5426362_22

ИСТОРИЯ ОРЕНБУРГСКАЯ Глава 8

 

П. И. Р ы ч к о в

ИСТОРИЯ ОРЕНБУРГСКАЯ ПО УЧРЕЖДЕНИИ ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ

Оглавление

44538753Гравюра сер. XIX века с изображением Петра Ивановича Рычкова (1 октября 1712 года — 15 октября 1777 года). Выполнена в Санкт-Петербурге в изд. Императорской Академии наук
Глава 8*

145. Тайный советник Неплюев еще находился в вышеписанном походе, как из новаго Оренбурга от генерал-маиора Штокмана получил рапорты различнаго содержания. В одном было писано, что реченный генерал-маиор по прибытии в Бердскую крепость, исправясь к строению города Оренбурга всеми потребностями, оной город с помощию Божиею и с надлежащим молебствием, так же и с пушечною пальбою, по апробованному плану минувшаго апреля 19 числа заложил1. В другом доносил он, что как по Самаре реке, так и по Яику, а особливо в новозаложенном городе Оренбурге и в застроенных по Сакмаре реке крепостях, цынготная болезнь над людьми столько умножилась, что по майскому рапорту в гарнизонах и в ландмилицких полках тысяча триста пятьдесят семь человек больных счислялось, а умерших явилось сего году с генваря месяца шестьсот тридцать один человек. Сие чрезвычайное приключение по тогдашним новым обстоятельствам многую печаль и сожаление причиняло и для того всевозможные способы, не взирая ни на какия казенныя иждивения, употреблены были к отвращению той болезни, а она, как скоро вешния погоды миновались, хотя знатно и умалялась, но в осеннее время и в последующую весну паки отрыгнула и немалое ж число людей поморила, от чего и от прошедшаго тогда с киргизской стороны воровства в строении города Оренбурга немалое препятствие учинилось; к тому ж и наряженные из Уфинской провинции к строению того города тептери и бобыли не в надлежащей срок явились, но прибыли уже в последних числах июня да и то против наряду с немалою убавкою, а именно девятьсот двадцать семь человек, коим за бытность при той работе даваны заработныя деньги по две копейки на день и провиант против солдатских дачь<1>.
146. На оном же пути, не доезжая Уйской крепости, 14 маия явился тайному советнику отправленный от него прошедшаго лета к зюнгорскому владельцу маиор Миллер, которой со всеми бывшими при нем людьми оттоль выехал благополучно, но ко оному владельцу в ургу<2>, то есть на то место, где он сам пребывает, допущен не был. Принял его в первых зюнгорских улусах владелец Манджи, которому от Галдан Чирина в тамошней стороне как над войском, так и над кочующими там улусами главная команда поручена была. С ним, Манджием, имел он, Миллер, о порученных ему делах конференции и привез от него к тайному советнику ответ, якобы от онаго Манджия, но подлинно у самаго Галдан Чирина с немалою хитростью сочиненной. Главное онаго ответа содержание в том состояло, что киргизския орды всегда были2 вольныя и никому не подданныя, и что они воровскими своими набегами принудили зюнгорцов посылать на них войско и протчее, но в самом деле чрез посылку его ж, Миллера, в зюнгорском владении немалая опасность произошла, как то оной маиор Миллер по прибытии своем обстоятельно репортовал. А именно: опасались зюнгорцы при тогдашних своих обстоятельствах с российской стороны военнаго на них движения, и для того бывшаго у них в полону киргис-кайсацкаго владельца Аблай-салтана вскоре освободя, отпустили в его улусы, а у себя оставили Абулмамет-ханова сына, которой от онаго хана, как выше означено, в противность многих чиненых ему, хану, представлений, отправлен был.
147. В то же время и отправленной прошедшаго лета в Каракалпацкую орду3 порутчик Гладышев, возвратяся, репортом объявил, что тамошних ханов и салтанов с немалым числом каракалпацкаго народа в Российском подданстве и в верности Ея Императорскаго Величества к присяге привел и оныя присяги с собою привез. С ним от каракалпацкаго Хаип-хана и от брата его Абей Дуллы-салтана присланы были восемь человек посланцов из знатных тамошних людей и два освобожденные пленника. Понеже хан и салтан с знатнейшими их старшинами, между которыми был главной духовной и в народе их за святаго почитаемый человек, Мурат Ших<3>, в письмах своих на имя Ея Императорскаго Величества и к тайному советнику обнадеживали, что всех находящихся у них в плену российских людей, о коих помянутой порутчик объявил, что при разных случаях захваченных, а больше покупкою полученных наберется тамо до двух тысяч человек, в знак вернаго своего подданства собрав, освободить хотят, и аманатов от себя дадут, и просили, дабы из тех посланцов лучших людей ко двору Ея Императорскаго Величества отправить, то со оным же порутчиком отправлены были первым посланцом вышепомянутаго духовнаго сын Абулших и с ним еще четыре человека, кои по прибытии их в Санктпетербург к престолу и к руке Ея Императорскаго Величества были допущены и по всемилостивейшем награждении со обнадеживательною грамотою в следующем году к тому народу возвратно отправлены были. Во время того же тайнаго советника пути возвратились в Оренбург Барак-салтановы посланцы, бывшие у двора Ея Императорскаго Величества, которому салтану, по представлению тайнаго советника, пожалована была от Ея Императорскаго Величества всемилостивейшая обнадеживательная грамота и сабля о надписанием на его, Барак-салтанова, имя, но понеже означенная грамота и сабля от имевшаго тогда в Оренбурге команду генерал-маиора фон Штокмана тогда при тех посланцах была не послана, а удержана до резолюции тайнаго советника, то помянутой салтан, по его змерчивому нраву, а особливо по некоторым внушениям, произшедшим с стороны Абулхаир-хановой, весьма на то осерчал. И как от тайнаго советника послан был к нему офицер с объявлением о той грамоте и сабле, и чтоб он для принятия той Ея Императорскаго Величества милости и для свидания с ним, тайным советником, приехал в Орскую крепость, означеннаго офицера не только пред себя не допустил, но и без ответу от себя отослал, и другия разныя неумеренности оказал, чего для оная грамота и сабля в том году без посылки к нему, Барак-салтану, осталась.
148. По прибытии тайнаго советника Неплюева в Орскую крепость 14 июня приезжали к нему для свидания: 1) Джанбек-тархан Средней орды, с коим старшин и народу было четыреста тридцать один человек. 2) Меньшей орды главной и единственной в своем ведении семь родов имеющей и управляющий Исеть-батырь, которой тогда ж по прошению его тарханом пожалован, с ним старшин и народу было сто пятьдесят три человека. 3) Той же Меньшей орды Джанбек-салтан, зять Абулхаир-ханов, при нем старшин и народу имелось сто пятьдесят человек, кои все Его Императорскому Высочеству благоверному государю и великому князю Петру Феодоровичу, в наследствии всероссийскаго императорскаго престола торжественно присягали, и Ея Императорскаго Величества милостию награждены были. При трактовании оных киргиз-кайсацких владельца и старшин от тайнаго советника довольно разсуждаемо было ко утверждению их верности, к спокойному пребыванию и к добропорядочному их народа содержанию, а при отпуске, как объявленным трем, так и другим из лучших людей старшинам о должностях их даны были указы на российском и татарском языках с ясным истолкованием, в чем прямая подданническая и присяжная должность состоит и каким образом в содержании народа все владельцы и старшины поступать должны, которые указы по отпуске оных и к настоящим владельцам для такова ж исполнения были разосланы.
149. Абулмамет-хан и Барак-салтан к сегодному свиданию за какими препятствиями не бывали, о том из предписаннаго явно, а именно: первый за тем, что отправя сына своего к зюнгорскому владельцу и прельстясь чиненными от онаго владельца обнадеживаниями, откочевал к Туркестану в надежде, чтоб над тем и над другими тамошними городами владение поучить. А другой за показанною непосылкою к нему присланной от двора Ея Императорскаго Величества грамоты и сабли, о которой наипаче повелено было, чтоб оную ему отдать при свидании. Абулхаир же хан сперва для свидания с ним, тайным советником, хотя и обещал немедленно приехать, но когда уведал, что по желанию его сын его Ходжа Ахмет побочно рожденным от него Чингисом переменен быть не может, но требуется на смену его из детей от настоящей его ханши рожденных, то не только от того свидания отказался, и со многими непристойностями к тайному советнику в разсуждении той перемены писал, но и народ свой на такия противности возбудил, что сперва отгоняли лошадей, а потом и убивства и наглыя злодейства чинить отважились. Наконец и до того дошло, что они собравшись, по имевшимся тогда известиям, с тысячу с двести, а по другим объявлениям и до дву тысяч человек, под предводительством некотораго незнатнаго, однако у присяги бывшаго салтана Дербешалея<4>, ханскаго свойственника, и, разделясь на разныя партии, одни из поселенных при урочище Разсыпном<5> черкас, кои тогда при Илецком городке у жнитвы хлеба находились, мужескаго и женскаго полу и с ребятами, всего восемдесят два человека, а с захваченными в других местах – до ста человек пленили, а другия неприятельския нападения чинили на редут Честнаго Креста, между Сорочинской<6> и Новосергиевской крепости имеющейся, а некоторые и под оную Сорочинскую крепость ночною порою тайно подбегали в намерении, чтоб содержавшагося тамо ханскаго сына скрасть, однако никакой удачи не получили, и от показаннаго редута с немалым их уроном отбиты, что все, как выше означено, от того произошло, что перемена салтанова сына по его ханскому намерению не учинена. Для сих противностей взято было из разных мест воинских людей к находящимся на линии в прибавок, по собрании коих едва оныя пакости и наглости киргис-кайсацкия удержаны, но в производимом оренбургском строении, также и при других крепостях в назначенных работах из того замешания не мало остановки не возпоследовало.
150. По таким произшедшим от киргис-кайсак злодействам, что, как выше значит, чинилось от них на Нижней Яицкой, также и по Самарской линиям, тайной советник Неплюев принужден был, поруча в Орской крепости команду бывшему при нем полковнику Пальчикову, ехать с поспешением в Оренбург, дабы о прекращении оных злодейств по совету с генерал-маиором фон Штокманом основательное определение учинить, куда прибыв в первых числах августа, со всеми бывшими там штаб-офицерами имели совет, как против киргис-кайсацких поступок – оборонительно ли или наступательно – поступать, но понеже все военные люди, как в Оренбурге имевшиеся, так и во всех крепостях разположенные, с самаго начала весны упражнены были многими работами, которых покинуть было невозможно, также многия крепости, а особливо главной город Оренбург, остались без надлежащаго укрепления и лошади как у регулярных, так и нерегулярных людей за многими работами были в безсилии, того ради для сих важных вин разсуждено было поступать сперва только оборонительною рукою, а между тем бы исправляться нужнейшими строениями, а особливо укреплением города Оренбурга, и другими, к дальнейшим действам надлежащими приуготовлениями, и оные разсуждения указом Ея Императорскаго Величества, из Правительствующаго Сената присланным, апробованы. За тем приложено старание, дабы произшедшее тогда от башкирцов многое воровство отгонами от киргис-кайсаков лошадей добрыми средствами прекратить, что по многим и затруднительным перепискам едва успокоено. Между тем Абулхаир-хан, которой при всех вышеписанных замешаниях покрывал себя видом верности и извинял себя, что киргис-кайсаки в противность его воли то чинят, и якобы он их удержать от того не может, видя, что те его замыслы ко освобождению помянутаго сына его ничего не предуспели, хотя и начал стараться, чтоб от таких наглостей киргис-кайсаков удерживать, но понеже они первыми и нечаянными набегами несколько ободрились, то вдруг оныя пакости прекратить и самому ему уже было не легко, и тако оные набеги, хотя и малыми их партиями, до самой почти осени продолжались и унялись более уже тем, что увидели подвигнутыя на них прибавочныя войска. Тогда же и помянутой хан из захваченных при Илеке людей из воровских рук двадцать семь человек в сентябре месяце выслал, а достальные предбудущею весною, собрав таким же образом, высвободить обещал.
151. Но несмотря на то, по причине оных произшедших от киргис-кайсак пакостей, принято в разсуждение, дабы из всех окрестных мест, собрав обстоятельныя ведомости, к конечному и совершенному таких киргис-кайсацких наглых и злодейственных поступок пресечению, какие отколь способы быть могут, учинить единожды такой генеральной план, чтоб во время потребностей всегда по тому поступать и действовать, о чем той же осени писано было в Сибирскую, в Казанскую и в Астраханскую губернии, в Уфинскую и Исецкую провинции, и в Ставрополь, где крещенные калмыки на поселение определены, из коих мест потребныя известия в том же году все были и собраны, и яицкой войсковой атаман Андрей Бородин для того с лучшими старшинами его в Оренбург был призван, от котораго, по довольно имевшемся с ним разсуждении, не только такия ж известия, но и надлежащее ко сведению их киргис-кайсацкаго состояния мнение получено.
152. В протчем, как с начала весны, так и чрез все лето, особливо же при вышеозначенных происходивших замешаниях и по успокоении оных, в утверждении города Оренбурга крепостным и внутренным строением и другими принадлежностями самое наиприлежнейшее старание прилагалось, в чем с помощью Божиею такой успех произошел, что прежде, нежели морозы наступили, не только определенной там гарнизон, но еще и прибавочные к тому драгуны в теплыя казармы введены были. В сентябре месяце освящена церковь во имя Успения Пресвятыя Богородицы, два казенные генералитетские дома изрядным и пространным строением сделаны, также и для всех комисских служителей надлежащие покои исправлены так, что каждой по состоянию своему без всякой нужды и утеснения в них пребывать мог. Крепость по апробованному плану вся обнесена рвом и валом, хотя не совсем отделанным, но к тогдашнему защищению весьма довольным, на которой в надлежащих к обороне местах и пушки действительно расположены. Того ж лета и для свободнаго к Оренбургу из Казанскаго уезду поездка учреждена и разными деревнями до Кичуйскаго фельдшанца<7> населена названная Московская дорога, по которой от Оренбурга чрез помянутой фельдшанц до Казани по мере пятьсот двадцать две версты явилось. Что же касается до происходившаго в сем году купечества, об оном можно по сему разсуждать, что сколько чрез все почти лето с киргис-кайсацкой стороны неспокойств и замешаний ни происходило, однако трипроцентной градской части с торгующих купцов получено четыре тысячи сто сорок рублев восемьдесят три копейки, акцыза – шесть тысяч четыреста одиннадцать рублев три копейки с четвертью.
153. В начале 1744 году, то есть в первой половине генваря месяца, по вышеозначенным из разных мест собранным известиям, от тайнаго советника Неплюева обще с генерал-маиором фон Штокманом учинен и 14 числа того ж месяца в Правительствующий Сенат отправлен был о поступках с киргис-кайсацкими ордами генеральной план под заглавием «Краткое изъяснение о состоянии киргис-кайсацкаго народа, и притом нижайшее мнение, о приведении онаго при случаях во успокоение и в прямое подданическое послушание». А понеже оной тайной советник еще прошедшаго году от Правительствующаго Сената просил позволения, дабы для обстоятельнаго о всех врученных ему делах доношения съездить ко двору Ея Императорскаго Величества, которое позволение февраля 3 числа (и тако уже по отправлении онаго плана) в указе Ея Императорскаго Величества из Правительствующаго Сената от 18 генваря и получил, то он того ж февраля 5 числа, взяв с собою асессора Рычкова, в Москву и отправился, а комиссию со всеми делами поручил помянутому генерал-маиору фон Штокману.
154. По прибытии его, тайнаго советника, в Москву на все учиненныя от него предложения получил он от Правительствующаго Сената удовольственныя и весьма милостивыя резолюции, между которыми и вышеозначенной генеральной план по всем пунктам без всякой отмены апробован, и по тому все производить велено. Сверх того ко умножению города Оренбурга жителями и пожиточными купцами повелено из казанских торговых татар пожиточных и торги производить могущих людей принять и поселить в Оренбурге охотников двести семей, со увольнением их от рекрутских наборов, и притом по силе данной городу Оренбургу привилегии позволено им иметь вне города по закону своему мечети. По имевшемуся с Берг-коллегиею разсуждению для умножения оренбургских доходов дано позволение к произведению в Башкирии горных заводов. Которые люди из пожиточных купцов или из ремесленных подлежать будут штрафам, оных вместо того, что наперед сего ссылались в Сибирскую губернию, для умножения при Оренбурге жителей, велено посылать в Оренбург, и о том во все государство печатными указами публиковано. Черкас, которых несколько тысяч душ в Оренбургскую комиссию по силе прежних указов заведено, и в разных местах поселено было без всякой пользы, и на содержание их, яко весьма бедных людей, принуждена была комиссия употребить великую сумму безплодно, ежели оные черкасы на содержании своем быть не пожелают, велено всех отпустить по прежнему в Малую Россию, почему они все, кроме сорока шести семей, на реке Кинеле поселившихся, и отпущены<8>. Также и другия разныя резолюции к лучшему города Оренбурга основанию и распространению от Правительствующаго Сената исходатайствованы и получены.
155. И понеже Правительствующий Сенат, чрез представления его, тайнаго советника, об Оренбургской комиссии и о всей тамошней линии обстоятельно уведомившись, к пользе государственной признал все то за весьма потребное и благооснованное дело, то еще в бытность его, тайнаго советника, в Москве, разсуждено, дабы из оной комиссии, яко уже основанной и учрежденной, учинить новую губернию, что в разсуждении тогдашних уфинских дел особливо и требовалось. И тако по докладу от Правительствующаго Сената 15 марта Ея Императорское Величество в высочайшее свое в Правительствующем Сенате присутствие всемилостивейше повелела и собственноручным подписанием своим утвердила нижеследующую резолюцию, а именно: в вышеупомянутом городе Оренбурге быть губернии и именоваться Оренбургскою губерниею, и в ней быть губернатором тайному советнику Неплюеву, а во оной губернии быть ведомым всем тамошним по Оренбургской комиссии построенным и кои ныне строятся крепостям и определенным в них регулярным и нерегулярным войскам и протчим поселившимся людям, которым указами позволено и всякими надлежащими зборами. Да той же губернии под ведомством состоять по прежнему Исетьской провинции и с зауральскими башкирцами да ныне вновь в ведомство той губернии подчинить и Уфинскую провинцию со всеми башкирскими делами таким порядком, как в протчих губерниях провинции приписаны, и в вышеписанныя Уфинскую и Исетьскую провинции определить воевод и их товарищей по разсмотрению сенатскому, как и в протчия провинции оные определяются, и состоять им указами Оренбургской губернии, а особо той Уфинской провинции и в ней вице-губернатору не быть, также и Оренбургской комиссии делам быть в той губернии, а особливою комиссиею не именоваться. Оному ж губернатору ведать и киргисской народ и тамошния пограничныя дела так, как поныне в Оренбургской комиссии находятся, а бригадиру Аксакову по здаче провинции и по окончании об нем следствия быть в Москву. Да того же числа по докладу Правительствующаго Сената Ея Императорское Величество всемилостивейше соизволила поселяемых в степных местах, то есть по Сакмаре, Ую и по Яику, в строющихся вновь крепостях гарнизонным и ландмилицким командам производить остзейское жалованье (кроме тех команд, кои будут по Самаре и внутри Башкирии) до тех пор, пока оныя команды действительно в тех им назначенных ко всегдашнему жительству крепостях обселятся и прямыми гарнизонными быть могут, и от тамошняго довольства земель и всяких угодий и протчаго к содержанию своему удовольствие получат, и ассигновать оныя из Казанской губернии из тех доходов, из коих на 1741, 1742 и 1743 годы ассигнованы, и отправлять их с настоящим их жалованьем. А притом и сие повелено, чтоб реченному тайному советнику и будущим по нем командирам усматривать прилежно, когда оныя команды в такое обселение придут и так себя обзаведут, что могут содержаться как и протчие гарнизоны, тогда для разсуждения о том представить в Правительствующий Сенат.
156. И понеже таким образом по вышеозначенному Ея Императорскаго Величества высочайшему благоволению Оренбургская комиссия окончилась, то я с тем же и окончаю сие описание. Что же в сих странах в последующия времена произходило, о том, ежели время допустит, впредь объявлено быть может. Ныне токмо к сему еще присовокупляю следующую табель, по которой все новыя оренбургския учреждения одним взглядом явствуют.

ТАБЕЛЬ
о состоянии Оренбургской линии,
которая в 1734 году начало свое возымела и служит как к содержанию и управлению состоящих в ведомосте Оренбургской губернии киргис-кайсацкаго, каракалпацкаго и башкирскаго народов, так и к безопасности границы от прежде бывших в Казанскую и Сибирскую губернии воровских неприятельских впадений и к произведению с разными азиатскими народами коммерции<9>

Оренбургская главная линия против азиатских народов
от Каспийскаго моря, то есть от устья реки Яика
и до вершины оного

Разстояние
От Оренбурга Место от места
Гурьев городок на устье реки Яика ведомства Астраханской губернии 863 –
Между городками форпосты
1. Коровей Яр 820 43
2. Сарачик 796 24
3. Сарачиков 786 10
4. Баксаев 761 25
5. Тополевой 735 26
6. Зеленой Колок 715 20
Кулагин городок 693 22
7. Маринкин 673 20
8. Бигирдинской 655 18
9. Харкин 619 36
10. Черчуханов 699 20
Калмыков городок 576 23
11. Романов 548 28
12. Антонов 518 30
13. Каменные орешки 491 27
14. Сахарной 474 17
15. Мергенев 432 42
16. Сундаев 407 25
17. Кожахаров 383 24
18. Бударин 359 24
Яицкой городок 274 85
Илецкой городок 124 150
Разсыпная крепость 99 25
Татищевская 58 41
Чернореченская 22 24
Бердская слобода 7 –
Оренбург – –
Редуты Ниженской 17 17
Вязовой 49 32
Красногорская 70 24
Редуты Володимерской 78 8
Гильярской 81 –
Озерная 109 18
Редут Никольской – 20
Ильинская 159 25
Редут Подгорной – 25
Губерлинская – 25
Редут Разбойной – 25
Орская 236 25
Редуты Калпацкой – 30
Тераклинской – 30
Таналыцкая – 15
Редут Березовской – 40
Урдасымская – 20
Редуты Урдасымской – 25
Грязнушинской 439 25
Кызильская 454 15
Редуты Сыртенской – 19
Яйгельской – 25
Магнитная – 25
Редуты Верхней Кизильской – 25
Спасской – 19
Верьх-Яицкая – 15

От вершин Яика по Ую и по Тоболу рекам
до Сибирских форпостов

От Верьхяицкой пристани прямо Разстояние
От Оренбурга Место от места
Редут Сияжской – 12
Уклыкарагайская, при бору и озере, Уклы-Карагай называемом – 20
Редут Ерзединской – 20
По Ую реке
Уйская – 22
Редут Кадыжской – 22
Степная
Редуты Подгорной – 25
Санарской 751 25
Троицкая – 25
Редут Ключевской – 26
Каракульская – 24
Редут Березовской – 24
Крутоярская
Редут Луговой – 21
Усть-Уйская на устье реки Уия
Редуты Качардынской – 25
Озерной – 20
По реке Тоболу
Бакланская – 20
Редут Прочетной – 16
Куртамышская
Редут Лебяжьей
Утятской форпост 996 30

От Волги по Самаре и по Сакмаре рекам

Разстояние
От Оренбурга Место от места
На Волге
Ставрополь, где крещенные калмыки селятся, построен в 1739 году 491 –
Самара 429 1/2 63
Алексеевск 405 24
Деревня служилых татар – 12 1/2
Красносамарская – 30
Борская 314 49
Елшанская – 38
Бузулуцкая – –
Редут Погромной
Тоцкая
Сорочинская – 22
Редут Честнаго Креста – 25
Новосергиевская – 22
Редут Полтавской – 23
Переволоцкая 22
Чрез Урал по Сакмаре реке
Сакмарск 29 80
По Новой Московской дороге
Деревня Беккува 56 27
Пречистенская 60 31
Редут Никитинской 82 22
Воздвиженская 106 24
Редут Желтой 129 23

От вершины реки Яика к Исетской провинции

От Верхяицкой пристани чрез Уклыкарагайскую и Уйскую крепости, а от оных в левую сторону Разстояние
От Оренбурга Место от места
Чебаркульская крепость при озере Чебаркуль 691
Эткульская крепость при озере, Эткуль именуемом 619 37
На реке Мияс
Чилябинская, где Исетской провинциальной канцелярии быть определено 630 27
Миясская крепость, крайняя к слободам Исетской провинции 658 26

Внутри обеих провинцей состоящия

В Уфинской провинции Разстояние
От Оренбурга Место от места
Город Уфа 333 –
Пригороды:
Бирск 422 89
Оса 631 298
Каракулин – 200
Построенныя от Оренбургской комиссии крепости
Табынск на реке Белой 248 85
Красно-Уфинская на Уфе реке 687 354
Елдятская на реке Ику 493 60
Нагайбацкая 540 207
В Исетской провинции
Исетск – 320
Шадринск – 184
Окуневск – 180

В вышеозначенных разстояниях по нынешнему состоянию может оказаться в некоторых местах разнота, потому что ныне ко многим прямые тракты проложены, чего сначала не было, и дороги были окружныя, к тому ж разныя крепости и редуты после того сочинения по разным обстоятельствам и резонам на другия места переношены и вновь прибавлены, Гурьев городок показан ведомства Астраханской губернии, но ныне состоит он точно уже в ведомстве Оренбургской губернии, а от Астраханской губернии отчислен.
__________________________________

1 Место, на котором город Оренбург заложен, изрядное, подле самаго Яика, выше Сакмарскаго устья в десяти верстах, и тако стало быть на самом краю Башкирии. От него ж и славная илецкая соль имеется в разстоянии только 56 верст. Что касается до башкирскаго народа, о том под 3 и 24 параграфами уже упомянуто, но потом бывшей в службе Нагайской дороги башкирской старшина Кадрясь Мулакаев не токмо о том народе из татарских историй пополнительное известие учинил<10>, но и о тамошних местах, а особливо об оном, где по высочайшему Ея Императорскаго Величества соизволению настоящей Оренбург застроен, показал, которое известие здесь включить не безприлично. В Малой Татарии, то есть близ Крыма (показал он, Кадрясь Мулакаев, из татарской истории, коя у него в бывшее башкирское замешание пропала), был нагайской хан именем Басман<11>, но пред коликими годами, того не помнит, которой по бывшем там великом моровом поветрии, оставя прежнее свое жительство, в семнадцати тысячах кибиток перешел к реке Яику и близ Сакмарскаго устья на горе, в разстоянии от Оренбурга шесть верст, где ныне поставлен маяк, построил город и имяновал [его] Актюба, то есть «Белой стан» или село, отчего та гора и поныне Актюбой называется и некоторыя на ней развалины видны. Тут оной хан имел обыкновенное свое пребывание, а кибитки ево кочевкою располагались вверх и вниз по Яику и по другим степным рекам, а именно по Берде, по Сакмаре, по Салмыше, по Юшатыре, по Оре, по Таналыку, по Кизилу и по протчим рекам. А зимою оныя кибитки, переходя Уральские горы, кочевали по рекам Белой, Сокале, Ашкадару, Куганаку, по Шкадру и по Деме, где места лесистыя и теплыя. Со оным Басманом-ханом были двое из знатных нагайских мурз, Алтакар и Бетюряк<12>, у которых по некотором времени произошла вражда и великое междоусобие, о чем они помянутому хану жалобу свою приносили, и по суду Алтакар от хана обвинен был, за что он, озлобясь, в нескольких стах кибиток отложился от хана и откочевав за Яик, жилище имел около реки Ембы, где чрез несколько лет так усилился, что Басману-хану набегами от толь многия причинил раззорения. На конец Алтакар убил того хана при одном сражении, которой со многими убитыми с ним нагайцами погребен был на горе, где ныне в городе Оренбурге верхняя улица, и над могилою того хана построено было каменное кладбище, кое еще доныне при нагорном бастионе знатно, и при застроении Оренбурга немалая часть того кладбища в целости была, и разные камни с арабскими надписьми найдены. Оной же старшина Кадрясь Мулакаев объявил и сие, что брат помянутаго хана, называемой Тюря-хан, тогда другое владение занял и жил на самом том месте, где ныне город Уфа, а подвластные ему люди кочевали от устья Демы реки по Казанской дороге вниз по Белой, по Карсласану, по Черемшину, по Куюше, по Базе, по Сюну и вверх по Аю рекам. Оный Тюря-хан убит между теми ж замешаниями и Алтакар-мурза над всеми нагайцами владетелем учинился. По прошествии нескольких лет убит и Алтакар от Акиазар-салтана, которой был от поколения тутошних старинных ханов<13>. Сей Акиазар, учинившись ханом, в великое усилование пришол и владел не только одними теми нагайцами и Башкириею, но сверх того Казанское, Сибирское и Астраханское царства, Бухарию, Хиву, Ташкент и другие многие города под власть свою покорил и дань с них собирал. Имевшуюся у себя родную сестру отдал он в замужество за однаго знатнаго мурзу своего, имянем Шеих-Мамая, и отделя ему от нагайцов несколько сот кибиток, учинил его владельцом, которой жительство свое имел на месте, где ныне Орская крепость, то есть первой и при Кирилове застроенной Оренбург, на имеющейся внутрь той крепости горе, коя ныне названа Преображенскою. Там было в прежния времена молитвенное место, чего ради называли оную гору Намаз-Тау, то есть «Молитвенная гора». По смерти того Акиазар-хана владел семь лет Измаил-хан, а по нем ханствовал сын помянутаго Акиазара Ахмет-Гирей-хан<14>. Во время владения его ханствовал в Казани Шейх-Али-хан<15> и когда Казанское царство царь Иоанн Васильевич взял, тогда оной Ахмет-Гирей со всеми нагайцами откочевал на Кубань. В башкирском же народе до того Акиазар-хана владели: зауральскими – сибирской Кучум-хан<16>, бельскими и яицкими, то есть по реке Белой и Яику жившими – казанские, а горскими – нагайские ханы, которых потом означенной Акиазар-хан всех один в своей власти имел и, усмотря их непостоянство и разныя воровства, всячески их изнурял и в безсилие приводил, ибо на три двора по одному токмо котлу иметь допущал, и как скот и пожитки, так и детей их к себе отбирал, и землями владеть, також и чрез реку Белую переходить не допущал, а кои звероловством промышляли, принуждены были платить ему за то ясак с каждаго человека по лисице, по бобру и по кунице, которой платеж и по вступлении их в российское подданство на них, башкирцах, остался, как то доныне, но с лучшим учреждением и со всякою льготою за данныя им земли платят, а за те земли, которыя под крепости заняты, из онаго ясака велено сложить по препорции.
2 О киргис-кайсаках, отколь они начало свое производят, и каким случаем, и в какое время, на три части, то есть на Меньшую, Среднюю и Большую орды разделились, достоверных известий еще не получено, которыя однакож, когда сии народы в лучшее установление будут приведены, а особливо, ежели с лежащими в Великой Татарии провинциями и городами, где, сказывают, изрядные суть библиотеки, безопасная коммуникация оснуется и утвердится, получить не безнадежно<17>. Между тем, в одной переведенной здесь татарской истории, которую сочинил во время государствования Бориса Годунова и дедиковал оному Годунову бывший тогда в России персидской посол<18>, кратко объявляется сие: праотец Ной<19> сыну своему Афету<20> определил в наследие полуденную страну, от котораго произошли турки, или трухменские народы, и его, Афета, именовали Абулджа-хан<21>. Летнее его кочевание было при некоторых великих горах, Артау и Кертау<22> называемых, для зимования около тех же мест построен был у него город, а иногда кочевал он по урочищам Барсук и Каракором (кои и поныне на киргизской степи знаемы)<23>, где после был великой город, имянуемый Пилясь<24>. От поколения его произошли многие народы, между которыми был и славной Огус-хан, первой основатель татарской и мунгальской монархии<25>. О рождении сего Огус-хана в той переведенной истории весьма баснословно объявляется. Страленберг в описании своем северо-восточной части Европы и Азии<26> из разных авторов о том Огус-хане показал, что под его предводительством скифские и мунгальские народы из Большой в Малую Азию<27> чрез Азовское море и чрез реку Волгу перешли, и признает его за начальника турецкаго, татарскаго и калмыцкаго народов, объявляя, что оттоманские или турецкие салтаны поныне говорят, аки бы произошли от его поколения, в чем и предписанная история некоторым образом согласует, также и старым городом Туркестаном, которой от прежняго Оренбурга не далее шестисот верст, оное подтверждается. По его, страленбергову, мнению, сей Огус-хан был до рождества Христова за шестьсот лет, и от него до Чингис-хана<28>, славнаго ж в татарской истории (которой в 1154 году по рождестве Христове родился), тридцать два государя были, и почти четыреста пятьдесят лет прошло без ханскаго правительства. Вышеозначенная ж татарская история объявляет, что от поколения Огус-хана и от детей его произошли в Великой Татарии многие ж народы, и что он все тамошния государства и области при долголетном своем владении под власть свою покорил, и учинился самодержавным государем. На конец же по таким одержанным победам и по многим завоеваниям учинил он, Огус-хан, генеральное торжество, на которое все его дети и подвластные ему владельцы, также и военные его люди были собраны, и тогда он, севши на золотой свой престол, каждому по заслугам и достоинству земли и улусы разделил, и разныя учинил им названия, яко то найман, которой народ тогда около Туркестана и по реке Иртышу пребывание имел, кипчак, курлай, наэур, эн, эур, каткин, салджаут и джелаур<29>, причем и тамги<30> им придал, а понеже такия названия и поныне в киргис-кайсаках употребительны<31>, из которых найманской род в Средней орде в немалом людстве еще состоит<32> и особливаго владельца Барак-салтана имеет, то не без основания заключить можно, что начало киргис-кайсацкое от того и произошло. Издревле сей народ под разными именами гораздо люднее нынешняго был, но в сих ли местах все жили, где ныне кочуют, о том во оной истории о киргис-кайсацком народе ничего точно не объявляется, кроме сего, что во время Огус-хана владение их было на реке Органе<33>. По предписанном разделении и по смерти Огус-хана у означенных родов, которым от него помянутыя и еще другия звания приданы, происходили многия войны и междуусобия, отчего они пришли в разсеяние, и могло статься, что те роды, которых имян ныне не находится, при таких смятениях и вовсе пропали, или с другими народами соединились. Те их междуусобия почти до тех пор продолжались, пока вышепомянутой Чингис-хан, о котором объявляется, что он сперва в найманском роде ханом был, всех под власть свою покорил и учинился возобновителем татарской монархии. Об оном Чингис-хане и о последователях его (из которых многие по реке Яику и где ныне Оренбург, кочевали<34>) в европейских историях нарочито довольное есть известие, хотя оное с татарскими и не весьма согласно, о чем, ежели время и случай допустит, впредь изъяснения учинить не невозможно<35>. Нынешние киргис-кайсаки, на яицкой степи кочующие, сами себя называют сара-кайсаками, что на арапском языке значит «степной кайсак», но больше просто «кайсаки» называются, а по-татарски «сара» значит «желтое»<36>. Сей народ разделяется на три орды, Большою, Среднею и Малою ордою называемыя. Большая орда, по объявлению в тамошней стране бывалых людей, есть смежна с зюнгорским владением позади Ташкента и Туркестана, и она зюнгорским владельцом пред недавным временем завоевана<37>, которой усильством своим старшинских детей в аманаты от них вымогает и у себя содержит. Сия орда поныне за особливых своих владельцов признавает онаго хана, имянуемаго Аувбасар и сына его Аблязи-салтана<38>. Ныне она людством нижеписанных двух орд гораздо менее и убожее. Знатнейшие в ней роды: 1) Ямышской, 2) Зыкымской (при сих находится помянутой Аувбасар-хан), 3) Чимарской, 4) Зюнской, 5) Калынской, 6) Чаны-Чилынской, 7) Абман Суинской, 8) Слынской<39>, и при сих означенной Аблязи-салтан владельцом находится. Вторая, или Средняя орда протчих люднее и богатее. Обыкновенное ея кочевье по сю сторону Туркестана к Аральскому морю на вершинах Тоболу и Ишима рек при озерах Аксакале, по Каракуму и по другим урочищам в сибирской стороне. Владельцы в ней Абулмамет-хан, Барак и Аблай салтаны. Знатнейшие в ней роды: 1) Найманской, которой протчих гораздо люднее и богатее, и как выше упомянуто, при Огус-хане знатен уже был, из котораго и славной Чингис-хан произошел. 2) Аргинской, на девять колен разделяемой, яко то чюкчак, чарт, жит, тюртюл, караул, каракисяк, каиждагалы, атлайтараклы и кулчан-аргинской. 3) Кипчатской, которой такожде, как выше упомянуто, во время Огус-хана известен был и разделяется на пять колен: кипчатской сам о себе, потом кунделен, узюн, танабуга и карабалык<40>. Меньшая орда кочует к стороне Каспийскаго моря, по Орю, по Илеку, по Тургаям и по другим степным рекам и речкам, а иногда и подле самаго Яика реки, временем же откачевывает в каракалпаки, к Аральскому морю, на реку Сыр-Дарью, в то море впадающую. В сей орде владельцем Абулхаир-хан с детьми своими, в которой знатнейшими родами почитаются 1) Алчинской, 2) Аданской, 3) Мошкорской, 4) Таминской, 5) Табынской, 6) Китейской, 7) Каракитейской, 8) Чюма-Канской, 9) Чиклинской, 10) Джа-Сал Байлинской<41>. Сия орда в подданство российское пришла в 1730 и в 1738 годах; Средняя – в 1740 и в 1742 годах; Большая ж, как выше упомянуто, состоит под властию зюнгорскаго владельца, но такожде российской протекции тогда искала, как то многия от тамошних владельцов присыланныя письма свидетельствуют. Во всех оных ордах какое людство, о том точнаго известия еще нет, но сие не сумнительно, что из двух подданных орд от сорока до пятидесяти тысяч к воинскому делу способных людей легко может собраться. Правительство в тех ордах по большей части походит на демократическое<42>, ибо кто в каком роде старее и богатее, того и почитают. Но власти надлежащей не только старшины, но и сами владельцы не имеют, разве тогда, когда для добычи ездят, или защищаются от неприятелей своих, ханам и старшинам своим повинуются и по их приказам собираются и поступают<43>. Ружье имеют они огненное с фитилями и порох почти каждой из них сам про себя делает. Богатство их состоит в лошадях и в баранах, чем они весьма изобилуют, однако притом многие и ловлею зверей питаются, яко то волков, лисиц и корсуков, коих в степях их великое множество, промышляют и тем торги свои производят. Хлебопашества никакого не имеют и ни к каким учениям и художествам не принадлежат<44>. В протчем все они признавают себя мугаметанскаго закона, хотя об оном весьма малое сведение имеют, ибо из них грамотных людей никого почти нет, а призывают абызов, или попов, из Башкирии, из каракалпак, из Туркестана и из других тамошних городов.
3 Нижней каракалпацкой народ кочует подле Аральскаго моря и питается хлебопашеством и содержанием скота рогатаго, также и производимыми в тамошних местах торгами. Понеже они от набегов киргис-кайсацких всегдашния раззорения претерпевали и киргизским ханам, яко не военной народ, принуждены были всегда то давать, чего от них ни требовали, то еще в бытность у них Тевкелева российскому скипетру подвергнулись, но случившееся от яицких казаков в 1730-м году разбитие их каравана, в Астрахань отправленнаго, привело их в сумнение<45>, и от совершеннаго вступления в российское подданство тогда их удержало. При последовавшем прямом их покорении прибывшие от них посланцы показали, что их каракалпацкой народ произходит от нагайскаго, жили они на нагайской стороне реки Волги между Астраханскаго и Казанскаго царств, а в нынешния места на Бухарскую сторону к Аральскому морю перешли за двести за шестьдесят лет, когда на помянутыя царства от российских войск наступление учинилось<46> и оныя по тогдашним завоеваниям в раззорение были приведены. Сего народа до двадцати тысяч кибиток наберется, которые все мугамеданскаго закона; их однородцы, верхние каракалпаки, сих нижних гораздо многолюднее и больше воровством, нежели хлебопашеством, промышляют, живут смежно с зюнгорцами и, как сказывают, поддались тогда под протекцию зюнгорскаго владельца<47>.

Прибавление*

Во описании Оренбургской комиссии показано, коим образом оная комиссия, по именному Ея Императорскаго Величества указу, состоявшемуся марта 15 числа 1744 году, губерниею учинена. Итак, счисляя с того времени, как поданной от обер-секретаря Кирилова, бывшаго потом статским советником и первым в той комиссии командиром, проэкт апробован, то есть маия с 1 числа 1734 году, под именем «экспедиции» и «комиссии» была она почти десять лет, из которых прошло под управлением помянутаго Кирилова три года, тайнаго советника Татищева – без мала два, генерал-лейтенанта князя Василья Урусова – с небольшим два, генерал-лейтенанта ж Соймонова – с полгода да под дирекциею тайнаго советника и кавалера Ивана Ивановича Неплюева, со определения его в ту комиссию главным командиром по то время, как губерния учинена, – с небольшим два года. По мнению моему впредь к сочинению и ко всегдашнему продолжению Оренбургской губернии правильнаго описания лучшаго средства не находится, как сие, чтоб на каждой год собрать и впредь содержать особыя краткие записки, означивая в них знатныя и достопамятныя приключения как по заграничной, так и по внутренней экспедициям. Такия ежегодныя записки не только ради любопытства служить должны, но и в самом правлении губернских дел немалую пользу принесть могут определяемым вновь в ту губернию командирам и служителям, потому что они им будут наставлением и всегдашним напоминанием, дабы в настоящих делах не возпоследовало каких ошибок и упущений. И так намерен я ныне оныя приключения означивать, разделяя их на двое – на заграничныя и внутренния – желая при том, чтоб и в других сей высокославной империи губерниях любопытные и отечеству своему действительную и вечно продолжающуюся пользу принесть, желающие чрез то побуждены были такия ж записки сочинять и сообщать напечатанием к всенародному знанию.

Оренбургской губернии
знатнейшия происхождения 1744 году

Тайный советник и кавалер Иван Иванович Неплюев, будучи определен Оренбургской губернии губернатором, по получении от Правительствующаго Сената о разных делах на все его письмянныя и словесныя представления полной и благосклонной резолюции, со всею бывшею при нем свитою отправился из Москвы в Оренбург марта 14 числа, но в пути застигла его такая распутица, что он 18 того месяца со многим затруднением едва в Арзамас прибыл. А хотя и желал далее путь свой продолжать да и выехал было оттуда действительно, но великое и ужасное разлитие вод принудило его паки в тот город возвратиться и ожидать тут слития вод. После чего 2 числа апреля выехал из Арзамаса 10 числа в Ставрополь в первое Оренбургской губернии место, а 26 числа того ж месяца в город Оренбург прибыл.
Путь его был Ставропольским уездом до Кичуйского фельдшанца, на Закамской линии имеющагося, а от онаго новую дорогою, от Оренбурга на Казань проложенною, нарочно для того, дабы по ней к поселению деревень назначенныя места самому ему осмотреть и по прибытии в Оренбург надлежащия к тому определения учинить. А по тракту от города Самары к Оренбургу для осмотра крепостей и тутошних жителей отправлен был от него, тайнаго советника, в Москве ж бывшей с ним асессор Рычков, по представлению котораго 8 числа маия о всей той линии в Оренбургской губернской канцелярии обстоятельное определение учинено. Затем знатнейшие сего году произхождения были следующия.

По заграничным делам

С киргис-кайсацкой стороны Абулхаир-хан Меньшей орды от наглых своих поступков, означенных в прежнем с Оренбургской комиссии описании, чрез все нынешнее лето не то только не удерживался, но еще их и умножал, негодуя притом на тайнаго советника, что сына его Ходжу Ахмет-салтана, в аманатах содержащагося, по его ханскому желанию побочным сыном Чингис-салтаном не сменил и подсылал от себя к помянутому сыну своему, чтоб он искал случая свободить себя побегом. Сверх того посланнаго из коллегии иностранных дел с грамотою к пришедшим в подданство нижним каракалпакам капитана Гладышева удержал у себя и, не отпустив его к ним по многом неспокойстве, возвратил в Оренбург, а посланцов каракалпацких, бывших у двора Ея Императорскаго Величества, и с помянутым Гладышевым в их отечество с особливою грамотою отпущенных, ограбил, и данную из государственной коллегии иностранных дел к народу их грамоту у них отнял. Да и весь тот новоподданной народ раззорил, возымев подозрение, якобы они, соединясь с российскими войсками, намерены против его воевать. Он же, Абулхаир-хан, астраханских купцов, кои из Астрахани отпущены были в Хиву и Бухарию для купечества с товарами и попутно к нему, хану, заехали, ограбил.
В сем же году взаимные киргис-кайсацкие с волскими калмыками ссоры и перелазы их чрез реку Яик особливо умножались, чего ради для удержания их ниже Яицкаго казачья городка употреблена была во все лето наисильнейшая осторожность, и наряжено было к тому городку по указу из Государственной коллегии иностранных дел волских калмык 1000 человек, при которых был Калмыцкаго ханства наместника брат его Доржа Раша, а для командирования оными и для всего тамошняго управления отправлен из Оренбурга подполковник Шумаев, коему по данной ему инструкции велено было все те перелазы с обеих сторон унимать, а когда будут силиться, то поступать с ними оруженною рукою, как со злодеями, после чего и дальних противностей там не было да и те командированные калмыки, будучи разположены на нижних яицких форпостах, в улусы свои в августе месяце самовольно уехали.
Помянутой Абулхаир-ханов сын Ходжа Ахмет-салтан со всеми бывшими при нем в аманатстве содержан был на Самарской линии в Сорочинской крепости, от котораго так, как и от отца его чрез все нынешнее лето весьма наглые ж поступки и разныя неистовства произходили. По возбуждению отцовскому покушался он разными образы искать себе способа к побегу, потом, отреша от себя лучших своих старшин и согласясь с некоторыми из бывших при нем подлых людей, хотел двух своих старшин казнить смертью, и того от тамошняго командира усильно требовал. Для прекращения оных его наглостей нарочно посылан был туда от тайнаго советника помянутой ассесор Рычков, чрез которую посылку салтан, оробев, едва успокоился, а затем 28 числа декабря сего ж году отправлен был в Москву.
Средней орды знатнейшей Барак-салтан хотя и счислялся с протчими тоя орды владельцами российским подданным, но у присяги никогда еще не бывал. А сего году о наследствии Его Императорскому Величеству благоверному и великому князю Петру Феодоровичу со многими своими улусами присягал. Однако, не уважая того по своим ордынским делам, сына своего к зюнгорскому владельцу в аманаты отдал. Тоя ж орды хан Абулмамет с протчими сей орды салтанами откочевал к Туркестану. Что хотя и значило оных владельцов колебание, но впротчем как они так и все тамошние киргисцы пребывали спокойно.
С зюнгорской стороны получены были от сибирскаго губернатора Сухарева вероятныя известия, что тамошней владелец Бициган Чаган, сын Галдан Черинов, по затейным отца его претензиям вознамерясь неприятельския нападения учинить на Колывано-Воскресенские заводы и на Верхиртышския крепости, в разных местах близ российских границ умножал свои войска и чинил угрожения, чего ради с сибирским губернатором к предосторожности в тамошних местах и к пресечению оных зюнгорских намерений сего году частое было сношение, и отправлены туда бывшие в команде реченнаго тайнаго советника три полка армейския – Олонецкой, Луцкой и Вологодской драгунские. А на место их в команду его, тайнаго советника, определены такие ж армейские полки Московской, Ревельской и Троицкой, также и донских казаков 1000 человек.
Сверх того прилагаемо было всевозможное старание, чтоб для учинения диверсии помянутому владельцу возбудить и подвигнуть на него войною киргизцов. И в том их движении для лучшаго успеху реченной тайной советник запотребно признал требовать бывшаго при статском советнике Кирилове и при тайном советнике Татищеве брегадира Тевкелева, уповая, что он по искусству своему и по единоверству с киргис-кайсацкими владельцами и старшинами сие произвесть может способнее, о чем от него, тайнаго советника, и доношения в Правительствующий Сенат и в Государственную коллегию иностранных дел от 13 октября сего году посланы.

По внутренним делам

По состоявшемуся в Правительствующем Сенате 8 числа марта сего году на представление тайнаго советника указу, находившиеся на поселении в Татищевой и в Чернореченской крепостях и в Нежинской слободе (от Оренбурга в 18 верстах) черкасы, за неспособностию их в здешних пограничных местах казачью службу отправлять и за невозможностию, чтоб им быть на своем содержании, и что на обселение их немалой казенной кошт употребляется безплодно, всего мужскаго и женскаго полу 986 душ, отпущены по прежнему в Малую Россию, и жившим в Разсыпной крепости черкасам же по их прошению от губернской канцелярии позволено перейтить и поселиться на реке Кинеле особою слободою, куда они и перешли, а в ту крепость, по учиненному в оной же канцелярии маия 10 числа определению, определен гарнизон: рота драгунская да полроты пехотной из ландмилицких полков.
Указом же из Правительствующаго Сената от 18 апреля по представлению коллегии иностранных дел велено Ставропольской крепости и тамошним крещеным калмыкам быть в точном ведомстве Оренбургской губернии, а оная коллегия от тех калмыцких дел отреклась. Вследствие сего 20 маия учинено о том в Оренбургской губернской канцелярии определение.
Сего ж лета прибыл в Ставрополь для крещения калмыцкой владелец Чидан Дербетов и привел с собою туда калмык 141 кибитку<1>, в них мужскаго и женскаго полу 643 души. Оной владелец с детьми его взят был в Оренбург, где он и дети его 21 сентября крещены, протчие ж крещены в Ставрополе.
В первых числах ноября на все тамошния дела учинено в Оренбургской канцелярии генеральное определение с штатом и отправлено в Правительствующий Сенат при доношении от 8 числа ноября, что и апробовано.
Сего ж лета живших в казанских пригородах в Старошешминском, в Ерыклинском и в крепостях Закамской линии служивых людей, коими комплетуются Шешминской и Сергиевской ландмилицкие драгунские полки, разсуждено переводить и селить в здешней губернии особыми слободами, о чем 23 маия и 30 октября в губернской канцелярии определения учинены.
По назначенной же на Казань чрез Кичуйской фельдшанец большой дороге населились деревни переведением туда найденных в Уфинской провинции разных уездов сходцев из татар и других иноверцов.
От Оренбурга ж в разстоянии 18 верст по силе указу Ея Императорскаго Величества, состоявшегося в Правительствующем Сенате 13 марта сего году, застроена торговых татар слобода, называемая Каргалинская<2>.
Внутрь Башкирии началось строение горных заводов дозволением синбирскому купцу Ивану Твердышеву перваго меднаго Воскресенскаго завода<3>.
Сего ж лета начато старание и к тому, чтоб азиатских купцов из Орской крепости в Оренбург к торгу приохочивать, а с сибирской стороны Исетьской провинции в Чилябинской крепости на 25 число декабря в пользу купечества и для умножения казенных доходов учреждена ярманка.
О содержании губернском до будущаго усмотрения учинен штат, которой от 20 числа ноября отправлен в Правительствующий Сенат для апробации, которая на то и возпоследовала.
В Уфинской провинции по произшедшим на бывшаго там вице-губернатора бригадира Аксакова, той же провинции от асессора Мертваго и от секретаря Зубова, также и от помянутаго вице-губернатора на их, Мертваго и Зубова, доношениям, была следственная комиссия, к которой сначала определен был употребленной в той провинции к воеводской должности полковник Люткин, а потом, за показанными от онаго брегадира на него, Люткина, подозрениями, к той же следственной комиссии отправлен был туда из Оренбурга генерал-маиор Штокман. Но со всем тем дело сие в Уфе окончено быть не могло. Бригадир Аксаков отправлен в Москву, где при дворе Ея Императорскаго Величества следствие продолжалось.
Потом тайный советник, поруча в Оренбурге команду помянутому генерал-маиору Штокману, 6 числа декабря отправился в Уфу, взяв с собою асессора Рычкова, с тем намерением, чтоб о своей оной провинции разсмотрение и против прежняго с лутчим основанием разпорядки учинить, о чем от него в следующем 1745 году Правительствующему Сенату разныя представления учинены.
Торг и мена с азиатскими купцами был сего году в Орской крепости.

Знатнейшия происхождения 1745 года

По заграничным делам

Из Меньшой киргис-кайсацкой орды чрез прибывшаго от Абулхаир-хана киргизца Кутырь-батыря получено известие, что бывшие под персидским владением трухменцы, собравшись, пошли под Хиву с тем намерением, дабы им ею овладеть, почему хивинцы присылали к помянутому хану посланцов своих с таким объявлением, яко город Хива и другия тамошния места изстари принадлежат больше к киргис-кайсакам, и просили от него, хана, противу тех трухменцов обороны и защищения, и якобы он, хан, по той их прозьбе всем своим киргизцам отдал приказ, чтоб к весне все держали хороших лошадей в готовности, имея намерение идти на трухменцов войною. Но понеже то его ханское намерение с интересом Ея Императорскаго Величества, а паче по тогдашним зюнгорским и персидским обстоятельствам признавалось несходно, того ради от тайнаго советника по прибытии его из Уфы чрез оного же Кутырь-батыря хан увещеваем был, да и писано к нему, что ему, как подданному, на такия дела без воли и повеления Ея Императорскаго Величества поступать не надлежит. И хотя он, хан, от сего подвижения удержался да и те трухменцы, как после оказалось, на Хиву никакого знатнаго предприятия не учинили, но чрез бывшаго у него, хана, оренбургскаго казака Найденова получены были известия, что он за неперемену сына его Ходжи Ахмет-салтана по желанию его другим побочным его сыном Чингисом по великой своей взмерчивости разныя непристойныя слова произносил, и угрозы употреблял, и онаго Найденова отпустил к тайному советнику, не дав ему никакого от себя письма, но токмо одну печать на белой бумаге, сказав, якобы у него писаря нет, и писать некому. Он же, хан, народ на разныя противности возбуждал. Однако ж помянутой Найденов засвидетельствовал, что при всем том ханском сумозбродстве от народа не только никаких противностей он не видал, но еще и все казались ему благосклонными и, почитая те его, ханския, поступки ни за что, говорили ему, Найденову, что без их народной воли ни худа ни добра последовать не может. По оным обстоятельствам и по тогдашней с ним, ханом, и с протчими киргис-кайсацкими владельцами корреспонденции тайный советник в коллегию иностранных дел от 23 апреля послал доношение и просил, по прежним его представлениям, о скорейшем отправлении бригадира Тевкелева, яко способнаго к тому человека, и оному хану не токмо знаемаго, но и другом почитаемаго, дабы чрез него того хана обуздать, объявя, что он, Тевкелев, при сих обстоятельствах в Оренбурге или в Оренбургской крепости с пользою употребляем быть может.
Со всем тем как он, хан, ни безпутствовал, однако ж по посланному к нему от тайнаго советника присяжному листу о наследствии Его Императорскому Высочеству благоверному государю великому князю Петру Феодоровичу он, хан, присягу верности учинил, и из взятых киргисцами в марте месяце сего году из под Гурьева городка кочующих там 26 человек калмык да из черкас, взятых с Илеку в 1743 году однаго мужика да женку выслал, за которою высылкою в киргизских руках оставалось тогда еще человек с десять, о коих разсуждено, что некоторые из них померли, а другие в даль запроданы, потому что киргисцы их у себя более не сказывали да и посылаемые туда из Оренбурга не усматривали.
В нынешнее ж лето присылали к нему, хану, хивинцы особых от себя посланцов, требуя от него на ханство себе большаго его сына Нуралея-салтана. Но он, хан, присланные о том от хивинцов письма прислал к тайному советнику и требовал на то совету. Но понеже сие хивинское, как и предозначенное их требование по тогдашним обстоятельствам для разных резонов с интересом Ея Императорскаго Величества за сходное не признавалось, того ради хан от онаго всячески отвращаем был. А хотя помянутой его сын и намерен был ехать туда по призыву и по письмам персидскаго Надыра-шаха сына к нему, Нуралею, с приласканием писанных, но жена его, Нуралеева, на которой он в бытность свою в Хиве женился, прислала к нему письмо, уведомляя его, что шахов сын призывает его в Хиву и к себе для погубления и для того б он не ездил, по чему он, Нуралей, от той езды и удержался.
Сего ж лета в сентябре месяце партия волских калмык, переплывши реку Яик, воровски угнали от киргис-кайсаков с тысячу лошадей, на которых воров командированная за ними яицких казаков партия напав, имела с ними сражение, при котором из тех воров побито десять человек да два человека поиманы, а из угнанных лошадей отбили девятьсот одиннадцать (в том числе яицких казачьих сто семдесят лошадей), из коих угнанные от киргисцов все отданы были киргисцам обратно. А понеже от имевшихся у киргизских и у калмыцких владельцов чрез своих людей взаимных пересылок и переписок разныя вредности чинились, того ради по сношению с астраханским губернатором определено отныне такую между ими безполезную, но еще и вредную коммуникацию вовсе пересечь, что и самым делом наблюдать начато.
Средней киргис-кайсацкой орды Абулмамет-хан, о котором в прошедшем годе означено, что из той орды откочевал в Туркестан, сего лета паки оттуда в орду выезжал и по прибытии своем в орду прислал письмо в Оренбург к тайному советнику, объявляя, что он в Туркестан ездил по закону своему для богомолия, а ныне, в улусы свои возвратясь, желает повеления Ея Императорскаго Величества исполнять. Однако под осень паки туда отъехал, оставя в орде сына своего Булат-салтана, которой с имеющимися при нем старшинами о наследствии Его Императорскому Высочеству всероссийскаго престола и присягу публично учинил. Токмо присяжной лист не возвратил, но по окрестностям казалось то не от чего иного, как от одного незнания здешних обыкностей.
Тоя ж орды Барак-салтан по учинении той же присяги отправил от себя ко двору Ея Императорскаго Величества посланцом брата своего двоюроднаго Искендер-салтана с тремя человеками, послав с ними на имя Его Императорскаго Высочества письмо поздравительное к наследствию всероссийской империи.
Из оной же орды приезжал в Оренбург Джанбек-тархан, которой между протчаго просил у тайнаго советника позволения, чтоб ему, собравшись с киргисцами, итти войною на зюнгорцев, в чем ему ныне для разных резонов отсоветовано, а дан ему указ по его желанию ко отысканию в Большой киргизской орде российских товаров, которые в 1737 году из отправленнаго из Орской крепости в Ташкент каравана киргис-кайсаками тоя орды ограблены.
О зюнгорцах посыланной в Среднюю орду к Барак-салтану переводчик Уразлин сего ж лета привез достоверное известие, что тамошней владелец к российской стороне подлинно противное и неприятельское намерение имел, и из разных мест собирал свои войска, желая сей осенью начать неприятельския действия, а сарты свои вознамерился препроводить чрез горы новопроложенною от него дорогою в тангуцкую<4> сторону, и что из войск его находились от Ямышевской крепости в шести днях пять тысяч да еще в двух местах в том же разстоянии от российских границ – шестнадцать тысяч. Он же, калмыцкой владелец, помянутаго Барак-салтана всячески тщался уласкивать и, отпущая к нему из своего владения провизию, тем и другими образы лаская, требовал от него людей, но Барак в том ему отказал и посланцов его отправил ни с чем. Ровномерно и с сибирской стороны от сибирскаго губернатора и от других, на тамошней границе находившихся командиров, получаемы были известия, что помянутой владелец по обеим сторонам реки Иртыша около шести тысяч войска своего имел под командою однаго своего племянника и искал случая, чтоб на Каменогорскую крепость или на Колывано-Воскресенские заводы<5> нападение учинить и оные б разорить да и действительно один рудник, близ помянутых заводов имевшейся, от калмык его сожжен и разорен. Но понеже ходжанский владелец Абдулкерим-бек, которой со оным владельцом издавна во всегдашней почти войне находился и разные выигрыши над ним имел, под сей случай тщился сильное на него нападение учинить и ожидал токмо сего, когда у него с Россиею дойдет до прямой войны, того ради оной владелец, опасаясь того бека, от явных неприятельских действ удерживался. Потом все те его замыслы смертию его пересеклись, ибо в конце сего году получено было известие, что оной зюнгорской владелец Галдан Черин умер.
По вышеписанным обстоятельствам тайный советник в посланных в Государственную коллегию иностранных дел доношениях двоекратно, а именно от 25 октября и от 29 ноября просил о позволении приехать ему в Санктпетербург для изустнаго о всем донесения, токмо резолюции на то не последовало.

По внутренним делам

К прибытию тайнаго советника Неплюева в Уфу, о которой езде упомянуто при конце 1744 году, созваны были туда от тамошней провинциальной канцелярии все башкирские, мещеряцкие и протчие старшины, которым от него в присутствии воеводы и асессоров о должностях их и о всяком между ими порядке разныя изъяснения учинены, а какия они с своей стороны имеют нужды, о том им приказано было представлять, о чем от них в ту его, тайнаго советника, на Уфе бытность словесно и письменно представляемо было, которыя их представления и прошения яко же и взнесенныя к нему от Уфинской провинциальной канцелярии о прежних и настоящих порядках ведомости, разсматривая о всем том, что он, тайный советник, с помянутыми старшинами говорил и они ему доносили, в Правительствующий Сенат от 19 числа генваря записку послал и чему как быть, мнение свое приложил; а таковую ж записку дал в Уфимскую провинциальную канцелярию при указе со определением, чтоб оныя старшины о должностях их снабдены были из той провинциальной канцелярии указами на том основании, как им от него, тайнаго советника, было говорено.
Между оными учреждениями главнейшее: 1) Порядок к наряду башкирцов и мещеряков на службу, а тептерей и бобылей к городовым строениям в Оренбург и в протчия на линии имеющияся крепости по дворовому их числу, а именно: с 1431 тарханских дворов – 286, с 8395 башкирских дворов – 1049, от мещеряков с 1531 двора – 191, всего на службу тарханов, башкирцов и мещеряков – 1469 человек, тептерей и бобылей с 5655 дворов за выключением абызов их и пономарей – 707 человек. Оное число каждое лето ординарно наряжать было положено, но по чрезвычайным нуждам и более. 2) Штат, на каком основании тамошней провинциальной канцелярии с подчиненными ей местами быть, и разсмотрение о тамошних казенных доходах, до немалой суммы умножившихся, о чем о всем от него, тайнаго советника, в Правительствующий Сенат от 15 февраля к разсмотрению донесено.
Сего ж лета присланы в Оренбургскую губернию для поселения кундровские татара с их мурзами, которые прежде того около Астрахани жительствовали, но тогда, по представлению в Правительствующий Сенат и коллегию иностранных дел, за разными подозрительствами отлучить их оттуда разсуждено и велено указом из Правительствующего Сената от 4 числа декабря прошлаго 1744 году к поселению их назначить способное место по сношению с казанским губернатором, которое им и назначено на Сакмаре реке, от Озерной крепости, на Яике имеющейся, 11 верст, и о том их поселении сего ж году марта 15 дня основательное определение учинено.
Торг и мена с киргис-кайсаками и с другими азиатскими народами происходил сего лета в Орской крепости и в Оренбурге.

Знатнейшия происхождения 1746 году

По заграничным делам

Абулхаир-хановы наглыя поступки за неперемену сына его причинили еще многия затруднения, ибо он за то не только на тайнаго советника злобу свою продолжал, но в улусах киргис-кайсацких разглашал, якобы идет на них российское войско, советуя киргизцам, чтоб они все вдаль откочевали. Но старшины его, ведая, по каким причинам он так поступает и разглашает, ничего по воле его не делали и, насмехаясь, ему в глаза говорили, чтоб он сам, хан, куда хочет, бежал, а им бежать не от кого и не куда. Он же, хан, от тайнаго советника сего лета неоднократно требовал и сего, чтоб по письмам его из приежжающих в Оренбург и из присылаемых от него киргисцов удерживать. Но понеже примечено было, что он сего требовал в тот вид, дабы ему такими удержаниями киргисцов над некоторыми родами усилиться, а другим тем самим возбудить на противности, истолковав, что с ними в Оренбурге, как с злодеями поступается, и протчая. Того ради в том от тайнаго советника всегда ему, хану, отговорки чинены со изъяснением, для каких резонов по здешнему разсуждению такия задержки чинить не сходственно, но он, не уважая всех тех резонов с великою неумеренностию онаго удержания, а по их имянованию барайты, требовал, нарекая тайнаго советника, что он по представлениям его ничего не делает и ко двору Ея Императорскаго Величества о прозьбах его не доносит, а между тем народ к противностям, как выше означено, возбуждал.
По таким его, ханским, поступкам для успокоения его и для воздержания всего народа в спокойстве в августе месяце сего году отправлен был к нему отставной переводчик Араслан Бекметев, потому что он, Араслан, издавна ему, хану, был знаем и приятен, чем он с начала приезду его к нему казался несколько спокойнее.
Но понеже в феврале месяце сего году киргис-кайсаки Меньшой орды, будучи в прошлом годе огорчены волскими калмыками отгоном у них лошадей, а притом, зная, что им для отмщения тем калмыкам чрез реку Яик для учрежденных по ней форпостов проехать невозможно, нашли себе новую дорогу, а прошли они ниже Гурьева города льдом по морю, и на бывших при Волге около Краснаго Яру калмык, от города в верстах в двух учинили нечаянное нападение и около семисот человек мужскаго и женскаго полу в плен захватили, а более пятидесяти человек насмерть побили. В том числе захватили они двух малолетных русских и немалое число крещеных калмык и калмычек, також лошадей, скота и проч. от красногорских русских жителей. Сего ради по данной помянутому переводчику инструкции, будучи у хана и о той киргис-кайсацкой противной поступке ему и старшинам велено было представлять и возвращения оных людей требовать и всячески о том домогаться. По сему киргисцы в августе месяце и начали было оных для обратной отдачи и собирать, и собрали в разных улусах от тридцати до сорока человек, но хан по своей запальчивости сколько ни дружен был прежде со оным переводчиком, нечаянно вдруг на него, Араслана, столько озлился, что тех собранных калмык паки киргисцам отдал, а его, Араслана, и всех бывших при нем людей разсадил в разныя кибитки и дней с двенатцать содержал их под караулом, чиня многия угрожения да и народ всячески страшил и склонял удалиться от российских границ, но видя, что его никто не слушает, паче ему ругаются, наконец стал быть потише, а из тех пленных калмык при близком от Яика реки кочевании многие побегом спаслись, однако ж онаго переводчика чрез весь нынешней год удержал он, хан, при себе.
Помянутой его, ханской, сын Ходжа Ахмет-салтан в марте месяце отправлен был из Санктпетербурга в Казань, куда он прибыл в последних числах маия и содержан чрез весь нынешней год в Казане да и жена его, в Оренбурге находившаяся, по требованию его туда ж была отправлена.

По внутренним делам

С начала сего году тайный советник старался о приведении в надлежащей порядок оренбургских таможенных дел, и о всем том, что к пользе оренбургской коммерции по нынешнему ея состоянию запотребно призналось, сочинено генеральное определение, состоящее из пятидесят шести пунктов, и особой тариф с расценкою на все товары, чтоб впредь таможенным управителям самим, не разценивая товаров, но токмо по оному тарифу пошлины брать, и то все от 4 марта отправлено в Правительствующий Сенат на разсмотрение. К сочинению онаго учреждения употреблен был ассесор Рычков, о чем от него, тайнаго советника, и в посланном на то доношении представлено.
Тогда ж имелось разсуждение о добывании илецкой соли и о построении на том месте, где она родится, от Оренбурга в степь за реку Яик 62 версты, крепостцы, и чтоб с платежом в казну указной цены, вывоз оныя позволить чрез Оренбург во все внутренние города, как для всенародной, так и для оренбургской особливой пользы, о чем Правительствующему Сенату от 4 ж марта представление учинено.
По учинении сего отправился тайной советник марта 11 числа из Оренбурга в Ставрополь для основания и утверждения между тамошними крещеными калмыками порядков, по представлению его Правительствующим Сенатом апробованных, и для других тамошних учреждений, взяв с собою ассесора Рычкова, куда прибыл он 16 числа того ж месяца. Что ж он в бытность свою в Ставрополе к пользе и благосостоянию сего места и оных святым крещением новопросвещенных калмыков запотребно признал и определил, о том 17 апреля Правительствующему Сенату донес, а 27 апреля ж по новопроложенной на Кичуйской фельдшанец Большой Московской дороге возвратился в Оренбург.
В прочем между произхождениями сего году не безпрелично означить и сие, что с начала весны заложена в городе Оренбурге каменная соборная церковь во имя Преображения Господня. На 20 число июля приехал чрез Уфу преосвященный Лука, епископ Казанской и Свияжской, и быв в Оренбурге семь дней, отправился в Яицкой казачей городок, оттуда ж чрез Самару и Синбирск возвратился в Казань.
Торг у русских купцов с азиатскими народами сего лета произходил единственно в Оренбурге, а в Орской крепости онаго уже не было.

Знатнейшия происхождения 1747 году

По заграничным делам

Абулхаир-хан и сего году причинял затруднений не меньше прошлогодскаго, ибо не только в собрании пленных калмык, о коих в прошедшем годе упомянуто, разныя помешательства делал, но и народ свой подвигнул к новому на волских калмык нападению. Но понеже о том заранее было уведано, то из войска яицких казаков заблаговременно наряжено сперва 1350 человек, а потом еще прибавлено до толикаго ж числа, что всех онаго войска командированных было до 2000 человек. Оные были разположены в потребных местах от Яицкаго городка вниз по реке Яику до Гурьева партиями. Туда ж для наибольшей осторожности и для перехвату киргиских воровских партий отправлен был из Оренбурга полковник Пальчиков с достаточною инструкциею, коему не только командированные яицкие казаки в команду были поручены, но и яицкому войсковому атаману со всем тамошним войском по его, Пальчикова, ордерам поступать было велено.
Киргисцы, уведав, что по Яику реке для удержания их от перехода чрез ту реку сильныя партии разположены, отважились паки итти по новоизысканной ими дороге и 28 числа генваря одна их партия действительно прошла ниже Гурьева городка льдом по взморью<6>.
По получении той ведомости и по осмотре их шляху<7> походной атаман Сумкин сделал учреждение, чтоб их перенять тогда, когда они назад будут возвращаться, а между тем в калмыцкие улусы сообщил, дабы от тех воров везде имели осторожность. Сего для киргисцы в тех местах, где калмык надеялись найтить, никого не нашли и без всякой своей добычи за Яик возвращаться принуждены были. Может быть, что для близости к своим улусам, или для того, что на взморье от теплых погод воды умножились и по льду ехать было нельзя, или опасались, что яицкие казаки, узнав их первую дорогу, их стерегут, того ради вознамерились они перебраться чрез оную реку, к которой 15 февраля и прибыли, и зачали было переежжать чрез оную от форпоста верстах в десяти под урочищем, Зеленой Колок называемым, но казаки яицкие, бывшие на оном форпосте, усмотря их, киргисцов, и собравшись, сколько можно людняе, немедленно вступили с ними в сражение, которое продолжалось с вечера до полуночи, причем киргисцов побили они насмерть до 50 человек, а однаго старшину Жултая Сапулатова взяли в полон, сверх того до 102 лошадей в добычу получили. Но понеже киргисцов гораздо было людняе, а с других форпостов казакам успешать было не можно, то оставшие воры в ту ж ночь с превеликим трудом и потопив немалое число людей и лошадей (ибо при переходе их чрез реку лед обломился) перешли чрез Яик и ушли в свои улусы.
Означенной поиманной старшина с Яику отправлен был в Ставрополь, где, сидя под караулом, помер. В допросе ж показал, что он зегалбалдинскаго роду, ведомства Серки-батыря, всех киргисцов было до 600 человек, а главной при них был Кирдеринской волости старшина Девлетбай, сбирались и пошли они на калмык по приказу Абулхаир-ханову.
Хотя Абулхаир-хан упомянутаго в прешедшем годе переводчика Араслана Бекметева от себя и отпустил, которой с находившимися при нем людьми 29 числа июля в Оренбург и прибыл и привез с собою отданных ему от хана двух калмык из захваченных в прешедшем годе под Красным Яром, между которыми был один владельческой сын, коего он, хан, по злобе в махометанской закон обрезывал, а сестру ево удержал при себе в наложницах, однако и по отпуске ево, Араслана, разныя наглости чинил и искал для себя персидской протекции.
Сего ж лета прислан был из Астрахани по указу из коллегии иностранных дел хивинской посол мулла Аджи Мухамет со всею его свитою для отпуску его в Хиву, куда он 15 июня и отбыл, изобрав себе в провожатые киргисцов.
В октябре месяце прибыл в Оренбург бригадир Тевкелев. По данной ему из Государственной коллегии иностранных дел особой инструкции велено ему тайнаго советника примирить с Абулхаир-ханом. Хана успокоить, учинить перемену сыну его Ходже Ахмет-салтану другим, от настоящия его ханши рожденным сыном, и плененных киргис-кайсаками волских калмык и других, какие в киргис-кайсацкой орде из подданных российских есть, возвратить. По прибытию онаго бригадира<8> в Оренбург тайный советник имел с ним о тех делах общей совет, в котором положено, чтоб в предбудущую весну видеться ему, бригадиру, с ханом в Орской крепости, куда он, хан, как то в предбудущем годе упомянется, и приезжал.

По внутренним делам

Между всеми сего году приключениями важнейшим почитается бывшее в Уфинской провинции от тептерей и бобылей замешательство. Под именем тептерей и бобылей в Уфинской провинции разумеются разные иноверцы, а именно татара, чуваши, мордва и вотяки<9>, которые из разных уездов, прежде и после подушной переписи, бежав в Башкирь, немалыми деревнями поселились на башкирских землях, платя за них и за всякия угодья башкирцам оброки, а в казну почти ничего с них не приходило, отчего так их в Башкирии умножилось, что башкирцы не только весь положенной на них ясашный оклад с тех, на их землях поселившихся людей, собирали, но и сверх того немалыя прибыли от них получали и почти за своих крестьян их почитали.
И понеже из находящихся в разных уездах таких же иноверцов для избежания податей и рекрутских наборов год от года побеги продолжались, отчего в тех уездах при ревизии сделалась немалая убыль, а те беглецы по большой части уходили в Башкирь, того ради принята резолюция, чтоб всех в Уфинской провинции находящихся иноверцов учрежденною ревизиею переписать, а между тем, по присланному из Правительствующаго Сената в 1745 году от 21 июня указу велено было в Оренбурге иметь разсуждение о положении их в подушной оклад, или в такой платеж, которой бы был не меньше подушнаго, чтобы тем иноверские побеги из других уездов в Башкирию вовсе пресечь. И потому представлено, дабы всех их обложить ясаком по осмидесят копеек с души, а вместо рекрутских поборов, которых с них чинить не разсуждено, наряжать бы из них в Оренбург и в протчия новыя крепости на работу к городовым строениям с двороваго их числа так, как тайнаго советника в прошлом году положено было – с 5 дворов по человеку, которое представление указом Ея Императорскаго Величества из Правительствующаго Сената и апробовано, и оной осмигривенной<10> ясак с начала сего году действительно собирать повелено. По переписи ж оных тептерей и бобылей явилось мужескаго полу 28637 душ и так против прежде бывшей им описи оказалось излишних 17343 души.
И хотя по публиковании об оном платеже указов с начала замешательства между ими не усматривалось, но как оной ясак стали от них требовать, то во многих местах начали от того отрицаться, признавая, якобы сей новой збор чинится без указу, по одним определениям здешних командиров, которых возмутители называли прибыльщиками, и потому возбуждали народ, чтоб послать ко Двору с прошением и с старинными своими указами выборных своих людей, а между тем бы онаго ясака никому не платить. Буде же станут усильно с них требовать, то б противиться и всем быть за одно. Сему делу главным зачинщиком и на всех бывших у них на Осинской дороге зборищах предводителем был черемисянин Нурка Борисов, которой и к челобитью у двора [Ея Императорскаго Величества] представил себя за всех старателем и ходатаем, чего ради и подможные<11> деньги со всего народу взял.
По получении о том их умысле в Оренбурге известия, для скорейшаго прекращения оных замешательств, а наипаче чтоб и башкирцов не допустить к тем бездельникам в сообщение, яко они и их разными внушениями в согласие свое привлекали, содержан был воинской совет. И потому для приведения и в послушание и для подкрепления пребывающих в крепости разсуждено генерал-маиору фон Штокману с командою следовать в Уфу, с которым отправлено регулярной команды из армейских драгунских полков 1514, да нерегулярных – 214 человек, а к тому нерегулярных в Уфинской провинции еще собрать велено, сколько нужда будет требовать, и определено было во первых тех противников увещевать, дабы они, оставя противные умыслы и зборищи, должность свою исполняли, а ежели чрез добрыя средства успеху не будет, то поступать с ними оружием по воинским регулам. А на Осинскую дорогу в те места, где оныя противническия зборища произходили, отправлен был наперед с нерегулярною командою секунд-маиор Кублицкой.
По отправлении помянутаго генерал-маиора в Уфу с означенною командою еще за особливую нужность признано и сие, чтоб при тогдашних строгих обстоятельствах в Уфинской провинциальной канцелярии иметь особливаго и такого человека, которой бы в таковых делах и случаях и в штатских делах экспериенцию<12> имел, и тамошнему воеводе полковнику Люткину во всех советах и диспозициях добрым помощником был. А на Осинскую дорогу послать из Оренбурга особливаго штаб-офицера, куда и отправлен был присутствовавший в губернской канцелярии маиор Исаков, а к полковнику Люткину при тех делах в товарищи послан асессор Рычков.
По прибытии их, Исакова и Рычкова, разсуждая о тех делах с полковником Люткиным и с подполковником Таптыковым, учинили они общее определение на таком основании, чтоб оныя дела вести сперва отнюдь не употребляя строгости и кровопролития. И потому по Уфинской провинциальной канцелярии ко всем тептерским и бобыльским старшинам посланы были от них указы со изтолкованием, для каких резонов и по какому указу тот ясак на них наложен, со увольнением их не только от всяких других податей, но и от рекрутских наборов, и сколь безразсудно и продерзостно некоторые из них в платеже того ясака возпротивиться отважились, и тем его превосходительство тайнаго советника, кавалера и Оренбургской губернии губернатора принудили для приведения их к надлежащей должности отправить из Оренбурга с немалою воинскою командою генерал-маиора фон Штокмана, по прибытии котораго в Уфу оныя команды еще приумножить велено, но совсем тем его превосходительство, разсуждая, что оныя между ими произшедшия противности и продерзости произошли более от невежества и глупости, сожалея о погибели сих людей, до вступления онаго генерал-маиора с командою в их жительства, отправил от себя наперед помянутых в Оренбургской губернской канцелярии присутствующих маиора и асессора, приказав им имянно, чтоб по прибытии своем в Уфу тех старшин, которые, исполня свою должность, новоположенной ясак безспорно заплатили, от своего лица похвалить и милостию Ея Императорскаго Величества обнадежить, а которые по невежеству своему дерзнули в том платеже воспротивиться, тем объявить, чтоб от публикования оных указов конечно в месяц весь тот ясак в Уфу прислали и действительно б в казну заплатили, а ежели из-за сего последняго им объявления того платежа сполна не учинят, то они погибели своей сами будут притчиною, и от наряженных противу их команд поступлено будет с ними, как со злодеями без всякаго их помилования.
Оные указы такое действо имели, что во всех волостях, которыя от платежа онаго ясака отговаривались, а между тем смотрели, какой успех будет у тех, кои действительно воспротивились тот ясак збирать, и в Уфу привозить начали, и к прибытию генерал-маиора с командою в Уфу уже оставалось с немногих волостей и небольшое уже число да и о том в Уфинскую провинциальную канцелярию получаемы были репорты, что збирают и вскоре ко отдаче привезут.
Но между тем отправленной на Осинскую дорогу при первом уведомлении о тех замешательствах секунд-маиор Кублицкой репортовал, якобы он с командою своею вступя на Осинскую дорогу, уведал в одной черемишской деревне вооруженных противников с 400 человек и посылал к ним трижды, дабы разошлись, но они, того не послушав, ответствовали, что не пойдут и готовы все умереть. И как он, Кублицкой, к тому их зборищу ближе приступил, то они побежали и будто б из ружей палить стали, но вреда более не сделали, как токмо одну лошадь убили. Что видя, Кублицкой приказал команде своей их ловить, и поимал из них человек со сто, протчие ж побежали в луга за реку Танып, при котором их побеге побито и затоплено из них в помянутой реке человек до семидесят. Того ради, наблюдая содержание означеннаго определения, еще до прибытия в Уфу реченнаго генерал-маиора послан был туда премиер-маиор Исаков, которому велено, будучи там, поступать на основании вышеозначеннаго общаго определения с наикрепчайшим подтверждением, чтоб без крайней нужды и без явных противностей никакой строгости не употреблять и кровопролития не чинить, а секунд-маиору Кублицкому велено поступать по его, Исакова, ордерам.
Что до помянутаго генерал-маиора принадлежит, то еще прежде прибытия его в Уфу от тайнаго советника присланным ордером велено ему было все прежде учиненныя в Уфе на те дела определения разсмотреть и разпоряжения учинить, какия по обстоятельствам за сходнее им признаются. Но он по разсмотрении их никакой в том отмены не учиня, остался на тех же прежде определенных основаниях. Да и в указе Ея Императорскаго Величества из Правительствующаго Сената от 14 дня августа к прекращению оных замешательств сходная тому ж резолюция последовала с подтверждением, чтоб изыскивать такия меры и средства, дабы сие дело без кровопролития окончено быть могло, и онаго генерал-маиора в Оренбург возвратить повелено. Посылка ж в Уфу помянутых губернской канцелярии членов оным указом хотя и апробована была, но еще до получения того указу асессор Рычков по ордеру тайнаго советника, за случившеюся ему, тайному советнику, болезнию, отозван был в Оренбург, а маиор Исаков, побыв несколько времени на Осинской дороге, командирован был к другим делам. Между тем уже тот новоположенной ясак на первую сего года половину во всех жительствах собрали и в казну действительно заплатили. О зачинщиках же и предводителях оных противностей по произведении надлежащих следствий тайный советник Правительствующему Сенату от 10 октября представление учинил со мнением, чтоб пущих, наказав кнутом, сослать в Рогервик в вечную работу, а других по таком же наказании употребить в работу на урочные годы, а протчих, высекши кнутом, отдать старшинам на руки, что по получении на то апробации и исполнено. Верным же старшинам, кои к прекращению оных противностей употреблялись, учинены награждения, а именно: мещеряцким – Янышу Абдулину, Салеху Муслюмову, Аиту Чилтину; башкирским – Ахмер Асанову, Якупу Чинлурзину, отставному Шарыпу Мрякову, Бакею Апачеву, Азягулу Авшееву даны сабли да двум – Заисану Юсупову, сотнику Ибрашу Кутуеву – по сукну на платье.
Сего ж году 23 числа сентября на поселенных на Сакмаре реке кундровских татар, о которых в 1745 году упомянуто, бежало в киргис-кайсацкую орду лутчих и пожиточных 25 семей, в них мужескаго и женскаго полу 138 душ, в том числе возрастных 50 человек, побрав с собою все свои пожитки и лошадей, один токмо скот оставили. И хотя в погоню за ними командирована была партия из нерегулярных людей под командою атамана Могутова, которая их и в виду уже имела, но за присталью лошадей догнать и никого из них поимать не могла.
Хотя на посланной в прошлом 1746 году в Правительствующий Сенат к разсмотрению таможенной устав и тариф апробации еще и не было получено, однако ж для лучшаго ж тех дел исправления, выписав то, что на прежних основаниях поставлено, в таможню к исполнению при указе сообщено, о чем в Правительствующий Сенат от 10 октября донесено, и тариф против прежняго с пополнением послан.

Знатнейшия произхождения 1748 году*

По заграничным делам

Посыланной от господина тайнаго советника Неплюева и от бригадира Тевкелева к Абулхаир-хану сакмарской казак Мансур возвратился февраля 3 числа в Оренбург и привез от хана письмо, по которому он казался и ныне таков же, каков в прошедших годах был, и по своим видам требовал, чтоб торгу быть в Орской крепости, однакож для свидания с помянутым бригадиром в ту крепость приехать обещал. Между тем по объявлению онаго казака збирался хан с людьми своими иттить да и ходил для раззорения каракалпак.
В половине маия месяца бригадир Тевкелев отправился из Оренбурга в Орскую крепость, взяв с собою привезеннаго из Казани ханскаго сына Ходжу Ахмет-салтана с тем, чтоб тамо, увидевшись с ханом, онаго салтана другим сменить, и в протчем, по данной ему инструкции исполнение учинить.
Хан прибыл туда 27 июня с двумя своими сыновьями Нуралеем и Айчюваком<13>, из которых Нуралей между всеми ево детьми старшей. По условию с ним, бригадиром, на смену Ходже Ахмет-салтану оставил он Айчувак-салтана аманатом, которой между рожденными от настоящей ево жены Пупай-ханшы<14> по старшинству из живых тогда детей был четвертой. За тою сменою оным бригадиром поставлено было с ним, ханом, следующее: 1) Чтоб русских пленников, скот и пожитки забрав, привести в Оренбург немедленно. 2) Хан дал письменное обязательство, чтоб впредь киргисцам никаких продерзостей не чинить. 3) Знатным старшинам с Айчувак-салтаном в аманаты дать детей своих, которых он, бригадир, тогда ж по сведению своему и принял. 4) Что до отдачи пленных калмык принадлежит, то он, бригадир, смотря на ево ханское и народное состояние, склонился принять от него, хана, на имя Ея Императорскаго Величества челобитную, в которой он и тех калмык принес великия жалобы за причиненныя от них киргис-кайсакам многия грабительства и раззорения и просил разсмотрения, а бригадиру Тевкелеву обещал, ежели затем ево челобитьем об отдаче их последует высочайшее повеление, то он и народ потому исполнять должны, и тех пленников отдадут безпрекословно, почему он, бригадир, в той отдаче калмыцких пленников до воспоследования указу и отсрочил. Однако ж донесши о том в Государственную коллегию иностранных дел, представил свое мнение, чтоб об оной отдаче ему, хану, и всему киргис-кайсацкому народу наикрепчайшим образом подтвердить особою грамотою. А бежавших кундровских татар, о коих в прошлом 1747 году упомянуто, собрать и возвратить обязался Нуралей-салтан, старший ево ханской сын. Но вместо того, чтоб ему, хану, по оным обещаниям действительно исполнить, как скоро он возвратился из Орской крепости в улусы свои, то поехал паки для грабежа в каракалпаки, где уже и смерть ему случилась, ибо в том пути съехался он с Барак-салтаном Средней орды, с которым у него прежде ссора была и тут особой произошел спор о пришедших в киргис-кайсацкие улусы на житье каракалпаках, коих он, хан, желал себе присвоить, а Барак-салтан не хотел их от себя отпустить, и так на конец у обоих дошло до драки. Но понеже Барак-салтан был гораздо людняе, нежели он, хан, то при том случае один киргизец из Барак-салтановых людей копьем до смерти его, хана, заколол<15>, и так все его ханския хитрости и наглости кончились.
По получении ведомости о убивстве хановом принято в разсуждение, дабы возстановить на место его новаго хана, хотя б и по выбору киргис-кайсацкаго народа, но чтоб они, яко подданной народ, на тот свой выбор просили от Ея Императорскаго Величества высочайшей апробации. Сего ради от тайнаго советника по согласию с бригадиром Тевкелевым отправлен был в орду нарочно переводчик Гуляев, которому велено, будучи тамо, стараться, дабы оной выбор учинен был от народа по порядку старшинства на большаго его, ханскаго сына, и чтоб с тем выбором и с прошением о возведении его на ханство от всех старшин и народа отправлены были ко двору Ея Императорскаго Величества нарочные, что без всякаго затруднения учинено, и прислали они ханскаго зятя Джанбек-салтана с несколькими людьми, желая, дабы он для испрошения на тот их выбор высочайшей апробации ко двору Ея Императорскаго Величества отпущен был, почему он, Джанбек-салтан, 23 числа октября за провожанием однаго офицера и отправлен, токмо по объявлению переводчика из старшин Средней орды, кроме однаго Джанбек-тархана при том выборе никого не было.
Между тем бригадир Тевкелев сочинил и в Государственную коллегию иностранных дел отправил от себя разныя представления, с разсуждениями и определениями тайнаго советника во многом несходственныя, из коих главнейшие пункты были следующие.
О Средней орде представил он за необходимую нужность: 1) Чтоб в Орской крепости учредить торг и построить бы там меновой двор каменной. 2) Прибавить бы туда военных людей половину или и весь Казанской драгунской полк. 3) По учреждении торгу жить бы там Оренбургской губернии первому члену каждогодно с начала весны до осени для свидания той орды со владельцами и старшинами, а иногда бы и главному Оренбургской губернии командиру туда ездить, которыя потребности так много от него были уважены, якобы без того ту Среднюю орду от подвержения зюнгорскому владельцу и удержать невозможно.
Что ж до Меньшой орды принадлежит, то представлено от него было: 4) Дабы сея орды владельцам и старшинам с российскими командирами повсягодою видеться в Оренбурге и получать бы от них потребныя наставления. 5) Чтоб в Гурьеве городке учредить для нее торг. 6) Барайту или захват<16>, о котором бывшей Абулхаир-хан толь усильно домогался, а тайный советник всячески от нее удерживался, почел он за такое средство, без котораго киргисцов от продерзостей удерживать и в послушание скоро привести невозможно, и для того б оную чинить в Оренбурге и в других местах. 7) Чтоб обеим ордам, то есть Меньшой и Средней, быть на одном основании, и определить бы над ними однаго главнаго хана не мирским приговором, но указом, с жалованьем, за которым бы он повсягодно в Оренбург или в Орскую крепость сам приежжал.
И понеже он, бригадир, те свои представления отправя, сообщил с них тайному советнику 22 сентября копию, того ради тайный советник в оную ж коллегию от 18 октября послал на все то пространное изъяснение, что и почему признавает он с интересом Ея Императорскаго Величества несходственным, особливо же о том, что он, бригадир, между протчаго написал, якобы киргисцы по старанию его несколько красноярских жителей и лошадей привезши в Оренбург, отдали да и остальных отдавать обещали, и в том присягу дали, на что учинил в сильнейших терминах возражение.
Сего ж лета из Бухар и из Ташкента от тамошных управителей получены были письма, в которых они изъявляли удовольствие свое и благодарность за оренбургской торг, а ташкентской наместной хан брегадира Тевкелева просил, чтоб брата его отправить ко двору Ея Императорскаго Величества, но сие за потребно признано.

По внутренним делам

В начале сего года из Казанской губернской канцелярии сообщено было в Оренбург, будто б тамошней губернии татара имеют злыя намерения, почему к воздержанию их от всяких худых предприятий и чтоб они с живущими в Оренбургской губернии башкирцами и другими махометанскими народами не могли возыметь сообщения, учинены были потребныя разпоряжения, ибо по некоторым обстоятельствам оказалось, якобы и они в том казанских татар намерении участие имели, но по подлинному разведыванию ничего того не нашлось.
В последнем числе октября тайный советник, взяв с собою ассесора Рычкова, отправился из Оренбурга в Яицкой казачей городок, дабы ему будучи тамо в силе указу Ея Императорскаго Величества, присланной к нему из Государственной военной коллегии от 2 декабря 1745 и сего году от 22 июля, о войске Яицком основательное разсмотрение и определение учинить, куда он 4 числа ноября и прибыл и по разсмотрении всего тамошняго состояния учинил генеральное определение и штат, на каком основании и в каком числе оному войску состоять, что из того ж городка от 22 ноября отправил во оную коллегию на разсмотрение.
По возвращении его, тайнаго советника, из Яицкаго городка в Оренбург между протчими делами имелось разсуждение, коликому числу в Оренбурге и в прочих новых крепостях и местах нерегулярным людям быть, о чем 10 декабря определение и штат заключены, и того ж числа в Государственную военную коллегию при доношении его, тайнаго советника, к разсмотрению отправлены. По оному штату в Оренбурге и в протчих Оренбургской губернии местах нерегулярных людей положено держать 4493 человека, в том числе жалованных 1413 человек, на них денежной суммы 13264 рубля.
Сего ж года к знатным приключениям следует и сие, что в нынешнюю ярманку впервые вывоз серебра начался, котораго по таможней записке было в азиатской монете, рупиями называемой, до 70 пуд.

Знатнейшия произхождения 1749 году

По заграничным делам

Еще в декабре месяце прошлаго 1748 году киргис-кайсацкой Меньшой орды знатнейшей семиродской старшина Исеть-тархан просил тайнаго советника Неплюева, дабы ему позводил с улусами его зимовать в низовых местах по реке Яику, что ему и позволено было с таким подтверждением, чтоб они все кочевали на степной стороне, почему сперва и разположились они близ Кулагиной крепости против и между форпостов Сарачика и Баксая до Коровей луки, где к Гурьеву городку самой крайней форпост содержится, дав от себя войску Яицкому письменное обязательство в спокойном пребывании и чтоб конских своих табунов на сю сторону Яика реки не перегонять. Однако спустя несколько времени стали их и на сю сторону перегонять, извиняясь тем, что принуждены оное учинить от жестокой зимы и от глубоких снегов, дабы лошадей не поморить, но понеже при всем том содержали себя спокойно, то послан был к войску Яицкому указ, дабы оное отозвалось к ним на сие от себя так, что хотя они о неперепущении их за Яик и запретительные указы имеют, однако по соседству и по дружбе с ними, видя их от жестокости зимней крайнюю нужду, на сей стороне Яика содержания конских их табунов им не запрещают, только б содержали их подле самого Яика, и кибитками своими отнюдь не переходили б, чем они были весьма довольны, а когда сообщено им было, по уведомлению из Астраханской губернской канцелярии, что в марте месяце наместник Калмыцкаго ханства Дондук Даша с калмыцкими улусами перешел на сю сторону Волги, и чтоб они, киргисцы, от калмык имели осторожность, то все они на свою сторону перебрались и вскоре после того в степь отдались, однако ж при откочевании по их воровскому обыкновению не прошло от них без продерзости, ибо с форпостов увезли 4 человека: трех русских и однаго калмыка.
Отправленной ко двору в прошедшем году с выбором и прошением в ханы Нуралея-салтана Джанбек-салтан представлен был пред Ея Императорское Величество, и то избрание, не упоминая ни Меньшой, ни Средней орд, от Ея Императорскаго Величества всемилостивейше конфирмовано, о чем наперед дано было знать указом из коллегии иностранных дел от 13 апреля, а 26 маия и сам оной салтан в Оренбург прибыл.
Чрез бывшаго при нем обер-офицера прислан был к тайному советнику Неплюеву помянутому Нуралею-салтану на ханство пожалованной от Ея Императорскаго Величества за государственною печатью патент<18> с татарским переводом, которой положен был в особой ящик, шуба соболья, покрытая богатою парчею, шапка парчевая, опушенная черною лисицею да сабля с надписью на его, ханское, имя и с поясом в футляре, что все повелено ему отдать при объявлении его народу ханом. Сверх онаго о том же ханстве к салтанам, беям, старшинам и ко всему киргис-кайсацкому народу Ея Императорскаго Величества особливая грамота, а к матери ханской Пупай-ханше Абулхаировой, от канцлера<18> письмо, и при том от Ея Императорскаго Величества знак милости – кусок богатой парчи, отданы были из вышереченной коллегии в руки означенному Джанбек-салтану самому.
Нуралей-хан об оном от тайнаго советника заранее уведомлен и для принятия оных Ея Императорскаго Величества высочайших милостей зван был в Оренбург, почему он с братьями своими, с старшинами и с немалым числом народа прибыл 8 числа июля и занял под лагерь свой место за Яиком, верстах в 5 от города. К принятию ж его учрежден был лагерь подле самаго Яика реки на той стороне. Имевшаяся тогда армейская драгунская команда вся, тако ж и гарнизон весь поставлены были в парад, от которых как он подъехал к лагерю в карете тайнаго советника, отдана была честь с барабанным боем и музыкою, а как проехал он артиллерию, то выпалено из 7 пушек.
Тайный советник с имеющимся при нем генерал-маиором Штокманом и штаб-офицерами встретил его, хана, по тому этикету, как и отец его Абулхаир-хан встречаем был, а потом по немногим в ставке его, тайнаго советника, разговорам он с ханом и с бывшими при нем салтанами и старшинами вышел пред народ, и тут чрез ассесора Рычкова публично прочтен был пожалованной хану на ханство патент и грамота к народу о возведении его на ханство по народному выбору и прошению, из-за чего надета на него, хана, присланная от двора Ея Императорскаго Величества шуба и шапка, и саблею, от двора же Ея Императорскаго Величества присланною, тут же опоясан, и так он, хан, будучи одет, тут же на разосланном золотом ковре, став на колени, публично пред всем народом по присланной из Государственной коллегии иностранных дел форме присягу верности учинил, а из-за того как от тайнаго советника, так и от генерал-маиора и от всех бывших при том, с высочайшею Ея Императорскаго Величества милостию поздравлен. После чего был пребогатый трактамент, и при питии за высочайшия здоровья произходила пушечная пальба, о чем, яко же и о прочем произсходившем в то время значится в особом держанном тогда журнале.
И понеже особливым указом, из Государственной коллегии иностранных дел присланным, повелено при свидании с ним, ханом, представлять и стараться о собрании и о свободе всех российских у киргис-кайсаков имеющихся пленников, о чем и к нему, хану, прислана была особая грамота, того ради тайный советник при первой с ним в городе конференции, вруча ему, хану, ту грамоту, представлял наисильнейшим образом, напомянув ему, хану, и братьям его, бывшим при том, что еще отец их, Абулхаир-хан, всех собрать и отдать обещал, и в том перед смертию своею в бытность у бригадира Тевкелева обязался. Сие выслушав, хан и салтаны почли все то за самое справедливое дело, только просили притом, чтоб во первых повелено было отмстить смерть отца их, и для того требовали они от тайнаго советника о даче им военных людей, объявляя, что чрез оное войско хан и над народом может удобнее усилиться, а к тому ж бы и барайту по его сообщениям чинить, без которой он, хан, по состоянию народа чинимых ему повелений якобы и исполнять не в состоянии; и как тайный советник отозвался, что он того без особливаго Ея Императорскаго Величества указу учинить не может, то просили они, дабы о том описаться, при чем сие и оставлено.
В ту ж его, хана, бытность 2 числа августа подал он с братьями своими общее письмо, в котором просили они, дабы на том месте, где отец их погребен, построить знатное строение, и для того б дать им людей хоть до двух тысяч человек, коими де то строение в 15 дней окончать возможно, а то место, где отец их погребен, от Орской крепости разстоянием только в 5 днях<19>, и понеже видно было, что они не для чего инаго, как токмо для своего усильства над народом и для однаго тщеславия своего того требовали, того ради и на сей их запрос чинены отговорки в такой силе, что наперед надлежит оное место осмотреть, есть ли тут потребные к строению материалы – глина, известь, вода и протчая – и ежели сие окажется, то тогда и о посылке потребнаго числа людей разсуждаемо быть может.
Во оную ж ханскую бытность соглашенось о перемене брата его, Айчувак-салтана, котораго он и сменил родным же своим братом Адиль-салтаном. А понеже у него, салтана, была сосватанная невеста, старшины Серки-батыря дочь, того ради по прозбе ханской позволено было оному старшине зимовать близ города Оренбурга над рекою Яиком и брату его, Адиль-салтану, по их обыкновению приезжать к той своей сосватанной невесте.
Сего ж лета от зюнгорцов к Нурали-хану присыланы были посланцы, коими тамошней владелец требовал от хана сестру его, дочь Абулхаир-ханову, в жены, кою еще Абулхаир-хан отдать ему обещал, и чтоб вместо зюнгорцов, которые находились в полону у киргисцов, отдавали ему киргисцы торгаутских, то есть волских калмык. И хотя сие хан скрывал, но при отпуске его и с салтаном в орду посланной с ним капитан Андрей Яковлев оттуда репортовал, что хан, прибыв в орду, делал по отце своем по их обыкновению поминки, причем у него было немалое собрание народа, и с бывшими тут старшинами усоветовали они: 1) Чтоб в безопасности быть от зюнгорскаго владельца, для того б сестру его, ханскую, дочь Абулхаир-ханову, рожденную от калмычки, отдать оному владельцу в жены. 2) Собравшись бы им, иттить к Туркестану для отмщения Барак-салтану за убийство Абулхаир-хана. 3) Собрание российских пленных на том совете отложили они до тех пор, пока из походу возвратятся. 4) Хан в том собрании пожалованной ему на ханство патент всему народу объявил и читал, к тайному ж советнику писал он, хан, якобы зюнгорские посланцы с тем токмо присланы к нему, чтоб обоим народам, то есть зюнгорцам и киргисцам, иметь между собою дружелюбие и мир, в разсуждении ж обещаннаго отцем его и им собрания и отдачи пленных напоминал он о барайте, объявляя, акиб без того он киргисцев к отдаче их принудить не может, но в самом деле видимо было, что он барайты наипаче для того требовал, дабы над народом усиливаться, а особливо старался он с братьями своими, чтоб Средней орды владельцев всех из той орды выгнать, а вместо их по улусам разпределить бы своих братьев.
По получении о вышеозначенных ординских произхождениях в Государственной коллегии иностранных дел известия прислан был указ к тайному советнику от 2 числа ноября, в котором вышеозначенное ханское с зюнгорским владельцом сватовство признано интересам Ея Императорскаго Величества за весьма противное, что, уважая, для разрыву онаго разсуждено отправить еще бывшаго тогда в Москве бригадира Тевкелева. Между тем велено послать к нему, хану, переводчика Араслана Бекметева и крайне стараться, чтоб оную пересылку с зюнгорским владельцом пресечь, а наипаче сватовство их разорвать. По прошению его, ханскому, гробницу над могилою отца его в пристойном месте сделать и, взяв от него, хана, аманатов, послать туда русских до 50 человек и протчая. По которому указу за болезнию переводчика Араслана послан был другой переводчик, Гуляев, с наставлением склонять его, хана, к тому, чтоб он по прежней отца его прозбе пожелал на Илеке реке построить для себя городок, и тут бы гроб отца своего перенес, где и гробница построена быть может. Чего ради для снятия плана тому месту, где городу быть, и для учинения рисунка, каким образом оную гробницу строить, послан был со оным переводчиком кондуктор. Но что до разрыву сватовства принадлежало, то оное в следующем году само собой разорвалось смертию зговоренной той ханской сестры.
Вышепомянутой Барак-салтан по убивстве Абулхаир-хановом, боясь отмщения, из Средней орды откочевал к Туркестану и к Ташкенту, однако и оттуда прислал он к тайному советнику письмо, в котором уверял о своей непременной верности, и присланной от него, Барака, на словах доносил, яко ссора у них с Абулхаиром-ханом за то была, что хан пришедших к ним в Среднюю орду каракалпак грабил, но при убивстве Абулхаир-хановом сам он, Барак, будто б не был, и якобы об оном сожалеет и обещал весною, приехав в орду, ханским детям оное убивство заплатить по их обыкновению.

По внутренним делам

Указом Ея Императорскаго Величества из Государственной коллегии иностранных дел от 31 маия повелено было из ставропольских крещеных калмык нарядить 500 человек для наступающей компании во Остзею, выбрав самых лучших и доброконных людей всех о двух конь, с одним войсковым старшиною, которой наряд им был и учинен с тем, чтоб были к походу в ежечасной готовности, однако никуда движения им не было.
Сего ж году вешняя вода имела такой великой разлив, которой смотреть было удивительно и ужасно. Ибо шла сверху одним валом, которой под самым городом шел перпендикулярно вышиною на сажень, что было по утру в первой день Пасхи пред обедней. Сей водяной вал толь скоро и стремительно шел, что многие бывшие на поемных<20> местах иного убежища иметь от него не могли, как токмо взлазя на деревья едва спаслись, за которыми по крику их посыланы уже были нарочные люди в лодках, а имевшейся на берегу Яику реки плетневой меновой двор весь потопило и размыло, а многое и разнесло.
Торг и мена с азиатскими купцами в нынешнюю ярманку привозом золота и серебра был весьма умножителен.

Знатнейшия произхождения 1750 году

По пограничным делам

При начале сего года от посланнаго к Нурали-хану переводчика Гуляева прислан был отправленной с ним кондуктор, которой будучи тамо, по желанию ханскому начертил и привез с собою рисунок, каким манером над могилою отца его строению быть. А понеже по тогдашним обстоятельствам потребно было его, хана, уласкивать, того ради, подавая ему надежду в том строении, писано было к нему, хану, что будущею весною отправится к нему, хану, тот же кондуктор, дабы осмотреть на том месте, где строению быть, есть ли глина, известь, вода и лес и протчия принадлежности. Между тем помянутому переводчику велено было склонять его, хана, к тому, чтоб он тело отца своего вырыв, велел перевести на Эмбу реку, впадающую в Каспийское море, в таком разсуждении, дабы на оной реке близ устья под видом гробницы и для зимованья пристанище ему построить и в потребных случаях его, хана, снабдевать, и всегда свободную коммуникацию из Гурьева городка иметь туда будет возможно.
Что до киргисцов принадлежит, то в разсуждении ханскаго требования о построении над могилою отца его здания, и что переводчик Гуляев приехал к ним чрезвычайно зимою, находились в немалой робости, признавая, якобы за неотдачу пленных посылается на них российское войско и будет их рубить. Чего ради и вдаль откочевать намеривались, а понеже для назначивания онаго строения с первым вешним временем отправлен был к хану инженер-подпорутчик Ригелман<21> со обнадеживанием хану, что то по желанию его исполнено быть может, но между тем велено ему, Ригелману, склонять его, хана, к тому, дабы он сие дело ныне поотложил, пока народ и все ордынския дела в лучшей установок придут.
В начале сего года зимним временем Айчувак и Батыр-салтаны и Джанбек-тархан со многими киргис-кайсаками ездили раззорять около Хивы живущих аральцов, у которых, побрав людей в полон и множество лошадей отогнав, весьма их раззорили. Чего ради в Хиве задержаны были посыланной туда от Нурали-хана посланцом дядя его родной Мурзатай и с ним 300 человек киргисцов, кои были там для торгу. Под тот же случай Ерали-салтан, брат Нурали-ханов, прибрав себе 130 человек киргисцов, ездил для отгону лошадей в каракалпаки, но такую неудачу имел, что сам с 20 человеками киргисцов к ним в полон попал и многие из людей остались побиты; токмо те каракалпаки, подержав его, салтана, у себя несколько времени, отпустили его со удовольствием и с награждением к матери его. А брат его, Ходжа Ахмет-салтан, которой прежде Айчювак-салтана в аманатах был и от коего, как то в прошедших годах упомянуто, многия затруднения происходили, от бывшей у него болезни умер.
К Нурали-хану еще с начала весны писано было, дабы к свиданию с бригадиром Тевкелевым благовременно приехал, и хотя для избежания излишних церемоний по общему с ним, бригадиром, разсуждению назначена была к тому свиданию Красногорская крепость, от Оренбурга в 70 верстах имеющаяся, однако пожелал он, хан, видиться с ним, бригадиром, и с тайным советником вместе в Оренбурге, куда он 22 числа с братьями, кроме Ералея-салтана, и с старшинами приехал и принят был с такою ж церемонией, как и прежде.
Что в бытность его, хана, в Оренбурге происходило, о том значится в особом на то журнале. Знатнейшим произведением сие почесть можно, .что хан на смену брата своего, Адиль-салтана, дал родного своего сына Пирой Алея-салтана<22>, которому от роду было лет пять. О сватовстве с зюнгорским владельцом отозвался он, хан, тем, якобы он все то делал под видом, обманывая онаго владельца. А наконец же и то само собою пресеклось смертию сестры его. Об отдаче пленных объявил он, что, возвратясь в орду с лучшими и надежнейшими ему старшинами, будет о том советовать, и ежели киргисцы добровольно отдавать не будут, то уже станет к тому другие способы промышлять, но в самом деле ничего от него не воспоследовало. В ту ж ханскую бытность уведано от него, что зюнгорской владелец Бициган Чахан от своих калмык убит, а на место его владельцом определен брат его, сын же Галдан Чиринов, но от другой жены рожденной.
Сего ж лета и Барак-салтан, которой убил Абулхаир-хана, умер. О смерти его некоторые объявили, якобы от отравы случилась, а иные сказывали, что умер натурально от болезни<23>.
Батырь-салтан, отец Гаиб-хана хивинскаго<24>, которой в Меньшой орде особливые свои улусы имеет, и как с Абулхаиром-ханом, так и с Нурали-ханом почти всегда был в несогласии, присылал от себя к тайному советнику с письмом людей своих, и, уверяя о своей дружбе, желал, чтоб переезд азиатским купцам учрежден был чрез его улусы, снимая всю их безопасность на себя. Но понеже то новопожалованному Нурали-хану было б предосудительно и обидно, того ради на оное его, Батырь-салтаново, требование согласиться не разсуждено, а ответствовано было к нему, ссылаясь на Нурали-хана, и чтоб он все то делал по согласию с ним, ханом, и обнадежен был Ея Императорскаго Величества высочайшею милостию.
Из Хивы от тамошняго Гаиб-хана 25 числа апреля приехал в Оренбург посланник Ширбек с листом на имя Ея Императорскаго Величества, в котором хан представлял: 1) Чтоб из Оренбурга в Хиву и оттоль в Оренбург послов посылать, отправлять купеческия караваны, и, возстановив взаимную помощь, поступать с друзьями дружески, а с неприятелями – неприятельски, и прочия. 2) Что оной посланник отправлен от него, хана, ко двору Ея Императорскаго Величества в знак согласия и усердия, и дабы его допустить для поклонения к высочайшим Ея Императорскаго Величества стопам. 3) О чем оной посланник будет доносить, то б все за истинное почитать, а от прежде бывшаго хана посланнаго Артык-батыря повелено б было из Астрахани возвратить. 4) Он же, хан, просил, чтоб купеческие караваны ходили в Оренбург и из Оренбурга чрез отца его Батырь-салтановы улусы, а хан бы Нуралей и братья его с тех караванов никаких пошлин не требовали.
По донесении о приезде того посланника и что с ним в конференциях происходило Государственной коллегии иностранных дел, получен из той коллегии указ от 13 августа, которым повелено онаго посланника с надлежащим к хивинскому хану ответом на вся его предложения отпустить от себя тайному советнику, а присланной от хана лист и подарки, буде есть, приняв от онаго посланника, отправить в вышереченную коллегию, обнадежа на все то ответом. В том же указе и сие предписано, чтоб впредь при перемене хивинских ханов киргис-кайсацкими салтанами со здешней стороны в воспрещение не вступать и протчая. Почему оной посланник сего ж лета и отправлен с довольным награждением по усмотренному в нем к России доброжелательству.

По внутренним делам

По общему тайнаго советника с бригадиром Тевкелевым определению, в марте месяце учиненному для Средней киргисской орды, началась сего лета на Уйской линии в Троицкой крепости ярманка и учреждена была во всем на таком же основании как и Оренбургская, ибо хотя бригадир Тевкелев и представил, как то в 1748 году упомянуто, чтоб для той орды ярманке быть в Орской крепости, и для того б тут построить гостинной двор и протчая, но от бывшаго в прошлом 1749 году великаго наводнения неудобность там явно оказалась тем, что не только близь оной крепости лежащия места вкруг на великое разстояние все понимало<25>, но и в самую ту крепость ворвавшись, вода причинила многое повреждение и немало убытку казеннаго и партикулярнаго.
Сего ж лета имелись частыя разсуждения и неоднократныя Правительствующему Сенату из Государственной коллегии иностранных дел представления о распространении оренбургской коммерции в дальнейшия азиатския земли, яко то в Балх<26>, в Бадакшан и в прочия к Восточной Индии принадлежащия места, и для того к разведыванию пути и способов еще в прошедшем годе посланы были в те места из торговых Каргалинской слободы татары охотники с несколькими товарами.
Заложенная в 1746 году в Оренбурге каменная соборная церковь во имя Преображения Господня сего лета совершена и освящена 12 числа ноября в день Иоанна Милостиваго. В разсуждении сего здания надлежит знать, что полковник Степан Кашкарев, желая себе от воинской службы отставки, обещал тайному советнику на внутреннее сей Божией церкви украшение дать две тысячи рублев, которые от него в губернскую канцелярию и объявлены и употреблены на сделание иконостаса, на написание святых образов и на другия внутренния украшения.
В нынешнем же году одна калмыцкая воровская партия, напав в степи между Борскою и Красногорскою крепостьми на купеческой обоз, оной разбила, отняв купеческаго товару по цене около 70 тысяч рублев, в том числе одного серебра 57 пуд, но посланныя за теми ворами партии немалую часть онаго возвратили.

Глава 8

<1> Дача – жалование.
<2> Урга (из монгольских языков: «резиденция или палатка принца; дворец хана или знатной персоны; юрта высокопоставленного лица») – ставка ойратских ханов.
<3> Мурат Ших – каракалпацкий старшина.
<4> Дербешали (Дербесали) – казахский султан, зять Абулхаир-хана.
<5> Ныне деревня Рассыпная Илекского района Оренбургской области.
<6> Ныне город Сорочинск Тоцкого района Оренбургской области.
<7> Ныне село Кичуй Альметьевского района Республики Татарстан.
<8> См.: Полное собрание законов Российской империи. Т.XII. С.35-36. Подробнее о проживании украинцев на Южном Урале в XVIII в. см.: Бабенко В.Я. Украинцы Башкирской ССР. Уфа, 1992. С.12-18; Буканова Р.Г. Города-крепости юго-востока России в XVIII веке. С.182-184.
<9> Населенные пункты, включенные в публикуемые ниже Рычковым таблицы, сегодня в административно-территориальном плане выглядят следующим образом:
Илецкий городок – ныне село Илек, райцентр одноименного района Оренбургской области;
Нежинский редут – ныне село Нежинка Оренбургского района Оренбургской области;
Вязовый редут – ныне деревня Вязовка Оренбургского района Оренбургской области;
Гильярский редут – ныне деревня Гирьял Беляевского района Оренбургской области;
Озерная крепость – ныне село Верхнеозерное Беляевского района Оренбургской области;
Никольский редут – ныне поселок Никольск Кувандыкского района Оренбургской области;
Ильинская крепость – ныне деревня Ильинка Кувандыкского района Оренбургской области;
Подгорный редут – ныне село Подгорное Кувандыкского района Оренбургской области;
Губерлинская крепость – ныне село Губерля Гайского района Оренбургской области;
Калпацкий редут – ныне село Колпакское Гайского района Оренбургской области;
Тереклинский редут – ныне село Терекла Гайского района Оренбургской области;
Березовский редут – ныне село Березовка Кваркенского района Оренбургской области;
Грязнушенский редут – ныне поселок Грязнушенский Кизильского района Челябинской области;
Сыртинский редут – ныне поселок Сыртинский Кизильского района Челябинской области;
Янгельский редут – ныне поселок Янгельский Агаповского района Челябинской области;
Верхний Кизильский редут – ныне село Вехнекизильское Агаповского района Челябинской области;
Кадыжский редут – ныне село Кидыш Уйского района Челябинской области;
Степная крепость – ныне село Степное Троицкого района Челябинской области;
Санарский редут – ныне деревня Верхняя Санарка (административно подчинена городу Пласт) Челябинской области;
Ключевский редут – ныне деревня Ключевка Троицкого района Челябинской области;
Каракульская крепость – ныне село Каракульское Октябрьского района Челябинской области;
Березовский редут – ныне поселок Березовский Октябрьского района Челябинской области;
Луговой редут – ныне село Луговое Целинного района Курганской области;
Красносамарская и Борская крепости – ныне села Красная Самарка и Борское Самарской области;
Бузулуцкая крепость – ныне город Бузулук, райцентр Оренбургской области;
Погромный редут – ныне село Погромное Тоцкого района Оренбургской области;
Тоцкая крепость – ныне село Тоцкое, райцентр Оренбургской области;
Сорочинская крепость – ныне город Сорочинск, райцентр Оренбургской области;
Сакмарск – ныне село Сакмара, райцентр Оренбургской области;
Деревня Беккува – ныне деревня Биккулово Октябрьского района Оренбургской области;
Пречистенская крепость – ныне деревня Пречистинка Саракташского района Оренбургской области;
Никитинский редут – ныне деревеня Никитино Саракташского района Оренбургской области;
Желтый редут – ныне деревня Желтое Саракташского района Оренбургской области;
Эткульская крепость – ныне поселок Аткуль на озере Аткуль Еткульского района Челябинской области;
Миасская крепость – ныне город Миасс Челябинской области;
Пригород Каракулин – ныне село Каракулино, райцентр Удмуртской Республики;
Красноуфимская крепость – ныне город Красноуфимск, райцентр Свердловской области;
Нагайбацкая крепость – ныне село Нагайбаково Бакалинского района Республики Башкортостан.
<10> Как сейчас установлено (Кузеев Р.Г. Башкирские шежере как исторический источник // Башкирские шежере. Уфа, 1960. С.15), «Известие» Кыдряса Муллакаева представляет собой шежере башкир племени мин (ср.: Башкирские шежере. С.50-53). Рукопись К.Муллакаева была им утеряна в ходе башкирского восстания 1735-1740 гг.
<11> Басман – по Н.А.Мажитову и А.Н.Султановой (Мажитов Н.А., Султанова А.Н. История Башкортостана с древнейших времен до XVI века. Уфа, 1994. С.318) – ногайский хан последней четверти XV века. Постоянным местопребыванием его была гора Маяк (Актюба), ныне в черте города Оренбурга.
<12> Бетюряк (Би-Тюряк, бий Тюря) – ногайский хан рубежа XV-XVI вв. Как отмечает В.В.Трепавлов, идентифицировать его с каким-либо реальным деятелем пока не удается (Трепавлов В.В. Указ. соч. С.35, прим. 131). Алтакар (Алчагир) (ум. после 1519) – ногайский хан (подробнее о нем см.: Трепавлов В.В. Указ.соч. С.17-19).
<13> То, что под «ногайским» ханом Акназаром подразумевается казахский хан Хакк-Назар (ум. 1581), впервые доказал Р.Г.Кузеев в своей монографии «Народы Среднего Поволжья и Южного Урала» (М., 1992. С.103-104). Другую версию см.: Усманов А.Н. Указ. соч. С.68-70. Подробную биографию Хакк-Назара см. в указанной работе В.В.Трепавлова (С.19-21). Хакк-Назар являлся ногайским наместником Башкирии в 1522-1538 гг.
<14> Исмаил правил Башкирией в 1538-1545 гг. (обоснование см.: Трепавлов В.В. Указ. соч. С.22). Ахмед-Гирей был наместником Башкирии в 1546 – около 1558 гг. (Трепавлов В.В. Указ. соч. С.22-24). В.В.Трепавлов также установил (Указ. соч. С.24-27), что и после Ахмед-Гирея, уже после присоединения Башкирии к России, имелись рецидивы ногайского владычества над башкирами.
<15> Шах-Али (1505-1567) – казанский хан в 1519-1521, 1546, 1551-1552 гг.
<16> Кучум (ум. ок.1598) – сибирский хан с 1563 г.
<17> Образование казахских жузов является одной из наиболее сложных и слабоизученных проблем истории казахского народа. Причиной образования жузов является, по мнению большинства исследователей, существование трех историко-географических областей: Юго-Восточный Казахстан, степи Центрального и Восточного Казахстана, пустынные, полупустынные территории и степи Западного Казахстана. На этих территориях и сформировались три казахских жуза.
<18> В литературе (в частности: Бушев П.П. История посольств и дипломатических отношений русского и иранского государств в 1586-1612 гг. (по русским архивам). М., 1976) упоминаний об этом обнаружить не удалось.
<19> Ной – библейский персонаж, десятый и последний из допотопных патриархов. Согласно традиции (не только христианской, но и мусульманской) был через своих сыновей Сима, Хама и Иафета прародителем человеческих рас (семиты, хамиты и иафетиты, или арийцы).
<20> Афет (Иафет) – сын Ноя.
<21> П.И.Рычков излагает распространенную в средневековой мусульманской историографии версию происхождения тюркских народов. В «Истории Оренбургской» используются сведения, близкие к Рашид-ад-Дину (см.: Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. М.; Л., 1952. Т.I. Кн.1. С.73-75, 80-83), которые Рычков позаимствовал из каких-то персидских рукописей, бывших у него в распоряжении. В частности, именно Рашид-ад-Дин (Указ. соч. С.76) называет Абулджа-хана сыном Ноя. Рычков передал эти материалы В.Н.Татищеву, который включил их в свой труд по истории России: Татищев В.Н. Собрание сочинений. М., 1994. Т.1. С.233-235. Позже Рычков стал использовать вариант Абулгази (ср.: Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. Уфа, 1999. С.46), где генеалогия тюрков имеет несколько иной вид, чем у Рычкова: Яфес → Тюрк → Тутек → Амулджа-хан (Кононов А.Н. Родословная туркмен: Сочинение Абу-л-Гази, хана хивинского. М.; Л., 1958. С.39). Следует отметить, что подобного рода генеалогические схемы нашли отражение в башкирских шежере (текст: Башкирские шежере. Уфа, 1960. С.102, 104; подробнее см.: Хусаинов Г.Б. Башкирская литература XI-XVIII вв. Уфа, 1996. С.111-113), которые Рычков безусловно хорошо знал, и которые были для него одним из источников этногенетической информации.
<22> По вопросу локализации этих оронимов единого мнения нет. Одни исследователи считают их либо горной цепью Кара-тау, начинавшейся от Таласского Ала-Тау и шедшей вдоль правого берега Сыр-Дарьи, либо горным массивом Кастек между Чуйской долиной и городом Алматы в Казахстане (см.: Кононов А.Н. Указ. соч. С.82). Согласно Р.М.Шукюровой, они находятся северо-западнее озера Балхаш между озерами Термиз и Кара-Сор, по линии Акмолинск – Каркаралинск, в междуречье Сары-су, Чапан-су и Манака (Фазлаллах Рашид ад-Дин. Огуз-наме. Баку, 1987. С.101).
<23> Пески Барсук (Большой и Малый) расположены к юго-востоку Мугоджарского горного массива и доходят до берегов Аральского моря, Каракорумом называлась местность в Монгольских степях, где в XIII в. возникла столица империи Чингисхана (Фазлаллах Рашид ад-Дин. Огуз-наме. С.101, 102).
<24> Город Талас в Киргизии.
<25> Огус (Огуз)-хан – легендарный прародитель западнотюркских племен, его генеалогия возводится восточными средневековыми авторами к Ною.
<26> Речь идет о книге Ф.-И.Страленберга (P.J. Stralenberg, 1676-1747) «Das Nord- und Ostliche Theil von Europa und Asien…» (Stockholm, 1730). Рус. пер.: «Записки капитана Филиппа Иоганна Страленберга об истории и географии Российской империи Петра Великого» (М.; Л., 1985. Ч.1-2).
<27> Большая Азия – Центральная Азия.
<28> Чингисхан (ок.1155-1227) – основатель и великий хан (с 1206) Монгольской империи.
<29> Джалаиры – тюркские (по другим данным, монгольские) племена. В XIII – начале XIV в. расселялись в Семиречье, на Средней Сырдарье, в районе Каратау. Вошли в состав узбеков, киргизов, бурят, казахов, каракалпаков.
<30> Знаки родовой собственности у кочевых (тюркских, монгольских и др.) народов.
<31> П.И.Рычков справедливо отмечает, что указанные родо-племенные этнонимы встречаются и у казахов.
<32> Найманы-казахи – основное племя Среднего жуза.
<33> Орхон – река в Монголии.
<34> Территория Южного Урала и оренбургских степей в XIII в. входила в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основанного внуком Чигисхана ханом Бату.
<35> К середине XVIII в., ко времени работы П.И.Рычкова над «Историей Оренбургской», монгольские завоевания XIII-XIV вв. уже получили отражение в западноевропейской науке и Рычкову были известны эти исследования, которые он использовал позже в своем «Опыте Казанской истории древних и средних времен» (М., 1767) – одной из первых в России работ по истории тюрко-монгольских народов, Золотой Орды и Казанского ханства. Как справедливо отмечает Рычков, европейская историографическая традиция монгольских завоеваний отличалась от азиатской (в первую очередь мусульманской).
<36> П.И.Рычков ошибается. Самоназвание казахов – «казак». Под сара-кайсаками он, очевидно, имел в виду каракесеков – род Младшего жуза (территорией кочевания его племен как раз и был бассейн реки Яик).
<37> Старший жуз подвергся нападениям джунгар в 1739-1742 гг.
<38> Аувбасар – хан Жолбарс (см. прим. 37 к гл. 1). Аблязи – Абулгазы, сын хана Жолбарса, правил родами Старшего жуза, проживавшими в окрестностях Ташкента.
<39> Правильное название упомянутых П.И.Рычковым родов Старшего жуза: джаныс, сикым, шымыр; уйсынами казахи Среднего и Младшего жуза называли всех представителей Старшего жуза; канлы, шанышклы, абман-суинский – это два племени (албан, или адбан и суан), слынской – неясно, может быть, это сарыуйсын.
<40> Правильное название упомянутых П.И.Рычковым аргынских родов: шакшак, сарыжетим (Рычков неверно разделил его на «чарт» и «жит»), тортауыл, карауыл, каракесек, канжыгалы, алтай, табаклы (П.И.Рычков объединил два последних в атлайтараклы), кокшал; кипчакские роды – колденен, узын, танабука, карабалык.
<41> Правильное название упомянутых П.И.Рычковым казахских родов Младшего жуза: алчин (общий собирательный этноним Младшего жуза), адай, маскар, тама, табын, кете, каракете, шомекей, шекты, жагалбайлы.
<42> П.И.Рычков обращается к античным аналогиям. Примеры из более ранних этапов развития человечества наука тогда только начинала применять. Аналогичные сведения о казахах сообщают и другие авторы (см., например, классическую работу: Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей. Алматы, 1996. С.364-365).
<43> Ср.: Левшин А.И. Указ. соч. С.366-367.
<44> Утверждение П.И.Рычкова об отсутствии земледелия у казахов неверно. Чисто кочевых обществ история не знает. Земледие было у казахов издавно, хотя и не играло у них большой роли. Поздние авторы приводили иные, чем у Рычкова сведения и по другим отмеченным им темам (Левшин А.И. Указ. соч. С.350-359, 385-388).
<45> Яицкие казаки часто нападали не только на приграничные русские поселения, но нередко подвергали грабительским набегам и земли соседних народов.
<46> Основной территорией этногенеза каракалпаков были степи Приаралья, но отдельные группы этого народа временно обитали в районах Поволжья (Жданко Т.А. Каракалпаки Хорезмского оазиса // Труды Хорезмской археолого-этнографической экспедиции. М., 1952. Т.1. С.489).
<47> После захвата джунгарами территории среднего течения Сырдарьи в 1723 г. часть каракалпаков (так называемые «верхние каракалпаки») оказались зависимыми от них.

Прибавление

<1> Кибитка – крытая повозка у кочевых народов Средней и Центральной Азии.
<2> Каргалинская (Сеитова) слобода – слобода торговых татар, выходцев из Казанского уезда, на реке Сакмаре недалеко от Оренбурга. В 1745 г. казанским татарам Сеиту Хаялину с товарищами, всего 300 дворам, было разрешено построить слободу между Оренбургом и Сакмарой. Они обязались завести хлебопашество и хлопководство. Но попытки не удались, и татары занялись исключительно меновой торговлей с казахами. Они снаряжали караваны в среднеазиатские города, куда путь для них был сравнительно менее опасен, чем для русских купцов. Ныне село Татарская Каргала Сакмарского района Оренбургской области.
<3> Ныне село Воскресенское Мелеузовского района Республики Башкортостан.
<4> Тангуты – в русской литературе до 1930-х гг. название тибетцев Цинхая (северо-западный Китай).
<5> На Алтае.
<6> Прибрежье.
<7> Следов.
<8> Тевкелева.
<9> Удмурты.
<10> Восьмигривенный (80 коп.).
<11> Для помощи.
<12> Опыт.
<13> Айшуак (ок.1723-1810) – казахский хан Младшего жуза в 1797-1805 гг.
<14> Бопай-Ханым (ум. в 1760-е гг.) – вторая жена Абулхаира, имела с ним пятерых детей.
<15> Абулхаир был убит ханом Бараком в междуречье Олкайака и Тургая 1 августа 1748 г.
<16> Барымта – норма обычного права тюркских народов, допускающая возвращение силой угнанного скота, умыкнутой женщины, отобранного имущества и т.д. Иногда барымтой называют набег с целью насильственного захвата чужого имущества.
<17> Документ.
<18> Канцлер – в России того времени руководитель внешней политики страны.
<19> Абулхаир похоронен на старинном кладбище Хан Моласы, на востоке Актюбинской области Казахстана, в 4 км к западу от слияния рек Олкайяк и Кабырга.
<20> Затопляемых.
<21> Ригельман Александр Иванович (1720-1789) – инженер, историк, впоследствии генерал-майор.
<22> Пиралы (ок. 1745-1815) – казахский хан Младшего жуза с 1770 г., второй сын Нуралы, внук Абулхаира.
<23> Барак был отравлен в городе Карнаке по повелению джунгарского хана (Ерофеева И.В. Казахские ханы XVIII – середины XIX в. // Восток. 1997. № 3. С.16).
<24> Каип (ум.1791) – казахский хан Младшего жуза с 1786 г. В 1746-1756 гг. был ханом Хивы.
<25> Затопило.
<26> Балх – область к югу от Амударьи.

Глава 8

<1> Дача – жалование.
<2> Урга (из монгольских языков: «резиденция или палатка принца; дворец хана или знатной персоны; юрта высокопоставленного лица») – ставка ойратских ханов.
<3> Мурат Ших – каракалпацкий старшина.
<4> Дербешали (Дербесали) – казахский султан, зять Абулхаир-хана.
<5> Ныне деревня Рассыпная Илекского района Оренбургской области.
<6> Ныне город Сорочинск Тоцкого района Оренбургской области.
<7> Ныне село Кичуй Альметьевского района Республики Татарстан.
<8> См.: Полное собрание законов Российской империи. Т.XII. С.35-36. Подробнее о проживании украинцев на Южном Урале в XVIII в. см.: Бабенко В.Я. Украинцы Башкирской ССР. Уфа, 1992. С.12-18; Буканова Р.Г. Города-крепости юго-востока России в XVIII веке. С.182-184.
<9> Населенные пункты, включенные в публикуемые ниже Рычковым таблицы, сегодня в административно-территориальном плане выглядят следующим образом:
Илецкий городок – ныне село Илек, райцентр одноименного района Оренбургской области;
Нежинский редут – ныне село Нежинка Оренбургского района Оренбургской области;
Вязовый редут – ныне деревня Вязовка Оренбургского района Оренбургской области;
Гильярский редут – ныне деревня Гирьял Беляевского района Оренбургской области;
Озерная крепость – ныне село Верхнеозерное Беляевского района Оренбургской области;
Никольский редут – ныне поселок Никольск Кувандыкского района Оренбургской области;
Ильинская крепость – ныне деревня Ильинка Кувандыкского района Оренбургской области;
Подгорный редут – ныне село Подгорное Кувандыкского района Оренбургской области;
Губерлинская крепость – ныне село Губерля Гайского района Оренбургской области;
Калпацкий редут – ныне село Колпакское Гайского района Оренбургской области;
Тереклинский редут – ныне село Терекла Гайского района Оренбургской области;
Березовский редут – ныне село Березовка Кваркенского района Оренбургской области;
Грязнушенский редут – ныне поселок Грязнушенский Кизильского района Челябинской области;
Сыртинский редут – ныне поселок Сыртинский Кизильского района Челябинской области;
Янгельский редут – ныне поселок Янгельский Агаповского района Челябинской области;
Верхний Кизильский редут – ныне село Вехнекизильское Агаповского района Челябинской области;
Кадыжский редут – ныне село Кидыш Уйского района Челябинской области;
Степная крепость – ныне село Степное Троицкого района Челябинской области;
Санарский редут – ныне деревня Верхняя Санарка (административно подчинена городу Пласт) Челябинской области;
Ключевский редут – ныне деревня Ключевка Троицкого района Челябинской области;
Каракульская крепость – ныне село Каракульское Октябрьского района Челябинской области;
Березовский редут – ныне поселок Березовский Октябрьского района Челябинской области;
Луговой редут – ныне село Луговое Целинного района Курганской области;
Красносамарская и Борская крепости – ныне села Красная Самарка и Борское Самарской области;
Бузулуцкая крепость – ныне город Бузулук, райцентр Оренбургской области;
Погромный редут – ныне село Погромное Тоцкого района Оренбургской области;
Тоцкая крепость – ныне село Тоцкое, райцентр Оренбургской области;
Сорочинская крепость – ныне город Сорочинск, райцентр Оренбургской области;
Сакмарск – ныне село Сакмара, райцентр Оренбургской области;
Деревня Беккува – ныне деревня Биккулово Октябрьского района Оренбургской области;
Пречистенская крепость – ныне деревня Пречистинка Саракташского района Оренбургской области;
Никитинский редут – ныне деревеня Никитино Саракташского района Оренбургской области;
Желтый редут – ныне деревня Желтое Саракташского района Оренбургской области;
Эткульская крепость – ныне поселок Аткуль на озере Аткуль Еткульского района Челябинской области;
Миасская крепость – ныне город Миасс Челябинской области;
Пригород Каракулин – ныне село Каракулино, райцентр Удмуртской Республики;
Красноуфимская крепость – ныне город Красноуфимск, райцентр Свердловской области;
Нагайбацкая крепость – ныне село Нагайбаково Бакалинского района Республики Башкортостан.
<10> Как сейчас установлено (Кузеев Р.Г. Башкирские шежере как исторический источник // Башкирские шежере. Уфа, 1960. С.15), «Известие» Кыдряса Муллакаева представляет собой шежере башкир племени мин (ср.: Башкирские шежере. С.50-53). Рукопись К.Муллакаева была им утеряна в ходе башкирского восстания 1735-1740 гг.
<11> Басман – по Н.А.Мажитову и А.Н.Султановой (Мажитов Н.А., Султанова А.Н. История Башкортостана с древнейших времен до XVI века. Уфа, 1994. С.318) – ногайский хан последней четверти XV века. Постоянным местопребыванием его была гора Маяк (Актюба), ныне в черте города Оренбурга.
<12> Бетюряк (Би-Тюряк, бий Тюря) – ногайский хан рубежа XV-XVI вв. Как отмечает В.В.Трепавлов, идентифицировать его с каким-либо реальным деятелем пока не удается (Трепавлов В.В. Указ. соч. С.35, прим. 131). Алтакар (Алчагир) (ум. после 1519) – ногайский хан (подробнее о нем см.: Трепавлов В.В. Указ.соч. С.17-19).
<13> То, что под «ногайским» ханом Акназаром подразумевается казахский хан Хакк-Назар (ум. 1581), впервые доказал Р.Г.Кузеев в своей монографии «Народы Среднего Поволжья и Южного Урала» (М., 1992. С.103-104). Другую версию см.: Усманов А.Н. Указ. соч. С.68-70. Подробную биографию Хакк-Назара см. в указанной работе В.В.Трепавлова (С.19-21). Хакк-Назар являлся ногайским наместником Башкирии в 1522-1538 гг.
<14> Исмаил правил Башкирией в 1538-1545 гг. (обоснование см.: Трепавлов В.В. Указ. соч. С.22). Ахмед-Гирей был наместником Башкирии в 1546 – около 1558 гг. (Трепавлов В.В. Указ. соч. С.22-24). В.В.Трепавлов также установил (Указ. соч. С.24-27), что и после Ахмед-Гирея, уже после присоединения Башкирии к России, имелись рецидивы ногайского владычества над башкирами.
<15> Шах-Али (1505-1567) – казанский хан в 1519-1521, 1546, 1551-1552 гг.
<16> Кучум (ум. ок.1598) – сибирский хан с 1563 г.
<17> Образование казахских жузов является одной из наиболее сложных и слабоизученных проблем истории казахского народа. Причиной образования жузов является, по мнению большинства исследователей, существование трех историко-географических областей: Юго-Восточный Казахстан, степи Центрального и Восточного Казахстана, пустынные, полупустынные территории и степи Западного Казахстана. На этих территориях и сформировались три казахских жуза.
<18> В литературе (в частности: Бушев П.П. История посольств и дипломатических отношений русского и иранского государств в 1586-1612 гг. (по русским архивам). М., 1976) упоминаний об этом обнаружить не удалось.
<19> Ной – библейский персонаж, десятый и последний из допотопных патриархов. Согласно традиции (не только христианской, но и мусульманской) был через своих сыновей Сима, Хама и Иафета прародителем человеческих рас (семиты, хамиты и иафетиты, или арийцы).
<20> Афет (Иафет) – сын Ноя.
<21> П.И.Рычков излагает распространенную в средневековой мусульманской историографии версию происхождения тюркских народов. В «Истории Оренбургской» используются сведения, близкие к Рашид-ад-Дину (см.: Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. М.; Л., 1952. Т.I. Кн.1. С.73-75, 80-83), которые Рычков позаимствовал из каких-то персидских рукописей, бывших у него в распоряжении. В частности, именно Рашид-ад-Дин (Указ. соч. С.76) называет Абулджа-хана сыном Ноя. Рычков передал эти материалы В.Н.Татищеву, который включил их в свой труд по истории России: Татищев В.Н. Собрание сочинений. М., 1994. Т.1. С.233-235. Позже Рычков стал использовать вариант Абулгази (ср.: Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. Уфа, 1999. С.46), где генеалогия тюрков имеет несколько иной вид, чем у Рычкова: Яфес → Тюрк → Тутек → Амулджа-хан (Кононов А.Н. Родословная туркмен: Сочинение Абу-л-Гази, хана хивинского. М.; Л., 1958. С.39). Следует отметить, что подобного рода генеалогические схемы нашли отражение в башкирских шежере (текст: Башкирские шежере. Уфа, 1960. С.102, 104; подробнее см.: Хусаинов Г.Б. Башкирская литература XI-XVIII вв. Уфа, 1996. С.111-113), которые Рычков безусловно хорошо знал, и которые были для него одним из источников этногенетической информации.
<22> По вопросу локализации этих оронимов единого мнения нет. Одни исследователи считают их либо горной цепью Кара-тау, начинавшейся от Таласского Ала-Тау и шедшей вдоль правого берега Сыр-Дарьи, либо горным массивом Кастек между Чуйской долиной и городом Алматы в Казахстане (см.: Кононов А.Н. Указ. соч. С.82). Согласно Р.М.Шукюровой, они находятся северо-западнее озера Балхаш между озерами Термиз и Кара-Сор, по линии Акмолинск – Каркаралинск, в междуречье Сары-су, Чапан-су и Манака (Фазлаллах Рашид ад-Дин. Огуз-наме. Баку, 1987. С.101).
<23> Пески Барсук (Большой и Малый) расположены к юго-востоку Мугоджарского горного массива и доходят до берегов Аральского моря, Каракорумом называлась местность в Монгольских степях, где в XIII в. возникла столица империи Чингисхана (Фазлаллах Рашид ад-Дин. Огуз-наме. С.101, 102).
<24> Город Талас в Киргизии.
<25> Огус (Огуз)-хан – легендарный прародитель западнотюркских племен, его генеалогия возводится восточными средневековыми авторами к Ною.
<26> Речь идет о книге Ф.-И.Страленберга (P.J. Stralenberg, 1676-1747) «Das Nord- und Ostliche Theil von Europa und Asien…» (Stockholm, 1730). Рус. пер.: «Записки капитана Филиппа Иоганна Страленберга об истории и географии Российской империи Петра Великого» (М.; Л., 1985. Ч.1-2).
<27> Большая Азия – Центральная Азия.
<28> Чингисхан (ок.1155-1227) – основатель и великий хан (с 1206) Монгольской империи.
<29> Джалаиры – тюркские (по другим данным, монгольские) племена. В XIII – начале XIV в. расселялись в Семиречье, на Средней Сырдарье, в районе Каратау. Вошли в состав узбеков, киргизов, бурят, казахов, каракалпаков.
<30> Знаки родовой собственности у кочевых (тюркских, монгольских и др.) народов.
<31> П.И.Рычков справедливо отмечает, что указанные родо-племенные этнонимы встречаются и у казахов.
<32> Найманы-казахи – основное племя Среднего жуза.
<33> Орхон – река в Монголии.
<34> Территория Южного Урала и оренбургских степей в XIII в. входила в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основанного внуком Чигисхана ханом Бату.
<35> К середине XVIII в., ко времени работы П.И.Рычкова над «Историей Оренбургской», монгольские завоевания XIII-XIV вв. уже получили отражение в западноевропейской науке и Рычкову были известны эти исследования, которые он использовал позже в своем «Опыте Казанской истории древних и средних времен» (М., 1767) – одной из первых в России работ по истории тюрко-монгольских народов, Золотой Орды и Казанского ханства. Как справедливо отмечает Рычков, европейская историографическая традиция монгольских завоеваний отличалась от азиатской (в первую очередь мусульманской).
<36> П.И.Рычков ошибается. Самоназвание казахов – «казак». Под сара-кайсаками он, очевидно, имел в виду каракесеков – род Младшего жуза (территорией кочевания его племен как раз и был бассейн реки Яик).
<37> Старший жуз подвергся нападениям джунгар в 1739-1742 гг.
<38> Аувбасар – хан Жолбарс (см. прим. 37 к гл. 1). Аблязи – Абулгазы, сын хана Жолбарса, правил родами Старшего жуза, проживавшими в окрестностях Ташкента.
<39> Правильное название упомянутых П.И.Рычковым родов Старшего жуза: джаныс, сикым, шымыр; уйсынами казахи Среднего и Младшего жуза называли всех представителей Старшего жуза; канлы, шанышклы, абман-суинский – это два племени (албан, или адбан и суан), слынской – неясно, может быть, это сарыуйсын.
<40> Правильное название упомянутых П.И.Рычковым аргынских родов: шакшак, сарыжетим (Рычков неверно разделил его на «чарт» и «жит»), тортауыл, карауыл, каракесек, канжыгалы, алтай, табаклы (П.И.Рычков объединил два последних в атлайтараклы), кокшал; кипчакские роды – колденен, узын, танабука, карабалык.
<41> Правильное название упомянутых П.И.Рычковым казахских родов Младшего жуза: алчин (общий собирательный этноним Младшего жуза), адай, маскар, тама, табын, кете, каракете, шомекей, шекты, жагалбайлы.
<42> П.И.Рычков обращается к античным аналогиям. Примеры из более ранних этапов развития человечества наука тогда только начинала применять. Аналогичные сведения о казахах сообщают и другие авторы (см., например, классическую работу: Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей. Алматы, 1996. С.364-365).
<43> Ср.: Левшин А.И. Указ. соч. С.366-367.
<44> Утверждение П.И.Рычкова об отсутствии земледелия у казахов неверно. Чисто кочевых обществ история не знает. Земледие было у казахов издавно, хотя и не играло у них большой роли. Поздние авторы приводили иные, чем у Рычкова сведения и по другим отмеченным им темам (Левшин А.И. Указ. соч. С.350-359, 385-388).
<45> Яицкие казаки часто нападали не только на приграничные русские поселения, но нередко подвергали грабительским набегам и земли соседних народов.
<46> Основной территорией этногенеза каракалпаков были степи Приаралья, но отдельные группы этого народа временно обитали в районах Поволжья (Жданко Т.А. Каракалпаки Хорезмского оазиса // Труды Хорезмской археолого-этнографической экспедиции. М., 1952. Т.1. С.489).
<47> После захвата джунгарами территории среднего течения Сырдарьи в 1723 г. часть каракалпаков (так называемые «верхние каракалпаки») оказались зависимыми от них.

Прибавление

<1> Кибитка – крытая повозка у кочевых народов Средней и Центральной Азии.
<2> Каргалинская (Сеитова) слобода – слобода торговых татар, выходцев из Казанского уезда, на реке Сакмаре недалеко от Оренбурга. В 1745 г. казанским татарам Сеиту Хаялину с товарищами, всего 300 дворам, было разрешено построить слободу между Оренбургом и Сакмарой. Они обязались завести хлебопашество и хлопководство. Но попытки не удались, и татары занялись исключительно меновой торговлей с казахами. Они снаряжали караваны в среднеазиатские города, куда путь для них был сравнительно менее опасен, чем для русских купцов. Ныне село Татарская Каргала Сакмарского района Оренбургской области.
<3> Ныне село Воскресенское Мелеузовского района Республики Башкортостан.
<4> Тангуты – в русской литературе до 1930-х гг. название тибетцев Цинхая (северо-западный Китай).
<5> На Алтае.
<6> Прибрежье.
<7> Следов.
<8> Тевкелева.
<9> Удмурты.
<10> Восьмигривенный (80 коп.).
<11> Для помощи.
<12> Опыт.
<13> Айшуак (ок.1723-1810) – казахский хан Младшего жуза в 1797-1805 гг.
<14> Бопай-Ханым (ум. в 1760-е гг.) – вторая жена Абулхаира, имела с ним пятерых детей.
<15> Абулхаир был убит ханом Бараком в междуречье Олкайака и Тургая 1 августа 1748 г.
<16> Барымта – норма обычного права тюркских народов, допускающая возвращение силой угнанного скота, умыкнутой женщины, отобранного имущества и т.д. Иногда барымтой называют набег с целью насильственного захвата чужого имущества.
<17> Документ.
<18> Канцлер – в России того времени руководитель внешней политики страны.
<19> Абулхаир похоронен на старинном кладбище Хан Моласы, на востоке Актюбинской области Казахстана, в 4 км к западу от слияния рек Олкайяк и Кабырга.
<20> Затопляемых.
<21> Ригельман Александр Иванович (1720-1789) – инженер, историк, впоследствии генерал-майор.
<22> Пиралы (ок. 1745-1815) – казахский хан Младшего жуза с 1770 г., второй сын Нуралы, внук Абулхаира.
<23> Барак был отравлен в городе Карнаке по повелению джунгарского хана (Ерофеева И.В. Казахские ханы XVIII – середины XIX в. // Восток. 1997. № 3. С.16).
<24> Каип (ум.1791) – казахский хан Младшего жуза с 1786 г. В 1746-1756 гг. был ханом Хивы.
<25> Затопило.
<26> Балх – область к югу от Амударьи.

ПОДГОТОВКА ТЕКСТА, ПРИМЕЧАНИЯ,
УКАЗАТЕЛЬ И ГЛОССАРИЙ
И.В.КУЧУМОВА

Оглавление

Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоИстория и краеведениеистория,краеведениеИСТОРИЯ ОРЕНБУРГСКАЯ Глава 8  П. И. Р ы ч к о вИСТОРИЯ ОРЕНБУРГСКАЯ ПО УЧРЕЖДЕНИИ ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ ОглавлениеГлава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 ГлоссарийГравюра сер. XIX века с изображением Петра Ивановича Рычкова (1 октября 1712 года - 15 октября 1777...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл