!83=0;L=K5

На фото — сигнальные огни аэропорта «Уфа» (около взлетной полосы у села Березовка). Они ночью показывают, куда рулить, чтобы не промахнуться. Фото Сергей Синенко

Получил письмо с предложением написать автобиографию.

Уважаемый Сергей Синенко! Посещаю Ваш блог периодически с прошлого месяца, вижу, как интенсивно Вы наращиваете материал. Мощно. Уважаю. Я родилась в Уфе, но последние 17 лет живу в Екатеринбурге — училась на журфаке Уральского ГУ, вышла замуж, осела). Писатели на своих сайтах обычно дают биографию, от Вас что-то такое хотелось бы  + фото. Желаю Вам продолжать этот труд так же глобально, не обращая внимания на всякую шелуху и мелочи, которых всегда много в большой работе. Желаю успехов, желаю не сбавлять напора и темпа. Алевтина (Уфа-Екатеринбург).

 

Уважаемая Алевтина! Я Вас понял. В Екатеринбурге бывал еще во времена, когда он именовался Свердловском, жил в студ. общаге УрГУ на улице Чапаева (руководителем ФПК являлся профессор Валерий Георгиевич Сесюнин, декан журфака, работавший до того в Уфе). Писать подробную биографию малоинтересно, тем более Берлин я не брал и в космосе не был. «Автобиография» — да от одной мысли скулы сводит… Но сделать огляд (быстро оглянулся, отметил ключевые точки, узлы и пошел дальше) попробую.

Краткая биография

Родился в Уфе в 1957 г., в детстве жил на улицах Зенцова, Коммунистической и Гоголя, но это всё как в тумане, как бы и не моя вовсе жизнь. Затем семья переехала в Черниковку. Осмысленное существование началась именно там. Окна дома (угол Кольцевой и Александра Невского) выходили на парашютную вышку и стадион «Строитель» в парке «Победа» — сегодня парк Нефтехимиков. Лучшее место, чтобы бесплатно смотреть мотогонки, – крыша нашего дома. У меня, к тому же, был трофейный бинокль «Карл Цейс». Чекранов, Дудорин, Шайнуров, Самородов и Кадыров — вовсю гремели эти имена.

Чуть дальше по Александра Невского находились «шарапинские дворы», блатной центр района. Не меньшим авторитетом, чем мотогонщики, пользовались братья Шарапины (забыл, 8-мь или 9-ть, почти всех убили). В парке время от времени постреливали, но чаще дрались. Модно было для этого дела использовать солдатские ремни, велосипедные и мотоциклетные цепи. Бывало, дрались и здоровенные мужики группами человек по двадцать-тридцать.

В нашем дворе был девиз: «Бей в глаз, не порти шкурку». Мечтали сделать наколки, некоторые —  посидеть в тюрьме (у тех, кто особенно хотел, получилось, и не по одному разу…). За детсадиком — стол, где блатные играли в карты. Карточный долг не прощают. Запомнилось: кто-то из проигравших, не имея возможности расплатиться, сам себе сломал ногу (б-р-р — хруст кости). Финка с наборной ручкой в телячьем возрасте была и у меня, вполне нормально это сочеталась с занятиями музыкой – играл на скрипке с 6-ти лет (восьмушка, потом четвертушка, позже – настоящий немецкий Циммерман, пытался и «Полет шмеля», но…). Камертоны были из Воскресенского кафедрального собора от регента Алексея Самсонова. Занимался рисованием, пробовал масло и необычную для того времени темперу (не яичную, казеиновую).

Пионерские сборы «Как собрать домашний гербарий?», «Кем бы ты хотел стать?», «Есть ли жизнь на Марсе» и т.п., сами знаете. Школа была недалеко, поэтому, когда начиналась весна, старался прийти в школу без пальто, чтобы первым же и убежать, не дожидаясь, пока откроется раздевалка. Как-то прошел слух, что  на свалку мясокомбината привезли коровьи рога (из них делали кубки, их можно было поменять на «свинчатку» и порох). О, сколько у меня было таких кубков, и как же они воняли… Поменял на порох. Порох взорвал под парашютной вышкой, но она даже не пошатнулась…

Потом переехали на улицу Рихарда Зорге (долгие годы живу здесь). Неподалеку была мастерская Бориса Федоровича Домашникова. Вместе с классиком живописи и Виктором Писаревым (чуть старше меня) ходил на этюды: Зеленая Роща, осенние стога рядом с Чесноковской горой, Дёма в разлив и т.п. Борис Федорович всё восхищался, какие я пишу замечательные этюды. Я успокаивал, в смысле, что этюды я пишу, конечно же, лучше, чем он, но он пишет картины, а я ни одной большой картины не написал… Ну что взять с салаги?! А он ничего человек был, с юмором… Занятия живописью заглохли из-за простого — в магазинах исчезли кисти маленьких размеров, крупнее были, но на «пуантилизм» переходить не хотелось. рассказываю об этом потому. что и музыка, и живопись, всё это, вроде бы «ненужное», на самом деле в определенный момент срабатывает. Это и есть базис.

В старших классах пел в ансамбле (говорили — ВИА) «Далекие звезды» — нас приютила Уфимская витаминная фабрика. Название придумал фабричный парторг (нет, профорг), мы сами звались «Иоанн Креститель» (и еще как-то так, не припомню). Кстати, хорошее название было у группы Игоря Чиркова — «Голые стены»! Очень типично для того времени. За 50 копеек купил на старом толчке (был в районе ул. Айской) зеленые очки со старушечьей оправой, рублей за 60-70 — драные джинсы и в таком виде, чтоб другим соответствовать, выходил на сцену. Волосы, само собой, до плеч (одно время до седьмого позвонка, если считать сверху), бился за них с директором школы Юлией Спиридоновной Ковалевой, которая говорила, что поставила меня на учет в детскую комнату милиции, но сейчас понимаю — пугала…

Учился на филологическом факультете Башгосуниверситета (специализация «теория и практика журналистики»). Мощные преподаватели работали тогда, сердечные были отношения со студентами. Да, раньше был университет… Теперь его нет. Всё тогда было другим, абсолютно всё. Ходили лишь смутные слухи о мздоимстве на некоторых факультетах и в соседнем институте, но речь шла о поступках порицаемых, а не о сегодняшней обыденности, когда многие берут бесстыдно, в открытую. Абсурд: сначала читают студентам лекции о нравственности, а потом за эту самую «нравственность» берут взятки! — психологически это вообще малопонятно. (Не все, конечно, такие, честным преподавателям трудно приходится).

Окончил БГУ в 1980 году. Работу начал в «лаборатории агитации и пропаганды» по фантастическому с начала до конца проекту АСУСП – автоматизированная система управления социальными процессами!!! Работал в типографиях, издательствах, преподавал в БГПИ, БИУУ (о поездках по башкирской глубинке обязательно позже добавлю).

Некоторое время работал не по специальности в Томской области (помогли занятия живописью, умение мешать краски). Учился в аспирантуре Томского госуниверситета (1982-1986), руководитель — профессор Николай Никитич Киселев, один из тех, кто поднял на уровень страны имя иркутского драматурга Александра Вампилова. Томск, Сибирь – это вообще другая планета. Если Новосибирск – центр точных наук, Томск — гуманитарный центр Сибири.

Жить, конечно, лучше в Сибири, во всех отношениях, там люди цельнее, строже и… добрее (здесь все какие-то фрагментарные, как бы их дефрагментрировать?). Смотришь, как местные сельские ребята, поработав в Сибири (где-нибудь на нефтяных болотах), возвращаются совершенно иными – более понимающими, с более широким взглядом на жизнь. Кстати, тех, кто к людям относится по национальному признаку, в Сибири считают за гниль (поэтому, сами понимаете, смотришь — здесь гниль, там гниль…). В общем, богатство России Сибирью произрастало и произрастает в том числе и духовно. Но природа, по сравнению с нашей, — так себе. От Новосибирска до Томска едешь на поезде – одни ёлки. Ёлки, болота, мошка… — вот и весь пейзаж. И лето слишком короткое и холодное. На садовых участках у каждого огромная рубленная изба и почти такая же баня, но яблонь нет (яблоки не вызревают), вокруг огород, да мелкая смородина по краям.

Позже преподавал журналистику в БГУ, учился на ФПК факультета журналистики Уральского госуниверситета (Свердловск-Екатеринбург, 1993-94). Открыл собственную школу журналистики и рекламы, читал в ней основные курсы (1994-1998). Занимался консалтингом в СМИ, издательскими и информационными проектами (газеты, журнальчики), работал почти со всеми издательствами и типографиями Уфы. Издавал чужие книги, бывало — писал за других, потом стал писать свои собственные и дело пошло веселей. Последние — «Уфимская епархия», «Мусульманское духовное собрание» и «Рудольф Нуреев, истоки творчества, превратности судьбы» выдержаны в жанре художественно-документального повествования. «Неторопливые прогулки по Уфе» — городской путеводитель. Есть и другие.

Вот так, если коротко (многое упустил, позже добавлю — можно так?). А по поводу фотографии… Вы-то свою не разместили. Жду.

Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоНа фото - сигнальные огни аэропорта 'Уфа' (около взлетной полосы у села Березовка). Они ночью показывают, куда рулить, чтобы не промахнуться. Фото Сергей СиненкоПолучил письмо с предложением написать автобиографию.Уважаемый Сергей Синенко! Посещаю Ваш блог периодически с прошлого месяца, вижу, как интенсивно Вы наращиваете материал. Мощно. Уважаю. Я родилась в...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл