Как выживают больные туберкулезом в удмуртском городе Сарапуле

“Сидят люди дома, кашляют кровью”

24 марта, во Всемирный день борьбы с туберкулезом российские чиновники будут рассказывать о лечении и профилактике болезни. А в городе Сарапуле врачи и их пациенты продолжат борьбу с неоправданной оптимизацией. Как выживает маленький российский город, где год назад закрыли стационар туберкулезного диспансера, рассказывает Анастасия Сенникова.

С открытой формой туберкулеза – 100 км на автобусе

В марте прошлого года в Сарапуле «приостановил работу» туберкулезный стационар, который обслуживал город и четыре сельских района. Медики потеряли работу, больные остались без помощи.

На лечение пациентам с открытой формой туберкулеза надо ехать в республиканский центр, где из-за нагрузки их не всегда готовы принять. Специальный транспорт нужно «выбивать», либо добираться до Ижевска своим ходом: в автобусах или попутных машинах…

Здание Сарапульского противотуберкулезного диспансера построено в конце 1960-х годов. Оно не новое, но крепкое, как утверждают медики. До 2014-го диспансер был муниципальным учреждением, затем его передали республиканским властям. Незадолго до этого на соседнем участке появился коттедж – землю выделили под частную застройку. В городе поползли слухи о скором закрытии диспансера.

Здание тубдиспансера. Фото: «ДЕНЬ org»

– В 2014 году начались проверки Роспотребнадзора Удмуртии, – рассказывает фтизиатр Елена Н. – Нашли трещины, зафиксировали отслоение штукатурки и краски, заявили, что у региона нет средств на ремонт. В июле 2016 года сообщали о выделении 20 миллионов рублей из бюджета республики, но ремонта не было. В итоге стационар закрыли.

Пациентов, нуждающихся в стационарном лечении, направляют в Ижевскую и Чуровскую больницы. До первой 70 километров, до второй – 110.

В республиканской больнице – нарушения санитарного законодательства, в палатах лежат по 10 человек.

Чуровская больница рассчитана на 75 коек и находится в деревянном здании, санитарное состояние тоже не соответствует стандартам. Иногородних пациентов с лекарствами «отпускают» домой.

Специальный транспорт для поездки в больницу выделяют только тяжелым больным, которые уже не могут ходить.

– Таких нужно госпитализировать, – объясняет врач Галина М. – У нас же, как везде на периферии, то машин нет, то бензина, то средств. Больным приходится перемещаться самостоятельно. А запас препаратов в больнице для лечения устойчивого туберкулеза недостаточный, на весь курс и на всех больных не хватает.

Чиновники отчитываются: заболеваемость в регионе падает, но она падает за счет того, что изменилась структура выявляемости, перестали выявляться больные с профилактических осмотров. Кто приходит с жалобами, того и лечат, а это уже распространенные формы.

«Вы ее не пускайте, она вас заразит»

Ирина Т. – молодая женщина, заболела туберкулезом в 22 года.

– Заболела сразу после родов. Шла по городу с коляской. Лето, жара, солнце. А у меня слабость, валюсь с ног, – вспоминает Ирина. – Дома померила температуру – 39. Вызвали врача. «Не волнуйтесь, вы, наверное, простыли». Время идет – температура не падает. Положили в больницу с пневмонией. А у меня был туберкулез в корне левого легкого, его за тенью сердца на снимке не видно. Там, в больнице, все обнаружилось.

Когда я поступила в диспансер, моему ребенку было 2 месяца. Спасибо, что муж не растерялся, поддержал. Считала, что увижу в палате бомжей, алкоголиков, а там молодые ребята, среди пациентов немало студентов, медиков.

Мы, когда я заболела, хотели сначала от всех скрыть диагноз. Потому что люди, сталкиваясь с этим, меняются. Рушатся отношения с родными.

У меня был родственник, который ходил к моим близким и говорил: «Вы ее не пускайте, у нее открытая форма. Она вас заразит».

Многие не справляются: устают принимать таблетки. Как только начинаешь их пить – появляется сонливость, сознание путается, возникают побочные явления. Потому и нужны диспансер, медицинский контроль.

Больные запускают себя. Раньше они получали лечение, а сейчас нет. С температурой, одышкой, слабостью ты должен добираться до больницы 100 километров. Причем на общественном транспорте. Больные раздражаются, ругаются, потом сдаются и отказываются лечиться.

С нами в Сарапульском тубдиспансере работали профессионалы, относились к нам как к близким. Теперь стационара нет, препаратов не хватает, хроников посылают в Чур или, когда нет коек, домой. Сидит человек дома, харкает кровью… Когда плохо, звонят друг другу, помогают советом.

О ситуации замминистра не доложили

О том, что происходит в Сарапуле, знают и в республиканском Минздраве, и в федеральном. И, как говорят чиновники, реагируют – обещают построить в городе новый диспансер. Однако когда это случится, неизвестно.

Фото: andrey-konoval livejournal com

«Мы предусматриваем строительство модульного здания. Нашли земельный участок, согласовали его с администрацией Сарапула. Предполагаем построить в 2017 году, – заявил в октябре 2016 года министр здравоохранения Удмуртии Алексей Чуршин. – Оформляется соответствующая заявка в Минстрой. По нашим оценкам, на эти цели потребуется 40 млн рублей».

В январе 2017-го во время поездки в Удмуртию заместитель министра здравоохранения России Татьяна Яковлева обсуждала с местными чиновниками проект строительства нового тубдиспансера в Ижевске с финансированием в размере 800 млн рублей. О ситуации в Сарапуле ей не доложили.

На запрос депутата Сарапульской городской думы Роберта Рыбакова власти региона отвечают, что «в рамках плана мероприятий по реализации социально-экономического развития республики на период до 2025 года планируется строительство здания БУЗ “Сарапульского межрайонного противотуберкулезного диспансера” модульного типа под размещение поликлиники и дневного стационара».

А что делать до 2025-го?

По данным Роспотребнадзора, ситуация с туберкулезом в Удмуртии считается эпидемиологически опасной – в 2016 году этой болезнью в регионе заразились 665 человек. В Сарапуле и прилегающих четырех районах стоят на учете 245 пациентов.

Автор: АНАСТАСИЯ СЕННИКОВА
Алия ЕмшановаЛюди, факты, мненияУдмуртиябольница,здоровье,УдмуртияКак выживают больные туберкулезом в удмуртском городе Сарапуле “Сидят люди дома, кашляют кровью”24 марта, во Всемирный день борьбы с туберкулезом российские чиновники будут рассказывать о лечении и профилактике болезни. А в городе Сарапуле врачи и их пациенты продолжат борьбу с неоправданной оптимизацией. Как выживает маленький российский город, где год назад...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл