количество невольников — это трудовые рабы. Эта некоммерческая организация за два года своего существования освободила более 200 человек из трудового, и не только, рабства.

Трудовое рабство широко распространено в Дагестане. В основном это кирпичные заводы и фермы, где пасут скот. Жертвами рабства в Дагестане становятся в основном мужчины-славяне  — русские, украинцы и белорусы. Кирпичные заводы, число которых в Дагестане насчитывается порядка 600, стали стройплощадкой для современного рабства.

На кирпичные заводы людей завозят обманным путем. Будущих трудовых невольников везут из крупных городов России, чаще всего из г. Москва. К приезжим из провинции подходит человек «вербовщик», который предлагает хорошо оплачиваемую работу, потом предлагает пойти выпить чаю или чего-нибудь покрепче, после чего человек полностью теряет сознание и просыпается уже в Дагестане.  А по приезду в Дагестан человеку объясняют, что за него заплатили денег (примерно 15-20 тыс.) и он обязан их отработать и пока не отработает никуда не уедет. При попытке бегства их избивают и угрожают увезти в горы «откуда нет возврата». Трудятся невольники от рассвета до заката, питаются отходами. Паспорта у невольников забирают. Большинство трудовых рабов несколько лет бесплатно работают на хозяина, пока им не удается благополучно сбежать или связаться с родственниками.

Летом 2013 года активистами движения «Альтернатива» из трудового рабства был освобожден инвалид 2ой группы 38-летний Вячеслав Комаров. Его история превращения от свободного человека в невольника схожа со многими другими: выпил с незнакомыми людьми на окраине Москвы на дагестанском рынке «Теплый стан», как выяснилось позже, в чашку ему подмешали клофелин, после чего он потерял сознание. Вячеслава погрузили в автобус и привезли в Дагестан. Вячеслав, как и остальные невольники работал по 12 часов в сутки, ему угрожали, плохо кормили.  Благодаря тому, что Вячеславу удалось позвонить своей жене, сотрудники правоохранительных органов вычислили его местоположение и освободили совместно с правозащитниками.

У рабовладельцев хорошо отработанная схема, они договариваются с местной, и не только, полицией, договариваются с официантами привокзальных кафе, чтобы те подсыпали нужные «ингредиенты» в чай или пиво, а так же с водителями автобусов.

Не менее нашумевший случай произошел с воспитанником детского дома Женей Скородумовым уроженцем г.Тверь, который летом 2013 года был освобожден активистами движения «Альтернатива» из рабства в Дагестане, где он находится целых четыре года. Женя рассказал, что примерно четыре года назад он приехал в г. Волгоград, для того, чтобы устроиться на работу, на вокзале к нему подошли сотрудники полиции, которые потребовали от него документы. А после того, как им стало известно, что Женя детдомовский, зная, что его не будет никто искать, заявили, что либо его сейчас же отвезут в отдел полиции, либо он садится в автобус и его повезут на работу, правда, куда ехать так и не сказали, а повезли его в Дагестан.

В Дагестане ему объяснили, что сотрудники полиции продали его за 15 тыс. рублей и он обязан отработать эти деньги.

Несколько раз Евгений пытался сбежать, однажды ему это удалось, но его поймали местные жители и заставляли работать его еще больше, заявив, что ему отдадут документы, когда он заработает денег на билет, однако, на этот «билет» он «зарабатывал» около четырех лет и так не заработал.

30 августа к Жене подошел один из местных жителей, дал ему мобильный телефон и номер координаторов движения «Альтернатива». Тот позвонил и сказал, что находится неподалеку от г. Южно-Сухокумск, в течении нескольких часов активисты приехали туда, где он пас баранов, забрали его и увезли. Хозяина на месте не было.

Женя не стал писать заявление на своих хозяев, пояснив, что не хочет там оставаться. В соответствии в российским законодательством, пострадавший должен во время следствия находиться в регионе свершения преступления, как минимум, полгода, пока идет следствие.

Чаще освобожденные не пишут заявления, что неудивительно, так как опасаются мести со стороны бывших хозяев. Однако, даже написанные заявления не приносят никакого результата, МВД Дагестана поясняют, что проведена проверка и фактов нарушения не выявлено. Сотрудники правоохранительных органов игнорируют те факты, что люди  находились на заводах без документов, работали бесплатно в невыносимых условиях, а, порой, были объявлены в розыск по заявлению их родственников.

Случаи, когда в бизнесе по продаже людей были замешаны нечистые на руку сотрудники полиции далеко не единичны.

Весной прошлого года движением «Альтернатива» был освобожден от рабства Роман Хакимов, которого удерживали в трудовом рабстве на кирпичном заводе в Дагестане. За него рабовладелец попросил выкуп у родственников, заявив, что только тогда он отпустит Романа. Брат Романа сначала звонил в полицию и все рассказал, однако, это оказалось безрезультатно, тогда он связался с руководителем движения «Альтернатива» Олегом Мельниковым, пояснив, что его брата удерживают на одном из кирпичных заводов и требуют выкуп. Родственники связались с рабовладельцами и договорились, что деньги переведут на главное почтовое отделение Махачкалы.

В назначенный день Роман Хакимов, пришел не один, а в сопровождении мужчины, как выяснилось позже полицейского Бухарова Заура Магомедовича. Рядом так же находились волонтеры движения, которые все снимали на камеру. Волонтеры вызвали сотрудников полиции, те приехали и отвезли всех в ближайшее отделение полиции.

Бухаров в отделении полиции заявил, что Роман пришел сам за деньгами и просто хотел их снять, чтобы заплатить кому-то, а кому он понятия не имеет. Роман написал заявление, однако, это осталось безрезультатно. Спустя несколько дней волонтеры на свои деньги отправили Романа домой к родственникам. Бухаров Заур до сих пор работает в полиции Дагестана.

Несмотря на широкое обилие фактов, публикаций в федеральных СМИ о невольниках на Кавказе, в отношении владельцев заводов не возбуждено ни одного уголовного дела.

Жертвами «нищей мафии» в России зачастую становятся инвалиды, беспризорные дети,  а порой, и ворованные дети.

Лидер общественного движения «Альтернатива»  Олег Мельников провел собственное расследование по выявлению рабов «нищей мафии» и получил данные, что любой попрошайка на улице работает на хозяина, хозяин, в свою очередь, платит определенную сумму местному участковому полиции, а дети, которых держат на руках, так называемые «мадонны», зачастую находятся под воздействием сильных наркотических веществ.

В марте 2013 года в г. Санкт-Петербург были задержаны четверо цыган, которые занимались надзором за  инвалидами и нищими-попрошайками и забирали себе полученный доход.

Однако, недостаточная информированность граждан о подобной проблеме приводит к тому, что люди охотно подают попрошайкам, не задумываясь о том, что действуют на руку нищей мафии.

Жертвами сексуального рабства в России, как и в большинстве других стран, становятся девушки, которым предлагают высокооплачиваемую работу официантками, танцовщицами, нянями, моделями  и т.д.

Зачастую, это предложенные вакансии за границей, где по прибытию девушек, вместо обещанной работы, заставляют заниматься проституцией. Надо отметить, что девушек продают не только за границу, но и в южные регионы России.

В 2013 году волонтеры движения «Альтернатива» спасли двух девушек из Нижнего Новгорода,  которых продали в сауну г. Махачкала за 150 тысяч рублей. Активисты притворились клиентами, встретились с девушками и договорились с ними об их побеге. На следующий день «постоянные клиенты» заявили хозяевам, что берут девушек с собой в гостиницу, в действительности девушек вывезли в Москву.

Казахстан по данным доклада The Global Slavery Index 2014 занимает 93 место, а в постсоветском пространстве следует после России. Фильм «Камышовый рай» 1989 года, основанный на достоверных событиях, где по сценарию людей заставляют бесплатно трудиться на камышовой плантации в казахстанских степях, вызвал в свое время массу обсуждений, однако, рабство в Казахстане процветает до сих пор.

По данным правозащитной организации USAID ежегодно в Казахстане попадают в рабство около 8 тыс. человек.

Трудовые рабы — это в основном приезжие из стран СНГ (Россия, Киргизстан, Узбекистан), которые бесплатно трудятся на фермах, пасут скот.

Людей на фермах держат годами, избивают за малейшее неповиновение и за отказ бесплатно работать. В июне 2015 года полицейскими Казахстана был освобожден 64-летний старик, который в течении шести с половиной лет подвергался трудовой эксплуатации в зимовке  Бокейординского района.

В июле 2015 года казахстанское издание Esquire.kz опубликовало рассказы бывших невольников. Владимир из Нижнего Тагила, гражданин РФ, рассказал свою историю. Он был продан в рабство в Казахстан случайным дальнобойщиком, к которому имел неосторожность сесть на попутках.

Мужчину в Казахстане избивали и заставляли пасти овец. Попытки побега оканчивались неудачей – его ловили и отвозили обратно к хозяину, где избивали до полусмерти. В рабстве мужчина пробыл целых 15 лет. Весной 2015 года Владимир совершил очередной побег, на этот раз ему повезло, он добрался до ближайшего населенного пункта и обратился к правозащитникам.

Не менее распространено в Казахстане сексуальное рабство.

Обычно жертвами становятся девушки из неблагополучных семей, которых зовут замуж мужчины для того, чтобы в последствии их продать в сексуальное рабство.

В январе 2015 год полицейские освободили из сексуального рабства 15-летнюю девушку в г. Алматы. Жительница одного из поселков Алматинской области была вовлечена в проституцию обманным путем, окончив девять классов школы, по совету знакомой приехала в город на заработки. Под угрозой физической расправы и в результате насильственного удержания девушку заставляли оказывать интимные услуги на протяжении одного месяца.

В Казахстане в 2011 году по инициативе Министерства юстиции РК  был создан реабилитационный центр «Комек», который оказывает помощь жертвам торговли людьми, в основном в центре лечатся девушки, ставшие жертвами сексуального рабства.

ООН и другие международные и местные правозащитные организации прилагают немало усилий для борьбы с торговлей людьми, однако жертвами рабства по всему миру становятся более миллиона человек ежегодно. Зачастую именно местные власти стран заинтересованы в данном теневом виде бизнеса и получают от него прибыль, что является большой помехой для борьбы с работорговлей.

Для борьбы с данной проблемой необходимо ужесточать меры наказания за торговлю людьми, а так же оказывать необходимую реабилитацию и всестороннюю поддержку жертвам траффикинга. В каждой стране и крупном городе должны функционировать реабилитационные центры для пострадавших, где им будет оказана психологическая, материальная и другие виды помощи.

Необходимо на государственном уровне создавать программы по профилактике работорговли: выпускать брошюры, социальные видеоролики, а так же повышать компетентность в данном вопросе среди сотрудников правоохранительных органов. В полиции также требуется создать отдельный отдел по противодействию торговли людьми, который бы занимался расследованием преступлений в данной сфере. Необходимы общественные широкие информационные  и консультативные центры, которые смогут повысить уровень информированности граждан о торговле людьми и осведомленности о том, что нужно делать, чтобы не стать жертвой раффикинга.

Источник: АПН

 

Смотреть видео. Рабы на Кавказе: кирпичный завод в Дагестане г. Каспийск

 Рабство в Дагестане: испытано на себе

Есть смысл рассказать о кирпичных заводах Дагестана. И нужно это потому, что сто процентов тяжкого, рабского труда на этих заводах всегда лежало на русских мужиках и бабах, как правило, обманным путем оказавшихся там. Я не знаю, что творится на этих «заводах» сегодня, но хорошо помню, что там было Вчера. И не так уж давно это было.

russia-dagestan-slaves Кирпичные заводы Дагестана - стройплощадка для рабов из Центральной России Люди, факты, мнения

Все начиналось с железной дороги юго-восточного направления: Рязань, Тамбов, Мичуринск…

По ж/д вокзалам и вокруг них ходили жители Дагестана, выискивая среди местного населения эдаких маргиналов, мало что соображающих с похмелья и готовых за стакан водки и прочие обещания сесть там же в поезд Москва-Махачкала или в поезд похожего направления, и под постоянным контролем провожатых и, «не просыхая» в пути, добраться до Дагестана. То есть Махачкалы, Каспийска и прочих городков. А потом, так же под охраной, жить и работать на кирпичном заводе. С утра и до темноты. За стакан водки в неделю. За обещание в конце сезона быть отправленным с зарплатой домой.

Оттуда мало кто убегает. Потому что русские люди опустившегося вида и без документов бросаются в глаза на улицах Махачкалы и тем более у вокзалов.

Отлавливаются сотрудниками полиции и возвращаются на заводы, где работают до конца сезона и в конце его уезжают так же без документов домой. Если уезжают…

На этих заводах к нам относятся, как к опустившимся, что соответствует истине. Мы там те, кто в этой жизни может только перетаскивать с места на место кирпичи. Что, собственно, как правило, так и есть на самом деле.

Да – кормят. Да – наливают. Да – отправляют домой того, кто сохранился до конца. Да – вроде бы особо и не бьют. Но так же бывает, что люди и не получают деньги. Что исчезают туда, где их на этом свете никогда не найдут. Там одна власть – кирпичная. И один закон – закон гор…

А еще там очень хорошо, допустим, скрываться от правосудия, настигающего тебя где-нибудь в Рязани. Я знал людей, которых в Центрально-Черноземном крае России ждала тюрьма и лагерь. Но они выбрали кирпичные заводы Дагестана, где их анкетные данные и отношения с правосудием никого не интересовали.

Да, на завод полиция иногда тихо наведывалась. Но так же тихо уезжала оттуда. И не в таком уж понуром виде.

И никого в наручниках или без них не увозили. И все были довольны: и «органы», и хозяева, и мы с кирпичами, получавшие по своему стакану «паленки» для поднятия настроения…

А я оттуда убежал. Просто убежал и все. Потом у кого-то пас баранов, от которых тоже убежал. Потом тусовался с рыбаками. Русскими. Где уелся браконьерской черной икрой. И, наконец, в Каспийске познакомился с очень верующим мусульманином-таксистом, чья дочка болела детским церебральным параличом. Таксист верил в то, что если он поможет мне вернуться в Москву, Аллах смилуется и спасет его ребенка…

Не знаю, к сожалению, как девочке, но мне – еврею, Аллах помог. Что тогда не укладывалось у меня в голове. Я отдохнул несколько дней у таксиста. Меня переодели, откупали, успокоили. Заплатили водителю автобуса до Москвы. Причем, заплатили столько, чтобы он, если что, платил за меня полиции при рейсовых проверках. Что он честно и делал. И я уехал домой, в Москву. И дай им Бог – и таксисту с несчастной дочкой его, и водителю автобуса, и русским рыбакам – счастья и здоровья…

Но вот что любопытно: Дагестан-то как бы Россия все-таки. А с другой стороны – и не Россия вовсе. Там я никто и зовут меня никем. Там даже полиция плюет на меня, то есть на русского бомжа.

Хотя, если я все-таки еще в состоянии двигаться, меня отловят и отправят на ближайший кирпичный завод. То есть – в резервацию. Или — в Гетто, где никто не будет интересоваться, что, может быть, тебя ищут родные. Или ты в федеральном, допустим, розыске. Поскольку как бы уже отбываешь здесь свое наказание. Только по закону гор, среди которых тебя едва ли когда-нибудь найдут, потому что отношения хозяев завода и дагестанских правоохранительных органов там были видны невооруженным взглядом…

А может я зря все это? Может быть для многих русских, тех, кто когда-то оступился и до сих пор ползет по жизни, кирпичные заводы Дагестана были (или есть) реальное спасение от жизни и смерти на улицах Москвы или Тамбова?

Возможно, для кого-то эти заводы хоть временный, но выход тяжкого положения? И, может, это все нормально?

Но, друзья мои, если бы за этим стояла хоть какая-то юридическая подоплека. Если бы были хоть какие-то социальные гарантии…

…А так – абсолютно частный лагерь – не лагерь, а не знаю что. Где нет ничего государственного, и русские живут полурабами.

И не потому, что они – русские, а оттого, что алкаши, бичи, уголовники. И закон гор русскому человеку – не закон. А нередко – почти гибель.

И все-таки хозяин кирпичного завода, мне кажется, обязан быть в ответе перед государством за тех, кого затащил туда. За тех, чьи трупы могут закапывать где угодно, подальше от завода. Люди все-таки умирают. Даже не насильственно. А потому, что они – люди…

Я не знаю, что творится сегодня на дагестанских кирпичных заводах с двухъярусным барачным устоем. Я там был Вчера. Но сегодня ни за стакан водки, ни за бутылку или даже ящик и ни за какие другие «шоколады» я туда не поеду. Ибо с некоторых пор мне понравились законы РФ.

А еще я уважаю нашу конституцию, которая, видимо, не очень соблюдается на этих заводах. И в конце концов, в Москве, да и где угодно, есть Центры Социальной Адаптации для бездомных. Там каждый, если он хочет, может адаптироваться и вновь вернуться к жизни. По крайней мере, думаю, что я смог…

P.S. Если тема вам не безразлична, обязательно откликнитесь и поделитесь своим мнением. Друзья, я жду любой информации на бездомную тему. Давайте вместе помогать нашим бедолагам…

Ваш Михаил Жуков

printfriendly-pdf-email-button-notext Кирпичные заводы Дагестана - стройплощадка для рабов из Центральной России Люди, факты, мнения
Аня ХардикайненЛюди, факты, мнениякриминал,промышленность,Россия,россияне,Северный Кавказ,смотреть видеоКирпичные заводы Дагестана - стройплощадка для рабов из Центральной России Россия, согласно докладу,  занимает 32 место в мировом рейтинге рабства и третье место в странах постсоветского пространства. Самая многочисленная категория рабов в России - это трудовые рабы, после, следует сексуальное рабство и третья категория, так называемая «нищая мафия».В Российском Уголовном...cropped-skrin-1-jpg Кирпичные заводы Дагестана - стройплощадка для рабов из Центральной России Люди, факты, мнения