Челябинск: поэт Борис Рыжий отмечен мемориальной доской

Проходя мимо дома № 149 по улице Свободы, вы обязательно увидите мемориальную доску: «В этом доме 8 сентября 1974 года родился поэт Борис Рыжий». И большинство из нас недоуменно пожмет плечами: кто этот поэт? что он написал? Нет, не вспомнить… А ведь на этот вопрос без труда мог бы ответить иной москвич, а то и голландец или француз… О тех, чьи имена прославили Урал далеко за рубежом, но на родной земле почти не слышны, «Вечерка» продолжает рассказывать в проекте «ГУЛ на весь мир».

В Амстердаме знают лучше

Большую часть жизни Борис Рыжий провел в Екатеринбурге, а Челябинск навсегда остался городом его детства. Тут бы впору уральским столицам устраивать жаркие баталии, доказывая: «Этот автор — наш! Хоть немного, но наш!». А после долгих споров, конечно, примириться и согласиться: «Наш. Родом с Урала. Наша общая гордость». Однако уж на что Челябинск и Екатеринбург любят помериться носами, а в этот раз оба города проявляют редкостное спокойствие. Из всех сборников Бориса Рыжего только один издан в Екатеринбурге, об остальных позаботились столицы, та или другая: автора всероссийского масштаба заметили и почувствовали в обеих. Там интерес к Борису Рыжему не угасает до сих пор. Например, режиссерская студия московского театра «Мастерская П.Фоменко» поставила спектакль «Рыжий», основой для которого стали стихи, проза и отрывки из дневников поэта.

Полюбился Борис Рыжий и зарубежному читателю: его стихи переведены на английский, голландский, итальянский, немецкий языки. Двуязычный (с параллельным переводом) сборник Бориса Рыжего вышел в Амстердаме. Причем эта книга не легла на полку где-то в закрытом отделе библиотеки, куда раз в месяц (и на том спасибо) заглядывает специалист-филолог, а нашла широкий круг читателей и многочисленных поклонников. Популярная голландская рок-группа De Kift записала на стихи Бориса Рыжего две песни. Голландский режиссер Алена ван дер Хорст сняла о русском поэте документальный фильм. Съемки проходили в Екатеринбурге, режиссер встречалась с родными и друзьями Рыжего. Фильм, к слову, заслужил горячее признание и получил призы на конкурсах в Амстердаме и Эдинбурге.

++163651_600.jpg

Во французской стороне, на чужой планете…

Вечной бедой региональной литературы считают то, что самый лучший, даже гениальный провинциальный поэт рискует не выйти за пределы своей области. Однако от Бориса Рыжего эта проблема отступила: в конце 90-х он постепенно обретал известность в столице, печатался в журналах «Звезда», «Знамя»,

«Арион», альманахе Urbi, стал лауреатом литературной премии «Антибукер». Но после смерти поэта «вечная беда» явно решила взять свое, только вывернулась из осторожности наизнанку. Шутка получилась довольно грустная: поэт менее всего известен там, где родился и жил, — на Урале. В Екатеринбурге, правда, издали книгу «Венок Борису Рыжему» — от друзей. В Челябинске появилась та самая мемориальная доска, мимо которой мы «прогулялись» в начале статьи, — но ее сделали тоже стараниями нескольких друзей и поклонников таланта. На ее открытие в день сорокалетия Бориса Рыжего собралось 13 человек. Вот такая слава поэту в родных землях. А ведь его имя продолжает звенеть по всему миру…

Например, не в первый раз отзвук имени Бориса Рыжего слышен во Франции. В 2010 году «Новая французская антология русской современной поэзии» (Аnthologie de la poesie russe contemporaine) в числе прочих опубликовала стихи двух авторов, чьи пути начинаются в Челябинске, — Виталия Кальпиди и Бориса Рыжего.

Своим рождением антология обязана двум специалистам: поэту, переводчику Кристине Зейтунян-Белоус и литературоведу, профессору Сорбонны Элен Анри-Сафье. По просьбе «Вечерки» Кристина Зейтунян-Белоус рассказала о сборнике подробнее. — Если не ошибаюсь, антология — не первый опыт для вас как переводчиков? — Навряд ли мы взялись бы за такую ответственную работу, как эта антология, не будь у нас соответствующего опыта! Я перевела на французский около 70 книг, например А.Битова, В.Маканина, О.Славникову, С.Довлатова, Б.Ахмадулину, Д.Пригова. За перевод «Первого свидания» А.Белого в 2010 году была удостоена премии «Русофония». Элен Анри-Сафье — переводчик стихов Б.Пастернака, И.Бродского, М.Цветаевой, В.Набокова, Л.Рубинштейна, Е.Шварца, В.Кривулина… Лауреат нескольких премий, в том числе и «Русофонии» в 2013 г. (перевод «Пастернака» Д.Быкова). Мы обе уже были авторами и соавторами антологий. Нужно сказать, что и издатель — «Дом поэзии Рон-Альп» — выпустил уже целую серию поэтических антологий и приобрел некоторую известность среди тех, кто любит и читает стихи.

— А как появилась сама идея создания этой антологии?

— Идея возникла во время коллоквиума по русской поэзии в городе Гренобле (Франция). Надо признать, несколько лет мысль об этом сборнике жила в нас, но воплотить ее в жизнь мешал вечный вопрос с финансированием. К счастью, выпуск антологии удалось приурочить к Году России во Франции. Мы заручились поддержкой фестиваля «Весна поэтов» и «Дом поэзии региона Рон-Альп» решил заключить с нами договор.

— И тогда работа закипела?

— И даже более бурно, чем мы рассчитывали! Пришлось столкнуться еще с рядом сложностей, которые касались финансирования. В итоге договор был подписан с опозданием. Поэтому время стало весьма ощутимо нас поджимать. Мы понимали, что необходимо успеть выпустить сборник до книжного салона и фестиваля «Весна поэтов», на который были приглашены несколько авторов, чьи стихи вошли в антологию.

— Вы оказались в довольно тяжелом положении!

— Отчасти да. Нам с Элен Анри-Сафье нужно было отобрать и перевести огромное количество текстов всего за несколько месяцев. На протяжении последних недель мы работали в любое время суток и, случалось, перезванивались в три и в четыре ночи. Но цель была достигнута: антология увидела свет в феврале 2010 года, а салон и фестиваль прошли в марте.

— И каков был успех?

— Во-первых, — и это самое большое достижение — сборник смог ознакомить читателей с довольно широким пластом современной русской поэзии. К сожалению, во Франции круг читателей несколько ограничен, но тем не менее было несколько презентаций, стихи читались в разных городах, и пресса тоже не оставила антологию без внимания.

Турне авторов, приглашенных на фестиваль «Весна поэтов» (Е.Бунимивич, С.Гандлевский, О.Николаева, Л.Рубинштейн, М.Степанова), тоже прошло очень успешно, поэты выступали в том числе в Париже. Собиралось неожиданно много народа.

— Сколько же авторов вошло в антологию 2010 года?

— Первоначально мы выбрали 200 поэтов, но в конечном итоге перевели «всего» 104. Приходится признать, многие из оставшихся 96 не вошли в антологию просто потому, что мы не успели перевести тексты или не смогли вовремя связаться с поэтом, чтоб заручиться его согласием. Тем не менее 104 автора — тоже весьма весомая цифра. Среди них есть московские и питерские поэты, поэты из провинции или проживающие за рубежом. Мы не делали разграничения по территориальному признаку, и, наверное, «не столичных» авторов в сборнике оказалось меньше, чем следовало. Но ведь довольно большая часть «москвичей» на самом деле выходцы из регионов, которые переехали в столицу.

— А как в числе авторов оказались Виталий Кальпиди и Борис Рыжий?

— Надо сказать, оба этих имени к моменту создания антологии были для нас совсем не в новинку. Стихи Виталия Кальпиди и Бориса

Рыжего я переводила на французский и прежде, для антологии русской поэзии, которую мы составили с Евгением Бунимовичем в 2005 году (совместное франко-канадское издание). Так что особых сомнений по поводу этих имен не было: я давно любила и ценила этих поэтов. Они очень разные, но каждый из них по-своему замечателен. Правда, переводом стихов Бориса Рыжего для нашей антологии занималась Элен Анри-Сафье. Я знаю, что ей этот автор тоже очень близок. — Сколько стихов каждого автора вошло в сборник? — Подборки, к сожалению, небольшие. Ведь авторов очень много: даже 104 — это огромное количество. Наше издание угрожало стать попросту неподъемным… Пришлось даже отказаться от двуязычной подачи и опубликовать только переводы на французский. Поэтому каждому из авторов мы отдали одинаковую и небольшую площадь: три страницы. В выборе стихов отчасти полагались на собственное мнение, отчасти — на особенности языка: старались включить в антологию то, что лучше звучит в переводе. Из стихов Кальпиди мы выбрали «Допустим, ты только что умер в прихожей…», «Все – не зеленое и, впрочем…», «Поскольку воздух сам себя не дышит…». А из творчества Бориса Рыжего в антологию вошли «Пойдемте, друг, вдоль улицы пустой…», «Синий свет в коридоре больничном…», «А иногда отец мне говорил…». Еще эти подборки были частично напечатаны в специальном номере журнала «Русская литература» (Lettres russes), посвященном уральским авторам. Для него Элен Анри также перевела стихи Рыжего «Я скажу тебе не много…». Это еще один способ открыть для наших читателей поэзию русских авторов. *** Кристину Зейтунян-Белоус и Элен Анри-Сафье, конечно, можно только поблагодарить за ту огромную работу, которую они выполняют, чтобы показать жителям Франции красоту русской литературы. Но мы-то с вами не французы и живем в России, да еще в одном из самых литературно развитых регионов. Только порой — за недосугом, по незнанию или небрежности — о героях собственного города знаем меньше, чем зарубежные читатели. Смешно будет, если однажды нам станут открывать наших же поэтов жители Амстердама и Парижа! Или не очень смешно?

Автор: Надежда МЕДВЕДКИНА

И в дополнение…

Борис Рыжий. У памяти на самой кромке…

У памяти на самой кромке и на единственной ноге стоит в ворованной дублёнке Василий Кончев — Гончев, «Ге»! Он потерял протез по пьянке, а с ним ботинок дорогой. Пьёт пиво из литровой банки, как будто в пиве есть покой. А я протягиваю руку: уже хорош, давай сюда!
Я верю, мы живём по кругу, не умираем никогда. И остаётся, остаётся мне ждать, дыханье затая: вот он допьёт и улыбнётся.
И повторится жизнь моя

Бамбуччо-БоЛюди, факты, мненияСвердловская областьФигуры и лицаЧелябинская областьЕкатеринбург,культура,поэзия,поэт,стихи,ЧелябинскЧелябинск: поэт Борис Рыжий отмечен мемориальной доской Проходя мимо дома № 149 по улице Свободы, вы обязательно увидите мемориальную доску: «В этом доме 8 сентября 1974 года родился поэт Борис Рыжий». И большинство из нас недоуменно пожмет плечами: кто этот поэт? что он написал? Нет, не вспомнить... А ведь на...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл