Оренбург, группы смерти ВКонтакте

Оренбуржцам рассказали, как уберечь ребенка от групп смерти в Интернете

Диана Черникова сообщает: за круглым столом в редакции «МК» в Оренбурге» встретились представители различных госструктур, которые так или иначе отвечают за борьбу с деструктивными группами, а также волонтеры.

Современные дети живут в Сети. Формат виртуального общения многим привычнее, чем беседа с глазу на глаз. Создатели деструктивных групп в Интернете это хорошо знают. И вообще, люди, которые заманивают детей в группы смерти и другие опасные капканы, хитры и сообразительны.

Все начинается с того, что ребенок подписывается на новости в сообществе, а потом его мозг подвергается ежедневной обработке. Последствия могут быть очень плачевны.

Как уберечь детей от опытных манипуляторов, подстрекающих к суициду? В редакции «МК» в Оренбурге»  участники круглого стола пытались ответить на этот вопрос.

— Какие деструктивные группы функционируют в Интернете и чем они опасны?

Руководитель интернет-сообщества, выступающего против групп смерти, Алексей Степанов:

— Их названия различны, как и методы работы, но цель одна. В группах смерти детей и подростков в конечном итоге склоняют к суициду. Самоубийство популяризируют, возводят в культ, поэтизируют.

Детей призывают «покреативить» и снять себя умирающим. Следующим этапом может оказаться жизнь, которая, с их точки зрения, «бессмысленная и является лишь переходом». На той стороне опытные психологи и манипуляторы. Правила каждый раз меняются.

— Как родители могут узнать о том, что ребенок попал в группу смерти? 

Волонтер Ольга Степанова:

— Мы не подразумевали о том, что такая ерунда есть в Интернете и что нашему ребенку это может быть интересно. Но однажды на мобильный супругу позвонил волонтер из Москвы и сказал, что нашу дочь вовлекли в опасную группу.

Сложно было поверить. А когда мы просмотрели страницу в Интернете, просто обомлели. К слову, ее друзья репостили то же самое. Состоялся не очень приятный, но нужный разговор.

Сейчас она понимает, что это опасно. А мы не смогли остаться в стороне, примкнули к волонтерскому движению, помогаем находить детей, которые являются потенциальными жертвами групп смерти.

464

— Легко ли переубедить детей и доказать, что они попали в капкан? 

Волонтер Анастасия:

— Чаще всего играют дети в возрасте от 13 до 17 лет. Им сложно объяснить что-либо. Они считают, что уже взрослые, думают, что многое понимают.

Мы рассказываем о том, кто и зачем на самом деле стоит за идейным лидером этого сообщества, пытаемся отговорить от страшного шага. Идет напряженная борьба за детские души. Чаще там оказываются те, кто имеет проблемы в семье, в школе, в общении со сверстниками.

Был случай, когда девочка во время беседы с волонтерами сказала, что ее бьют, что ей тяжело так жить, а потом начала прощаться, говорить, что не хочет жить. Мы связались с местной полицией.

Инспектор по делам несовершеннолетних УМВД по Оренбургской области Наталья Галландина:

— Мы реагируем на сообщения о потенциальных суицидах. Даже если не наш регион, информацию о том, что ребенок в потенциальной опасности, непременно передадим полиции по месту нахождения несовершеннолетнего.

Антохин Евгений Юрьевич, завкафедрой клинической психологии и психотерапии ОрГМУ, кандидат медицинских наук.

— Проблема Интернета и суицида очень серьезная, и мы, к сожалению, опаздываем по сравнению с Европой, где эти вопросы решаются не только на уровне государства, но и на уровне безопасности.

Мониторинг сайтов – это одно. Технически вы закрываете один сайт, а появляется 10. Поэтому важно не просто закрывать плохие, а создавать сайты с антисуицидальной направленностью, чтобы они при вбивании в поисковик слова «суицид» выходили первыми.

Телефон доверия, к сожалению, уходит в прошлое. Детям проще общаться в Сети. Когда говорят, что нужно изымать у детей гаджеты, нужно понимать, что прогресс мы не остановим.

Я убежден, что группы смерти – это в определенной степени диверсия против страны. Идет мощная информационная война.

Создание этих групп — возможность манипулирования, чтобы продвигать в дальнейшем какие-то продукты, а также определенную политическую систему. Об этом нужно говорить на государственном уровне. Если этим не заниматься — опыт цветных революций мы видели. И то, к чему это приводит…

— Может ли школьный психолог участвовать в решении этой проблемы?

— В группе риска находятся не только несовершеннолетние, но и студенты средних специальных учебных заведений. Роль психолога в образовательном учреждении очень велика. Пока мы в самом начале пути обучения педагогов и психологов.

Обнаружив, что ребенок вовлечен в группу смерти, работники образования пребывают в растерянности. Мы уже обучили первую группу учителей и психологов в декабре. Конечно, сегодня есть проблема штатных психологов в образовательных учреждениях.

Нужно увеличивать зарплату этим специалистам. Сегодня за 7 тысяч рублей могут работать только энтузиасты. Когда психолог станет правой рукой директора, у нас многое в школах изменится.

— Как поговорить с ребенком на эту тему и не вызвать нежелательный интерес?

— Проблему нужно мониторить. Больше слушайте своего ребенка, интересуйтесь его проблемами. Если вы узнали, что ваш ребенок стал проявлять интерес к подобным ресурсам, выстраивайте диалог, не закрывайтесь.

Мы очень часто запугиваем детей. Надо рассказывать и показывать, но акцент делать на положительных моментах.

Нужно исключать систему наказаний по типу: «Не скажешь — компьютер не увидишь!». Подход к воспитанию должен пропагандировать стремление жить.

Рыжинский Александр Вячеславович, начальник отела допобразования министерства образования по Оренбургской области:

— Мы подготовим для родителей памятку. Проведем беседу с руководителями общеобразовательных учреждений, обратим их внимание на правильную подачу информации. Конечно, классных руководителей нужно подготовить к беседе с родителями, а они уже выступят связующим звеном между школой и семьей. В каждой школе должен быть стенд, на котором указаны номера телефонов доверия.

Наталья Ивановна Самарина, отдел охраны прав детей и специального образования министерства образования по Оренбургской области:

— Родителям нужно усилить контроль за своими детьми: проверить странички, поговорить с детьми откровенно. Дети владеют компьютером хорошо, родителям тоже не нужно отставать. Конечно, школа сделает все возможное, но без нормального диалога в семье ничего не получится.

Сейчас многие покупают своим детям смартфоны с выходом в Интернет, но при этом защиту не устанавливают, лишние деньги тратить не хотят. Нет понимания серьезности этой проблемы. Они думают так: «Мой ребенок хорошо учится, занимается дополнительно, по ночам не гуляет. Меня это не коснется…».

Это не так. Родитель сегодня должен быть хорошо осведомлен обо всех опасностях, которые касаются детей, в том числе в Интернете.

Замруководителя Управления Роскомнадзора по Оренбургской области Каплина Наталья:

– Бороться с такими сайтами можно и нужно! С 2012 года ограничен доступ к 13,5 тысячам ресурсов, содержащих информацию о способах совершения самоубийства, а также призывов к совершению самоубийства. Половина таких ресурсов – это социальные сети, а это мы с вами. Отрадно, что людей с активной гражданской позицией становится больше. Большая часть заблокированных сайтов – это результат обращений граждан. Часто решение о блокировке принималось через суд.

На сайте Роскомнадзора создана форма для приема сообщения от граждан, юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, органов государственной власти,органов местного самоуправления о наличии сайтов в сети Интернет с противоправной информацией. Любой человек может оставить заявку на сайте https://eais.rkn.gov..ru/feedback/ с сообщением о ресурсе, если, по вашему мнению, он содержит противоправную информацию. Это занимает всего две минуты.

Чтобы эту форму заполнить, необходимо скопировать адрес интернет-ресурса, сделать скриншот страницы с указанием даты и времени. Огромная просьба к родителям: если вы находите в сети Интернет какие-то группы, не нужно делиться ими через Интернет, так как это может способствовать распространению деструктивных групп.

Помощник прокурора города Оренбурга, Сороколетов Кирилл Владимирович:

– Бывает случаи, когда Роскомнадзор по какой-то причине не блокирует этот сайт. Тогда мы подключаемся. Положительные результаты уже есть. К нам обращались волонтеры. Администраторы социальных сетей по их требованию отказывались удалять ресурс, но картинки и сообщения, по мнению горожан и по нашему мнению, наносили вред детской психике. В суде нам удалось отстоять интересы несовершеннолетних.

Мария и Алексей ТолмачевыАнализ - прогнозОренбургская областьгруппы смерти,дети,Оренбург,Оренбургская область,самоубийствоОренбург, группы смерти ВКонтакте Оренбуржцам рассказали, как уберечь ребенка от групп смерти в Интернете Диана Черникова сообщает: за круглым столом в редакции 'МК' в Оренбурге' встретились представители различных госструктур, которые так или иначе отвечают за борьбу с деструктивными группами, а также волонтеры.Современные дети живут в Сети. Формат виртуального общения многим привычнее,...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл