jivago

Как стать Нобелевским лауреатом?

Телевизор толкует о новых Нобелевских лауреатах. Говорят про отечественный вклад в нобелевку. Восхищаются 17-летней девочкой из Пакистана и удивляются французскому писателю, который ситуацию по некоторым сообщениям пробухал, а когда его вытащили из подвала, удивился и отправил подальше (по-человечески очень жизненно и понятно русскому человеку…). Но вопрос сам по себе интересны. Особенно про наших. Как можно было стать Нобелевским лауреатом? В советское время. Меня заинтересовал Пастернак.

Дома есть толстый том – Стенографический отчет 1-го съезда советских писателей 1934 г. Книга редкая потому, что во 2-ой половине 30-х годов не менее 1/3 участников этого съезда оказались в лагерях или пошли под расстрел. В книге много чепухи: «приветствие писателям т. Грачева от Окуловских писчебумажных фабрик», » приветствие т. Смирновой от колхозного крестьянства», «приветствие рабочих завода им. Сталина». Здесь же — доклад Бухарина о» задачах поэтического творчества в СССР». Рядом (с. 548) — большое яркое выступление Бориса Пастернака.

Пастернак… Маркер для нескольких поколений. Особенно для технической интеллигенции («О, Пастернак! О, о-о!! «). Поэт огромный, слов нет. Но вот вопрос: каким образом литератор, уклонявшийся в советское время от всякого «активизма», подчеркнуто аполитичный , смог подняться на такую высоту? Всегда интересовало — как это в принципе стало возможно, ведь, в отличие, например, от Маяковского, от участия в коммунистических и любых общественных организациях Пастернак воздерживался?!

А ситуация такая. В 30-е гг., после мощного всплеска 20-х, происходит угасания издательской жизни. Угасает книгоиздание (это после миллионных-то тиражей конца 20-х). И тут, на фоне общего угасания, происходит внезапное изменение статуса Пастернака. Он сам на писательском съезде 1934 г. говорит: «стал частицей своего времени и государства», упоминает и о «минутах душевных затруднений». Кается, но не слишком… И вообще, весьма уверенно себя ведет. Интонации — даже странные.

Откуда уверенность? Есть штришок. Именно в середине 30-х гг. появились пастернаковские переводы культовых стихов Яшвили и Мицишвили (грузинских друзей Пастернака) о Сталине. А вслед за этим, почти сразу же, последовало официальное провозглашение Пастернака (как бы «в кредит») ведущим советским поэтом. Возможно Думаю ,от него ждали каких-то собственных гимнов Сталину (аналогично ожиданию книги о Сталине от Максима Горького, которой не дождались). Приблизительно такая картина возникает (хотя не утверждаю категорично).

Теперь о Нобелевской премии за роман «Доктор Живаго»… Историю с премией (дистанцируюсь в принципе лот содержания романа, это – вопрос другой) не менее интересна, без исторического контекста ее вообще не понять — политдипломатия чистой воды! Пастернак стал известен за кордоном, в Англии в годы войны своими переводами Шекспира . В конце 40 -х гг. уже поэзию и прозу Пастернака стали переводить на английский. В британском кружке «персоналистов» его стали оценивать как лучшего из советских литераторов. Наконец, именно англичане-«персоналисты» выдвинули Пастернака на Нобелевку. Затем следует присуждение премии, первое в советской литературе, и т.п.

Так, где-то, в общих чертах… Вообще же, взглянуть попристальней очень мешает любовь «толп» (вдруг неучем назовут? или, хуже того, ретроградом?! — на кого покусился? на самого Пастернака!!!!!). Порвут на куски, ей-бо – порвут…..

Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоЛюди, факты, мненияФигуры и лицакультура,поэзия,стихиКак стать Нобелевским лауреатом? Телевизор толкует о новых Нобелевских лауреатах. Говорят про отечественный вклад в нобелевку. Восхищаются 17-летней девочкой из Пакистана и удивляются французскому писателю, который ситуацию по некоторым сообщениям пробухал, а когда его вытащили из подвала, удивился и отправил подальше (по-человечески очень жизненно и понятно русскому человеку…). Но вопрос...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл