e03-03001 Как возникла катакомбная церковь? Башкирия Блог писателя Сергея Синенко Православие

Епископ Андрей (Ухтомский) и рукоположенный им епископ Аввакум (Боровков), через которого епископ Андрей продолжал духовное руководство Уфимской епархией после ареста

Как возникла катакомбная церковь?

Публикуемый материал логически продолжает очерк «Между отчаянием и надеждой«.

Сергей Синенко

* * *

Несмотря на арест в 1927 году, епископ Андрей (Ухтомский) продолжал тайное руководство Уфимской епархией. В конце 1920-х годов Уфа стала одним из мест, где православные люди, священнослужители и миряне, массово уходят в катакомбную Церковь.

Упоминание о катакомбах оживляет в памяти эпизоды древней христианской истории, когда Церковь вынужденно скрывалась от языческого государства, подвергаясь с его стороны гонениям, но такая форма церковной жизни была единственно возможной в эпоху римских и византийских императоров. Она же стала жизненно необходимой в условиях, когда государство стало проявлять к религии враждебность и жестокость гораздо большую, чем римские императоры.

Еще в 1918 году Патриарх Тихон призвал духовенство создавать братства для защиты православной веры, а первые катакомбы возникли в 1922 году, когда началось обновленчество и Оптинские старцы благословили христиан идти в катакомбы. В 1927 году, после сергиевской Декларации, катакомбы стали возникать по всей России. «Даниловцы» в Москве и «андреевцы» на Южном Урале были к этому уже готовы, ясно видя, что Церковь не может дальше существовать открыто и одновременно содержать чистое, незапятнанное компромиссами, исповедание веры. Предшествовали разделению Церкви на официальную и катакомбную многочисленные предсоборные обсуждения, совещания и тайный Церковный Собор.

Кочующий Собор 1928 года. Так называемый. Полулегендарный… Представления о нем страдают неясностями и умолчаниями, некоторые говорят. что его совсем и не было.

Именно таким был долгие годы взгляд на события. Но благодаря работам исследователей церковной жизни, в частности, трудам сотрудника  центра «Мемориал» Ирины Осиповой, епископа Евагрия (Дрентельна) и некоторых других основные события можно попытаться реконструировать. Повторю еще раз, речь идет именно о реконструкции событий, так как большая часть документов, касающихся деятельности Кочующего Собора, была конфискована при разгроме групп катакомбников, а в последующем уничтожена.

В 1927 году в Уфе, почти одновременно со Съездом православных староцерковников, проходили встречи и совещания, которые позднее стали называть предсоборными, или Предсобором – подготовкой тайного Кочующего Церковного Собора.

Но сначала напомню о событиях, которые окончательно раскололи церковную среду. 29 июля 1927 года было обнародовано Послание к пастве митрополита Сергия и Временного Патриаршего Священного Синода о легализации Церкви и ее лояльности к существующей власти. Этот документ получил известность как Декларация митрополита Сергия.

В чем ее суть?

Стремясь добиться признания Советской властью, заместитель патриаршего местоблюстителя митрополит Сергей Страгородский и Временный Синод пошли на значительные уступки органам государственной власти, в результате которых установился полный контроль над церковной жизнью. Значительной частью верующих и духовенства этот компромисс был оценен негативно, а в конце 1927 года оформилось антисергианское движение, в котором участвовали около сорока епископов.

Но сначала, летом 1927 года, Декларация митрополита Сергия вызвало активное обсуждение верующими всей страны. Появились ярко выраженные антисергианские группы. Причем, одни считали, что Сергий всего лишь превысил полномочия, другие объявляли его нарушителем канонических церковных устоев, третьи – несомненным еретиком.

На момент публикации Декларации Сергия в России существовали только две сильные организованные антиобновленческие группы – «даниловцы» (но к этому времени они были фактически разгромлены) и «андреевцы», последователи епископа Андрея (Ухтомского).

В антисергианском движении попыталась было принять участие и так называемые «григориане», но некоторые из их представителей вызывали подозрения своим тесным сотрудничеством с антицерковными организациями.

К сентябрю 1927 года все антисергианские группы по стране при помощи связников не только смогли предварительно обменяться мнениями, но и посчитали необходимым немедленно встретиться, чтобы определиться в отношении митрополита Сергия и его действий с тем, чтобы такое отношение было высказано каждым из церковных иерархов.

Поэтому было решено, прежде чем требовать созыва Церковного Собора, провести Предсоборы — совещания, где необходимо было выработать резолюции в отношении Сергия и его политики. Учитывая, что наиболее сильной и сплоченной группой на тот момент являлись последователи епископа Андрея (Ухтомского), первый Предсобор решено было провести в Уфе.

Эти предсоборные совещания прошли в Уфе с 3 по 6 октября 1927 года, являлись тайными.

На них обсуждались многочисленные вопросы, связанные с жизнью в катакомбных условиях, а также были выработаны строгие определения в отношении сергиан, которые и легли в основу главных правил и положений Кочующего Собора. В течение октября 1927 года пытались определиться в отношении Сергия и «даниловцы». Окончательных результатов это не дало, однако, при их участии начались антисергианские волнения в Петроградской епархии.

8 ноября 1927 года в Кзыл-Орде архиепископом Андреем (Ухтомским) было подписано знаменитое антисергианское «Окружное Послание». В нем излагался взгляд на сергианцев, как на еретиков.

По отношению к ним епископ Андрей предлагал принять самые суровые меры. Была сформулирована мысль, что «если даже лживый Сергий и покается, как он это трижды делал в обновленчестве, то в общение его ни за что не принимать». Послание быстро распространилось по Сибири, в Поволжье и Центральной России.

12 ноября представитель «андреевцев» Антоний (Миловидов), епископ Усть-Катавский, встретился в Москве с М.А. Новоселовым, тайным епископом Сергиево-Посадским Марком, которому передал материалы уфимского Предсоборного совещания. 15-18 ноября он вместе с монахиней Саломией Зелинской присутствовал на «григорианском» Соборе в Москве, где стало окончательно ясно, что о привлечении «григориан» к антисергианской борьбе не может быть речи – их антисергианская риторика оказалась показной…

Сразу после встречи с епископом Антонием М.А. Новоселов выехал в Ленинград, где с его участием в конце ноября 1927 прошло первое собрание антисергиевского духовенства. По инициативе тех кругов духовенства, которые считали, что Сергий лишь заблуждается и нуждается во вразумлении, в Москву для окончательной беседы с Сергием была направлена делегация. Миссия не дала никаких результатов.

В зимние месяцы 1927-1928 годов тайные предсоборы прошли в Киеве, Петрограде, Серпухове.

Весь январь-февраль шла активная переписка и опрос, результатом которого стало официальное отмежевание от митрополита Сергия групп епископа Алексия (Буя) Воронежского, епископа Иерофея (Афонина) Никольского и других. К марту 1928 года все было готово для проведения Церковного Собора.

Собор этот стал тайным, а название его «кочующий» точно передает главный принцип — члены Собора переезжали с места на место как только возникала малейшая угроза или даже предположение об опасности. Собор проходил в течение длительного времени во многих городах, из них точно установлены только три – Сызрань, Елец и Вышний Волочек.

Как происходили эти тайные совещания?

Начиналось с того, что по приезде на место участники Собора целовали крест и клялись на Евангелии, что никому из «внешних» не расскажут о Соборе. В Соборе приняли участие почти все антисергианские архиереи, правда, большинство через своих представителей. За один раз никогда не собиралось более пятнадцати человек, боялись, что большее число может вызвать подозрение. Так как очный суд над сергианами был невозможен, никого из них на Собор не приглашали и о нем не извещали, но по окончании Собора анафема была отправлена в канцелярию Сергия.

Некоторые из вопросов обсуждались спокойно, других – бурно, но общий принцип был таков – приехавшим участникам предлагали заготовленный текст, который следовало подписать или отвергнуть. Кто-то оставлял в пометках свое особое мнение. Дебаты, беседы и мнения стенографировались. В работе Собора приняло участие большое число «андреевцев», они же стали  инициаторами большинства соборных решений.

Сам епископ Андрей (Ухтомский), находящийся в это время в заключении, участвовал в работе Кочующего Собора через епископа Иова (Гречишкина), который официально представлял на нем не только лично владыку Андрея, но и всю андреевскую иерархию. Епископ Иов входил в состав секретариата Собора.

544380 Как возникла катакомбная церковь? Башкирия Блог писателя Сергея Синенко Православие

Членов Катакомбной Церкви было немало еще в начале 1990-х годов. Их отличала не только высокая образованность, но цельность личности, внутренняя чистота, твердость в убеждениях. Некоторые свидетельства той эпохи мне встречались. Это панагия, знак епископского величия, подаренная схимонахиней в миру Епистимией, последовательницей епископа Андрея. Она принадлежала  одному из «ночных епископов»

Основой для обсуждения являлись, прежде всего, шесть заранее выработанных канонов, текстуально повторяющих шесть канонов Уфимского Предсобора с небольшой стилистической правкой.

В последующем эти каноны получили широкое распространение среди катакомбников.

Итак, первый канон. Сергиевцы – еретики, и равны по нечестию обновленцам, но превосходят последних лютым зверонравием.

Второй. Благодати у сергиевцев нет, таинства не совершаются, а вместо священнодействий – сквернодействия.

Третий. Прекратить принимать обновленцев и сергиевцев посредством покаяния.

Четвертый. Обновленческого и сергиевского поставления клир является простыми мужиками, но не священнослужителями.

Пятый канон подтверждал анафему 6 декабря 1922 года, наложенную Патриархом Тихоном на обновленцев – они суть еретики, извратившие все церковное учение, разрушившие церковный строй и первые установившие почитание безбожной власти.

Шестой канон звучал кратко: сергианам – анафема!

Седьмой канон лишь подтверждал анафему 19 января 1918 года, наложенную Патриархом Тихоном и Поместным Собором на бывших христиан, ставших богохульниками, «так как советская власть – есть власть богохульников и христогонителей, то действие анафемы распространяется на безбожную власть, и следует молиться не за нее, а об избавлении людей своих от горького мучительства безбожной власти и о страждущей земле Российской. Устанавливаем чтение после службы особой молитвы о гонимой и многострадальной Церкви». Кочующий Собор, таким образом, обозначил главный принцип сергианства – их лояльное отношение к безбожной власти, и возгласил анафему именно этому.

Нужно сказать, мнения участников Собора разделились. Некоторые протестовали против первых шести канонов. Определенная, и значительная, часть архиереев, согласившись с догматической антисергианской частью, отказались подписать документ. Почему? Судить трудно. Возможно, не были до конца уверены. Кто-то думал окончательно определиться позже, а кто-то, возможно, просто не имел мужества.  В таких случаях ставилась пометка «согласился, но подписать отказался».

Стоит отметить, что позже взгляды у некоторых из участников Собора менялись, многие присоединились к мнению Собора впоследствии.

Также заметим — делегаты, не подписавшие первые шесть канонов, к обсуждению на последующие заседания не приглашались. О «согласившихся, но не подписавших» данные отсутствуют.

* * *

Говоря об участниках Собора, необходимо, хотя бы кратко, рассказать о том, как сложилась дальнейшая их судьба, ведь все они становили для карательных органов объектами охоты. Назову  лишь некоторых из участников Собора, епископов, исповедников веры, судьбы которых так или иначе связаны с архиепископом Андреем (Ухтомским).

Аввакум (Григорий Антонович Боровков).

Родился в 1892 году в Уфе, работал здесь учителем физики. В 1922 году был тайно хиротонисан в Уфе во епископа Староуфимского, викария Уфимской епархии архиепископом Андреем (Ухтомским) и епископом Николаем (Ипатовым). В том же году арестован, сослан в Зырянский край. В 1926 году возвратился в родной город, стал организатором уфимского Съезда староцерковного клира и мирян в октябре 1927 года. С этого же времени временно управлял Уфимской епархией. После Декларации Сергия – в оппозиции к митрополиту Сергию. Участник Кочующего Собора. Весной 1928 года был арестован, находился в ссылке в Челябинске, затем в Ульяновске. В 1930 году приговорен к заключению в Белбалтлаге. 20 сентября 1937 года приговорен к высшей мере наказания, 15 октября того же года расстрелян.

Вениамин (Александр Васильевич Троицкий).

В 1922 году тайно хиротонисан в Уфе во епископа Байкинского архиепископом Андреем (Ухтомским) и епископом Николаем (Ипатовым). После ареста епископа Аввакума (Боровкова) служил в Уфе, принимал участие в уфимском Предсоборе. В 1930 году был арестован по делу Уфимского филиала Истинно Православной Церкви, находился в лагерях. В 1937 году расстрелян (по другой версии, умер в лагерях Магаданской области в 1940 году).

Иов (Иоанн Яковлевич Гречишкин).

В 1913 году пострижен в монахи епископом Андреем (Ухтомским). В 1923 году арестован в Уфе, приговорен к ссылке в Средней Азии. В 1924 году тайно хиротонисан во епископа, викария Уфимской епархии епископом Андреем (Ухтомским). Активный участник Кочующего Собора, входил в его рабочую группу. С 1929 года в ссылке. По некоторым данным, арестован на Кубани в 1935 году по обвинению в контрреволюционной деятельности, через год расстрелян в тюрьме Ростова-на-Дону.

Питирим (Потапий Трофимович Ладыгин).

В 1923 году, находясь в ссылке в Уфе, основал скит в лесах неподалеку от города в районе села Русский Юрмаш. В 1925 году хиротонисан во епископа Нижегородского и Уржумского архиепископом Андреем (Ухтомским) и епископом Львом (Черепановым). В 1926 году арестован. Участник Кочующего Собора через иерея Иоанна (Лысенкова). В декабре 1928 года арестован по делу филиала Истинно Православной Церкви, сослан. После освобождения в 1934 году находился на нелегальном положении сначала в Калуге, потом в Белорецке (Башкирия). В 1945 году арестован в Уфе, приговорен к годам ссылке в Среднюю Азию. Бежал, скрывался в горах. Позднее скрывался в Белоруссии, на Кубани, в скиту в горах неподалеку от Белорецка.

Амфилохий (Александр Яковлевич Скворцов).

В 1922 году хиротонисан во епископа Мелекесского, викария Уфимской епархии в Москве Патриархом Тихоном и епископом Андреем (Ухтомским). С 1923 года периодически арестовывался и ссылался. На Кочующем Соборе лично не присутствовал, но через своих представителей выразил согласие с его канонами. Был епископом Енисейским и Красноярским. В 1930 году самовольно покинул Красноярскую епархию, ушел в тайгу, где основал скит. В 1934 году арестован, сослан. По некоторым данным, расстрелян в 1938 году.

Антоний (Александр Николаевич Миловидов).

В 1925 году хиротонисан во епископа Усть-Катавского архиепископом Андреем (Ухтомским) и епископом Львом (Черепановым). В 1925-1928 годах – епископ Троицкий. В 1927 году арестован в Уфе, приговорен к ссылке. Участник Кочующего Собора через игумена Симеона. В 1933 году был арестован, сослан в Сибирь. В 1936 году арестован в Омске по обвинению в контрреволюционной деятельности и шпионаже в пользу Японии, в 1937 году расстрелян.

Симон (Рахманов).

Пострижен в Петрограде епископом Симоном (Шлеевым). В 1923 году рукоположен во иеродиакона в Уфе епископом Аввакумом (Боровковым), затем рукоположен во иеромонаха архиепископом Андреем (Ухтомским). В 1926 году хиротонисан во епископа архиепископом Андреем (Ухтомским) и епископом Аввакумом (Боровковым). Участник Кочующего Собора. Арестован, сослан, в 1942 году расстрелян.

Вениамин (Вениамин Федорович Фролов).

15 октября 1923 года тайно хиротонисан во епископа Аскинского епископом Андреем (Ухтомским). В конце 1923 года активно противодействовал обновленческому расколу в Уфе. Участник Кочующего Собора. В 1929 году арестован в Уфе, позднее находился в заключении в тюрьме города Бирска. В дальнейшем – в ссылках и лагерях. Скончался в ссылке в 1959 году.

Алексий (Семен Васильевич Буй).

В 1923 году хиротонисан в Уфе во епископа Велижского, викария Полоцкого, епископом Иоанном (Поярковым). Настоятель Александро-Невского монастыря в Бугульме, был викарием Воронежской епархии, викарием Тамбовской епархии. В 1926-1928 годах управлял Воронежской епархией. Неоднократно арестовывался. Участник Кочующего Собора. С 1929 года в Соловецком лагере особого назначения, участвовал в катакомбных богослужениях, арестован в лагере за распространение «Послания ко всей Церкви» архиепископа Серафима (Самойловича), привлечен к следствию по делу «Всесоюзного Центра Истинно Православной Церкви», приговорен к высшей мере наказания, которая была заменена на заключение. В 1937 году повторно приговорен к высшей мере наказания, расстрелян.

Иов (Веселов, другие данные неизвестны).

В 1928 году – епископ Уфимский. После Декларации – в оппозиции митрополиту Сергию. Участник Кочующего Собора. В 1937 году был арестован на территории Башкирии, приговорен к высшей мере наказания, расстрелян в 1937 или 1938 году.

Михей (Алексеев).

С 17 апреля 1911 года – епископ Уфимский. Отверг обновленчество и «сергианство». С 1923 года проживал в Козельске. 1923 году был арестован. Вскоре освобожден. Участник Кочующего Собора через иеромонаха Нестора. Погиб в 1929(?) году.

Кирилл (Кузьма Васильевич Васильев).

В марте 1923 года хиротонисан во епископа Любанского епископами Андреем (Ухтомским), Михеем (Алексеевым) и Стефаном (Бехом). В том же году арестован, сослан на Русский Север. Участник Кочующего Собора. Арестован в 1932 году по делу филиала Истинно Православной Церкви, приговорен к ссылке в Казахстан. После освобождения из ссылки проводил тайные богослужения на квартирах, затем проживал в Псково-Печерском монастыре. По некоторым данным, убит в 1944 году в монастыре переодетыми агентами НКВД.

Захарий (Козлов, мирское имя-отчество неизвестны).

В ссылке в Кзыл-Орде 19 декабря 1927 года тайно хиротонисан во епископа архиепископом Андреем (Ухтомским). Участник Кочующего Собора через епископа Вениамина. В 1938 году был арестован, приговорен к высшей мере наказания, расстрелян.

Климент (Логинов, другие данные неизвестны).

Находясь в ссылке в Ташкенте в 1925 году хиротонисан во епископа Томского архиепископом Андреем (Ухтомским) и епископом Руфином (Бреховым). Возглавил единоверческую катакомбную епархию так называемых «климентовцев», практиковавших совместные богослужения с «андреевцами». В 1925 году поставил трех архиереев, в 1927 году – четырех архиереев. Участник Кочующего Собора через своих делегатов. В 1936-1937 годах поставил еще несколько архиереев. В 1938 году был арестован, расстрелян.

Иринарх (Павлов, другие данные неизвестны).

В 1925 году хиротонисан во епископа Златоустовского архиепископом Андреем (Ухтомским). После Декларации – в оппозиции митрополиту Сергию в составе «григорианской» группы. Участник Кочующего Собора. В 1928 году был арестован, находился в заключении в Белбалтлаге. По некоторым данным, погиб в 1937 году.

Иерофей (в миру Афонин, имя неизвестно).

Был в 1923 году тайно хиротонисан во епископа Шадринского епископом Андреем (Ухтомским). Участник Кочующего Собора через иеромонаха Иеронима (Вострышева). 17 мая 1928 года был арестован в лесном домике под городом Никольском. Когда паства пыталась помешать аресту, смертельно ранен сотрудником ОГПУ.

Руфин (Брехов).

Игумен единоверческого монастыря в городе Сатка. Был сослан в Среднюю Азию. 7 мая 1925 года хиротонисан во епископа Саткинского в городе Теджене архиепископом Андреем (Ухтомским) и епископом Львом (Черепановым). Участник Кочующего Собора. Вскоре после Собора арестован, заключен в лагеря. В 1937 году приговорен к высшей мере наказания, расстрелян…

* * *

Здесь перечислены имена лишь некоторых епископов, участвовавших в работе Кочующего Собора. Почти все они, сторонники и последователи епископа Андрея (ухтомского), погибли в тридцатые годы, и лишь единицы продолжали служение в послевоенный период.

Большие сомнения вызывает мнение некоторых историков, что некоторые архиереи, поставленные владыкой Андреем и его соратниками, оставались живы до 1960-1990-х годов, сохраняя церковную организацию и периодически проводя тайные соборы. Эти сведения я считаю мистификацией. Это мое личное мнение. В то же время,  вопрос этот окончательно не прояснен, некоторые данные взаимно противоречат.

По книге: Сергей Синенко УФИМСКАЯ ЕПАРХИЯ. художественно-документальное повествование. Уфа, 2009.

Смотрите также подборку публикаций о православии в Башкирии и на Южном Урале 

printfriendly-pdf-email-button-notext Как возникла катакомбная церковь? Башкирия Блог писателя Сергея Синенко Православие
Сергей СиненкоБашкирияБлог писателя Сергея СиненкоПравославиекатакомбная церковь,православие,православие в Поволжье,православие на Южном Урале,Уфа,Уфимская губернияЕпископ Андрей (Ухтомский) и рукоположенный им епископ Аввакум (Боровков), через которого епископ Андрей продолжал духовное руководство Уфимской епархией после ареста Как возникла катакомбная церковь? Публикуемый материал логически продолжает очерк 'Между отчаянием и надеждой'. Сергей Синенко* * * Несмотря на арест в 1927 году, епископ Андрей (Ухтомский) продолжал тайное руководство Уфимской епархией. В конце...cropped-skrin-1-jpg Как возникла катакомбная церковь? Башкирия Блог писателя Сергея Синенко Православие