02-31a

Отдел «В» — отдел перлюстрации писем

В послевоенное время часто публиковали письма с фронта – в газетах и отдельными сборниками. Значительно реже – письма из тыла на фронт. Не пропагандистские и отредактированные в райкоме послания, а письма о реальной тыловой жизни. Зимой 1944-1945 годов в письмах, идущих из Башкирии на фронт, участились жалобы на отсутствие одежды, обуви, топлива, на недостаточное питание, на отказ в выдаче хлебного пайка, на случаи бездушного отношения со стороны руководителей сельсоветов и райвоенкоматов к обращающимся к ним за помощью.

Знали ли власти о том, что происходило? Да, информация в обком партии поступала из Наркомата госбезопасности Башкирской АССР постоянно. В частности, из отдела «В», который занимался перлюстрацией писем (как говорили тогда сотрудники отдела, «вылавливанием блох» – утечки информации оборонного значения, антисоветских высказываний, жалоб на власть). По этим материалам отдел составлял подборки близких по характеры высказываний, позволяющих представить общую картину происходящего. Если в этих высказываниях чувствовалась особенно опасная тенденция, подборку готовили для первого секретаря обкома.

К примеру, с 20 января по 20 февраля 1945 года пунктами контроля отдела «В» НКГБ Башкирии было зафиксировано 330 жалоб семей военнослужащих-фронтовиков из Чишминского, Салаватского, Белокатайского, Кигинского, Бураевского, Калтасинского, Нуримановского, Благовещенского и Шаранского районов. Сделанная сотрудниками отдела подборка выдержек из писем была двадцать седьмого февраля направлена в обком ВКП(б) за подписью заместителя наркома госбезопасности БАССР подполковника Головнова. Каждое из опасных высказываний, по принятому порядку, предваряют данные об отправителе и времени отсылки письма на фронт. Вот отрывки из некоторых писем.

«…Станция Шингак-Куль, Чишминский район, Д. А.М., 03.01.45. «Дети стали большие, нужно одежду, нужно учить, нужно кормить. Паек не получаю, с рынка покупать тяжело, с работы уволили за неподчинение – не пошла стирать фельдшеровой жене, за это сняли и никакой защиты нет. Сейчас ребенок болеет смертельно, топлива нет. Берем салазки и везем, они посмеиваются над нами, как мы мучаемся, они сумели обмануть, из квартиры выгнали… Для них нет войны и нет сочувствия для семей военнослужащих…».

Белокатайский район, станция Ургала, Вязовикова, 20.01.45. «…Дорогой сынок, хлеба не дают уже месяц, помощи не оказывают, дров не дают. Не обращают внимания, что ты трижды орденоносец. А мы, красноармейские семьи, дрова таскаем на себе и без хлеба сидим. За что вы воюете? Повсюду семьи награжденных снабжают, а у нас этого нет…».

Нуримановский район, Никольский сельсовет, Спиридонова И.К., 20.01.45. «…Ходила в военкомат к военкому, просила для детей одежду, так он сказал, что дети могут дома на печке сидеть и не ходить в школу».

Нуримановский район, село Красный Ключ, ул. Ленина, 59, Морозова П.С., 20.01.45. «Хлеба не видим уже три месяца. О нас не заботятся, что мы красноармейская семья. У меня четверо детей, отец их сражается за Родину, а они у меня хуже собак сидят голодные…».

Кигинский район, колхоз имени Ленина, Хадыева З., 20.01.45. «За один месяц паек не дали. Одежды нет, на базаре все дорого, из магазина не дают. Никто мне не помогает. За пять лет ни разу лошади не давали. Ребята голые, учиться дальше не могут, хоть бы ты помог мне, от местных руководителей я уж ничего не жду…».

Станция Чишмы, Асадуллина М., 20.01.45. «Жизнь наша очень тяжелая, сам знаешь, что дети все кушают сто грамм хлеба, разве этого хватит? Посеяла картошки – не уродилась. Дров нет, в лес не в чем идти, не знаю, что делать. Напиши в районный военный комиссариат, чтобы помогли. Может, помогут привезти дров. Дети остаются неграмотными…».

Салаватский район, совхоз Лагерный, Замятина М., 20.01.45. «В совхозе кругом безобразие. Присылают одежду и продукты питания, но рабочие этого не видят. Сказать нельзя, так как угрожают, что с работы снимут и паек откажут. А хлебный паек докатился до трехсот грамм, а иждивенцам сто грамм. Вот и поживи. Само начальство пользуется и столовыми, и пайками, устраивает пьянки и распутство. Наша партия должна обеспечивать семьи красноармейцев, мужья которых страдают на поле боя, а здесь получается наоборот. Писали в военкомат и в прокуратуру об этих безобразиях, но ответа нет никакого».

Бокситовый рудник, Зайцева, 12.01.45. «Работать приходится много, а снабжают плохо. За два года дали пару белья и все. Товары приходят вагонами, а мы их не видим, зато начальство хорошо снабжается: и масло, и молоко, и валенки – все есть, а рабочему мерзлую картошку и гнилую капусту. Вот тебе и жизнь».

Кигинский район, село Леуза, Никитина А.А. 24.01.45 г. «…мы переживаем очень трудные моменты, хлеба нет, одежи нет. Напиши, пожалуйста, в гособеспечение Гизатуллину, может, они поймут и дадут одежу и обувь. Я заработала восемьсот трудодней, но на них ничего не получила, паек дают только на одну карточку, пособие дают неправильно…».

Благовещенский район, Атнашев Я.М. «Опишу жизнь твоей семьи. Жену твою обижают, а мать твоя сильно больна. Отец стар, сын маленький, даже плохо передвигается, несмотря на это твою жену выгоняют на лесозаготовки. Председатель сельсовета Бахтияров предъявил жене ультиматум, – если на лесозаготовке план не выполнишь, а также план по вывозке зерна, то нашу землю не топчите. Бахтияров буквально издевается над женщинами. Свою жену возит на сельсоветской лошади, а женщины с грудными детьми все таскают на своих плечах. Когда как-то твоя жена не вышла на вывозку зерна, председатель сельсовета пришел к им в избу, стучал кулаком по столу и кричал, что они никакой пользы государству не приносят и пусть не ходят по нашей земле».

Бураевский район, деревня Казанцево, Лопатина. 28.01.45 г. «Брат Коля, которому двенадцать лет и Вася одиннадцати лет – главные работники в дому. Они вьют веревки, вот и весь заработок, на котором живет вся семья в шесть человек. Теперь посуди, как мы живем. Уже хлебнули холода и голода. Дети растут неграмотными, ни в школу, ни на улицу выйти не в чем».

БАССР, Бураевский район, деревня Бураево, Хайдаршина. 24.01.45 г. «Из колхоза хлеба не дают, у кого нет скота, то умирают от голода, а председатели колхозов сами сытые, достаточно ты там мучаешься, пиши им, чтобы нам не дали с голода умереть. Нам не дают лошади дров привезти, а сами сосновые дрова продают. Нам нет пощады. Вы там воюете, а над нами здесь местные правители издеваются. Мы находимся в очень тяжелом положении».

Шаранский район, деревня Биктышево, Минлигалина Г. «…мы живем плохо. Нынче придется умирать с голода. Мы давно покупали на твои деньги пуд муки и проели, а теперь хлеба ни зернышка не имеем. Иногда ложимся не емши. Братишка, если можешь, вышли денег, хоть немного, мы бы опять прожили недели две. Как жить, как быть? Люди, которые умеют воровать, живут ничего, а нам что делать…».

В начале марта сорок пятого года Наркоматом госбезопасности БАССР в обком ВКП(б) была направлена справка о фактах опухания и голода в селах Матраевского (ныне входит в состав Зилаирского района – С.С.) и Мечетлинского районов. Этот документ дополняет приведенную выше подборку из писем.

По сообщению начальника Матраевского райотдела госбезопасности в некоторых деревнях района на почве недоедания отмечены факты опухания среди семей колхозников, служащих и среди семей военнослужащих. На начало сорок пятого года по району насчитывалось более двух тысяч остронуждающихся в продовольствии из семей фронтовиков. В колхозах «Ишимбай», «Айтугай» и других были отмечены случаи, когда матери бросали детей на произвол судьбы, а сами уходили на поиски работы.

В колхозах Мечетлинского района семьи фронтовиков испытывают продовольственные затруднения. Отмечены на этой почве факты опухания в колхозах «Янгы тормыш», «Чулпан», «Коряш», колхозе имени Куйбышева. В связи с тяжелым продовольственным положением колхозники продают или меняют своих коров на продукты. «На почве этого отмечены факты распространения антисоветских частушек в деревне Ново-Муслюмово, Лемез-Тамак, Большая Ока, Ростовском сельсовете, деревне Больше-Кызылбаево и других…».

Ниже подпись – начальник Второго отдела НКГБ БАССР капитан госбезопасности Медведев.

Отдел «В» — отдел перлюстрации писем

 

 

Комментарии

Reply

azat

24-03 2013 at 13:48

Великая война. Отдел «В». 28.03.2012.

Уважаемый Сергей Германович! Очень заинтересовала эта статья. Не могли бы Вы сообщить где можно почерпнуть дополнительную информацию о действительном положении жителей Башкирии в период с 1944 по 1950г.? В ряде других источников есть упоминание о том, что о тяжёлом положении жителей Башкирии писали письма в ООН даже номенклатурные лица компартии. Вам ничего об этом не известно?

 

Reply

Сергей Синенко

24-03 2013 at 11:31

Отдел «В».

 

Азат!

Ведь я не историк. А на ваш вопрос исчерпывающе ответит именно историк с соответствующей специализацией.

По мне, так очень правдиво (правдивей не встречал) о башкирской деревне этой поры написал Анатолий Гинатуллин (Талха Гиниатуллин). Он из Учалинского района, как писатель состоялся в Москве т.к. здесь больше жанр касыды был почете (да и сейчас не потерял популярности). В его повестях и рассказах — беспощадная правда о деревне военной, послевоенной и современной («Домик в тумане» и др.). Читать нужно всё, что он написал. Местами он повторяется, но талантливо у него практически всё.

Насчет ООН… Организация возникла после 2-ой мировой. Но и чтобы в послевоенной время деревенские в ООН жаловались – не знаю, абсолютно нереалистично. А чтобы  «номенклатурные лица компартии». Это во времена-то холодной войны ! Верить этому нельзя. Вранья запущено много в интернет и… внимательно наблюдают, кто и на что клюнет. Но историю войны копать надо и как можно глубже. Там такие могут открыться тайны…

Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоОтдел 'В' - отдел перлюстрации писем В послевоенное время часто публиковали письма с фронта – в газетах и отдельными сборниками. Значительно реже – письма из тыла на фронт. Не пропагандистские и отредактированные в райкоме послания, а письма о реальной тыловой жизни. Зимой 1944-1945 годов в письмах, идущих из Башкирии на...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл