Как живет деревенский учитель в селе Лопатино Нижегородской области?

Екатерина Бормотова, корреспондент портала «Открытый Нижний«, рассказывает о 25-летнем педагоге Артеме Кулькове и жизни маленькой школы в Вадском районе Нижегородской области.

5 человек в классе: как живет учитель на селе

Профессия школьного учителя давно уже представляется нам преимущественно «женской» — мужчины в педагогических коллективах обычно наперечет даже в городе, особенно это касается молодых преподавателей. Понять молодых людей можно — современный мир диктует свои правила, одно из которых заключается в том, что «за зарплату» работать нынче не престижно, что уж говорить о том, с каким снисхождением многие относятся к бюджетникам.

Если даже премьер-министр рекомендует за деньгами идти в другом направлении, то чего ожидать от вчерашних школьников, которым приходится определяться с профессией… Впрочем, иногда в этот выбор вмешивается элемент случайности, который потом определяет всю дальнейшую жизнь человека.

Именно чередой случайностей объясняет все произошедшее с ним 25-летний Артем Александрович Кульков, преподающий физику и информатику в сельской школе Вадского района. Заканчивая одиннадцатый класс, он не знал точно, чем хочет заниматься в жизни, и решил предоставить выбор судьбе, подав документы в максимальное количество учебных заведений.

— Мой выпуск был первым, кому предстояло сдавать ЕГЭ в обязательном порядке. Я решил выбрать как можно больше предметов и помимо обязательных сдал физику, биологию, историю и ОБЖ. Документы разослал в несколько нижегородских вузов, а заодно в филиал ННГУ им. Лобачевского в Арзамасе, — вспоминает Артем. — Поступил в несколько, но выбрал в итоге Арзамас — на учебу в Нижнем Новгороде нужно было много средств, а тут и к дому ближе, и бюджетнее в разы.

По окончании университета Артем получил квалификацию «учитель физики и информатики». С таким дипломом можно было и в Нижний податься, найти смежную сферу поденежнее… Но молодой человек решил остаться, попробовать для начала поработать по специальности. Между прочим, один из немногих — из 32 его однокурсников лишь четверо, включая Артема Александровича, работают в школе.

— У меня не было мечты работать в школе. Наоборот, я даже с некоторым скептицизмом относился, думал: надо попробовать, не понравится — уйду, — признается молодой специалист.

Место нашлось быстро — в том же году он устроился в школу. Правда, не в родную, что, может быть, было бы романтичнее, но и не за тридевять земель — всего в девяти километрах от Вада, в селе Лопатино. Каждый день, кроме воскресенья, в 7 часов 40 минут утра педагоги должны быть на рабочем месте, встречать детей. Уроки начинаются в восемь, но многие переступают порог школы раньше — родители завозят по пути на работу.

— Школа у нас маленькая, строго говоря, мы и не школа даже, а филиал более крупной Карьерской СОШ. Весь коллектив 12 человек, учеников тоже немного, около 70 школьников, — рассказывает Артем. — Приняли меня сразу хорошо, но и я старался — не высовывался, не пытался какие-то сомнительные инновации привнести, учился, как самый молодой, у опытных педагогов. Ходил на занятия, сидел на последней парте, слушал, делал какие-то пометки для себя, а потом у каждого из учителей брал лучшее, то, что мне больше всего нравилось в их уроках.

В течение всего первого года молодой преподаватель набирался опыта, а уже на второй год ему поручили классное руководство. Восьмой класс. Пять человек.

— В этом, наверное, один из плюсов маленькой школы — учеников немного, все на виду, всегда найдется время уделить внимание каждому. Будь у меня класс из 25 учащихся, конечно, ставить во главу угла индивидуальный подход было бы сложнее, — считает Артем Александрович. — А тут мы с каждым ребенком можем разобрать непонятный материал. Опять же, тетрадей проверять меньше.

Видит он, впрочем, в работе сельского учителя и минусы. Больше всего сетует, что мало у него способных учеников, которых можно было бы на олимпиады и конкурсы отправлять, продвигать ребят и школу.

— Дело не в том, что в глубинке дети глупее или образование хуже, — считает при этом педагог. — Это элементарная статистика: среди двадцати пяти человек будет больше способных к той или иной науке ребят, чем среди пяти.

Работает Артем Александрович не только по основной специальности — в маленьких сельских школах почти у всех учителей есть дополнительные предметы. Вот и у физика в нагрузку идут ОБЖ, экономика, математика и технология. Труды то есть, если по-старому. А еще он ведет кружок, где вместе с детьми выпиливает из фанеры лобзиком всякие фигурки. Ребятам нравится.

— Говорят, что современным детям ничего не интересно, что они не хотят учиться, но это совсем не так. Конечно, если рассказывать им материал, который они уже знают или который кажется скучным, далеким от жизни, — слушать они будут плохо. Но любого ребенка можно заинтересовать, — уверен Кульков.

В качестве примера Артем Александрович приводит программу государственного образца, по которой уже сейчас обучаются пятый и шестой классы. На уроках ребятам самим приходится первым делом самостоятельно формулировать тему, а потом и цель занятия.

— Я начинаю с того, что проверяю список присутствующих, если кого-то нет — нужно узнать почему. Потом проверка устного домашнего задания или сбор письменного, в тетрадях. И только после этого приступаем к основной части: я могу рассказать ребятам какую-то историю из жизни, показать опыт, слайд…

Я говорю с учениками, и мы все вместе приходим к тому, о чем сегодня пойдет речь на уроке. Расспрашиваю учеников о том, что они уже знают по этой теме, чтобы не повторяться, корректирую план урока. По-моему, это очень эффективная программа. Ребята с большим интересом слушают, если с самого начала вовлечены в процесс, — считает Кульков.

Впрочем, работа учителя не ограничивается занятиями в классе. Каждую перемену преподаватели приглядывают за детьми, пока те отдыхают в коридоре.

— Мы все выходим и стоим возле своих кабинетов, следим, чтобы все было в порядке, дежурный учитель устраивает подвижные игры для ребят. Так что чаи в учительской, как показывают в сериалах, нам распивать некогда, — смеется Артем Александрович. — В обеденный перерыв все в столовой, а в остальное время — работа.

Уроки заканчиваются в 13.40, и школьники расходятся по домам, тех, кто живет далеко, развозит школьный автобус. А у учителей начинается время методической работы, бумаг приходится заполнять немало. Раньше четырех вечера педагоги домой уходят крайне редко. Артему Александровичу, правда, и позже уходить нельзя, по дороге домой надо забрать пятилетнего сына из детского садика. Жена Артема Анастасия в это время еще на работе — супруга школьного учителя — старший сержант полиции. Работает в местном СИЗО.

— Познакомились мы с Настей во время ЕГЭ, — вспоминает с улыбкой Кульков. — Сдавали вместе алгебру или русский, начали переглядываться, а после экзамена — стали общаться. С тех пор и не переставали.

Вечера в семье преподавателя тихие — тетрадей хоть и немного, а проверить их надо. И к завтрашним урокам подготовиться. И для кружков и секций задания придумать — помимо резьбы из фанеры преподаватель занимается с детьми военно-патриотической подготовкой. Дети вместе с ним учат военную медицину, звания, готовятся к игре «Зарница», соревнования по которой проходят каждый год. В прошлом году команде Кулькова удалось пройти на дивизионный этап, впереди новые высоты.

— В дополнительном образовании особенно важно не только заинтересовать, но и не отбить интерес, который появляется сам собой, — считает молодой преподаватель. — Например, когда мы учимся автомат собирать-разбирать, девочки подходят с интересом: можно я, можно я попробую? Да, на соревнованиях у них этого в программе нет, но почему же нельзя, если хочется? Поэтому учим, показываем. Иногда, впрочем, учить приходится не физике и не сборке автоматов, а жизни. Нет, паломники за советом к мудрому педагогу не идут, но он и сам видит, если что-то с учеником не так.

— Конечно, я стараюсь помочь, если вижу, что ребенок ведет себя как-то необычно, спрашиваю, что произошло. Кто-то рассказывает, а кто-то пока не идет на контакт, но это тоже нормально. Даю совет, стараюсь поддержать — это тоже ведь моя задача, — убежден педагог.

Спустя три года работы учитель, который просто решил «попробовать себя», уверен в своем выборе профессии на сто процентов. Уходить, говорит, не собирается — и к детям прикипел, и работу полюбил, а буквально месяц назад закончил магистратуру. Только вот времени на все задуманное не хватает. Особенно на собственные хобби — рыбалку и игру на гитаре. Можно было бы тоже кружок открыть, да только музицирование школьникам пока не интересно.

Мария и Алексей ТолмачевыЛюди, факты, мненияНижегородская областьНижегородская область,Нижний Новгород,образование,село,школаКак живет деревенский учитель в селе Лопатино Нижегородской области?Екатерина Бормотова, корреспондент портала 'Открытый Нижний', рассказывает о 25-летнем педагоге Артеме Кулькове и жизни маленькой школы в Вадском районе Нижегородской области.5 человек в классе: как живет учитель на селеПрофессия школьного учителя давно уже представляется нам преимущественно «женской» - мужчины в педагогических коллективах обычно...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл