02453252453636

ДОСЬЕ

Владимир Иванов, учёный-археолог, доктор исторических наук, профессор, «Отличник образования РБ», «Почетный работник высшего профессионального образования РФ».Участвовал и проводил самостоятельно более 30 археологических экспедиций на Урале, в Поволжье, Казахстане. Автор 14 книг, в их числе «Уфаведение», «История казачества Урала», «История Золотой Орды». «История и культура казачества Урала». Опубликовано около 300 научных статей, в т.ч. за рубежом.

Оголтелый плюрализм

— Владимир Александрович, простой вопрос: зачем менять историю?

— Единая концепция школьного курса нужна. Мы, наверное, единственные из всех народов, которые на протяжении последних десятилетий поливали себя грязью. Всё, что можно было выкопать, достать самого мрачного из истории Советского Союза, вывалили на голову читателей. Оголтелый плюрализм в преподавании истории Отечества ни к чему хорошему не привел. Все в свое время читали «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына.

Но никто не удосужился проверить, какими источниками пользовался писатель, называя число жертв сталинских репрессий. В публицистике с его лёгкой руки гуляет цифра — накануне войны в лагерях сидело 110 млн человек. А население страны было всего около 200 млн. Каждый второй сидел?

Нелепица. А для нашей молодёжи события 37 года сегодня так же далеки, как Куликовская битва. В голове штамп – это тупая, людоедская, советская власть.

— Видимо, поэтому авторы нового учебника постарались смягчить спорные моменты?

— То, что сегодня бурно обсуждают, – второстепенные аспекты. Убрать или нет ордынское иго, октябрьская революция или переворот. Главное – методическая сторона. Она ориентирует учителя и ученика на работу с источниками и документами. Дело учителя объяснить. Как надо работать, прививать зачаточные знания научного источниковедения. Любой документ составлялся когда-то, кем-то и для чего-то. Это азы источниковедения, которые мы когда-то учили как-нибудь. И потом благополучно забывали. Для нас важно, как сегодня станет преподаваться история родного края в контексте истории России.

Ведь что из себя представляют местные учебники, написанные за последние 20 лет? Это история Башкирии, вырванная из контекста истории СССР и России. Башкирия в них как бы сама по себе. XVIII век – сплошные башкирские восстания и пугачёвщина. О развитии горнозаводской промышленности, которая объективно способствовала интеграции башкир в социально-экономическую систему Российской империи — вскользь. А с чего начиналось подавление восстаний? Кстати, защищать свою целостность нормально для любого государства. Власть обращалась к бунтовщикам с увещевательными письмами, обещала прощение. Поэтому в новых учебниках надо изучать не только воззвания повстa-нцев. Но и документы царской власти, касающиеся этих событий. Говорим о Пугачёве, почему не дать ужасы гражданской войны, описанные Александром Пушкиным в «Истории пугачёвского бунта». Пусть школьник с помощью учителя сам разберётся, кто больше прав или ви-нoват.

О сироте казанской и не только

— Как в татарской школе рассказывать о взятии Казани?

— Так же. С помощью вариативной концепции преподавания на фоне общероссийских событий. Были пролиты реки крови в Казани? Да. Об этом все пишут современники. Город разграбили, взрослое население вырезали. Отсюда пошло выражение «сирота казанская». А обошлись бы без этого? В российской истории такого не могло не случиться. Весь ход развития молодого динамичного государства диктовал и направлял его движение не на юг, где Крым с Турцией за спиной, и не на Запад. Единственный реальный путь для территориального и экономического развития – Восток. Поволжье, Урал, Сибирь, выход на среднеазиатские торговые магистрали. Был ли выход у татар? Другое развитие сюжета показали семь башкирских вождей. Правда, на это их подтолкнула судьба Казани. Их инициатива по присоединению к России была вынужденной, и только потом добровольной. Они прекрасно понимали, что с ними сделают за сопротивление. И спасли свой народ от разорения и погромов. Благодаря им сохранились язык, вера, культура и территория башкир. Я бы этим вождям пaмятник поставил.

— Но есть монумент Дружбы…

— Он не ассоциируется с героями этой истории. В пaмятнике посыл: Великая Россия разрешила добровольно присоединиться башкирам, которые вдруг увидели, как здорово живётся на Руси. А несколько лет назад было модно с той точки начинать отсчёт «колонизации» Урала. А для башкир чем всё закончилось? Они получили ещё при Иване Грозном автономию, на протяжении последующих веков был один из самых привилегированных народов. Один ясак — вот и вся повинность.

Фолк-хистори и автохтонизм

— Прошли парады суверенитетов. Сейчас у нас крепкая вертикаль власти. Разговоры о колонизаторах, исключительности отдельных этносов в прошлом?

— В беседах с коллегами мы пришли к выводу: не бывает истории одного цвета. И новый учебник истории должен это подтвердить. Но недавно вышел в свет второй том «Истории башкирского народа». Главные идеологи его создания – историки Нияз Мажитов и Марат Кульшарипов. Вопиющий пример небрежного отношения к фактам и источникам. Где надо и не надо упоминается этноним башкорт. Вразрез со всеми археологическими источниками утверждается: «Кто бы и когда бы здесь ни жил, они все так или иначе, рано или поздно становились башкирами».

— А чем плоха версия: Башкирия с древних времён центр металлообработки и земледелия?

— Во всей Евразии нет ни одной археологической культуры, за исключением Крайнего Севера, нет ни одного народа, который в той или иной степени не занимался кузнечным или ювелирным делом. Это были домашние ремесла. А земледелие у местных племен вплоть до прихода булгар было подсечно-огневым. Оно, по определению, не могло быть товарным, сеяли только для собственного прокорма. Ничего эксклюзивного в истории местных племён не происходило.

— Ну, а собственные города?

— А они могут стоять среди глухих лесов или непроходимых болот, как в Прикамье, в изоляции? До сих пор нет чётких письменных и даже фольклорных данных о существовании подобных полисов. Что, местные племена пространственно были связаны с древними цивилизациями Центральной Азии и античными государствами Средиземноморья? Проще говоря, наш край в древности был окраиной мира. И попал он под влияние государственных структур и государственной власти только в период существования Золотой Орды, а затем – и России. Влияние Золотой Орды, например, прослеживается в мучительном и долгом распространении здесь ислама, а не в IX веке, как утверждается в «Истории башкирского народа». Есть же описания путешественников XVIII-XIX веков, в которых местные жители выглядят чуть ли не полуязычниками. Те же мавзолеи представлялись в башкирских легендах как дворец хана или дом суда и тюрьма. Более того, в штыки воспринимается версия – башкиры пришли сюда в IX веке. И в итоге возрождают теорию автохтонизма, которая мелькнула в советской историографии в 30-е годы прошлого века. Суть её в том, что любой народ развивается на одном месте с глубины каменного века. Но весь археологический материал говорит, что здесь с середины первого тысячелетия нашей эры в течение 600-700 лет был калейдоскоп разных племён и народов.

— Возвращаясь к концепции единого школьного учебника, как же преподавать историю родного края?

— Вооружившись источниками и фактами, а не домыслами, подкреплёнными словами «бесспopнo», «безоговорочно», «убедительно», «можно утверждать».

Это уже фолк-хистори, претензия на научность, не требующая доказательств. Мы с группой авторов готовим учебник, в котором постараемся дать максимально непредвзятый взгляд на развитие Башкирии в составе России. Дадим ученикам право самим разобраться, насколько комфортно башкиры и другие народы региона чувствовали себя в составе Золотой Орды, какой вклад в победу в Отечественной войне 1812 года внесла башкирская конница и пехотные полки, сформированные на территории края. И вообще – какое место занимала Башкирия и народы, ее населявшие и населяющие, в истории России.

Автор: Алексей Шушпанов, УфаПресс

Николай ШамбаровБашкирияИстория и краеведениеБашкирия,история,краеведениеДОСЬЕ Владимир Иванов, учёный-археолог, доктор исторических наук, профессор, «Отличник образования РБ», «Почетный работник высшего профессионального образования РФ».Участвовал и проводил самостоятельно более 30 археологических экспедиций на Урале, в Поволжье, Казахстане. Автор 14 книг, в их числе «Уфаведение», «История казачества Урала», «История Золотой Орды». «История и культура казачества Урала». Опубликовано около 300...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл