52636376

Чувашская мифология: киреметь и йерех

В дохристианской религии чувашей киреметь и йерех принято считать одним из центральных, наиболее распространенных и устойчивых по времени символов и объектов религиозного поклонения. Обозначение «киреметь» восходит к арабскому «карамат» – чудеса святых, сверхъестественное деяние, даруемое в знак правильности избранного пути.

В дуалистическом чувашском пантеоне богов киреметь олицетворял злое начало и противостоял главному доброму богу Турă – покровителю и защитнику людей. Йēрēх – дух-покровитель семьи и хозяйства. Термин йēрēх, очевидно, восходит к древнетюркскому термину ыдук, «священный», сохранившемуся в разных вариантах (ийик, ыйык, изык, идых, учук, ытык). С киреметь и йēрēх были связаны многочисленные обрядовые действия, совершаемые тем или иным человеком и коллективом – семьей, родом, жителями одного или нескольких сел. В чувашском дохристианском мировоззрении киреметь и йēрēх по праву являлись самыми популярными культами.

Вопросы культа киреметь и йēрēх занимали важное место в круге исследуемых проблем видного этнографа второй половины XIX в. В. К. Магницкого, автора многочисленных трудов, не утративших своего значения и в наши дни. Материалы, собранные им, легли в основу не только его печатных работ, но и отражены в трудах Н. И. Золотницкого, Н. А. Ашмарина, Н. В. Никольского и др.

К этнографическому изучению дохристианской религии чувашей В. К. Магницкий подходил серьезно, стараясь дать обстоятельное и объективное разъяснение. Он не мог равнодушно относиться к тому, что некоторые краеведы «писали  крайне неопределенно, не видевши нередко и в глаза  описываемого предмета, и притом с целью не выяснения сущности дела, глумления и презрения к языческим верованиям чуваш». Тем не менее, большая часть работ В. К. Магницкого, связанная с культами киреметь и йēрēх, носит описательный характер, он избегал теоретических выводов и обобщений. Такой подход был обусловлен, прежде всего, слабой степенью изученности этнографии чувашского народа и общим развитием этнографической науки в России конца XIX в.

Исследователь подчеркивал необходимость изучения функционирования культов киреметь и йēрēх у народов Среднего Поволжья в сравнении, для более глубокого изучения их зарождения, эволюции и бытования.

Над этнографическими материалами, связанными с культом киреметь и йēрēх В. К. Магницкий работал до конца своей жизни. В итоге многолетних наблюдений и длительного изучения он пришел к выводу, что культ киреметь сводится к почитанию культа предков, культа дерева и культа мусульманских святынь. Значительный интерес представляет определение им киреметь как заложных покойников, он подчеркивал: «Особенно неприятны чувашам неожиданные встречи с душами лиц, умерших не при обычной обстановке: убитыми, утонувшими, замерзшими и по смерти  коих не могли быть выполнены погребальные обряды. Вечно голодные, они как только встретятся с чувашином, обязательно причиняют ему ту или  другую болезнь – признак, что следует какому-то покойнику принести жертву. Эта последняя категория покойников, по нашим исследованиям и есть то, что чуваши и русские называют киреметь». Имена многих киреметь, по мнению В. К. Магницкого, имеют мусульманское происхождение, к таковым он относит Пулат, Пухур, Валēм хуςа. Исследователь неоднократно отмечает, что на могиле киреметь был поставлен каменный памятник с надписью (камень-киреметь). Например, каменный памятник с арабской надписью он обнаружил близ села Оточева Моргаушского района, окрестные чуваши называли его «тутар киреметь» (татарская киреметь).

К основным функциям киреметь исследователь относил охранительную (обеспечение здоровья, защиты, благополучия), вредоносную (нанесение порчи, передача болезни, падеж скота), репродуктивную (направленную на плодородие земли, приплода животных) функции.

Обработав значительный материал, В. К. Магницкий зафиксировал топонимические названия, имеющие отношения к киреметь. К местам обитания киреметь он относил урочища, городища, курганы, отдельные территории вдоль больших дорог (вдоль почтовых и торговых трактов), покинутые кладбища (КИВ ĢĂВА) и покинутые жилища (КИВ ĢОРТ). Так, подготовленный В. К. Магницким историко-географический словарь по Чебоксарскому и Ядринскому уездам содержит сведения о киреметь, которые отмечены по населенным пунктам.

Относительно вопросов размеров жертвоприношений исследователь указывает на их соответствие «рангам» киреметь. Более значимым приносили крупные жертвы (лошадей, быков, овец), а второразрядным киреметь приносили жертвы небольших размеров (гуси, куры, тухланки, нохратки, холщовые лоскутки, горсть хмеля или муки, льняные или конопляные семечки). Частные жертвоприношения, в случае болезни членов семьи, а также и жертвоприношения во время общественных молений, были преимущественно связаны с приношением кровавой жертвы. Животное, предназначенное для жертвы, после испытания водой  закалывали,  мясо варили в котлах и после окончания молитвы устраивали угощение, равномерно распределяя мясо между всеми участниками обряда. В некоторых случаях жертвенные животные на киреметищах – местах языческих молений – оставляли живыми, где они впоследствии погибали естественной смертью.

Расходы, связанные с жертвоприношениями, были весьма дорогостоящими и наносили значительный ущерб хозяйству крестьянина. Не случайно его практический ум  искал пути избавления от тягостных жертвоприношений, и поэтому чуваши постепенно перешли к символической замене  действительных жертв поддельными. В. К. Магницкий сообщает, что тухланки и нохратки приносили в жертву киреметь вместо настоящих денег, причем сделанные из жести заменяли серебряные, а медные – золотые. Замена  практиковалась потому, что «йомзи назначали для умилостивления ея (киреметь) такую сумму, какой иной чувашин не может иметь во всю свою жизнь». 

В. К. Магницкий отмечал широкое распространение замены, т.е. своеобразного обмана киреметь, он сообщает: «чуваши доподлинно обманывают своих «покойников» (киреметь), домашних животных и птиц заменяют изображениями их, сделанные собственноручно из теста или из кусков липы, или же покупают эти изображения в уездных городах у продавцов  детских игрушек». Этнограф отмечает, что изделия женского труда (одежду, домашние ткани) приносили в жертву только женщины с просьбой о хорошем урожае льна. В. К. Магницкий обращает внимание на появление вина и водки в обрядовых действиях чувашей, приношения их как жертвенных даров киреметь.

По представлениям чувашей, киреметь характеризовался злым, но в то же время справедливым духом. Во избежание отрицательных последствий  мести киреметь чуваши придерживались ряда запретов по отношению к нему. Этнограф отмечает сакральность священного места. В киреметищах запрещалось ломать ветки, трогать оставленные предметы, громко говорить.

В. К. Магницкий, как и другие исследователи дохристианской религии чувашей, ничего не пишет о внешнем облике киреметь. Киреметь, являясь самым широко известным и стойким объектом почитания, был некто бесформенный и неконкретный. Служители культа, сообщает В. К. Магниций, утверждали, что ни одному человеку не дано видеть киреметь.

Время возникновения культа йēрēх у чуваш следует связывать с эпохой матриархата и со временем пребывания их предков в районах Азии в составе древних тюркских племен. Из материалов В. К. Магницкого видно, что изготовлением йēрēхов более всего занимались старшие женщины в семье. По некоторым данным, изготовление йēрēхов занимались девочки. Так известно, что девушка при выходе замуж увозила с собой куклу, сделанную ею в детстве, затем она передавалась ее дочерям. Если такие куклы сохранялись путем передачи по женской линии до седьмого колена, то они становились йēрēхами.

Женские йēрēхи – это изображения из тряпок, сильно напоминающие кукол. В. К. Магницкий отмечает, что уже во второй половине XIX века йēрēх изображали в виде оловянных или свинцовых слитков, помещенных в кузовки или корзинки. Традиционными местами обитания йēрēх были клети и амбары, позднее кустарники. Предметами пожертвований йēрēху являлись рябиновые ветки, кусочки холста, монеты, кисель, пресная пшенная лепешка и куриные яйца, зачерненные сажей.

 

Автор Дмитриева И. В.

Публикуется в сокращении

Сергей СиненкоНародознание и этнографияЧувашиямифология,обычаи,чуваши,Чувашия,этнографияЧувашская мифология: киреметь и йерех В дохристианской религии чувашей киреметь и йерех принято считать одним из центральных, наиболее распространенных и устойчивых по времени символов и объектов религиозного поклонения. Обозначение «киреметь» восходит к арабскому «карамат» – чудеса святых, сверхъестественное деяние, даруемое в знак правильности избранного пути.В дуалистическом чувашском пантеоне богов киреметь...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл