1-019

Сергей Синенко

Оренбургская переправа и Троицкий холм (продолжение)

Набережная реки Белой у Оренбургской переправы. Уфа. Фото Сергея Синенко

Продолжим прогулку по проспекту Салавата Юлаева в сторону дорожной развязки, переходим ее у автозаправочной станции. Высотка на перекрестке Воровского – Заки Валиди, которая кажется нам обычной, первое в Уфе здание в четырнадцать этажей постройки 1972 г. (впоследствии здания повышенной этажности стали привычными).

От средневекового города до наших дней сохранился Острожный бугор (название появилось до XIX в.) на углу улиц Пушкина и Воровского – он хорошо виден даже со стороны реки, маяком служит дом Тушнова из красного кирпича. Долгие годы перед этим холмом находился пруд, затем болотце, в котором местные мальчишки ловили карасей. Справа – заросший овраг, остаток Ногайского оврага, за ним – территория бывшего завода «Горнас».

443

Автотранспортная развязка перед мостом на Оренбургской переправе. Уфа. Фото Сергея Синенко

Отсюда к Троицкому холму можно пройти двумя путями – низом, вдоль заводского забора, и верхом по улице Октябрьской революции. Мы выбираем второй путь и поднимаемся на автодорожный мост по металлической лестнице с поручнями, но перед этим внимательно осмотрим угловое здание бывшей мельницы, принадлежавшей до революции купцу Ивану Кононовичу Сельдимирову (ул. Октябрьской революции, 70/1). Первый, с обширными подвалами, этаж уходит глубоко в землю. Сводчатые потолки и стены выложены красным кирпичом, в некоторых местах – природным известняком. Местами из-под штукатурки проглядывают фрагменты мозаики. Когда-то окна закрывались ставнями – видны следы. Построена мельница И. К. Сельдимирова, приблизительно, около 1886 г. Верхний этаж – современная надстройка. Долгое время в здании размещались склады, ныне в строении с прочными, почти крепостными стенами, располагаются офисы фирм и магазины.

1-017Здание мельницы купца Ивана Кононовича Сельдимирова постройки приблизительно 1886 г. на перекрестке проспекта Салавата Юлаева и ул. Октябрьской революции. Уфа. Фото Сергея Синенко

Нам направо и вниз по улице Октябрьской революции в сторону монумента Дружбы. Идем неторопливо, не стесняемся заходить во дворы. Вокруг много исторических зданий. Среди памятников архитектуры и истории выделяется особняк Юдаевых, построенный около 1870 г., и дом Архангельских, постройки приблизительно 1886 г. (д. 70 и 76). Нечетную сторону квартала открывает жилой дом Лузиных, построенный около 1870 г. На усадьбе Герасимова расположены два дома постройки 1830-1890-х гг., занятых под магазины (д. 63, 65/1 и 65). Перед «пожаркой» расположена усадьба В. Е. Поносова с двумя особняками. В 1860-е гг. построен двухэтажный дом на «красной линии» улицы (д. 67/1), в начале XX в. – второй одноэтажный дом усадьбы Поносовых в глубине двора (д. 67/2).

Безусловная доминанта квартала – здание 1-й пожарно-полицейской части (д. 69). Городская пожарная служба существует здесь с 1853 или, по другим данным, с 1831 г., когда для несения службы в двух пожарных частях, главной и второй, прибыло 94 солдата «не способных к фронту». К этому времени уже были приобретены лошади и пожарный инвентарь для несения службы, были приняты люди из числа гражданских лиц, поэтому пожарная команда сразу же составила большой и достаточно эффективный отряд.

24678В послереволюционное время в здании пожарной части были организованы девятимесячные курсы подготовки младшего начальствующего состава Уфимской пожарной охраны, впоследствии ставшие межобластной школой подготовки специалистов пожарной профилактики пожаротушения. До 1980 г. здесь располагалась 4-я самостоятельная военизированная пожарная часть. В настоящее время здание пожарного депо занимает отдел внутренних дел Уфимского района.

Часть квартала напротив, на четной стороне, в XVIII в. занимал Христорождественский женский монастырь, который разместился здесь после того как в 1759 г. во время пожара сгорело монастырское здание рядом с Уфимским кремлем. При монастыре в течение трех лет построены были две церкви – во имя Рождества Иоанна Предтечи и во имя Рождества Христова. М. Сомов в «Описании Уфы» 1864 г. подробно об этом рассказывает: «При начале Казанской улицы, почти против здания 1-й части, существовал в старину первый женский Христорождественский монастырь, с церковью Рождества Христова, переведенный в 1777 году, при последней игумении Таисии, в Вятскую Епархию в город Слободской, где и поныне именуется там Уфимским Христорождественским монастырем; церковь же Рождества Христова в 1816 году сгорела, а другая, теплая Здание 1-й пожарно-полицейской части, в настоящее время отдел внутренних дел Уфимского района Святого Иоанна Предтечи, находившаяся при первой, перенесена еще в 1800 году во вновь основываемый тогда мужеский Успенский монастырь».

353535

Уфа в XVII в. Реконструкция

Между зданием пожарной части и Троицкой церковью раньше находилась Троицкая площадь, ныне – Первомайская площадь. К сожалению, нижняя часть стариннейшей уфимской улицы – район Троицкого холма – в результате реконструкции понесла наиболее значительные утраты. Памятников истории и архитектуры здесь почти не осталось. Окнами в сторону монумента Дружбы смотрит типовая пятиэтажка общежития авиационного техникума. Выше по улице – еще несколько типовых жилых домов. Между тем, Троицкая площадь имеет почти 400-летнюю историю. До возникновения Верхнеторговой площади она была главным торговым местом Уфы. Первоначально уфимский базар располагался на самом берегу Белой у подножья Уфимского кремля, другого торгового места не было. Торговлей в той или иной степени жили многие горожане – приторговывали по случаю стрельцы, ремесленники, местные рыбаки и охотники; свои лавки держали монастыри, мужской и женский; наконец, для купцов и перекупщиков это была основная профессия. К концу XVII в. на базаре, кроме мест для общей торговли, насчитывалось около пятидесяти крытых лавок и больше десяти открытых прилавков.

Известно, что в 1698 г. базар сильно пострадал от пожара, а вскоре, во время весеннего половодья, берег Белой, на котором стояли лавки, в самом центре подмыло. Обрыв подошел к торговой площади вплотную, и уфимские власти решили перенести ее выше, на противоположную сторону кремля. Новые лавки выстроили на горе недалеко от Михайловских ворот «на Казань». Теперь базар стали называть Верхним базаром, его торговые ряды вплотную примыкали к стенам кремля.

1-0193 P-Petun-meln

Мельница купца В. А. Петунина на Оренбургской переправе. Погрузка хлеба. Фото 1910-х гг.

Заметим, в «Отечественной истории древнейших времен до 1917 года» отмечается, что в 1750–1760 гг. лишь в 19 российских городах (6 % от их общего числа) находились гостиные дворы или торговые ряды. Уфа была среди этих городов. По документам известно, что торговлей занимались уфимцы разных сословий. Лавками владели 15 купцов, 20 дворян, казаков и солдат, 17 церковнослужителей, 5 канцеляристов, 2 дворовых крестьянина, мужской и женский монастыри, несколько уфимских церквей.

Важное место на уфимском рынке занимали меха, кожи, мед, воск, привозимые скупщиками из башкирских районов. Для них Уфа служила перевалочной базой, через которую продукты охотничьего и рыболовного промысла, скотоводческого хозяйства поступали на Макарьевскую ярмарку в Нижнем Новгороде, на базары Центральной России. Из общего числа лавочников выделялись несколько торговых людей, представлявших в Уфе богатых московских купцов.

В бондарных и гончарных лавках продавались изделия местных умельцев: чаны для варки сусла, хранения зерна, выделки кож, кадушки для засолки капусты, огурцов и грибов, шайки и кадки для кваса и воды, лохани, ведра, подойники, квашенки, кувшины, кринки, горшки. Смолокуры торговали дегтем, перегнанным из бересты, который годился для смазки сапог, упряжи, для лечения домашнего скота. Шорники продавали кожаную упряжь для лошадей, колесники – ступичные колеса, березовые полозья для повозок и сами повозки.

Торговля здесь шла до той поры, пока 23 июня 1799 г. не случился «…сильный пожар, отчего сгорел весь гостиный двор, бывший губернаторский дом, трактир и сверх того с лишком 20 дворов обывателей; отчего сие случилось – неизвестно, полагают: был поджог, ибо сначала загорелись лавки». После этого городские власти стали искать для торговцев другое место. В соответствии с генеральным планом развития Уфы, составленным петербургским архитектором В. И. Гесте, в центре новой части города по проекту А. И. Мельникова в 1820-е гг. началось строительство нового, но уже каменного гостиного двора. Верхнеторговой теперь именовалась площадь перед гостиным двором, а Нижнеторговую площадь с середины XIX в. стали чаще называть Троицкой, по имени церкви.

В советское время площадь была переименована в Первомайскую в честь праздника 1 Мая. Это название, однако, уфимцами никак не было воспринято. В 1940 г. постановлением Совета народных комиссаров БАССР «О бывшем Смоленском соборе и о бывшей древней Уфимской крепости» было признано, что «Первомайская площадь г. Уфы, являвшаяся местом расположения древнейшей части города и древней Уфимской крепости… является историческим, археологическим памятником государственного значения, подлежащим охране». Но это не спасло здания, находившиеся на площади, от уничтожения. Ныне площадь служит, прежде всего, большой транспортной развязкой, а прилегающая к ней набережная Белой – местом отдыха.

До последнего времени существовали планы создать в этом месте исторический центр. Эти планы были связаны, в первую очередь, с проектами реконструкции зданий на территории завода «Горнас», бывшего завода Гутмана (ул. Октябрьской революции, 71). Завод был открыт купцом И. И. Гутманом на улице Большой Казанской в 1896 г., а в 1910-е гг. являлся уже самым крупным металлообрабатывающим предприятием Уфы. Производил чугунно-медное литье, пожарные насосы, молотилки и маломощные двигатели (о размерах производства можно судить по тому, что в 1913 г. завод изготовил 5 больших нефтяных двигателей и 37 молотилок). В 1922 г. завод вошел в трест хозрасчетных предприятий «Уфпром» под названием Госзавод № 1. Позднее он именовался Уфимским заводом горного оборудования, затем – АО «Горнас».

Корпуса предприятия были расположены на исторической территории Уфимского кремля. Здание из крупного белого камня, в котором И. И. Гутманом была открыта механическая мастерская, было построено как дом уфимского воеводы, взамен деревянного, сгоревшего во время пожара 1759 г. Воеводский дом являлся частью комплекса, состоящего из трех первых каменных административных зданий города, включающего рентерею (хранилище городской казны) и здание провинциальной канцелярии.

Из этих трех зданий воеводский дом был самым большим – с множеством горниц и сеней, амбарами, складами и конюшнями. После упразднения воеводского управления в 1782 г. в здании разместилось казначейство, а после перемещения административного центра на Шугуровскую гору – конюшни казачьего полка.

01

Вид на завод Гутмана и Троицкую площадь с церковной колокольни. Почтовая открытка начала XX в.

Дом многократно перестраивался. При постройке здания заводоуправления на рубеже XIX–XX вв. бывший воеводский дом был включен в него как часть. Архитекторы реставраторы считали, что при расчистке поздних наслоений и пристроев облик исторического здания можно было восстановить. Старое здание завода также представляло интерес как памятник промышленной архитектуры. Но, несмотря на клятвенные заверения руководителей городской администрации (особенно запомнилось пламенное выступление по ТВ мэра Уфы Качкаева, обещавшего в музейной зоне создать музей)), территория предприятия была передана под современную застройку. Ограничились тем, что фасад исторического здания включили, как часть, в офисный комплекс — большой стеклянный куб.

SH107629На месте исторического возникновения города на Троицкой горе, вопреки клятвенным заверениям городского руководства сохранить музейную зону, водружена бетонная коробка офисного центра. Уфа. Надежд воссоздать исторический центр более не осталось

В настоящее время на исторической территории планируется выстроить две высотные башни. Так, московской архитектурной мастерской Юрия Виссарионова в соавторстве с бюро «Старый Кремль» подготовлен проект двух 37-этажных башен: одна из них – пятизвездочный отель, вторая – очередной офисный центр. Вместе они должны составить комплекс общей площадью 175 тыс. м2. В подземных этажах планируется автопарковка. Благодаря перепаду рельефа архитекторы запланировали стилобатную часть с общественно-торговой зоной. Башни предполагается вписать в треугольник улицОктябрьской революции, Заки Валиди и проспекта Салавата Юлаева. Исторический контекст среды абсолютно не учитывается.

Выходим к монументу Дружбы. Стоя на площадке, выступающей в сторону реки, внимательно оглядим местность. Опять придется напрячь воображение – здесь, в южной части высокого плоского холма, раньше находился Уфимский кремль. Изначально деревянный, он сгорел во время одного из крупных пожаров. Сложная задача, но попробуем все же представить, как выглядел наш город в первые полтора века своего существования.

Физической границей города была стена, вал и рвы. Они охраняли кремль, построенный горожанами.Согласно картам, рисункам и описаниям, стены кремля в плане выглядели как ломаный четырехугольник, сплюснутый с запада и востока и расширяющийся к северу. Общая длина частокола составляла 440 метров. Он был сооружен из длинных сосновых (по другим данным, дубовых) бревен, поставленных вертикально и заостренных вверху. С восточной стороны мыса находилась низина, где протекала речка Сутолока. С западной стороны кремль защищали Шугуровская гора и Ногайский овраг, следы которого мы уже изучили.

Северная башня кремля называлась Михайловской, южная – Никольской, по именам святых, изображенных на иконах над башенными воротами и обращенных ко всем проезжающим и проходящим. Михайловская башня защищала главную дорогу в крепость. Ворота Никольской башни глядели в сторону домов, расположенных по правому берегу Сутолоки, из-за этого их еще называли Сутолоцкими воротами. Ворота имели внутренний изгиб, или «захаб» – препятствие проникновению противника. Каждый, кто проходил через «захаб», находился под прицелом стрелков, располагавшихся на втором верхнем ярусе башни, внимательно оглядывающих и расспрашивающих гостей о цели визита в крепость. Вниз к домам посада и Посадской улице от ворот тянулась пешеходная дорожка. 

Башни, несмотря на различный размер, имели схожую конструкцию: на большом восьмиграннике стоял такой же поменьше, на их стыке находилась площадка, позволявшая вести круговой обстрел сверху, в том числе из небольших орудий. Башни завершались высокими крышами в форме шатров. В северо-восточной части кремля, в самом его углу, располагалась башенка, называемая Наугольной. Она была значительно меньше двух других, ворот не имела и выполняла сторожевую функцию – с ее площадки часовые наблюдали за дорогой, тянувшейся от кремля на северо-запад и называвшейся Сибирской (позднее – Большой Сибирской, или Сибирским трактом, ныне улица Мингажева).

Когда строились стены, в них вкладывалась идея защиты. За стенами был другой мир. Стены защищали в первую очередь от внешних врагов. В то же время между городом и внешним миром нужна была связь. Эта связь происходила через ворота Уфимской крепости и мосты через овраги – Сутолоцкий, оберегающий крепость с востока, и глубокий Ногайский с Шугуровской горой, защищающий с запада. Мосты имели двоякую символику – они гостеприимно приглашали в город, но выставленные на них заставы делали город неприступным. Ворота считались самым уязвимым местом, поэтому их укрепляли башнями и святыми иконами – оберегами города. Над южной и северной частями кремля возвышались дубовые башни – Никольская, Михайловская и сторожевая Наугольная; с последней часовые наблюдали за Сибирской дорогой, тянувшейся от кремля на северозапад.

Ближе к берегу Белой располагались пороховые погреба и хлебные склады, к северу находились дом воеводы, приказная изба, тюрьма и несколько жилых домов богатых уфимцев, в обычное время живших в своих деревнях-вотчинах неподалеку от города, а в случае опасности укрывавшихся в кремле.

Жизнь большинства уфимцев проходила за кремлевскими стенами. С юго-восточной части кремля вдоль правого берега Сутолоки от устья и выше стояли избы уфимского посада. Нынешняя улица Посадская – старейшая из улиц нашего города. На левом берегу Сутолоки к дальним лесам уходили огороды, поля, монастырские и казенные пашни и пастбища, а ближе к верховьям располагалась так называемая Татарская слобода (не путать с Татарской слободой у реки Шугуровки). Вдоль дороги от Михайловской башни на запад, «на Казань», находились стрелецкие слободы, прозванные Репными. Большая Репная слобода раскинулась на северо-востоке от Михайловской башни, ближе к Сибирской дороге, Малая Репная слобода выросла на северо-западе вдоль Казанской дороги…

0-0105

Размеры здания в плане составляли примерно 19 на 15 м, высота – до 20 м. Строительство велось зодчими новгородско-псковской школы. Немного отстояла от храма четырехъярусная тридцатиметровая колокольня. В течение полутора столетий после постройки он оставался единственным каменным храмом во всем Уфимском крае

Центром кремля являлась сначала деревянная Казанско-Богородская церковь, но она простояла недолго, ее уничтожил пожар. В начале XVII в. на ее месте стали возводить каменный храм. Полутораметровые стены выкладывали из большемерного кирпича, причем кирпичи изготовляли на месте (в наше время Смоленский собор, а впоследствии при раскопках недалеко от собора обнаружили следы печей для их обжига). После возведения кирпичной коробки церковные стены покрыли белой грунтовкой, а затем окрасили «червленой», или, иначе, багровой краской, близкой по цвету черепичной кровле. На сохранившемся антиминсе (освященном плате, возложение которого на церковный престол предшествует таинству освящения новых церквей и других церковных таинств) значилось, что собор освятили в 1616 г.

Собор и колокольня строились в духе оборонительных сооружений того времени – толстые стены были укрытием от неприятельских стрел, убежищем даже в том случае, если бы вся крепость оказалась захвачена. Храм относился к «кубическому» типу с пятью главами в виде луковичек на тонких шейках. Алтарь, как принято в старых храмах, состоял из трех частей: в средней находился престол, в левой – жертвенник, в правой – ризница. Стены были расписаны фресками, пол выложен каменными плитами, под сводами напротив иконостаса устроены хоры, для улучшения акустики в стены под сводами вмурованы голосники – глиняные горшки, обращенные отверстиями наружу, служившие резонаторами (их обнаружили, когда собор в советское время стали ломать).

В XIX в. церковь была перестроена настолько, что старинной осталась лишь средняя ее часть. Отдельно стоящую двухъярусную колокольню высотой 26 м, с нижним ярусом в 9,4 м пристроили в XVIII в. Ценным является архитектурный анализ, проведенный в 1940-е гг. уфимскими архитекторами Н. Лермонтовым и М. Сахаутдиновой, которые пришли к выводу, что архитектура храма характерна для стиля московского строительства XVI в.

Как рассказывает «Летопись Троицкой церкви», храм был назван «Смоленским» при следующих обстоятельствах. Переселенные из Смоленска в Уфу шляхтичи, видя со всех сторон угрожающие действия иноверцев, пожелали иметь у себя для заступничества копию с чудотворного образа Смоленской Божьей Матери. Посланная с позволения царя Алексея Михайловича депутация перенесла на руках из Смоленска в Уфу эту икону, которая и была поставлена в уфимском соборе, отчего тот назван был Смоленским.

Со Смоленским собором и связано одно из преданий времен Крестьянской войны 1773–1775 гг., когда повстанческие войска подошли к городским стенам и подвергли Уфу продолжительной осаде. Предание имеет конкретных действующих лиц, оно гласит, что во время осады ежедневно, при чтении стихов шестипсалмия «Слава в вышних Богу и на земле мир», под сводами храма раздавался без видимой причины «гул колокольный». Это было тем более удивительно, что самой колокольни Смоленского собора к этому времени не существовало – во время большого пожара 1759 г. она обгорела и была разобрана. Странные звуки, как гласит предание, вынуждали священника не раз прерывать службу, а прихожане в страхе выбегали из храма.

О происходящем письменно доложили в Москву – Святейшему Синоду. Последовал приказ находившемуся в Уфе архитектору Казонову обследовать церковь. Тот ее изучил и распорядился церковную главу разобрать и сложить заново. Приказ исполнили, однако странный гул не прекращался. Среди горожан поползли слухи, что звуки эти предвещают гибель города, что нужно бежать из Уфы. Тогда городская администрация решилась на следующий шаг. Воевода Борисов и комендант Мясоедов, совершив вокруг города крестный ход с хоругвями, поклялись перед Казанской и Смоленской иконами, что умрут, но Уфы не сдадут. С этого дня, по легенде, странный гул прекратился.

После восстания в каземате, находившемся под колокольней Смоленского собора, содержались бунтовщики – яицкий казак И. Н. Зарубин-Чика, которому Пугачевым было присвоено имя графа Чернышева, пугачевский полковник казак-уфимец Василий Губанов и их соратники (отсюда – название церкви «пугачевской»).

Вот как о казни пугачевцев рассказывает анонимный автор «Краткого описания губернского города Уфы с начала его построения и до сего 1808 года, собранное из разных древних летописей и достоверных описаний и приведенное в порядок 1808-го года» (далее в тексте «Уфимская летопись». – С. С.): «Октября 19 дня (1774) полковнику Губанову на здешней градской площади рубили голову: положен был он от палача на плаху вниз лицом и руки привязаны назад, учинена топором публичная смерть. Голова же от плахи была поднята и объявлена пред народом, а… труп с головою поднят и положен на сделанном эшафоте… А прочие прочих преступников канонера Нагаева и казака Халтурина в сопровождении воинской командой в конец Сибирской улицы, в 200 саженях на сделанной рели повесили. А закореневших к злодейству людей, до ста человек, наказали кнутом и плетьми».

Зарубина сначала отправили в Москву, где в январе 1775 г. он присутствовал при казни Емельяна Пугачева, но по приговору суда Зарубина должны были казнить в Уфе. На базарной площади Уфы за валами был сооружен эшафот, поставлена плаха. Обратимся к свидетельству уфимского летописца:«1775-го года генваря 24-го… пополуночи в 9 часов по должном принятии покаяния (Зарубин) взят из-под стражи и веден с военной командой за Белую реку, где построен был эшафот, наполненный внутри соломою и смолою. По прибытию главнокомандующего поставлен на том эшафоте и читана была сентенция, как она была пространная, то от двух секретарей… по окончании, сей осужденный положен был на эшафот, и отрублена палачем голова и, по показании оной пред народом, возложена на столб и на железный шпиль. А эшафот с трупом сожжен и пепел развеян по воздуху».

В том же каземате Смоленского собора, где сидели Зарубин и Губанов, находились в период следствия Салават Юлаев с отцом. В ноябре 1774 г. на северо-востоке губернии (нынешний Салаватский район Республики Башкортостан) Салават был схвачен. Он и его отец Юлай Азналин были доставлены в Уфу, заключены в каземат кремля. Следствие по их делу, допросы, очные ставки продолжались больше семи месяцев. Салавата и Юлая возили под охраной в Казань, Москву, Оренбург, затем снова в Уфу. Губернской канцелярией Салавату и Юлаю было «учинено наказание» по 175 ударов кнутом, вырваны ноздри и поставлены на лбу железными клеймами знаки «З», «Б», «И» (злодей, бунтовщик, изменник). Затем отец и сын были отправлены на вечную каторгу в крепость Рогервик (ныне эстонский город Палдиски).

В послереволюционное время церковь пытались уничтожить неоднократно; сначала в 1926 г. во время земляных работ по укреплению спуска к Оренбургской переправе, но тогда горожане, обратившись в высокие инстанции, смогли храм отстоять. Именно после этого историки и краеведы города предложили городским властям создать подробный указатель памятников уфимской старины для того, чтобы установить над ними обязательную защиту и охрану. Согласие на это формально было получено, но дело застопорилось.

С 1930 г. здание использовалось как кинотеатр, затем как склад. В 1940 г. постановлением Совета народных комиссаров БАССР собор был признан историческим памятником, подлежащим обязательной реставрации и сохранению для потомков, однако в 1956 г., несмотря на многочисленные протесты уфимцев, и в нарушение всех предыдущих решений городских властей, памятник архитектуры был разрушен, могилы видных и именитых горожан, которых столетиями хоронили у стен этой церкви, разорены.

К тому времени здание являлось самым древним из сохранившихся памятников истории и культуры Уфы. Чтобы его уничтожить, Уфимский горсовет заключил договор с Управлением «Уралвзрывпром». Разрушить церковь удалось не сразу. Взрывные работы велись в течение трех дней, израсходована была почти тонна тротила. Этого хватило только на то, чтобы расколоть стены на крупные куски. Затем еще три месяца их дробили кирками заключенные уфимского СИЗО. Осколки развозили самосвалами в разные части города как щебень для городских мостовых.

Эта варварская акция вызвала широкий общественный резонанс. 23 августа 1956 г. в «Литературной газете» появилась статья «В защиту памятников культуры» за подписями тринадцати выдающихся деятелей культуры, среди которых были писатели К. Федин и И. Эренбург, академики И. Грабарь, И. Петровский, М. Тихомиров. Кстати, одним из главных аргументов в защиту церкви было как раз то, что она являлась «пугачевской», была связана с событиями Крестьянской войны.

Старожилы вспоминают, что, когда ломали церковь и дома вокруг, городские руководители клятвенно уверяли в том, что на холме будет построена большая многоэтажная гостиница, а на берегу мраморный речной вокзал с колоннами, рестораном и бильярдом, к которому будут причаливать белые пароходы с туристами. Заросший травой берег действительно укатали в асфальт, торговые лабазы и гипсового Чапаева на набережной снесли. Стоявшую недалеко от моста мельницу-«крупянку» (или, как называли ее старики по имени первого владельца, мельницу Петунина), сломали чугунными болванками на тросах. Убрали и небольшую постройку спасательной станции с изящной смотровой башней, переоборудовали Оренбургскую пристань, однако речной вокзал в городе так и не построили.

1-0137

Монумент Дружбы на Троицком холме. Фото Сергея Синенко

Всего через год, в 1957 г., когда торжественно отмечалось 400-летие добровольного присоединения Башкирии к Русскому государству, чуть южнее места, где стояла Троицкая церковь, состоялась закладка монумента Дружбы. Основанием для сооружения гранитной башни послужила и часть фундамента взорванного собора.

Открыли монумент в 1965 г. Высота гранитного обелиска составила 35 м. Идею дружбы символизировали две вертикальные стелы, скрепленные тремя кольцами-обручами из серого гранита. У основания обелиска сидят аллегорические женские фигуры – русская и башкирка. Их руки увенчивают лавровыми венками рельеф, изображающий момент передачи грамот о принятии русского подданства посольством башкир. На четырехгранном основании обелиска установлены и другие рельефы – всего изображено около сорока фигур. Авторы сооружения – скульпторы М. Ф. Бабурин, Г. П. Левицкая, архитекторы Е. И. Кутырев, Г. И. Гаврилов. Отливку скульптурных композиций в бронзе выполнил ленинградский завод «Монументскульптура». В 2006 г. в рамках подготовки к празднованию 450-летия добровольного вхождения Башкирии в состав России проведена реконструкция монумента и прилегающей территории.

На площадке у монумента заканчивается наша первая прогулка. Пространство внизу – почти все отдано под широкую двустороннюю автомагистраль. За узенькой пешеходной полоской начинается спуск по лестнице к набережной и причалу, у которого швартуются прогулочные и пассажирские пароходики. Пристань была построена в 1969 г., а до середины 1990-х гг. здесь стоял двухэтажныйдебаркадер с причалом, откуда мальчишки любили рыбачить. В 1974 г. во время празднования 400-летия Уфы на набережной была заложена капсула с обращением молодежи к последующим поколениям.

От дорожной развилки у устья Сутолоки начинается улица Сочинская, которая ведет круто в гору. Левее – начало улицы Менделеева, Сергиевская церковь. В общем, Старая Уфа, место нашей следующей прогулки.

Оренбургская переправа и Троицкий холм (продолжение)

По кн.: «Неторопливые прогулки» по Уфе. Уфа, 2010.  (Прогулка 1). 

Смотрите начало прогулки

Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоНеторопливые прогулки по УфеСергей СиненкоОренбургская переправа и Троицкий холм (продолжение) Набережная реки Белой у Оренбургской переправы. Уфа. Фото Сергея СиненкоПродолжим прогулку по проспекту Салавата Юлаева в сторону дорожной развязки, переходим ее у автозаправочной станции. Высотка на перекрестке Воровского – Заки Валиди, которая кажется нам обычной, первое в Уфе здание в четырнадцать этажей постройки 1972...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл