Чувашия: официальная церковная жизнь и Катакомбная Церковь

ЦЕРКОВНАЯ ОППОЗИЦИЯ В ЧУВАШИИ В КОНЦЕ 1920-Х ГГ.: «СОЮЗ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ». Доклад на конференции «Русская Православная Церковь в мировой и отечественной истории»

Борьба с религией и Церковью, объявленная официальной идеологией советского государства, в конце 1920-х гг. вступила в новую фазу. Убедившись в неспособности обновлецев повести за собой основную массу верующих, большевики изменили тактику. В 1927 г., поддавшись давлению властей, заместитель патриаршего местоблюстителя митрополит Нижегородский Сергий выпустил знаменитую «Декларацию», в которой отказывался от противостояния с советской властью. Как справедливо отметил М.В. Шкаровский, «Декларация 1927 г.», означавшая уход с позиций аполитичности, перемещения епископов по политическим мотивам и ряд подобных актов создавали новую форму взаимоотношения Патриаршей Церкви с государством. Именно с этого времени начал утверждаться почти тотальный контроль последнего над внутрицерковной жизнью» [1].

Такое положение не могло не вызвать сопротивления со стороны клира и наиболее активных верующих. Ситуация осложнялась начавшейся в конце 1920-х гг. коллективизацией. При этом Церковь справедливо рассматривалась властями как важный фактор традиционного крестьянского уклада, который надо было переломить. С другой стороны, противодействие коллективизации подчас принимало форму борьбы против курса митрополита Сергия.

Церковное сопротивление в деревне принимало как индивидуальные, так и организованные формы. В Чувашии одним из эпизодов такого противостояния была организация активными священнослужителями-чувашами Мало-Яльчикского района ЧАССР оппозиционного митрополиту Сергию «Союза Православной Церкви». Идейным вдохновителем «Союза» стал чрезвычайно популярный среди чувашского населения, долгое время прослуживший в Казанской епархии, находящийся в среднеазиатской ссылке бывший Уфимский архиепископ Андрей (Ухтомский), который с самого начала отрицательно относился к самой идее передачи церковного управления по завещанию как к неканоничной, и вставший на путь децентрализации церковной власти и организации неподчиненных временному Синоду митрополита Сергия общин.

«Союз Православной Церкви» стал организовываться на рубеже 1926 и 1927 гг. Инициаторами «Союза»  были благочинный Мало-Яльчикского округа, настоятель церкви с. Байгильдино о. Сергий Орлов, псаломщик (а затем и священник) церкви с. Новые Шимкусы Александр Григорьев и помощник благочинного о. Андрей Хрисанфов [2]. По словам Александра Григорьева, «причиной организации «Союза» послужило то, что в то время прокатилась волна обновленчества, среди старого духовенства ориентации староцерковников появилось недоверие друг другу, признание друг друга обновленцем. Я желал сохранить веру среди населения» [3]. Особую роль в организации «Союза» сыграло письмо архиепископа Андрея к одному из организаторов: «Возлюбленный о Христе брат, <имя адресата закрашено – А.Б.>. Вчера я получил твое письмо, а сегодня отвечаю. Приветствую тебя и брата <имя закрашено – А.Б.> и брата <имя закрашено – А.Б.>, благодарю Вас всех за любовь вашу и доверие ко мне грешному. Возлюбленные мои братья! Правду вы пишете, что тяжелое время мы все переживаем. И поэтому нам очень тяжело, что пастыри и епископы оставили свою паству и живут не по Христову Закону, а по чужим беззаконным приказаниям.
Вы пишете, что собираетесь для святой молитвы в одно место, так и молитесь. Это очень хорошо. Но вы все-таки должны избрать себе священника – пастыря, который хоть раз в месяц или раз в два месяца приезжал бы к вам и служил бы у вас Божию службу.

Главное: изберите человека хорошей жизни и с чистою совестию. Его и слушайтесь, с ним и молитесь. А назначенных священников не принимайте; все они назначены антихристом и служат антихристу. А вы каждого священника испытывайте; и если он благочестивой жизни, то принимайте, а если пьяница и блудник, — гоните его от себя!
Вы спрашиваете, могут или иеромонахи в приходских храмах крестить и венчать. Отвечаю – могут; и в миссионерских приходах всегда иеромонахи даже венчали браки.
Дорогие мои братья! Боюсь ошибиться и сказать вам что-нибудь не на пользу, потому что за тысячи верст трудно рассмотреть что нужно. А вот советую вам съездить в Казань, — хоть одному человеку. Там живет один ссыльный священник и епископ Стефан. Вот посоветуйтесь с ним, что вам делать. Я не знаю их адреса; но вы найдите Марью Васильевну Борисову, — она вам все расскажет. Живет она в Суконной Слободе, Спартанская ул., Малое Поле, дом 87. Она вам укажет, где живут честные священники.

А епископа Стефана упросите, чтобы он был вашим епископом и чтобы он не слушал митрополита Сергия, явного изменника святой Церкви и обновленца. Митрополит Сергий очень обижает епископа Стефана за то, что Стефан хороший человек. В Казани еще найдите отца Ксенофонта и отца Аркадия; у них можно и исповедоваться. Господь да благословит и укрепит вас на путях Божиих; помните, что сказал Господь: «Блаженны изгнанные правды ради» и еще: «Блаженны алчущие и жаждущие правды». Уговорите хоть одного или двух священников не подчиняться беззаконным епископам» [4].

Чувашия: церковная жизнь в конце 1920-х гг.

В марте 1929 г. в с. Байгильдино состоялось благочинническое собрание, на котором присутствовали делегаты 13 приходов. На собрании по предложению благочинного о. Орлова и его помощника о. Хрисанфова в президиум был введен псаломщик Шимкусской церкви Александр Григорьев. Григорьев зачитал на собрании Декларацию митрополита Сергия, которая была расценена как обновленческая. Собрание постановило отложиться от епископа Алатырского Митрофана (Гринева) как от «обновленческого» и признать церковное управление активного «андреевца» епископа Старо-Уфимского Аввакума (Боровкова) [5], который еще в октябре 1928 г. обратился к участникам «Союза» с посланием:

«Господи благослови.

Братиям – Чувашам.

Дорогие братия чуваши. Вы сами знаете, как сейчас раздирают Церковь Божию, исполнилось пророчество, и теперь восстали лжепророки и лжепастыри, которые раздирают и предают достояние Божие. Вы же помните и знайте, что теперь нужно с особенной твердостью беречь святую веру и святыя предания, переданные нам от апостолов и святых отцов, а потому и вы устраивайтесь сами и избирайте себе сами достойного епископа, а не ждите пока к вам пришлют какого-нибудь обновленца, который придет и разрушит у вас всякое церковное дело.
Теперь много стало архипастырей и пастырей ложных, христопродавцев и предателей святой истины, остерегайтесь таковых. Не сообщайтесь с таковыми, твердо стойте за Святое Православие.
Помолитесь и обо мне. Аввакум, епископ Старо-Уфимский.
21 октября с\с 28 г.
г. Симбирск» [6].

Чувашия: церковная жизнь в конце 1920-х гг.

Влияние «Союза» или, как стали называть его участников, «аввакумовцев», стало возрастать, почти во всех селах района имелись их приверженцы. Особенно сильными позиции «аввакумовцев» были в с. Большие Яльчики. 21 мая 1929 г. на заседании «Союза Православной Церкви» под председательством Александра Григорьева было принято постановление, подписанное и епископом Аввакумом, в котором провозглашалась жесткая позиция относительно обновленчества и вообще церковной дисциплины:

<перевод с чувашского> «Блюстителям храма Божия, священникам Церкви вменить в обязанность следить и проводить в жизнь нижеследующие правила:
1. Священники должны разъяснять всем прихожанам своей церкви и вразумлять их, чтобы они каждый год говели, регулярно посещали храм Божий, принимали в себя Тело и Кровь Христову, соединялись с Христом – Богом, жили бы угодной Богу жизнью. Кто этим правилам не подчиняется, их следует отделить от Церкви.

2. Безбожников, живущих безбожной жизнью, взять на заметку, немедленно отстранить их от Святых Таинств Церкви.

3. Строго соблюдать 5 — 9 правила Василия Великого. Не давать живущим без венца причащаться и принимать Тело и Кровь Христовы. Точно так же приведения родственниками, живущими без венца (советским браком), детей на причастие. Дети этих родителей могут быть допущены к причастию только их крестным отцом или крестной матерью.

4. Если верующий в течение года не принимает Тело и Кровь Господни, отделяется от Церкви и, если умрет, не допускать похороны его по религиозному обряду — хоронить без причастия, панихиды и отпевания.

5. Вменить в обязанность священникам ежегодно представлять в правление союза, в срок, списки верующих, как посещали церковь и принимали в себя Тело и Кровь Христовы.

6. Если священникам приходится по требам обращаться к обновленцам, то прежде чем обращаться, нужно тщательно обдумать этот шаг.

7. Не допускать выход верующими своих дочерей в обновленческие приходы.

8. Детей, крещенных обновленческими попами, не допускать к причастию без благословения епископами и нового миропомазания им. Кроме того, не допускать к причащению детей, до тех пор, пока родители не дадут божественную присягу, что в дальнейшем не будут общаться с обновленческими священниками. Только тогда допускать к причастию, принятию Тела и Крови Христовых. Не допускать венчания неверующих супругов. Не допускать живущим без венца и не посещающим церковь держать ребенка при крещении, быть кумом или кумой.

9. Не допускать исполнение службы и треб священниками в хмельном или выпившем виде, священники должны быть опрятны при исполнении своих обязанностей.

10. Как священники, так и помощники их не должны курить табак.

11. Не допускать венчания разведенных, хотя бы и судом, мужа с другой женщиной, а жену с другим супругом, пока не разрешит союз это дело и не благословит епископ» [7].

Последовательное проведение в жизнь принципов, провозглашенных в послании, не могло не вызвать религиозного противостояния в селах, в которых активно действовали члены «Союза», тем более, что в деревне церковь еще оставалась важным социальным институтом, в церковных обрядах участвовало большинство населения. Усиление церковно-канонической дисциплины вносило разлад и в жизнь семей, в которых не все могли разделять идеалы «Союза». «Аввакумовцы» старались всячески поддерживать религиозный энтузиазм. Александр Григорьев, выбранный священником с. Новые Шимкусы, стал вести службу по монастырскому уставу, на литургию, которую он служил ежедневно, собиралось 1500 – 1700 человек. В своих проповедях, как следует из показаний председателя Новошимкусской сельхозартели «Автогигант» С.И. Скворцова, о. Григорьев призывал: «Не бойтесь коммунистов, делайте все, что говорит религия, тогда вам будет рай, а, войдя в колхоз, вы согрешили, предали душу дьяволу» [8].

Чувашия: церковная жизнь в конце 1920-х гг.

В конце 1931 г. власти решили положить конец деятельности «Союза Православной Церкви». Советские идеологические работники пытались представить «Союз» как националистическую белогвардейскую  чувашскую организацию. «Нелегально существует <в Чувашии – А.Б.> организация чувашской национальной церкви. Во главе борьбы за эту церковь в 1924–27 гг. стояла группа быв. членов «Союза Русского Народа». Местным идеологом этой группы является поп Краснов. В настоящее время эта церковь существует под маской некоторых приходов (с. Буртасы Урмарского р-на, с. Шимкусы Мало-Яльчикского р-на) формально выдающих себя за последователей Тихона, но на деле проводящих политику Чувашской национальной церкви. (…) В течение 1930 г. подготовлено 6 попов из крестьян и бывших советских работников», — писал ответственный секретарь Чувашского обкома ВКП(б) Токсин [9]. Наиболее активные деятели: Александр Григорьев, Андрей Хрисанфов, Николай Краснов, иеромонах Гурий (Семен Павлов) [о. Гурий впоследствии проведет в лагерях и ссылках около 30 лет. В конце 1980-х гг. он присоединился к РПЦЗ, в 1991 г. был рукоположен во епископа Казанского Святой Православной Церковью в Северной Америке («Бостонский Синод»), скончался в начале 1996 г. Служил по-чувашски — Ред.] были арестованы и осуждены к заключению на 3 года в концентрационный лагерь [10].

В исторической литературе и общественном сознании сложилось устойчивое мнение о том, что противостояние обновленцам и митрополиту Сергию было связано главным образом с неприятием советской власти, с приверженностью духовенства и верующих монархическим ценностям. Однако архивные источники рисуют несколько иную картину. Так священник Александр Григорьев в своих показаниях на следствии говорил: «Признаю народную власть без безбожников. Под народной властью я понимаю власть, не делящую на классовые различия, т.к. в религии мы все, кулаки и бедняки, равны» [11]. В другом месте Григорьев отмечает: «Советскую власть считаю наказанием Божиим, раз это Божие наказанье, я против власти, поэтому, не возражаю» [12]. «Всякая власть есть от Бога, а поэтому для меня совершенно безразлично, какая бы у нас в России власть не была, советская или монархическая. На раскулачивание я сморю так по христиански: эти люди наказываются за грехи. Коллективизация для крестьян полезна и я считаю это дело положительным явлением» [13]. Сам Григорьев во время Гражданской войны служил в Красной армии, в 252 пехотном Перекопском полку. Священник Андрей Хрисанфов придерживался аналогичных взглядов: «Советскую власть признаю, и считаю что религия советской власти не мешает, против коллективизации не возражаю, это хорошо, когда люди работают вместе, но считаю неправильным, что колхозники работают по праздникам. Раскулачивание, считаю, что к плохим и скупым людям надо применять, а который был хорош и добр, то не надо было раскулачивать» [14].

Чувашия: церковная жизнь в конце 1920-х гг.

Что касается отношения членов «Союза» к церковному руководству митрополита Сергия, то оно так же определялось не столько его лояльностью к советской власти, сколько, как считали «аввакумовцы», узурпацией Сергием церковной власти. Эту позицию четко обозначил о. Григорьев: «В 1928 или 1929 гг. в православной церкви продолжал углубляться, на разные течения, раскол. Появление т.н. декларации митрополита Сергия, в которой он объявлял себя местоблюстителем патриаршего престола и от его имени действовал, а на самом деле он являлся и является незаконным захватчиком церковной власти. На собрании <я> говорил, что митрополит Сергий сделался обновленцем, захватил самовольно церковную власть и выдает себя за местоблюстителя патриаршего престола, поэтому нам необходимо от него отделиться» [15].

Таким образом, конфликт активного чувашского духовенства с советской властью был вызван не столько желанием вернуть старый режим, сколько репрессивной, по отношению к религии, политикой коммунистов и насильственной коллективизацией. Представление о безусловно монархической политической ориентации церковной оппозиции должно быть подвергнуто некоторой корректировке.

Заканчивая статью, хотим особое внимание обратить на личность иеромонаха Гурия (в миру Семена Павлова). Во время обыска именно у Гурия были найдены письма архиепископа Андрея и епископа Аввакума,  а также письмо «андреевца», епископа Вениамина (Троицкого), который и рукоположил Гурия в священный сан. В письме говорилось: «Милость и благословение Спасителя нашего да будет со всеми вами. Господу угодно стало, чтобы избранный Вами брат Симеон Павлов, а ныне честный отец иеромонах Гурий, сделался пастырем вашим и помогал Вам во всех духовный нуждах ваших.

Берегите его и сами помогайте ему, ибо он еще молод, хотя и наградил его Господь чистою душою и добрым сердцем.

Благодарим вас за любовь и доверие к нашему Архипастырю Владыке Андрею и ко всем нам – его ученикам. Владыка Андрей любил всегда чувашский народ и старался послужить ему, и мы так же любим вас и готовы помогать вам во всех нуждах ваших. Поэтому обращайтесь к нам со всем тем, что будет вам необходимо и нужно и мы готовы с радостию послужить вам. Да сохранит всех вас Господь молитвами Пр. Богородицы и святителя Гурия и Германа Казанских чуд. Просим вас помолиться о нас.

Смиренный Епископ Вениамин со всею Уфимскою Церковью» [16].

Чувашия: церковная жизнь в конце 1920-х гг.

Иеромонах Гурий 6 мая 1933 г. совершил побег из Свирлага, где отбывал заключение, и до 1952 г. находился на нелегальном положении, духовно окормляя христиан, так и не признавших Московскую патриархию [17]. С конца 1950-х до своей смерти в 1996 г. о. Гурий был одним из лидеров катакомбного движения в Чувашии. В 1991 г. греками-старостильниками Авксентьевского Синода он был рукоположен в катакомбного епископа Казанского.

  1. Шкаровский М.В. Церковное сопротивление в СССР. // «Православие при социализме.  Государственно-церковные отношения в СССР в 1939—1964 гг». Цитата по Интернет-версии: http://hristov.narod.ru/shkar.htm
    2. Государственный исторический архив Чувашской Республики (ГИА ЧР), Ф. 2669, Оп. 3, Д. 3098, Л. 152.
    3. Там же.
    4. Там же. Л. 142 – 145 об.
    5. Там же.
    6. Там же. Л. 147 – 147 об.
    7. Там же. Л. 117 – 119.
    8. Там же. Л. 14 – 14об.
    9. Состояние антирелигиозной работы в Чувашии. – Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1931. – С. 15 – 16.
    10. ГИА ЧР,  Ф. 2669, Оп. 3, Д. 3098, Л. 302.
    11. Там же. Л. 151 об.
    12. Там же. Л.153 об.
    13. Там же. Л. 160.
    14. Там же. Л. 171 об.
    15. Там же. Л. 157.
    16. Там же. Л. 148 – 148 об.
    17. ГИА ЧР,  Ф. 2669, Оп. 3, Д. 3116.

Автор: священник Андрей Берман

Источник

Сергей СиненкоПравославиеЧувашиякатакомбная церковь,православие,ЧувашияЧувашия: официальная церковная жизнь и Катакомбная Церковь ЦЕРКОВНАЯ ОППОЗИЦИЯ В ЧУВАШИИ В КОНЦЕ 1920-Х ГГ.: «СОЮЗ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ». Доклад на конференции 'Русская Православная Церковь в мировой и отечественной истории'Борьба с религией и Церковью, объявленная официальной идеологией советского государства, в конце 1920-х гг. вступила в новую фазу. Убедившись в неспособности обновлецев...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл