6785685

Мусульманские богословы и государственная безопасность

В Казани 29 ноября состоялась научно-практическая конференция «Современное отечественное мусульманское богословие и духовная безопасность России». Ее организатором выступил Центр исламской культуры «Иман», являющийся одной из старейших мусульманских общественных организаций России (образована 29 ноября 1990 г.).

Ежегодно 29 ноября «Иман» проводит богословские конференции. Традиция эта заложена первым председателем организации Валиуллой Якуповым (1963-2012). После его гибели от рук ваххабитов ее продолжил его преемник Наиль Гарипов. В настоящее время членами центра «Иман» выпускаются ежемесячный журнал «Мусульманский мир» на русском языке и ежегодный календарь «Моселман календаре» на татарском языке.

С докладом на тему «Мусульманское богословие в России сегодня: достижения и основные проблемы в постсоветский период» выступил главный редактор научного журнала «Мусульманский мир» Раис Сулейманов. Он отметил, что «в России около 80 человек именуют себя муфтиями, однако богословов в разы меньше». У этого есть объяснение — написать богословскую книгу нелегко, да и не всегда легко найти читателя. Среди проблем современного мусульманского богословия России Сулейманов отметил критику ваххабизма (салафизма) как источника радикализации мусульманской уммы. В качестве противовеса книгам салафитских авторов он предложил татарскую богословскую литературу XVIII – начала ХХ вв. на русском или современном татарском языке.

«Ваххабитов в Поволжье часто упрекают в свое рода непатриотизме по отношению к дореволюционному богатому мусульманскому богословию татар, — отметил Сулейманов, — дескать, ваххабиты признают за авторитеты только труды зарубежных шейхов, а вот свое национальное богословие, которое развивалось и процветало в Российской империи не ценят, своих татарских богословов не знают, за авторитеты не признают.

Поначалу это было действительно так: на эту критику ваххабитам было что-то трудно ответить, в Саудовской Аравии или Египте, где они учились, классиков татарского богословия там не изучали. Однако в скором времени ваххабиты стали читать труды татарских богословов-джадидистов (модернистов) прошлого, и там нашли подтверждение многих своих принципам и взглядам. Так, к примеру, муфтий ЦДУМ Ризаэтдин Фахретдин (1859-1936) в своих трудах весьма критично высказывался по отношению к суфизму (в этом отношении позиции ваххабитов и Фахретдина сближаются).

Как полагает Р. Сулейманов, «в ближайшее время мы можем столкнуться со следующей ситуацией: ваххабиты в Татарстане возьмутся штудировать дореволюционное татарское богословие, откуда станут черпать доказательства для подтверждения правоты своих идеологических убеждений».

«Более того, салафиты будут специально ссылаться на классиков татарской богословской мысли, указывать на их труды. Спорить с ваххабитами после этого будет крайне затруднительно», — предполагает Сулейманов.

По мнению Сулейманова, постоянное клеймение кадимизма в светской научной литературе только на руку ваххабитам. Сулейманов посетовал, что из дореволюционного татарского богословского наследия переводятся на русский язык и переиздаются в основном преимущественно труды джадидистов.

Научный сотрудник Центра изучения исторического наследия Башкортостана «Шеджере», кандидат социологических наук Ильгиз Султанмуратов в своем выступлении рассказал о тенденциях развития религиозной ситуации в Республике Башкортостан в контексте противостояния традиционного ислама и псевдоисламского радикализма. Свое выступление социолог начал с того, что отметил, что недавно федеральные государственные органы в России выпустили «Пособие для работников исполнительной власти и правоохранительных органов по вопросам взаимодействия государства с религиозных организаций» (2016), в котором изложили суть ваххабизма.

Султанмуратов рассказал о деятельности салафитов в Башкортостане. Впервые он их воочию увидел в 2010 году, когда на съезд башкирской молодежи, проходившего под патронажем Всемирного курултая башкир, заявились салафиты:

«Они с густыми бородами сели в первых рядах, одевшись в арабские одежды, и резко негативно реагировали, если кто-то на сцене исполнял песню или музыкальную композицию: это они считали харамом»,— поделился своими воспоминаниями Султанмуратов.

В 2011 году была попытка провести рейдерский захват мечети со стороны салафитов в Баймаке (салафиты свергли законного имама Хурматуллу Буранбаева и поставили во главе мечети Загира Галина, обучившегося в Саудовской Аравии и связанного с «Имаратом Кавказ»). Следующим этапом стала история в Куюргазинском районе Башкортостане, когда произошла потасовка вокруг спиленного поклонного креста. Выяснилось впоследствии, что один из участников той истории Дамир Тулиганов уехал воевать в Сирию на стороне ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация).

Сегодня теневым лидером салафитов Башкортостана является Ишмурат Хайбуллин, возглавляющий организацию «Шура мусульман Башкортостана». Издается салафитская газета «Вакыт» («Время») на башкирском языке.

Говоря о суфийских группах в современном Башкортостане, Султанмуратов выделил три таких братства: это мюриды (ученики) дагестанского шейха Саида Чиркейского (1937-2012), узбекского ишана Ибрахима Маматкулова (1937-2009) и кипрского шейха Назима Хаккани (1922-2014) и его сына Мехмета.

Научный сотрудник Российского института стратегических исследований Василий Иванов рассказал об участии российских добровольцев-мусульман из Поволжья в военных событиях на Донбассе в 2014-2015 гг. Большинство из тех татар и башкир, кто уехал добровольцем в Новороссию, по своим религиозным убеждениям относят себя к мусульманам, однако не являются практикующими все обряды ислама.

Многие и добровольцев не имели за плечами опыта службы в армии, но и тех, кто служил ранее, и тех, кто не служил, привлекала военная романтика, причем огромную роль в этом сыграло телевидение: по отзывам самих добровольцев, толчком к намерению поехать в Новороссию стало то, как по ТВ и в российских СМИ преподносили действия министра обороны ДНР Игоря Стрелкова в Славянске.

Научный сотрудник Центра исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан (ЦИИ АН РТ) Валерий Горшунов поведал об особенностях духовного восприятия мусульманского мировоззрения в местах лишения свободы. Выяснилось, что знание Корана зэками-мусульманами очень поверхностное, глубинный смысл содержания Священного Писания мусульман ими не познается.

Из переводов Корана на русский язык доверие имеется у заключенных тюрем больше к переводу азербайджанского философа Эльмира Кулиева, чем к другим переводам.

Порой знания об исламе у некоторых зэков бывают очень примитивные, в результате этого присутствует очень упрощенное понимание религии, а слабое знание сути исламского вероучения ведет к черно-белой картине мире.

По окончании выступлений состоялась оживленная дискуссия, где докладчики и пришедшие их послушать зрители стали обмениваться мнениями. Встал вопрос: если сегодня в России ваххабитов численно так много, то что с ними делать? Не все же из тех, кто придерживается салафитской акыды (вероубеждения), автоматически являются террористами.

Понятно, что салафиты – это группа риска, из которой террористы черпают в свои ряды «пушечное мясо». Но ведь трудно представить, что ваххабиты в России автоматически превратятся в суфиев только по чьему-то приказу.

Более того, сейчас салафиты в Поволжье стали уже открыто выискивать в трудах дореволюционных богословов-джадидистов подтверждение своих мировоззренческих установок, т.е. хотят показать, что салафизм – это не привнесенное течение из-за рубежа, а то, что у салафизма в России есть свое историческое прошлое.

Учитывая, что в среде татарской и башкирской интеллигенции существует пиетет перед джадидистами, которых рассматривают всегда как «прогрессивных религиозных деятелей», а их оппонентов кадимистов исключительно в негативном ключе (что на наш взгляд, является упрощением), то существует острая необходимость в переводе и переиздании книг кадимистких богословов.

Споря с ваххабитами, можно учитывать противоречия внутри салафитской доктрины, показывая порой существующие разногласия во взглядах разных ваххабитских шейхов. Современному мусульманскому богословию в России не хватает трудов, раскрывающих проблему ваххабизма: они есть на русском языке, но их недостаточно.

Аниса ТимиргазинаИсламТатарстандуховное образование,ислам,Казань,салафитыМусульманские богословы и государственная безопасность В Казани 29 ноября состоялась научно-практическая конференция 'Современное отечественное мусульманское богословие и духовная безопасность России'. Ее организатором выступил Центр исламской культуры 'Иман', являющийся одной из старейших мусульманских общественных организаций России (образована 29 ноября 1990 г.). Ежегодно 29 ноября «Иман» проводит богословские конференции. Традиция эта заложена первым председателем...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл